Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
05:32 

Тионн Роджерс. "О доброте и сострадании жаб и лягушек (перевод)

Chevolga
Жизнь прекрасна!
О доброте и сострадании жаб и лягушек.
24 глава - 1 часть
«Брегович и служба знакомств Михайловича»
5 ноября 2012 года.
Цюрих

*************************************

После раскола спровоцированного восстанием против Георга фон Линтрофф, устойчивый мир Мальтийского Ордена перевернулся за несколько месяцев. Обвинение выдвинутое против Гертруды фон Линтрофф, за растрату и налоговое мошенничество, совершенное в Линтрофф Фонде, было шоком для большинства людей, особенно после того как Герцог Конрад фон Линтрофф отказался оказать ей поддержку, и даже наоборот спонсировал юридическую фирму в предъявлении ей обвинения.
Вопреки всем ожиданиям Конрад фон Линтрофф отказался вернуться на свой прежний пост в качестве Hochmeister и предложил вместо себя кандидатуру Горана Павичевича, а сам хотел стать простым советником.
Герцог сжег все мосты на надежду возвращения на этот пост, после того как он решил публично заключить брак в Швеции с Гунтрамом де Лилем, который долгое время был его любовником, тем самым повернувшись спиной к Церкви, которой он служил в течении многих лет.
Комтурен были в шоке от его поступка, но искренне радовались что в качестве следующего Hochmeister будет назначен Summus Marescalus. Остальным партнерам ничего не оставалось, кроме как надеяться на лучшее и принять новый порядок вещей.
Кандидатура Горана Павичевича, как нового Hochmeister набирала все больше, и больше поддержки со стороны остальных сподвижников.


— Я думаю что Горан одинок,- сказал Ратко, сидя в кафе серым, дождливым днем, мешая ложкой кофе, - Если он станет Hochmeister, мы должны его женить.
Остальные трое мужчин уставились на него, пока Федерико Мартиарена не рассмеялся во весь голос.
— Это что, первоапрельская шутка?,- сказал Федерико, Милан и Мирко усмехнулись, понимая что это ничто иное как шутка.
— Я не шучу,- сказал Ратко серьезно,- Ему нужна жена, которая обеспечит его наследником.
— Ратко, тебе нельзя пить черный кофе, это вредно для тебя, не так ли? - ухмыльнулся Федерико,- Это самая глупая идея, которую я слышал за последние годы.
— Почему?,- обиделся Ратко
— Потому что Горан неоднократно нам говорил, что наша работа и жена, несовместимы,- сказал Милан,- Как ты себе это представляешь? Мы придем и скажем: «Горан, тебе нужна жена, у нас есть прекрасная кандидатура»?
— Нет, нет... лучше сказать: «Горан вы напряжены последние месяцы, вам надо чаще трахаться, это хорошо расслабляет нервы. Почему бы вам не жениться?» - смеясь сказал Федерика, не обращая внимания на серьезные взгляды Мирко.

— Кузен, это глупая идея,- добавил Мирко, качая головой.
— Нет, это не так! - Ратко почти кричал,- Он станет нашим следующим лидером, и без наследников он все равно что мертвый. Посмотрите какие неприятности были у Герцога из-за того что у него не было наследников.
— Да, а потом у него появились другие неприятности,- усмехнулся Федерико,- В лице Репина. Неприятности связанные с нашей работой, господа.
— Что Горан будет делать через 10 лет, когда ему будет 50? Или через 20 лет?- нажал Ратко,- Ему нужен наследник. Это и в наших интересах. Сейчас мы на вершине, но завтра может все измениться, партнеры уже планируют как вернуть его обратно, в джунгли. Они проголосуют все на Рождество, потому что Герцог им прикажет. А что дальше? Вы думаете они будут счастливы с нами?
— До тех пор пока Комтурен с нами, меня не заботит что они думают,- твердо сказал Милан,- Неприятности случаются и их ресурсы ничто по сравнению с ресурсами управления Комтурен.
— Да, это так, но мы не можем уничтожить все европейские страховые компании,- фыркнул Ратко,- Был бы очень длинный список.

— Свежий новый старт для мира,- мечтательно сказал Федерико,- Но я думаю в Европе нет столько мостов, на которых нужно будет повесить всех этих людей. Хорошо, давайте послушаем эту замечательную идею Ратко. Я полагаю у вас уже есть кандидатура? Подождите....вы уверены что Горану нравятся женщины? Он все время бывает с Гунтрамом.
— Ему нравятся женщины. До войны у него была девушка, и он собирался на ней жениться. Но потом началась война и он расторг помолвку.
— Вы планируете вернуть эту женщину? - спросил Федерико
— Она погибла во время войны. Очень жаль, потому что она идеально подходила ему. Как моя Мирьяна,- объяснил Ратко Федерико.
— Он предпочитает женщин, но не собирается заводить отношения с ними. Многие секретари в банке смотрят на него с интересом, но он игнорирует их. Даже не представляю каких женщин он предпочитает,- сказал Милан.
— В отличие от тебя, Ромео, бегаешь за каждой юбкой как побитая собака, потому они от тебя все убегают, - сказал Ратко.
— Теперь понятно почему Мирьяна тебя не ревнует никогда. Она знает, что ты не заинтересуешь ни одну женщину.
ответил Милан Ратко
— Оставьте Горана в покое,- сказал Мирко,- Если хотите вернуться домой в целости и сохранности.
— Нет, я согласен с точкой зрения Ратко,- сказал Милан,- Давайте думать как решить эту проблему.
— Он выберет кого-нибудь из детей Герцога и все дела,- сказал Федерико.
— Герцог и Гунтрам не хотят чтобы их дети были вовлечены в это дело. В противном случае Горан бы выбрал Конрада де Лиля. Он его любит как своего ребенка.
— Нам нужно что бы это был наследник Горана. Его крови. Горану сейчас 45 лет, если продолжительность жизни 75 лет, то ребенку будет 30 лет, когда он уйдет на пенсию.
— Вы все сошли с ума,- сказал расстроенный Мирко, но его товарищи его уже не слышали обсуждая свои безумные планы.
— Нам нужна женщина лет под тридцать. Надо подбирать женщин примерно этого возраста,- сказал Ратко и достал свой телефон.

