Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:59 

Жизнь прекрасна!
ТИОНН РОДЖЕРС. 29 марта 2011 год.

Как это всё началось.

В марте 2010 года, я начала публиковать роман «Substitute». Когда я закончила первые две части, я была поражена тем, какой он имел успех. Удивление моё было ещё и потому, что я знала как много в нем недостатков.
Во первых: Я не носитель английского языка, хотя я работала в некоторых английских компаниях.
Во вторых: Я никогда в своей жизни не писала художественные книги. Я писала доклады по экономике, политике, истории. Но художественный вымысел- это другое. Вы должны рассказать историю, но вы еще должны и заинтересовать человека, чтобы он слушал вас.
В третьих: Сюжет на первый взгляд казался слабым: Симпатичный юноша, влюбляется в богатого могущественного человека. Что это? «Золушка» в брюках? Почти, но не совсем.

Что побудило написать меня этот роман? В течении некоторого времени я много читала слэш. Там было много историй, которые мне понравились. Но большинство из них были незавершенные- (Какое разочарование!!!) или сюжет был утрачен.
В некоторых из них были большие старты, хорошие персонажи, а потом пуф!... и ничего не произошло. Я никак не могла решить что я ненавижу больше всего, оставить оборванный сюжет, после того как персонажи найдут друг друга, или разочаруются, а потом сели на самолет и отправились на Гавайи и мы никогда больше ничего о них не услышим.
Я обещала себе не делать этого и закончить то, что я начала.

Несмотря на то что я женщина, и моя работа заключается в изучении политики в Латиноамериканском обществе, в области стратегий и исследовании (в основном военные), я контактирую в основном с мужчинами чем с женщинами. Это дало свои преимущества в написании характеров, привычек и так далее.

Имя Конрад фон Линторфф- действительно существует. Я встретилась с ним случайно, в жаркий летний день в Виттстоке-Доссе, Германия, в 2009 году. (Это был тур) Я посещала военный музей в этом городе. В нем я увидела это имя написанное на доске почета. Мне понравилось имя. Потом я посетила замок Уиттсток, в котором жил Конрад (фотографии я сделала там). Я познакомилась с ним и в личной беседе он рассказал мне историю своей жизни.
Отсюда началось мое путешествие. Я хотела посмотреть как живет современный Принц, как он живет в современном обществе, его отношение к власти. Я начала строить этот персонаж. Персонаж Конрада был создан первым.
Конрад бисексуал и в его обществе это не вызывает никаких проблем. Он выполняет свои обязанности и не нарушает норм приличия. И не дрогнет перед вызовами судьбы


Персонаж Гунтрама появился как атитез Конраду, но я наделила его минимальным потенциалом, который позволил бы ему выжить в темной, опасной враждебной среде.
Я где-то читала в комментариях, что читатели были разочарованы поступком Конрада, что он вспыльчивый и несколько раз ударил Гунтрама. Хочу объяснить эту ситуацию. Гомосексуалисты не женщины, они мужчины и реагируют также. Не надо сопоставлять персонаж Гунтрама с женщиной, он не будет плакать в углу как женщина, и то что он ударил его, это нормально и не надо так драматизировать.
Другое дело ситуация с похищением или с заложником, где он чувствует себя бессильным.
Женщина в ситуации с похищением, лучше приспосабливается, мужчина же идет в лобовую атаку, даже если он знает что не справится, пытается покончить с собой. Я не задумывала его персонаж как «фея». Сладкий, добродушный, спокойный и любящий- да. Но сколько мы знаем таких людей? Он живет в собственном мире, но в то же время как и все остальные люди.


Константин- это альтер эго Конрада. Для него не существуют никаких ограничений. У него реальная свобода власти. Человек, который живет своими инстинктами, иррациональности, и превращает это в логическое действие. Константин- зверь, который знает законы общества и использует их, либо игнорирует, в зависимости как ему выгодно.

Конрад- агнец (ягненок), который одевает кожу волка, потому что это нужно для его власти уважения ассоциатов.
Константин- волк в шкуре ягненка.

Гунтрам самый невнимательный человек на этой земле, и именно поэтому он хорошо справляется с Конрадом и любит его.
Поэтому Конрад видит в нем не соревнование и не победу.

Читайте, пишите комментарии. Мне интересно ваше мнение.

01:36 

Тионн Роджерс. "О доброте и сострадании жаб и лягушек (перевод)

Жизнь прекрасна!
О доброте и сострадании жаб и лягушек.
25 глава.
«Терпение паука»
27 января 2013 года. США.

*********************************

« Ничто никогда не получается так как хочется. Но я всегда знал как из худшей ситуации выбрать лучшую.»
« Ален хороший парень, но уж слишком провинциальный. Он ничего не хочет менять в своей жизни, ему нужна только его музыка и жалкая профессия учителя. Я оставил ему дом и немного денег, думаю что для него достаточно.»

« Никто кроме Ангела не будет идеален для меня. Но он превратился в сумасшедшего когда стал отцом. Единственно хорошее что получилось от нашей связи, это мой Конор. Но я и его потерял.»

« Павичевич сейчас у власти и мне нельзя больше оставаться в Европе. Америка тоже небезопасна для меня. Еще месяц, и я покину её.»