— Вы собираетесь составить список? - спросил изумленный Мирко.
— Назовем это «исследование рынка»,- сказал Ратко,- Что еще? Она должна быть умна, любить классическую музыку, чтобы хотела иметь детей, католической или православной веры, и из хорошей семьи.
— К сожалению обе принцессы Испании уже замужем,- пробормотал Мирко,- Осталась только принцесса из Швеции, но она протестантка.
— Ах, да...у неё прекрасные голубые глаза,- сказал рассеянно Федерико, и Мирко пристально на него посмотрел своими темно-шоколадными глазами.
— Я понятия не имел что тебе нравятся голубые глаза,- сказал Мирко опасным тоном, и Федерико испуганно посмотрел на него.
— Я только сказал что она великолепно выглядит..., правда, посмотри на её фотографии.
— Сам смотри. Теперь понятен твой интерес к этой стране.
— Что? Я только хотел провести там отпуск. Гунтрам сказал мне что это отличная страна.
— Конечно, там полно блондинок. Помнится раньше ты был заинтересован в блондинках. Похоже эта заинтересованность осталась?
— Мирко! Это несправедливо! Я сказал глупость. Забудь что я сказал про голубые глаза.
— Как тебе угодно,- ответил Мирко и встал,- Я возвращаюсь на работу,- он взял пальто и вышел из кафе.
— Я ненавижу когда он ревнует,- пробормотал Федерико собирая свои вещи,- Теперь я должен хорошо себя вести всю оставшуюся неделю, чтобы он успокоился. Вы все такие, сербы?
— У нас самая горячая кровь во всей Европе, аргентинец, - захохотал Милан,- Будь хорошим мальчиком, и возможно он позволит тебе сегодня спать в своей постели.
— Если что, детский манеж у меня всегда свободен,- ухмыльнулся Ратко.
Сербы со смехом наблюдали, как аргентинец залпом допил свой стакан сока и побежал догонять своего любовника.
— Ну, щенки убежали, что теперь будем делать?
— Нам надо убедить Гунтрама, чтобы он поддержал нашу идею.

***

В дверь назойливо позвонили, Гунтрам вздохнул, вытер руки тряпкой и пошел открывать дверь, думая что должно быть Горан что-то забыл.
— Привет, Горана здесь нет,- сказал он обращаясь к двум сербам.
— Мы знаем,- сказал Милан,- Мы видели как он уходит.
— С Куртом,- добавил Ратко.
— Вы шпионите за своим боссом?,- спросил Гунтрам, пропуская сербов в дом.
— Нет, не совсем. Мы пришли поговорить с тобой,- добавил Милан,- Ты занят?
— Немного, я работаю над детским портретом. Хочу успеть к дню рождения Герцога, но боюсь что успею только к Рождеству.
— Хорошо. Мы хотели поговорить о Горане.
Гунтрам лукаво улыбнулся и сказал:
— К сожалению ничем не могу помочь, у меня нет ключей от его квартиры. Я тоже хочу подарить ему картину, но еще не выбрал какую.
— О чем ты?
— О дне рождении Горана. Разве вы не об этом хотели поговорить?,- спросил Гунтрам, предлагая сербам сесть.
— Ты знаешь когда у него день рождения? - спросил Милан удивляясь.
— Через две недели. За три дня до дня рождения Герцога.
— Он никогда нам не говорил,- сказал Ратко,- Но мы не по этому поводу сюда пришли.
— Хорошо. Я слушаю.
— Горан должен жениться,- просто сказал Ратко, и Гунтрам добродушно рассмеялся,- Я не шучу. Для него сейчас самое важное жениться.
— А он знает об этом? - спросил Гунтрам, еле сдерживая смех.
— Пока нет. Мы надеемся на твою помощь, брат,- ответил Милан, и Гунтрам почувствовал что он словно попал в другое измерение.
— Не понял?
— Мы заметили что Горан очень любит твоего сына, и подумали что пришло время ему обзавестись своими собственными детьми,- объяснил ему Милан.
— Ему 45 лет. Он будущий наш Hochmeister. Ему нужен наследник,- сказал Ратко,- Не говоря уже о том, что он превращается в «старую деву».
— Нет, это не так, «старые девы», это те кто не хочет вступать в брак, как наш Герцог, пока не встретил Гунтрама. А Горан просто не встретил нужного человека,- сказал Милан Ратко.
— Да он её и не ищет, сказал удрученно Ратко.

— Остановитесь, вы, двое!- повысил Гунтрам голос,- Я не понял, вы хотите женить Горана?
— Если в двух словах, то - да! Мы ищем для него кандидаток. Он слишком одинок, и семья то, что ему нужно чтобы сбалансировать свою жизнь. Работа Hochmeister очень напряженная.
— Ты не имеешь ни малейшего представления насколько тяжела была жизнь Герцога пока в ней не появился ты,- сказал Милан,- Я валился с ног от усталости, бегая за ним всё время.
— Когда он не успевал менять шлюх? Кризис среднего возраста не был добр к нему.
— Нет, не совсем. Перед тем как ты появился, он был очень одинок, в своей депрессии он скатывался вниз, в пропасть.
— Не так уж все было плохо...
— Ты этого не видел,- сказали они почти в унисон, - Он ожил только когда ты появился.
— Мы хотим уберечь Горана от этого, - сказал Ратко печально.
— Горан как Конрад, он не будет иметь любовные отношения просто для удовольствия.
— Гунтрам, тебе всего тридцать лет, и тебе трудно понять как тяжело одинокому человеку достичь равновесия, ни детей, ни дома, ни собаки,- сказал Милан и Ратко кивнул.
— Без детей жить очень трудно.
— Да, но...
— Горан должен закрепить свою позицию.
— Для этого ему нужна жена и дети?! Что вы ели на обед сегодня?
— Брат, ты должен убедить его. Мы готовы помочь в поисках жены для него.
— Чтоооо???

— Ты хочешь чтобы он жил стерильной жизнью? Чтобы он жил в одиночестве и депрессии всю жизнь?
— Нет! Конечно нет! Я хочу только всего хорошего для него. Но я не уверен, хочет ли он жениться. И я не думаю что у него есть кто-нибудь на примете.
— Мы хотим чтобы ты помог ему проникнуться этой идеей.
— Вы сумасшедшие! Неужели вы думаете что он прислушается ко мне?
— Ты же убедил его принять должность следующего Hochmeister,- сказал Ратко.
— Поговори с ним о том как хорошо быть замужем и всё такое...
— Почему вы сами не поговорите с ним?
— Ну...вы только поженились..., мы будем во всем помогать, будем помогать в выборе невесты.
— Как вы будете искать невест? На сайте знакомств?
— Нет, ничего подобного. Моя тетя Драгана знает несколько хороших женщин, которые были бы идеальны для него. Она познакомила меня с Мирьяной,- ответил Ратко.
— Через сваху? Это ваша прекрасная идея?,- спросил Гунтрам удивившись,- Она пришлет фотографию и я должен её тут поставить в рамке, чтобы он видел её каждый день?
— А вот это ты подумай,- сказал серьезно Ратко,- Но он очень подозрительный, и очень умен в таких вещах.
— Почему бы тебе, якобы не нанять для Курта няню? Идеальное оправдание. Если он захочет взять Курта на прогулку, он должен будет взять и няню,- сказал Милан, чувствуя себя очень гордым, что нашел такое решение.
— Хорошо, найдите идеального кандидата, а там посмотрим,- ухмыльнулся Гунтрам.
— Ты поговоришь с ним?- спросил с тревогой Милан, и Гунтрам уставился на него, не веря что его ирония не дошла до них.
— Нет. Конечно нет! Это самая идиотская идея, которую я только слышал от вас! У Горана есть свои причины быть одиноким. Когда он захочет жениться, он сам найдет себе невесту.
— Значит ты плохой друг, если не хочешь помочь сделать лучше для него,- прорычал серьезно Ратко,- Когда он станет старый и унылый, ты вспомнишь мои слова.
— Я ожидал лучшего от тебя, Гунтрам,- присоединился Милан,- Горан очень высокого мнения о тебе, а ты отказался помочь ему в такой мелочи.
— Мы же не просим тебя, чтобы ты сам женил его.
— Отлично! Я поговорю с ним. Но если он отправит вас по частям обратно в Сербию, не приходите ко мне жаловаться!,- кричал Гунтрам и оба серба сладко улыбнулись.