Константин окинул взглядом комнату ожидания, стены окрашенные в мягкие тона, блестящий сверкающий мраморный пол и современными картинами на стенах.
— Мистер Арсеньев? Вы можете увидеть своего сына. Он здоровенький мальчик.
— Спасибо,- ответил он,- С суррогатной матерью всё в порядке?- спросил он из вежливости.
— Врач побеседует с вами позже,- ответила медсестра, чувствуя себя неуютно, от того каким холодным тоном назвал он женщину родившую для него ребенка.
— Могу ли я сейчас увидеть своего сына?
— Да, следуйте за мной, пожалуйста,- сказала она сухо, и Константин последовал за ней по коридорам.
Медсестра посадила его в комнате, где через большое окно можно было увидеть новорожденных. Она поднесла его к окну и он посмотрел на спящего ребенка на её руках, и еще раз почувствовал знакомое тепло.

« Он очень похож на моего Конора»,- подумал он и прижался к окну, чтобы посмотреть внимательнее.
Медсестра повернулась и пошла к двери, чтобы дать ребенка его отцу.
— Он очень милый ребенок,- сказала медсестра и приготовилась объяснить ему, как правильно держать младенца на руках.
— С ним всё в порядке,- сказал Константин, взял у неё ребенка и квалифицированно прижал к своей груди.
— Да, его состояние оценивается в 9 баллов.
— Вы его покормили?
— Пока нет. Вы четко сказали чтобы у него не было контактов с его матерью.
— Ну вы должны были покормить его. То что он спит, не означает что вы можете пренебрегать своими обязанностями,- резко сказал Константин.
— Да, сэр. Но я подумала что вы предпочтете сделать это сами.
— В коридоре?- ухмыльнулся он.
— Я могу дать вам стерильную одежду и вы можете покормить его в детской комнате. Или пойдите в администрацию и попросите предоставить вам отдельную комнату.
— Я думаю халата будет достаточно.
— Хорошо, сэр. Подождите здесь пожалуйста,- сказала она и ушла в стерильную зону.

Константин сидел в маленькой прихожей и внимательно, с нежностью рассматривал каждую деталь лица ребенка. Волосы у него были светлые как у Конора. Ребенок на секунду приоткрыл глаза и Константин заметил что они были темно-голубые, как у отца.
« Это было Благословением, что осталось ещё три эмбриона. Ты будешь таким же красивым как был твой отец и брат.

***

Константин смотрел на новое свидетельство о рождении, которое передал ему сегодня адвокат в холле гостиницы. Он вздохнул и отставил бутылочку из под молока в сторону и осторожно похлопал по шестидневному ребенку, чтобы он отрыгнул, прежде чем закрыть глаза.
— Ты еще спокойней чем твой брат Конор, мой Костя. Должно быть сладкий характер моего Ангела достался и тебе,- сказал он обращаясь к ребенку на русском языке, - У нас все готово к отъезду и скоро мы уедем.

С большой осторожностью Константин подошел к кроватке и положил в неё спящего ребенка. И рядом с ним положил игрушку, зеленую плюшевую лягушку.
« Больше ничего французского у нас не будет, Костя»,- подумал он и прочитал свидетельство о рождении:
КОНСТАНТИН АРСЕНЬЕВ, сын Франсуа Арсеньева.
« Теперь ты гордый гражданин Америки.»

« Аргентина, последнее место на земле, куда сунется Линтрофф. У него ничего нет в этой стране. И Гунтрам никогда сюда не приедет. Так что Аргентина для нас, безопасное место.»
« Никто не будет нас там искать. И Буэнос-Айрес удобен для меня. Павичевич после 2010 года тоже туда не сунется. Римский держит эту зону и не пустит туда крестоносцев. Там есть неплохие частные школы и у нас достаточно денег, чтобы хорошо прожить остаток жизни. Никто и ни о чем вас не будет спрашивать, если у вас есть деньги.»

« Жаль что ты никогда не встретишь своего брата. Он был замечательным ребенком.
Самое прекрасное что у меня когда-либо было. Никто и ничто не мог сравниться с моим Конором. Ни одно художественное произведение не было таким невероятным как он.»

« Гунтрам потерял половину моей любви, когда я увидел Конора.»
« Теперь, когда я увидел своего Костю, я буду заботится только о нем.»
« Возможно я когда-нибудь забуду Конора.»
« Может быть мой Костя станет ученным или инженером.»
« Время покажет.»
« Это новое начало для нас всех.»

*************************************
Конец 25 главы. Терпение паука.

16:41 

Тионн Роджерс. "О доброте и сострадании жаб и лягушек (перевод)

Жизнь прекрасна!
О доброте и сострадании жаб и лягушек.
24 глава.- 2 часть
«Брегович и служба знакомств Михайловича»-2 часть
9 ноября 2012 года.
Цюрих.