***

Головная боль Гунтрама усилилась, и в этот момент он опять услышал дверной звонок. Очень медленно он поднялся со стула, где сидел на кухне, и пошел открывать дверь Горану и Курту.
— Привет, детка, - сказал он, взяв сына на руки и поцеловал его,- Он хорошо себя вел?
— Как всегда. Мы погуляли в парке, а потом пошли в кафе.
— Спасибо. С минуты на минуту здесь будут близнецы и мы поедим в замок. Ужин через 4 часа.

7 ноября 2012 года.

Курт смотрел на объект своего желания со смесью вожделения и безнадежности. Отец положил свои новые, красивые часы на верхнюю книжную полку, когда помогал няне купать его.
Убедившись что он один в комнате, Курт сделал небольшую кучу из игрушек, оставленных в его манеже, чтобы использовать её как лестницу и вылезти из него. Он залез на эту кучку, схватился руками за деревянные перила, прижался животом, перекинул ногу и перелез через манеж. Неустойчивыми шагами, он подошел к высокой полке и вычислил, что он смог бы добраться до верхней полки, если залезет на стол, а там уже будет легко.
К сожалению до стола было очень высоко, а стулья были очень тяжелыми. Сев на ковер посредине детской комнаты и чувствуя себя очень расстроенным, он заметил большие деревянные кубики с печатными буквами на них. Это можно легко перенести и если сделать три блока, можно будет залезть на стол. С большой осторожностью он перенес пять кубиков, поставил их один на другой в столбик, но они упали как только он до них дотронулся.

— Бебе- Бум! - сказал Курт, и опять сел на ковер медитировать над своей проблемой. Потом он встал и решил сложить четыре кубика, и сверху положил еще четыре кубика. Убедившись что они держат его вес, он подтянулся к столу и закинул на него ногу, а затем упираясь руками, залез на стол.

Внезапный шум в коридоре испортил все его планы. Он быстро слез со стола и сел на ковер посреди разрушенной конструкции, прижав к себе медведя и невинным взглядом смотрел на вошедших братьев.
— Не бойся, Курт, - увидев брата на ковре, сказал Клаус,- Это всего лишь мы.
— Ты опять вылез из своего манежа? - спросил Карл, поставив рюкзак на парту,- Хотел сбежать?
— Да! - крикнул Карл и указал на полку, указывая им на блестящие часы, в надежде что они их достанут.
— Разве ты не знаешь, если они высоко лежат, значит их брать нельзя,- объяснил ему Клаус,- Кроме того, эти часы папа подарил на свадьбе Гунтраму, ты можешь их сломать.
— Вот возьми эти,- сказал Карл, протягивая ему игрушечные деревянные часы, с нарисованными коровами на них.
— Он разозлился,- сказал Клаус, когда Курт выбросил деревянные часы.
— Он еще ребенок, поэтому он так себя ведет,- сказал Карл, вытаскивая свои учебники, готовясь делать домашнюю работу.
— Пойдем, Курт, поиграем с машинками.
Дверь открылась и в детскую вошла Бригитта.
— Сколько раз я вам говорила, не поднимать Курта, он тяжелый для вас, вы можете упасть.
— Хорошо, Бригитта,- сказали оба мальчика, глядя как Курт быстро ползет прятаться от Бригитты за коробку с игрушками.
— Он хочет папины часы,- сказал Карл, расстроенный что их опять незаслуженно обвинили за то что они вытащили Курта из манежа. «Кто поверит, если я скажу что он выбрался сам.»
— Да, я нашла их сегодня утром. Я отдам их г-ну де Лилю, когда он вернется. Клаус, вы не можете сейчас играть с Куртом. Сначала вы должны сделать домашнюю работу,- сказала Бригитта, нежно уговаривая Курта пойти с ней ужинать,- Я приготовлю для вас ужин через несколько минут,- сказала она и вышла из комнаты.
— Курт, ты использовал кубики чтобы сделать лестницу, и потом достать часы? - спросил Карл,- Ты мог упасть и тебе было бы больно.
— Он не делал этого. Он еще маленький,- защищал брата Клаус.
— Он может. Он разукрасил тебе картинки из домашнего задания.
— Ему было скучно и он мне помог. И у него хорошо получилось.
— Это неважно, все равно мне никто не поверит. Знаешь что я тебе скажу, Курт непослушный, даже хуже чем мы с тобой.
— Нет, он не такой,- защищал Курта Клаус,- Эй, Курт, иди сюда, хочешь приклеить звезды на эту ленту? Идем, я покажу как это сделать. Я сейчас быстро закончу домашнее задание и будем вместе играть с машинками.
— Ты же большой. А ребенок делает тебе домашнее задание. Не жалуйся потом если получишь плохие оценки,- сказал Карл, продолжая делать домашнюю работу, а Курт сосредоточился, приклеивая звезды на ленту.

Войдя в комнату, Бригитте обнаружила Курта за работой, она дала ему закончить, а потом унесла его мыть руки и ужинать.

— Где ваш брат? - спросил Конрад своих сыновей, и оба мальчика бросились к отцу приветствуя его.
— Он купается. Бригитта сказала что он грязный.
— Гунтрама нет, он пошел в студию рисовать на целый день, а Курта оставил здесь.
— Он вернется к ужину,- сказал Конрад, озадаченный тем, что Гунтрам не взял малыша с собой, как делал это всегда,- Может быть он хотел немного отдохнуть.
— Папа, Клаус заставляет Курта делать за него домашнюю работу,- сказал Карл, и брат пнул его ногой по голени, чтобы не жаловался.
— Карл, не обманывай. Ему только два года,- сказал Конрад, - Он что, пишет ему орфографические тесты? - иронически спросил Конрад.
— Нет, он раскрашивает ему иллюстрации и решает лабиринты классно. Он решает их быстрее чем мы!
— Ну тогда он уже может управлять банком,- иронически сказал их отец,- То, что ты говоришь, это нонсенс, Карл! Я не хочу чтобы впредь ты жаловался на брата. Тебе ясно?
— Но...
— Перестань! - возмутился Конрад. «Я ожидал что они может быть будут ревновать, но чтобы такое...»
— Да, папа,- сказал расстроенный Карл.
— А сейчас заканчивайте свою домашнюю работу, а потом до ужина можете поиграть,- сказал Конрад, и пошел проверить, готов ли младший ребенок, чтобы побыть с ним какое-то время.

— Ты грязный доносчик! - сказал Клаус
— Но это правда! Он тебе помогает.
— Кто тебе поверит?

***

С малышом на руках, Конрад зашел в свой кабинет, чтобы немного поработать до ужина, зная что этот замечательный мальчик не будет ему помехой, куда он посадит Курта, там он и будет сидеть, спокойно играть или смотреть журнал. Он ухмыльнулся, вспомнив что Карл сказал о Курте. «Как может двухлетний ребенок решать лабиринты?»
Он посадил ребенка на ковер, и снял пиджак.
— К сожалению, Курт у меня здесь нет никаких игрушек,- сказал Конрад, он открыл портфель и достал журнал «Фортуна», к которому ребенок протянул свои ручки,- Нет, Курт, он слишком скучный, я посмотрю что у меня есть для тебя в столе.
Но Курт громко запротестовал, требуя вернуть ему журнал.
— Отлично! Держи его, если ты так хочешь, только не бери его в рот.

Конрад сел за стол и посмотрел на ребенка, который положил журнал перед собой и медленно листал страницы, глядя на них с большим интересом. «Мы все интересовались так в детстве, через пару минут ему надоест этот журнал и его можно будет забрать обратно.»

Позвонил мобильный телефон и Конрад отвлекся на разговор, забыв о происходящем. Когда через 30 минут, он закончил говорить и посмотрел на ребенка, тот сидел в том же положении и и с восхищением разглядывал фондовые рынки, и пальчиком следовал за линией диаграммы.
— Нет, Курт, это не надо покупать,- сказал он ему и включил свой компьютер, чтобы посмотреть свою электронную почту. Внося свой пароль, он вдруг вспомнил слова Карла и посмотрел на часы. Ребенок был занят журналом уже 45 минут, и теперь он смотрел на график с большим интересом.
Конрад открыл ящик своего стола, вытащил оттуда редко используемый IPAD, включил его и скачал с компьютера игру «Мышка и сыр», приложение рассчитанное на «Возраст 3+»
— Курт, иди сюда, - тихо позвал он своего сына.
Мальчик встал и подошел к нему с улыбкой.
— Посмотри что у меня есть. Это игра,- сказал он, показывая ему IPAD, и глаза малыша широко раскрылись от восторга, - Ты должен показать мышке как ей получить свою еду.
Его пальчиком Конрад прочертил красную линию в лабиринте и Курт захлопал в ладошки, когда мышка получила свой сыр.
— Как думаешь, ты сможешь сделать то же самое? - Конрад еще не успел договорить, Курт схватил IPAD и проделал те же действия. Ребенок смеялся от восторга, когда мышка металась по кругу, чтобы схватить свой сыр.
Конрад наклонился к малышу, чтобы помочь ему перейти на следующий уровень, но пальчик Курта без раздумий нажал на стрелку «Вперед» и ребенок продолжал играть не обращая внимания на своего отца, который смотрел на него раскрыв рот.
« Либо игра рассчитана на двухлетний возраст, либо ребенок слишком умен для своего возраста,- подумал Конрад недоуменно, видя как его сын с легкостью играет в игру и проходит сложные лабиринты, - Я должен извиниться перед Карлом завтра утром.»
« И не позволять Клаусу использовать Курта, делать свою домашнюю работу.»

***

— Ты здесь? - сказал Гунтрам, войдя в кабинет, он положил свою папку на стол Конрада,- Уже 9 часов и этот маленький джентльмен должен быть в постели.
— Ты знаешь что он может решать лабиринты? - спросил Конрад.
— И ты об этом. Я завтра поговорю с Карлом.
— Нет, он прав, я только что сам это видел.
— Конрад, ему 2 года, если ты несколько раз поиграешь в лабиринты, тоже с легкостью сможешь играть.
— Не позволяй Клаусу чтобы он просил Курта делать за него домашнюю работу.
— Он просто нарисовал немного в его альбоме и всё. Карл иногда сильно преувеличивает. Какую домашнюю работу он за Клауса делает? Решает математические задачки?
— Да, ты прав,- пробормотал Конрад, - Ты собираешься отправить его спать?
— Конечно, его братья уже поужинали,- сказал Гунтрам и взял ребенка на руки.

Всё еще обеспокоенный способностями Курта, Конрад рассеяно взял папку Гунтрама, чтобы посмотреть что он там нарисовал сегодня, он открыл её, и замер, увидев в папке фотографии молодых, красивых женщин. Блондинки, брюнетки и рыжие. На каждую женщину было составлено резюме: анкетные данные, интересы, увлечения, телефон, адрес, электронная почта, почему они хотят начать серьёзные отношения...

— Что это? - взревел Конрад, когда Гунтрам вернулся,- Мы еще и года не женаты, а у тебя уже появились другие мысли?
— Что? - спросил Гунтрам, и увидел свою раскрытую папку, и у него кровь закипела в жилах,- Ты опять шпионишь за мной? - крикнул он.
— Ты оставил эту папку на моем столе! Ответь мне!
— Это не для меня.
— О, ты проводишь кастинг, чтобы найти натурщицу? Я не понимаю. И почему я ничего не знаю?
— Да, я провожу кастинг... Сортирую. Но я делаю это не один, Фердинанд помогает мне,- признался Гунтрам, чувствуя себя неловко.
— Объяснись. Потому что я не понимаю смысла.
— Вся эта идея не имеет никакого смысла вообще,- пробормотал несчастно Гунтрам, и сел напротив Конрада,- Я должен выбрать пять нянь из двадцати девушек, которых подобрали Милан с Ратко, при помощи Мирьяны. Фердинанд с Майклом должны выбрать 15 из 100 женщин. Они считают что если разбить файлы между нами, можно дать более справедливую оценку.
— Ты собираешься рисовать их? - спросил Конрад в шоке
— Это не для меня. Это для... Горана.
— Ты для Горана планируешь рисовать всех этих женщин?
— Нет, Горан ничего не знает об этом. И я был бы тебе признателен, если ты ничего не расскажешь ему. У ребят возникла сумасшедшая идея, что теперь, когда он станет Hochmeister, Горану нужно жениться и иметь детей. Я должен взять выбранную кандидатку к себе в квартиру, в качестве няни, а так же постоянно говорить ему о том, как чудесно жить в браке и иметь детей.
— Конечно, ты должен хорошо говорить о нашем браке, особенно с тех пор как мы поженились. У тебя достаточно примеров о семейном быте,- сказал Конрад и Гунтрам закатил глаза.
— Ты меня слышишь?! Они хотят Горана женить! Он убьет всех, когда узнает об этом!
— Он должен испытать все страдания, которые испытал я, пока ты не появился в моей жизни, - сказал Конрад со злорадством,- Ты выбрал кого-нибудь?
— Что? Ты согласен с этой ерундой?
— Конечно я согласен. Он должен осесть и обзавестись семьёй,- сказал Конрад убежденно,- Он сейчас примерно того же возраста, когда я встретил тебя. Горан был одним из тех, кто постоянно давил на меня чтобы я женился.
— Что-то не верится. Горан очень сдержан. Он даже никогда не называет тебя по имени.
— Да он был даже хуже чем Фридрих и Фердинанд, которые твердили мне об этом, когда я искал какие-то развлечения. Ему не надо было что-то говорить, он посмотрит на меня так, что я сразу вспоминал своего отца, когда он отчитывал меня. У него есть особый способ смотреть на людей.
— Я думаю это называется нечистой совестью.
— Ты подумал об этом?
— О чем?
— О женщинах. Кажется здесь есть "Мисс Сербия-2013",- сказал Конрад, изучая фотографии и складывая их в две аккуратные стопки с математической точностью.
— Я не могу принять какое либо решение на основе этих данных. Эти документы выглядят как файлы разведки.
— Хорошо, я сделаю это для тебя, я хорошо знаю что требуется от женщины, которая должна выйти замуж,- сказал Конрад, прежде чем погрузился в задачу найти подходящую невесту.
Уставший от всего, Гунтрам вздохнул, повернулся и пошел вниз, чтобы поужинать в одиночестве.