*************************************

— Честно говоря, моя свадьба была спонтанной и на самом деле не планировалась,- настаивал Гунтрам несчастно.
Горан поднял бровь и положил очки на столешницу, Гунтрам сел на один из табуретов в кухне, чувствуя себя немного глупо после последнего замечания.
— В самом деле? Как ты думаешь, сколько времени потребуется чтобы изготовить твои часы?- бросил он вызов Гунтраму
— Ну...я не знаю,- ответил застенчиво Гунтрам,- Несколько недель?
— Да, Гунтрам, несколько недель, или месяцев. Ты считаешь это спонтанное решение? - Горан фыркнул, - Даже фотографии не сделали!
— Алексей сделал несколько фотографий на мобильный телефон, я послал их вам по электронной почте.
— Большое дело! - фыркнул Горан,- Я всё еще зол на Герцога и ты не заставишь меня изменить свое мнение.
— У Конрада были самые лучшие намерения, он не хотел оскорбить тебя или членов своей семьи.
— Да, я слышал уже эти оправдания. Хорошо, что я могу сделать если у твоего мужа нет мозгов. Достаточно было криков Фердинанда.
— И не забудь Альберта, Адольфа, Элизабетту, Титу, Каролину... и еще длинный список людей которые кричали на него,- сказал Гунтрам с улыбкой,- Я не выдержал бы 400 человек гостей на свадьбе, мой друг.
— Это единственное что останавливает меня не свернуть вам шеи,- сказал он с улыбкой.
— А как насчет тебя? Ты не хочешь жениться? - спросил небрежно Гунтрам.

— Жениться? Нет. Зачем? Я прекрасно себя чувствую один,- ответил Горан мгновенно.
— Для того чтобы иметь собственных детей. Ты очень хорошо управляешься с Куртом, нашел с ним общий язык.
— Точно! У меня уже есть твой мальчик и ты забираешь его как только он начинает плакать или ему нужно сменить подгузник. Это меня вполне устраивает.
— Может быть, если будет небольшая семья будет неплохо?
— Поскольку я скоро буду назначен следующим Hochmeister, у меня будет столько дел, и столько общения что мне уже будет не до семьи. Все эти ассоциаты настоящие попрошайки, им кроме денег ничего не нужно. Так что я рад что буду возвращаться в свой пустой дом и отдыхать от всего этого.
— Да, я понимаю твою точку зрения, но возможно все же хорошо иметь кого-то, чтобы отвлечься от проблем?- предложил Гунтрам,- Как насчет домашней еды? - спросил Гунтрам, видя как Горан достает из холодильника приготовленные Николеттой блюда и ставит их на мраморную столешницу.
— Гунтрам, в каком столетии ты живешь? Жена и кухня не всегда идут рука об руку,- ухмыльнулся Горан,- В наше время любая женщина убьет тебя, если ты предложишь ей такое. Если конечно она не повар по специальности. Я лучше буду иметь дело с микроволновкой, чем с женой. Кроме того, Николетта очень хорошо готовит.

Видя что он проигрывает битву, Гунтрам решил сменить тактику.
— Ты знаешь, я хочу нанять себе няню.
— Не слишком ли ты взрослый, чтобы заводить для себя няню?
— Не для меня, - зарычал Гунтрам,- Это для Курта, на время пока я нахожусь в своей квартире. Курт бегает везде, лезет куда не нужно, я боюсь чтобы он не выпил скипидар когда-нибудь. Я не могу за ним уследить.
— Да, это верно, малыш очень энергичный,- сказал Горан, ставя второе блюдо перед Гунтрамом,- Я думал что ты не любишь посторонних людей в своей квартире,- добавил он озадаченно.
— Её зовут Наталья. Ратко порекомендовал её. Через знакомых Мирьяны. Она из Сербии. Она аспирант, приезжает в Цюрих, хочет получить степень магистра,- сказал Гунтрам невозмутимо.
— Сербская женщина придет сюда? - спросил изумленный Горан.
— Да. А что, какие проблемы? Она говорит по английски, а если я что-нибудь не пойму, ты поможешь мне. Она любит детей.
— Я рад что ты нанимаешь няню. Малыш очень активен, очень трудно за ним уследить.
— Честно говоря, я бы никого не нанял. Мне просто нужно чтобы в доме кто-то был, когда я остаюсь один, меня иногда обуревают страхи, жизнь превращается в сущий ад. Константин постоянно развлекал Курта, они оба слишком энергичные. А у меня не хватает сил на это.
— Гунтрам, у тебя больное сердце, а у ребенка больше энергии, чем у Клауса и Карла вместе взятых. Правда он лучше чем любой другой ребенок, которых я когда либо встречал. Он постоянно что-то исследует.
— И никогда не сидит на месте. У Константина была идея позволять ему свободно ползать по комнате и делать все что он захочет, в пределах разумного конечно, и теперь Курт считает это своим правом и не понимает, почему его ограничивают в свободе,- сказал Гунтрам, и внимательно посмотрел на Горана, как он среагирует на тот факт что он упомянул о Репине, но серб не проявил никаких эмоций.

Гунтрам вздохнул с облегчением. Горан также как и Конрад не осуждал и не испытывал его. «Мне легче оттого что они мне доверяют. Мне так легче будет забыть о прошлом.»
— Гунтрам, я бы тоже не хотел быть запертым в клетке или в манеже. Дети сильнее чем ты думаешь. Просто держи его подальше от опасных вещей и все будет в порядке, - Сколько ей лет?,- спросил растерянно Горан, и Гунтрам улыбнулся, поняв что Горан захватил наживку.
— Ей должно быть около 27 лет.
— Слишком старая.
— Старая?
— Нам нужна няня, лет восемнадцати, чтобы постоянно бегала за ним,- мечтательно сказал Горан,- Замужем?
— Нет, пока нет,- ответил Гунтрам, оправившись от шока, он подумал что Горану нужна слишком молодая жена,- Судя по фотографии, она выглядит красивой.
— Красивая и не замужем в 27 лет? С ней что-нибудь не так?
— Я тоже могу сказать, Горан, в каком столетии ты живешь?,- ответил Гунтрам с улыбкой,- Сейчас женщины выходят замуж когда захотят, и чувствуют что готовы к этому.
— Туше! Ты сказал что она из Крайны? - спросил Горан, и Гунтраму пришлось сжать губы, чтобы не улыбнуться.