***

Случай был идеальным. Простой ужин у Горана, где предполагалось вести невинную беседу о браке.
— Трусы! - подумал Гунтрам, когда он звонил в колокольчик квартиры своего лучшего друга, - Все они исчезли менее чем за два часа, оставив меня лицом к лицу с разъяренным быком.
— Привет, братишка,- поздоровался с ним Горан,- Я начинаю думать что у меня чума, почти все отменили приглашение сегодня.
— Ты же знаешь, эпидемия гриппа,- сказал Гунтрам невозмутимо когда снимал пальто,- Конрад тоже остался в Лондоне, он позвонил мне пол часа назад.
— Он уклонился от приглашения из-за вашего бракосочетания. Он знает что я больше всех обиделся на него.
— Горан, все было сделано импульсивно. Даже я не знал что мы должны были вступить в брак в этот день. Мы говорили об этом всего один раз, но он больше ни разу не упоминал об этом.
— Ты же выразил свое мнение один раз, этого достаточно для него, - Горан покачал головой, открывая бутылку, не понимая как можно не узнать своего мужа после 10 лет совместной жизни,- Ты мог бы уже узнать своего мужа за это время, братишка.
— Мы устроили прием когда вернулись.
— Это не то же самое. И ты это знаешь.
— Ты совершенно прав,- вздохнул Гунтрам, и задумался, вспоминая день свадьбы.

17 августа 2012 года
Мальмё.


— Поднимайся скорей, а то мы опоздаем, Гунтрам.
— Сейчас 7 часов! Мы же на отдыхе! - заскулил Гунтрам, зарываясь в одеяло.
— Солнце уже встало, дети встали, угадай кто еще в постели? - сказал Конрад смеясь,- Может быть тебе вызвать нашу кавалерию, чтобы поднять тебя?
— Нет, не нужно, - пробормотал Гунтрам и быстро сел на кровати, прежде чем дети прыгнут на него сверху.
— Быстро просыпайся, умывайся и одевайся,- мягко приказал Конрад, и убежал из спальни.
— Где горит? - пробормотал Гунтрам, поднялся с кровати и стал готовиться к наступающему дню в своем новом доме в Швеции.

В первый раз за все время Конрад фон Линтрофф изменил своим традициям, проводить свой отпуск на острове Зильт.
Однажды, в конце июля, он пришел домой с работы и объявил, что завтра они всей семьей летят в Мальмё, на летние каникулы в их новый дом, на берегу моря.
Когда подъехали на место, все ожидали увидеть замок и Гунтрам был шокирован, когда увидел современный минималистский дом, окруженный дубовым лесом с одной стороны и морем с другой.
— Ты купил этот дом? - спросил Гунтрам пораженно
— Да, я подумал что ты предпочел бы простой дом.
— Но ты же ненавидишь все современное?
— Он не современный, Маус, этот дом в стиле Мис ван дер Роэ. Мне понравился он тем, что очень хорошо интегрирован с ландшафтом,- ответил Конрад, - Разве тебе он не понравился?
— Он замечательный, - сказал Гунтрам, наблюдая как мальчики как дикари бегают внутри стеклянного дома, - Разве стекла не слишком тонкие?
— Нет, стекла пуленепробиваемые. Я не думаю что они смогут их сломать, - пожал плечами Конрад и отпустил Курта на пол чтобы он присоединился к своим братьям исследовать дом, - Мы останемся здесь на месяц, а может быть и больше,- добавил Конрад и поцеловал Гунтрама в губы.
— Так долго? А как же твоя работа?
— Для этого есть интернет, Маус. Если что случится, Фердинанд может взять всё на себя. Я хочу отдохнуть немного от всего, - сказал Конрад, радуясь что Гунтраму понравился дом. Завтра мы поедем в налоговую инспекцию, подпишем документы для налоговой декларации.
— Уже? Я понятия не имел что в Швеции так быстро взимают налоги.
— Это из-за того что мы купили тут недвижимость. Нужно оформить временное проживание, и есть еще кое-какие дела, в принципе никаких проблем.
— Хорошо,- сказал Гунтрам, а затем приступил к осмотру дома и забыл обо всем.

Лето проходило слишком быстро. Гунтрам был счастлив быть только в компании своих детей, Конрада и почти невидимой Бригитты.
Дни проведенные лениво, под теплым солнцем, наблюдая как мальчики плещутся в море и бегают друг за другом были как бальзам для его души, смывая все страхи и обретая былую уверенность в себе. Конрад никогда не вспоминал о своей работе и он был рад за него.
Он был счастлив ведя простую жизнь, умирая от смеха, видя потерянное лицо Конрада, когда он просил его выбрать в супермаркете банку помидор, или взвесить пару дынь в овощной секции. Или с невозмутимым лицом наблюдать как Конрад готовит макароны для мальчиков, которые раскритиковали его кулинарные способности. И он был полон радости, когда Конрад «крал» его сына, уводя его на прогулку, рассказывал ему разные истории и даже пел песни под удивленный взгляд ребенка.
Через месяц он уже почти исцелился от трех последних адских лет, начал набирать вес и на лице была счастливая улыбка.