***

Утром Курт не мог поверить в свое невезение. Во первых, папа привел в дом какую-то женщину, и первое что она сделала, посадила его в манеж. Он кричал до посинения, но она приходила и только добавляла игрушек в манеж, чтобы он играл, не понимая что ему было нужно только чтобы его вытащили из манежа и оставили в покое. Он даже своего любимого медведя выбросил чтобы она поняла это.
Наконец-то его отец, вытащил его из манежа и разрешил ходить по студии, а сам что-то рисовал. Этой курицы не было дома.
Он наконец-то нашел новые часы своего отца, оставленные на стуле и сел на ковер, чтобы внимательно их рассмотреть. Но тут явилась эта женщина и забрала часы.
— Нет, детка, нет, это для взрослых,- взяла их и положила на верхнюю полку, а его посадила обратно в манеж.
Наблюдая из манежа за утраченным сокровищем, Курт бросил в неё торт, который она принесла с засахаренной вишней, и закричал так, что папа решил его опять освободить.
После обеда пришел дядя Горан и о чем-то долго говорил с этой курицей, прежде чем забрать его в парк рядом с домом, и эта женщина пошла с ними.
По крайней мере они оставили его в покое в песочнице, а сами говорили о чем-то игнорируя его.
Курт смотрел как она смеялась и улыбалась дяде Горану, и не мог понять что в этом смешного. А потом набрал в лопатку песок, и бросил в неё.

***

— Голубка улетела,- сказал Гунтрам застегивая комбинезон на Курте.
— Что?
— Я хочу сказать что миссия окончена, она ушла.
— Еще придет?
— Нет, Горан ушел, а Наталья со мной поругалась. Все было хорошо, они пошли гулять в парк, мирно беседуя между собой. А через два часа домой пришла эта истеричка с расстроенным Гораном. Я отправил её к вашей жене.
— Что случилось?
— Я не знаю, говорит что Курт бросил в неё лопатку с песком и она чуть не сошла с ума от злости. Она сказала что я идиот и ребенок у меня не воспитанный.
— Она расстроилась только из-за этого?
— Сказала что мой ребенок сумасшедший.
— Хорошо, не переживай, Мирьяна всё исправит. Горан сильно расстроился?
— Он сказал ей что-то вроде того, что такой женщине как она нет смысла вообще иметь детей. Потом хлопнул дверью и ушел из дома.
— Хорошо, она отпадает. Переходим к варианту номер 2,- вздохнул Ратко

Две недели спустя.

— Иди ко мне,- сказал Горан с улыбкой, спасая Курта от этого ненавистного манежа,- Мы идем в кафе есть вишневый пирог
— Разве ты не должен сейчас быть на встрече?- спросил шокированный Гунтрам, когда открыв дверь увидел Горана. Его сын вскочил в манеже, надеясь что дядя Горан спасет его от заточения.
— Для чего? Я уже выразил Герцогу свои идеи по вопросам, пусть сам разбирается с ними. Ассоциаты к нему лучше относятся, поскольку он не такой плохой скотина, как я,- сказал Горан насмешливо,- Советники должны работать, знаешь ли, Гунтрам.
— Но ты же Hochmeister,- запротестовал Гунтрам.
— Вот именно. Чем меньше они меня видят, тем лучше. Они не должны видеть «Царя» каждый день,- ухмыльнулся он,- Если им позволить это, они потеряют к тебе уважение. Я считаю что Герцог был слишком демократичный, со всеми этими бесконечными встречами и собраниями.
— Завтра придет помощница по хозяйству и она останется в квартире,- сказал Гунтрам, в то время как Горан взял ребенка на руки.
— Только если она не мусульманка, или как предыдущая.
— Она только собирается принять ислам,- ответил Гунтрам.
— С меня достаточно мусульман. Я не хочу видеть мусульман рядом со своим крестником.
— Горан, ислам не инфекционное заболевание,- сказал Гунтрам и Горан впился в него сердитым взглядом,- Хорошо,- пробормотал Гунтрам, доставая пальто Курта. Кандидат номер 2 отпадает, приступаем к кандидату номер 3.