Выйдя из душа Гунтрам заметил что кто-то положил на кровать его серый костюм и он вздохнул понимая что реальность возвращается в его жизнь.
«Наверно предстоит обед с каким-нибудь партнером в Мальмё»,- подумал он завязывая светло-голубой шелковый галстук.
В гостиной он обнаружил что все трое его мальчиков уже были одеты в одинаковые костюмы. Волосы Клауса и Карла были тщательно причесаны с гелем и оба мальчика хихикали над ним, когда увидели его.
Через несколько минут в комнату вошла Бригитта и подтолкнула их к выходу, сказав что они уже опаздывают и им еще предстоит ехать два часа. На ней было элегантное зеленое платье с жемчугом на шее, что удивило Гунтрама.
Близнецы прыгнули в большую машину, за рулем которой был Конрад, а Бригитте в это время пристегивала Курта в его кресло.
— О, нет! Ты одел такой же костюм как у меня,- сказал Гунтрам, когда открыл пассажирскую дверь,- Дай мне минуту, я пойду быстро переоденусь.
— Нет времени, мы опаздываем,- сказал Конрад и запустил двигатель,- Бригитте, вы садитесь с командой службы безопасности,- добавил он и Гунтрам посмотрел на него с удивлением, так как за все время, пока они были там он не видел ни одного телохранителя.
— Мы приглашены на завтрак?
— Нет, на обед в небольшой гостинице,- сказал Конрад невозмутимо.
— Должно быть это невероятное место, если ты так спешишь. Куда мы едем?
— Недалеко от Гётеборга. Примерно за три часа доедем.
— Почему туда?
— Потому что у меня там две компании и квартира. Моя официальная резиденция находится там.
Гунтрам смотрел в окно и уже догадывался что ему предстоит долгая и утомительная встреча с его коллегами. Он отвлекся на пейзаж и заметил что дети уснули.
— На правую или на левую руку, Гунтрам?
— Я не знаю. Я не разбираюсь в этом GPS.
— Я говорю о кольце. Я буду выглядеть глупо если задам этот вопрос в середине церемонии. Так правую или левую? Какую ты предпочитаешь?
— Какое кольцо?
— Твое обручальное кольцо. Я думаю левая рука лучше подойдет. Мы женимся сегодня.
— Ты с ума сошел? - крикнул Гунтрам.
— Нет, я не думал что от планирования свадьбы сходят с ума.
— Жениться, в смысле заключим брак?
— Да, ты согласился на это 3 июля. Мы едем в Элит Плаза Отель, где в час дня нас будет ждать судья. Это будет очень короткая церемония. Налоговая служба через неделю пришлет нам свидетельство о браке.
— Мы вступим в брак? - повторил Гунтрам в шоке,- Но ты же сказал...
— Я консультировался со своими адвокатами, и Швеция лучший вариант для нас. Нет никакого риска что брак аннулируют, если какие-нибудь горячие головы политиков передумают об однополом браке. Ты можешь принять моих мальчиков официально как своих сыновей. Не будет больше никаких наставников. Ты будешь их законным отцом, и надеюсь ты позволишь мне стать законным отцом для Курта.
— Да, позволю,- без колебаний сказал Гунтрам,- Почему именно сейчас и почему здесь?
— Это тщательно разработанный план для соединения нашей семьи,- сказал Конрад, с облегчением, что Гунтрам согласился с его идеей без единой жалобы.
— Кого ты пригласил? - спросил Гунтрам, всё еще не осознав что они женятся менее чем через два часа.
— Твоего отца и Фридриха. Они наши свидетели. И ещё, Алексея Антонова, в случае если твой отец умрет от счастья от твоего выбора мужа.
— Больше никого? - засмеялся Гунтрам.
— Во первых, я подумал, что если устроить большую церемонию, это примерно 500 гостей. Это слишком большой стресс для тебя и для меня тоже. Я уменьшил список, но все равно получается более 300 человек, после чего половина неприглашенных гостей будут обижены на нас до конца жизни. Поэтому я решил вернуться к нашему с тобой первоначальному плану: Мы убегаем и женимся, уладим со всеми документами. А по приезду в Цюрих дадим прием для наших близких друзей и объявим на нем что мы вступили в брак, если ты захочешь конечно. Таким образом никто не обидится что не был приглашен.
— Ты даже не пригласил Фердинанда и Горана? И даже Альберта? - ужаснулся Гунтрам.
— Они друзья и они поймут.
— Я не совсем уверен в этом. Пожалуйста, скажи мне что ты пригласил свою тетю Элизабетту?
— Нет, не пригласил. Мы подпишем несколько документов и послушаем в переводе несколько статей. Ничего впечатляющего. Кроме того, тебе еще предстоит разбираться со своим отцом, когда он узнает по какой причине его вызвали в Швецию.
— Ты ничего не сказал моему отцу?
— Я подумал что ты сам захочешь сказать ему,- сказал Конрад невинно и Гунтрам застонал,- Если он не согласится и откажется быть свидетелем, Антонов заменит его. Было очень трудно уговорить судью провести бракосочетание в отеле, а не в Горсовете или в суде.
— Ты действительно хочешь чтобы я стал отцом Клауса и Карла?
— Да, с того дня как они родились. Но в то время закон не позволил мне сделать это. А сейчас у нас есть эта возможность. А ты позволишь мне стать отцом Курта?
— Он уже любит тебя как отца.
— Тогда не о чем больше говорить. Мы вступаем сегодня в брак и проведем сегодняшнюю ночь в городе,- сказал Конрад, как если бы это была самая разумная вещь в его жизни.

***

Когда Гунтрам вышел из автомобиля, рядом с ним припарковался еще один бронированный автомобиль, из которого вышли четыре телохранителя и окружили их, пока Конрад отдавал ключи парковщику. Он взял на руки Курта, а Гунтрам мальчиков за руки и они вошли в холл отеля.

В вестибюле Гунтрам увидел своего отца, одетого в темный деловой костюм, рядом с ним сидел Алексей Антонов. Отец был чем-то расстроен. Гунтрам с улыбкой подошел к ним, с близнецами на прицепе.
— Привет, Мишель, Алексей,- сказал он, и Алексей присел на колено, поприветствовать малышей, в то время как Мишель держался от них подальше.
— Доброе утро, Гунтрам. Не знаешь когда освободится Герцог, я привез обвинительное заключение и еще несколько документов, которые он просил.
— Я думаю он будет занят некоторое время,- ответил Гунтрам, видимо отец не имел понятия о том что происходит,- Хотите пообедать с нами?
— Нет, я следующим рейсом улетаю в Цюрих,- сказал он сухо.

— А, доктор Лакруа, вы здесь,- поприветствовал его Конрад, крепче прижимая к себе Курта,- Вам понравился ваш номер?
— Как я уже сказал господину Элсассеру и г-ну Антонову, думаю вы успеете прочитать обвинительное заключение до 5 часов вечера. В 5 часов у меня рейс обратно в Цюрих,- ответил Мишель холодно,- Можно мне взять ребенка?,- спросил Мишель, протягивая руки к ребенку и улыбаясь ему.
— Конечно,- сказал Конрад и протянул ребенка деду.
— Он все больше и больше выглядит похожим на Гунтрама, когда был в его возрасте, - прошептал Мишель, и Гунтрам отвернулся в другую сторону, а Алексей нахмурился недоуменно, не понимая слов адвоката.
— Доктор Лакруа- крестный Гунтрама,- сказал Конрад Алексею и тот кивнул,- В зале все готово. Думаю пора продолжить наше мероприятие. Гунтрам, отдай детей Бригитте, пусть она отведет их в комнаты,- сказал Конрад, и Алексей тихо отошел от них.
— Вам действительно нужны мои советы касаемо этих документов, Линтрофф? Вы купили ваши одинаковые костюмы по оптовой цене? - сказал Мишель холодно, увидев виноватое выражение лица своего сына.
Конрад открыл рот чтобы ответить ему, но Гунтрам взял его руку, успокаивая.
— Позволь мне поговорить со своим отцом, Конрад.
По какой-то причине Гунтрам в присутствии своего отца терял свою смелость и чувствовал себя как маленький мальчик. Он глубоко вздохнул и сказал:
— Конрад и я женимся сегодня! Вот!
— Женитесь? - спросил Мишель вежливо
— Да, отец!
— Очень хорошо! Делайте как хотите. Мне нечего тебе больше сказать,- сказал Мишель, и встал чтобы уйти. Гунтрам почти побежал и схватил его за руку.
— Не уходи пожалуйста. Просто выслушай меня.
— Гунтрам, ты видимо не в своем уме. Ты хочешь выйти замуж за этого человека? Того кто....
— Да, я люблю его.
— Он выбросил тебя из своего дома, и не один раз, а дважды. Хотя ты и врешь себе, но мы оба знаем, что все что было написано в запретительном приказе было правдой!
— Лакруа, если вы не одобряете нашего брака, это ваше право,- сказал разъяренный Конрад,- Я дал вам шанс, снова быть семьёй с Гунтрамом, но видимо напрасно.
— У Гунтрама тоже была семья, которую ты убил! Мы только союзники и ничего другого!
— Отец, останься сегодня с нами, хотя бы ради Курта,- умолял его Гунтрам,- Я выхожу замуж за Конрада по многим причинам, на которые ты можешь не согласиться. Но самое главное, в случае моей смерти, Курт останется со своими братьями. Его дети будут по закону моими сыновьями, а мой Курт будет его сыном!
— Ты просишь моего благословения чтобы отдать Курта этому человеку?- спросил Мишель раздраженно не в силах понять своего сына.
— Я не прошу твоего благословения,- ответил Гунтрам сквозь зубы, теряя терпение от глупости своего отца,- Я приглашаю тебя на свою свадьбу, самый важный день в моей жизни, в надежде что ты простишь все свои обиды, как я сделал это ради тебя. Но я так понимаю ты не собираешься делать это ради меня и Конрада! Отвергая его, ты отвергаешь меня!