***

С ребенком на руках, Горан наклонился, позволив ему нажать на кнопку лифта, и улыбнулся зараженный восторгом мальчика, когда тот услышал что лифт пришел в движение.
— Мы пойдем в Sprungli и будем есть пирог с вишней. Ты должен вести себя хорошо и позволить мне посмотреть мои документы. Понятно?
Ребенок что-то пролепетал и засмеялся. Горан опустил его на землю и взял за руку. Из-за начавшегося снега, Горан изменил свой первоначальный план идти в кафе пешком, вместо этого он на машине доехал до гаража банка, а оттуда две остановки, не спеша они пошли оба пешком до кафе.
Кондитерская была переполнена туристами, люди даже стояли у бара. Горану это не понравилось, он не любил многолюдные закрытые пространства.
— Здесь слишком шумно,- сказал он обращаясь к ребенку,- Хочешь посмотреть мой офис?- спросил он Курта, как компенсацию за торт.
— Да!
— Подожди, Мирко рассказал мне о новом кафе, рядом с Fraumunsterstrasse. Аргентинец нашел это место несколько дней назад. Я забыл рассказать про него твоему отцу. Кажется там готовят тот местный торт, который он любит. Может привезем ему кусочек?
— Да! - широко улыбнулся мальчик и схватил его за штанину, просясь на руки.
Минут через десять Горан уже стоял перед новой кондитерской. В небольшом магазинчике было всего четыре мраморных столика, две витрины заполненных тортами, несколько полок со стеклянными банками, заполненными доверху конфетами. Что понравилось ему больше всего, было то, что все было старомодным, в классическом стиле, с белым высоким потолком и стеклянными лампами от Тиффани. «Надо показать Герцогу это кафе» - подумал Горан.
— Привет! - женщина среднего роста, брюнетка, поздоровалась с ними,- Я могу вам чем-нибудь помочь?
— Можно ли у вас выпить кофе? - спросил Горан, так как в кафе никого не было, и очевидно она одна заботилась о магазине.
— Да, конечно,- сказала она, выходя из-за прилавка с меню в руках. Она предложила ему столик рядом с окном, и он заметил сбоку красочный коврик с головоломками и деревянными фигурками на нем.
— Могу ли я посадить ребенка на ковер?
— Да, конечно, это место для детей. И он наш первый маленький клиент. Привет, детка,- сказала она улыбаясь и погладила Курта по голове, малыш смущенно ей улыбнулся.
— В этот час дети в школе или в детском саду,- сказал Горан, но она не обращала на него внимания, полностью сосредоточившись на ребенке. «У Курта не будет никаких проблем с женщинами, когда он вырастит»,- подумал он, усадив Курта на стул снимая ему пальто, прежде чем посадить его на ковер. Женщина закрыла дверь в кафе чтобы ребенок не убежал на улицу. «Жаль что у неё уже есть работа, могла быть хорошей нянькой для Курта.»- подумал Горан, сев за стол, стал читать меню.
— Сегодня у нас есть вишневый торт, Добош- венгерский торт, яблочный и лимонный пироги. Я думаю что для ребенка подойдет яблочный пирог, потому что в тортах много крема и масло,- сказала она, и Горан заметил акцент в её речи. На бейджике было написано имя «Мария-Антуанетта».
— А есть Шварцвальд-торт?
— Боюсь что нет, Шварцвальд у нас по субботам и четвергам. Мы печем различные торты по дням недели.
— Тогда я возьму кусок вишневого торта, кофе и яблочный пирог для ребенка.
— Очень хорошо,- сказала она, и скрылась за прилавком.

Горан ел свой торт, наблюдая как быстро Курт поглощает свой яблочный пирог.
— Ест ли ребенок шоколад?,- спросила Мария-Антуанетта, Горан сказал что да, - Вот, это для вас,- сказала она Курту и угостила его маленькой лягушкой, сделанной из шоколада, которую Курт принял с восторгом.

20 февраля 2013 года.

Гунтрам был измучен. Пять кандидаток за три месяца, и ни одна из женщин не произвела на Горана никакого впечатления.
« Все оказалось намного сложнее чем мы все думали. Может быть попробовать кандидатку номер 6?»
« Нет, Пусть Милан и Ратко берут все на себя. Даже Марко получил подругу из этого парада женщин. Я не могу больше это делать. Это бесполезно» - подумал он, наблюдая как Горан с его сыном, вернулись из кафе, куда в последнее время они зачастили, и ставит в гараж свой BMW.
«Найти новое кафе, которое бы ему понравилось, проще, чем найти ему жену.»

14 марта 2013 года.

— Как продвигается операция? - спросил Конрад по телефону.
— Что?- спросил Гунтрам удивленно,- Какая операция?
— Мисс Сербия-2013.
— Ты интересуешься потому что эта кандидатка, на которую ты заключил пари и боишься что она тоже потерпит неудачу?- сказал Гунтрам, ретушируя портрет своих сыновей.
— Я всегда держу пари на победителя,- ответил Конрад.
— Хорошо. Два дня назад он приглашал её в ресторан. Не в Кёнигсхалле, а куда-то в другое место.
— Что-то я в твоем голосе не слышу энтузиазма.
— Это уже шестая кандидатура! Ты имеешь представление каково это терпеть шесть разных женщин за четыре месяца в своей квартире? Когда это всё закончится я уйду в монастырь!
Конрад усмехнулся. Его явно это забавляло.
— Ты давно должен был посоветоваться со мной, Маус. Видишь? Он пригласил её в ресторан. Начинать надо было с неё, не пришлось бы мучиться с предыдущими пятью.
— Номер три ничего так смотрелась, у неё был шанс, но я не знаю что случилось. Горан ничего мне не говорит. Только смеется, когда я говорю ему что у меня есть новая няня. Потом приходит и подозрительно так осматривает её.
— Значит он пригласил мою кандидатуру на обед?
— Да. Вы только ставки с Фердинандом делаете, больше ничего. Как дети в самом деле.
— Я не делаю ставки, Гунтрам. Я только возвращаю одолжение Горану.. Он тоже способствовал воссоединению членов моей семьи.
— В каком смысле?
— Во-первых, Армин женился на его крестнице. Отличный выбор, кстати. Во вторых, твой кузен Эберхард с адвокатом Ланусси. Мне не пришлось его увольнять, он сам переехал к нему жить. Даже Ратко Брегович был доволен его выбором.
— Посредничество- это искусство, которым я не владею. Пусть Горан сам решает как ему жить,- вздохнул Гунтрам,- Я не могу продолжать всё это.
— Номер шесть будет победителем, поверь мне, Гунтрам. Я никогда не ошибаюсь в этом плане,- сказа Конрад уверенно.