Конрад уставился на Гунтрама, и содрогнулся от тона, каким были сказаны его слова.

— Вы можете остаться, и разделить этот день с нами, или уйти! Мы уже выяснили наши мнения по этому вопросу, сэр!
После долгой паузы Мишель сказал:
— Если ты так относишься к своему отцу, будь по твоему. Но я дам тебе совет, как своему бывшему клиенту: Прочитай свой брачный договор еще раз под большим увеличительным стеклом!
— А у нас нет брачного договора,- сказал Конрад, встав между отцом и сыном,- Всё что принадлежит мне, принадлежит и Гунтраму. Можете уточнить у судьи.
— Правда? - глумился Мишель
— Да, правда, - сказал Конрад спокойно, понимая как это важно для Гунтрама присутствие его отца,- Я был бы польщен, Виконт, если вы позволите мне жениться на вашем сыне. Я приношу свои извинения что мы обрушили эту новость на вас.
— Вы знаете что я не испытываю любви к вам, Линтрофф,- сказал Мишель немного смягчившись,- Гунтрам мой единственный сын.
— Я понимаю, сэр. Я клянусь своей жизнью, что сделаю все возможное, чтобы сделать его счастливым. Я не мыслю свое существование без него. И вы знаете на что я способен пойти ради него. Я сделал много ошибок в своей жизни, но самой большой из них была бы, если бы я не женился на нем сегодня.
— Вы понимаете что вы можете быть отлучены от Церкви? Рим не приемлет такие браки.
— Пусть будет так! Я долго думал прежде чем принять такое решение. Я верю в бесконечную милость Господа!
— Кто другой свидетель? Я так полагаю я один из них? - спросил Мишель, по прежнему расстроенный известием.
— Принц фон Габсбург-Кассель, согласился быть моим свидетелем. Он больше чем отец для меня.
— Очень хорошо. Я позволяю вам выйти замуж за моего сына! - согласился Мишель высокомерно,- Но мой внук должен изучать французский язык!
— Да, конечно. Он же гражданин Франции,- ответил Конрад, прежде чем Гунтрам успел открыть рот чтобы возразить своему отцу, чтобы он не вмешивался в его жизнь.
— Будете ли вы изменять свои имена?,- Гунтрам смотрел на своего отца не понимая смысла его слов,- Как это будет звучать? Де Лиль-Линтрофф или Линтрофф де Лиль?
— Я думаю что этого не потребуется,- ответил Конрад, предвидя эту ситуацию.
— Линтрофф-де Лиль,- сказал Гунтрам,- Это только для детей. Мы будем использовать каждый свои имена.
— Это разумно,- ответил Мишель, разочарованный что его вызов остался без ответа,- Какое имя теперь будет у моего внука?
— Конрад Горан Линтрофф де Лиль- ответил Гунтрам слегка дрожащим голосом, и его отец внимательно посмотрел на него,- Если кратко.
— Да, Линтрофф де Лиль Гуттенбер Саксен, будет слишком длинно,- согласился Мишель с неудовольствием.
— Мои дети будут носить фамилию: Фон Линтрофф Саксен Ловенштайн де Лиль Гуттенберг Саксен,- пояснил Конрад, удовлетворенный что имя Лакруа было отброшено в конец,- Пошли, Гунтрам, надо проверить, готово ли всё.
— Да конечно,- сказал Мишель с притворной лестью,- Для меня будет удовольствием считать вас своим сыном и быть вашим отцом,- ужалил Лакруа и Конрад побледнел.
Гунтрам откашлялся и потянул Конрада к лифту, зайдя внутрь, он спросил:
— Кто этот князь, который будет твоим свидетелем? Я его не помню.
— Ты знаешь его много лет. Ты даже хотел чтобы он был твоим отцом,- сказал посмеиваясь Конрад над тем, что Гунтрам озадаченно смотрит на него.
— Фридрих.
— Фридрих!?
— Фридрих Огасстус Элсассер Габсбург-Кассель. Если бы в Германии была монархия, Фридрих мог бы претендовать на трон.
— Почему ты никогда не говорил мне об этом? - Гунтрам почти истерически закричал, я думал что он....
— Дворецкий? Да Фридрих никогда не был так счастлив в своей жизни чем когда его приняли за раба,- сказал с усмешкой Конрад,- Он отказался от своих титулов, когда решил стать священником. Я боюсь что когда я похороню его рядом со своим отцом и напишу его полное имя на надгробном камне, он вернется с того света и будет преследовать меня за это.
— Но он прислуживал мне много раз,- сказал встревоженно Гунтрам, выходя из лифта
— В тот день когда он поставил тарелку перед тобой, я понял что он принял тебя как и меня в свое время. Фридрих- это Фридрих, и ты не будешь менять своего к нему отношения теперь,- ответил Конрад,- Ты заметил что он прислуживает только мне и тебе? Он никогда не прислуживает на официальных приемах или кому бы то ни было еще. Когда он злится на меня, он не обслуживает меня и не приносит мне еду в мою комнату, я должен идти за едой сам. Это больше похоже на то, как отец ухаживает за своими детьми. Это всегда было так и это никогда не изменится. Наши дети ему как внуки и он относится к ним как дедушка.
— Но он называет их князьями?
— Не могу винить его в этом, он был так воспитан своей бабушкой, которая была такой же самоуверенной как Сиси. Это стиль жизни Габсбургов, дорогой. Ничего ему не говори, пусть все будет как прежде, сказал Конрад и открыл дверь в большую гостиную, где должно было состояться бракосочетание.