***

Молодая ученица пекаря усмехнулась, когда увидела в окно, молчаливого задумчивого иностранца, который три раза в неделю пил кофе в их магазине, в течении последних нескольких месяцев, с момента как её работодатель открыла магазин.
«Очевидно, господин банкир сюда приходит не только за тортом»- подумала молодая блондинка, она сняла резиновые перчатки, и нырнула в кухню, чтобы предупредить своего босса.
— Госпожа Хёрст? У меня перерыв,- сказала она, видя как деловито та укладывает кусочки клубничного торта на тарелку.
— Сейчас?
— Да, я хочу уйти на перерыв пока нет клиентов.
— Хорошо, идите. Когда вернетесь начните с тех безе, заказанных сегодня утром,- сказала она, а та уже бежала к заднему выходу.
Звякнувший колокольчик на входной двери, заставил её оставить свои дела и она пошла встречать посетителя. Она была немного разочарована, увидев темноволосого элегантного мужчину без ребенка, который всегда сопровождал его. Он занял свое обычное место у окна.
— Добрый день,- сказала она с улыбкой, вручив ему меню,- Вы сегодня без сына?
— Он мой крестник,- ответил Горан,- Он остался с няней сегодня.
— О-о...,- сказала она разочарованно,- Он хороший мальчик.
— Вам нравятся дети? Я возьму кусок торта с абрикосами.
— Да, конечно,- сказала она, приняв заказ,- Но у меня нет их пока.
— У меня тоже,- ответил Горан, и она посмотрела на него удивляясь, что он сегодня так разговорчив
— О, очень жаль, вы хорошо управляетесь с крестником.
— Когда умерла моя мать, я заботился о своем брате, он на несколько лет был младше меня,- объяснил ей Горан, удивляясь почему он рассказывает это совершенно незнакомому человеку, её глаза были конечно добрыми, но это ничего не значит.
— Откуда вы? Вы не швейцарец, хотя очень хорошо говорите по немецки.
— Я здесь уже 20 лет, с 1989 года. Я из Крайны. С Баня-Лука, если быть точнее.
— Где это?
— Раньше это было частью Сербии.
— Вы оставили свою Родину из-за войны? Я тоже покинула Мексику из-за насилия, которое там творится,- сказала она, поставив тарелку с тортом и чашку с кофе перед ним.
— Да, частично из-за этого. Мой брат погиб на войне.
— Извините. Мой жених тоже был убит, от случайной пули. Торговцы наркотиками стали беспорядочно стрелять, они даже не дрались, просто веселились, им было скучно, и пуля попала в него. Их даже не привлекли к ответственности. Я не могла больше жить в том городе и переехала. Сначала я жила некоторое время в Мюнхене, у своих родственников, с дядей и его семьей. Потом они дали мне деньги, я арендовала здесь место и открыла кафе.
— Я сожалею о вашей потере,- сказал Горан, сочувствуя ей.
— Все мы когда-нибудь умрем. Это не наша вина, надо продолжать жить дальше. Это закон природы. Я долнжа сделать это кафе процветающим,- сказала она с улыбкой и Горан пристально на нее посмотрел.
— Да, смерть- это дань, которую платят все. Как вас зовут? Меня Горан Павичевич,- сказал Горан прежде чем подумал, а брюнетка улыбнулась и взглядом показала на свой «бейджик», на котором было написано «Мария-Антуанетта», и скрылась на кухне, оставив его одного.

***

— Давай, Гунтрам, ради старой дружбы,- скулил Милан.
— Нет!
— Еще только одну девушку. Я уверен, что теперь когда мы знаем что ищем, мы добьемся успеха. Моя тетя знает что искать.
— Шесть разных женщин в моей квартире за 4 месяца! Я не могу больше!
— Номер 6, продержалась три недели,- отметил Ратко,- Горан приглашал её в ресторан несколько раз.
— Да, а потом вылил бутылку красного вина на её самые дорогие туфли! Как он может быть настолько глупым?- крикнул раздраженно Гунтрам.
— Да?!- спросил Милан в шоке,- И что она?
— Она кричала на него как сумасшедшая!
— Отправляй её домой. Она забракована,- вздохнул Ратко,- Надо отправить ей новую пару обуви.
— Не нужно. Горан отправил ей чек. Как вы можете говорить что все кончено, если они обменялись адресами электронной почты и обещали писать друг другу письма?
Оба серба обменялись взглядами и сели на стулья, чтобы объяснить кое-что невежественному Гунтраму.
— О! Я предвижу разговор!- заворчал Гунтрам
— Гунтрам, ты прожил с одним и тем же человеком почти 10 лет, не так ли? Я предполагаю что до него вокруг тебя вертелись много желающих, но ты выбрал того, кто тебе по душе.
— Почему тогда вы хотите чтобы Горан суетился над каждой женщиной?
— Для таких людей как мы, не так легко найти подходящего....партнера,- Милан не сказал слово «жена».
— Поэтому мы проверяем их. Если Горан сделал это, значит он рассматривал её как предполагаемую «жену». То что он вылил на неё вино, это было испытание для неё. Она его не прошла. Всё! И он заплатил ей за это.
— Устраивать беспорядок на моей кухне, это что, такой сербский брачный ритуал?
— Он хотел посмотреть на её реакцию, только это имело значение,- сказал Ратко
— Вино испортило её обувь. Вы этой реакции хотели добиться?
— Нет! Он испытывал её характер. Хотел узнать как она отреагирует на его выходку. Как правило, обувь для женщины, это существенный атрибут, и если бы она просто рассмеялась, он бы женился на ней на следующий день. Но она стала кричать на него. Это её потеря. Он заплатил ей за причиненный вред и до свидания.
— Я не вижу здесь никакого смысла, Ратко,- сказал Гунтрам, не в силах поверить что сербы могут быть такими шовинистами и гордятся этим.

— Однажды, я сказал Мирьяне, что приглашаю её на ужин в шикарный ресторан. Но по дороге к замку, где мы должны были обедать, мой автомобиль заглох. Мы должны были идти пешком до него через лес. Шел сильный дождь и по дороге ее красивое платье и туфли совершенно испортились, но она смеялась всю дорогу и подбадривала меня.
— Да, такие вещи случаются, если вы поедете с пустым баком. Или если ваши друзья, опорожнят бак, специально,- сказал Милан.
— Вы сделали это специально?
— Одна пара испорченной обуви ничто, по сравнению со сварливой и плохой женой, которую ты получишь на всю жизнь,- ответил Ратко,- Моя тетя рекомендовала её. Мудрая женщина.

— Жаль, у этой девушки были хорошие шансы, но она сама все испортила.
— Невероятно,- пробормотал Гунтрам, решив что пусть делают что хотят. Спорить с Миланом и Ратко было бесполезно, они все равно останутся при своем мнении, казалось что даже «современный» Горан придерживается их взглядов.
— Где сейчас Горан? - спросил Милан,- Я не видел его весь день.
— Ушел с Куртом в кафе, которое ему так понравилось,- сказал Гунтрам, начиная мысленно готовиться к кандидату номер 7.

12 апреля 2013 года.

— Вот где ты прячешься,- сказал Конрад, подходя к нему в хорошем настроении, где Горан сидел за столом изучая документы и записывая что-то в свой IPOD,- Что у тебя нет своего кабинета?
— Кофе здесь гораздо лучше чем в банке,- ответил Горан беспечно.
— Да, это хорошее место,- сказал Конрад, оценивая обстановку в кафе,- Когда я был ребенком, Фридрих водил меня в похожее место.
— Владелец этого кафе, мексиканка. Её семья живет на юге Германии. Они уехали в Мексику после войны, а пять лет назад вернулись в Европу. Племянница работает здесь.
— Понятно,- ответил Конрад,- Ты пробовал этот Добос-торт?
— Всё здесь очень хорошее, свежее и вкусное. Вам надо купить что-нибудь для детей. Всё здесь свежее.
— Хорошо,- ответил Конрад и заказал подошедшей женщине, Добос-торт и кофе.

— Ты присоединишься к нам в Копенгагене в этом году?- спросил Конрад, когда они остались одни.
— А у меня есть выбор?
— Некоторые из наших сподвижников уже чувствуют ваше пренебрежение последние несколько месяцев,- сказал Конрад едко.
— Они получали ответы, на те вопросы которые их интересовали. Если я буду целоваться с ними каждый раз, это не решит наши проблемы.
— Горан, вы прекрасно осведомлены о своих обязанностях как нашего лидера.
— У меня новый вид руководства. И он отличается от вашего,- ответил Горан серьезно,- Мое руководство, это руководство в период военного времени. Ваше руководство было в период изобилия. Ваша обязанность состояла в том чтобы расширить нашу власть, а моя- чтобы защитить и сохранить то, что у нас есть. Я стал Hochmeister не для того чтобы общаться и заводить новые знакомства. Меня не воспитали быть Принцем, меня воспитали быть воином. И я поведу наше братство в безопасное русло, пока новое поколение не заменит меня. Лично я не думаю что на должности лидера должен быть Принц крови. И считаю что я выполняю свои обязанности хорошо.

— Я всего лишь утверждаю что вы должны больше уделять внимания нашим партнерам,- прорычал Конрад, чувствуя себя раздраженным покровительственным тоном Горана.
— Я поеду в Копенгаген, и буду танцевать перед ними, как вы предлагаете. Но я не изменю свою точку зрения по этому вопросу.
— Хорошо.
— Одно слово в вашем предложении не сработает на меня, Гриффин,- ответил Горан, не обращая особого внимания на возмущение Конрада, и достал листок бумаги из внутреннего кармана пиджака, - Это список людей, которых я хочу чтобы пригласили в Копенгаген,- он развернул листок и отдал его Герцогу.