Гунтрам глубоко вздохнул когда увидел высокий сводчатый потолок, украшенный нарисованными природными цветами, элегантный стол с двумя креслами и несколько стульев позади них. У него пересохло во рту, когда он увидел Фридриха и Алексея, беседующих с другими людьми.
— Пойдем, я познакомлю тебя с переводчиком и с дедушкой Хейндрика. Я пригласил его,- сказал Конрад, и Гунтрам посмотрел на него с печалью, которая охватила его.
Старик подошел к ним, и только крепкая хватка Конрада помешала ему сбежать от стыда. Алрик Уолленберг грустно улыбнулся, и не сказав ни слова обнял его.
— Я рад что ты здесь. Всего тебе хорошего. Хейндрик всегда хорошо говорил о тебе.
— Я....
— Не надо ничего говорить,- сказал старик с грустью,- Он хотел бы присутствовать при этом. Я здесь вместо него.
— Он был отличным другом,- прошептал Гунтрам
— Ты должен показать мне своего ребенка,- сказал Алрик,- У меня есть два правнука его возраста. Вы должны приехать в Мальмё, чтобы они играли вместе.
— Я был бы очень польщен, если вы позволите мне сделать это,- тихо ответил Гунтрам
— Как насчет следующей недели? Если Герцог согласится конечно.
— Будет ли это удобно, если мы придем к вам в следующую субботу? - вмешался Конрад, радуясь что Гунтрам не расстроился и справился с ситуацией.
— Да, мы будем ждать вас на обед, а дети смогут поиграть друг с другом. Старшим девочкам построили новый дом на дереве, они работают волонтерами,- сказал старик приветливо и Гунтрам искренне улыбнулся.

***

Гунтрам очень устал после церемонии бракосочетания и банкета, но он делал вид что заинтересован в разговоре, который вели его отец, Конрад и Алрик Уолленберг о будущем Фонда, он посмотрел в сторону стола, где его мальчики лакомились мороженным и ели свадебный торт. Бригитте сидела рядом с ними и на её руках крепко спал Курт.
— Каково это быть замужем? - спросил Алексей, слегка похлопав его по плечу,- Может быть мне попробовать?
— Ты же говорил что французы независимы,- ответил Гунтрам с улыбкой,- Я очень рад что ты здесь, и что был моим свидетелем.
— Я тоже рад. Даже господин Элсассер выглядит счастливым. Он изменился. Даже не жаловался когда ЖанЖак показал ему список того что потребуется для торта, и когда он потребовал самолет чтобы привезти его сюда.
— Торт испек Жан-Жак?
— Конечно! Кто же еще? Герцог никогда бы не купил в другом месте, иначе Жан-Жак заставил бы его есть Фугу до конца жизни. Но ты не ответил на мой вопрос, должен ли я жениться, как думаешь?
— Вы вместе уже более 10 лет,- сказал Гунтрам с улыбкой,- Одно могу сказать, поставь его в известность перед свадьбой.
— Ты прав, Гунтрам, - усмехнулся Алексей и посмотрел на Жан-Жака беседующего с Фридрихом о своей новой телевизионной программе,- Я пойду спасу Фридриха, а то он его заговорит до смерти, о кухне, которую он увидел в отеле. Она ему очень понравилась, и я предвижу команду строителей в замке, которые придут переоборудовать кухню.
— Пусть делает как хочет, - сказал Гунтрам и пошел за своим другом к другой половине стола.

— Как самый старший из присутствующих, я считаю своим долгом выступить и дать совет нашему Гриффину, в которых он постоянно нуждается...
— Отчаянно нуждаюсь,- сказал Конрад хихикая
— Я не хочу желать вам счастья, потому что вы переполнены счастьем, я не хочу давать вам свое благословение, потому что вы были благословлены с момента как встретили друг друга, я не буду давать вам советы как пережить трудности, потому что вы пережили все трудности и восторжествовали над многими проблемами. Я только прошу вас поделиться своим счастьем со всеми нами и чтобы ваше счастье длилось до конца ваших дней!
Он поднялся с бокалом шампанского и остальные мужчины последовали его примеру, присоединившись к тосту.
Алексей допил свой бокал и разбил его о стену, который разбился на множество осколков. А затем Конрад сделал то же самое, стоя рядом с Гунтрамом, и все мужчины последовали их примеру.
Шум разбитого стекла разбудил Курта, он поднял голову, посмотрел как папа целует его отца, перед всеми людьми, а его братья хихикали над выходкой родителей.
— Поздравляю,- сказал Мишель,- Желаю тебе всего наилучшего.
— Спасибо,- сказал Гунтрам, улыбаясь своему отцу.
— Я не буду говорить речь, потому что Альрик все сказал и я полностью с ним согласен. Я только хочу поблагодарить вас, за то что вы были с нами в наш особенный день. Я надеюсь что вы присоединитесь к нам, на наш праздник в Цюрихе, позже. Но прежде чем мы расстанемся я хочу преподнести своему Гунтраму то, что напоминало бы ему о моей любви,- сказал Конрад и достал ювелирную коробку.
— Пусть это будет последнее осложнение между нами, Маус,- сказал Конрад, они посмотрели в глаза друг другу и забыли об остальном мире,- Открывай!
— Конрад, это слишком дорого,- сказал Гунтрам, увидев имя производителя часов, и надпись любимого поэта Конрада, Виргилия: «Теперь я знаю что такое любовь».
— Это последняя сложность между нами,- тихо сказал Конрад, он взял часы - Breguet Grande Complication, и надел ему на руку.
— Они очень красивые,- сказал Гунтрам, но не смог выразить свои чувства словами,- Просто невероятные,- добавил он и погладил его лицо.
Курт слез с колен няни, подбежал к своему отцу и стал карабкаться вверх по его штанине.
Смеясь Конрад взял своего маленького сына на руки, и тот схватился за запястье своего папы и стал разглядывать часы, весь механизм которых был виден через прозрачное стекло.
— Кажется я знаю какой подарок он захочет после окончания школы,- Сказал Конрад и все засмеялись.

Когда все друзья разъехались, Гунтрам взял Фридриха за руку и отвел в сторону.
— Спасибо вам большое, что вы сегодня здесь. Это много значило для Конрада.
— Я бы никогда не пропустил этот день,- любезно ответил Фридрих,- В конце концов он успокоился.
— А вы? - спросил Гунтрам с благоговением.
— Я очень рад за вас обоих. Конрад взрослый человек в конце концов. Некоторое время я думал что он никогда не сделает это, или я не доживу до этого дня,- добавил он устало.
— Может быть вы хотели кого-то другого для него? - нервно сказал Гунтрам, и Фридрих посмотрел на него с бесконечной добротой и нежно погладил по щеке, как бы сделал отец.
— Гунтрам, Господь сказал: "Человеку нельзя быть одному, я сделаю ему помощника подобного ему."
— Но Левит...
— Сказал другое. Я знаю. Только Господь может судить нас. И он сделает это, когда придет наш час. Будь счастлив и сделай счастливым своего мужа. Следуй Его законам и веруй в Его милость.

**************************************
1. Горан- pp.userapi.com/c636927/v636927794/5a507/pKp30CT...

2. Дом в котором живет Горан и Гунтрам -4.bp.blogspot.com/-CAoiek1roVA/TyPCizecxdI/AAAA...
**********************************************************************************
Конец 24 главы. «Брегович и служба знакомств Михайловича». (1 часть)

URL
   

moydnevnichok-57

главная