Конрад посмотрел на Горана и тот ответил на его взгляд очень холодно. Конрад сложил лист бумаги, встал и в бешенстве вышел из кафе.

— О, ваш друг уже ушел? - спросила женщина, держа поднос с тортом и кофе в руках.
— Он вспомнил что должен выполнить одно поручение,- объяснил Горан, у которого поднялось настроение.
Он посмотрел на неё, сравнивая её смуглую кожу с длинноногой блондинкой, которую нанял Гунтрам в качестве няни несколько недель назад.
«Почему все думают что красивая женщина должна хорошо выглядеть?»
— Он много потерял,- сказал Горан, указывая пальцем на торт, радуясь, что она поняла его и поставила поднос перед ним, не теряя времени на вопрос.
«Эта блондинка способна только на то чтобы спать и есть.»

30 апреля 2013 года.

— Зачем тебе нужна новая няня, Гунтрам? Разве она не похожа на предыдущую?
«Конечно, на хрен она мне нужна! Проблема в тебе!»- подумал он и заставил себя улыбнуться.
— Аня, подруга Марко, порекомендовала её.
— Мне кажется что Бригитта или Николетта спокойно могут посмотреть за Куртом,- сказал Горан озадаченно.
— Эта девушка изучает музыку и работает в Братиславской Филармонии,- сказал Гунтрам, вспоминая данные кандидата номер 9,- И...она блондинка с голубыми глазами.
— Ты что...ищешь натурщицу? Подписываешь контракт, прежде чем снять с неё одежду? - сказал Горан сухо
— Я не собираюсь рисовать нянь своего сына! - запротестовал Гунтрам, чувствуя себя несчастным.
— Ну за последние 5 месяцев, кажется ты провел кастинг горячих перспективных нянь,- глумился Горан,- Каждые две недели в гостевой спальне селится новая няня.
— Трудно получить хорошую помощницу.
— Гунтрам, ответь мне, между тобой и Герцогом всё хорошо?
— Да, конечно! С чего ты взял что может быть иначе?
— Ты ведешь себя странно в последние месяцы. А если добавить к этому твою манию к сербским студенткам.... Я просто подумал стоит ли мне беспокоиться или нет?

Выражение вины на лице Гунтрама дало понять Горану что он на верном пути чтобы получить признание Гунтрама.
— Ты можешь довериться мне, братишка.
— Вся эта история сводит меня с ума! И эта сербская идея! - Гунтрам наконец взорвался,- Все хорошо между мной и Конрадом.
— Лакруа доставляет проблемы?
— Нет. Он все еще расстроен из-за нашей с Конрадом свадьбы, но думаю в ближайшие три месяца успокоится,- сказал Гунтрам,- Это другое...
— Я слушаю тебя,- сказал Горан и сел в одно из кресел, Гунтрам сел в кресло напротив.
— Я не знаю как это объяснить. Если ты узнаешь, ты меня возненавидишь с полным основанием.
— Скажи мне, я сам решу как поступить.
Стыдясь за свою собственную глупость, Гунтрам уставился на сына, который сооружал немыслимые конструкции из кубиков.
— Я думаю что он у нас гений,- мягко сказал Горан.
— Да ладно тебе...ты так говоришь потому что любишь его.
— Нет, не совсем. Посмотри на то что он строит, ты не найдешь в этом шаблона. Дети в его возрасте ничего такого не делают.
— Он даже плохо говорит, а ему ведь уже 2 года.
— Это потому что он уже имеет дело с тремя языками: английский, немецкий и русский. Моя горничная до сих пор говорит с ним по русски и он понимает её. Однажды я попросил его что-то принести на русском языке и он сделал это. Ты не сотрешь из его памяти русский язык. Да и зачем? То что он будет понимать и говорить по русски, это преимущество для него. Не позволяй своим страхам мешать его образованию, братишка.
— Горан, ты знаешь мои причины.
— Да, я знаю, но ты должен преодолеть свои страхи,- сказал Горан, увидев что Гунтрам немного расслабился,- А теперь скажи мне, что такого ужасного ты сделал.

— Мы организовали заговор, чтобы женить тебя,- промямлил Гунтрам.
— Повтори?
— Мы хотели чтобы ты женился на хорошей, сербской леди, но тебе не понравилась ни одна из них.
— Почему, ради всего святого вы решили женить меня? - Горан ругался тихо, чтобы не напугать ребенка,- Кто такие «Мы?»
— Нет, я не сумасшедший. Я- ИДИОТ!- сказал Гунтрам застенчиво.
— Лучше объясни мне всё, братишка.
— Ребята сказали мне, что ты очень одинок и тебе нужна жена и ребенок. Я подумал что ты очень любишь детей и поэтому согласился с их идеей. Я так же хотел чтобы у тебя был наследник.
— Кто были эти «ребята?»
— Ты их знаешь...Милан, Ратко, Марко, Мирко, Федерико, Алексей, Фердинанд и Майкл. Мы подумали что это хорошая идея.
— Значит только Герцог и Адольф отсутствуют в вашей команде мечтателей,- фыркнул расстроенный Горан,- И каков был ваш план?
— Ну, он был не сложный. Я должен был якобы нанимать нянь, и когда ты пойдешь на прогулку с Куртом, она должна была идти с тобой, и... ты мог выбрать себе ту, которая понравится.
— Я не понимаю логику этого шедевра стратегии.
— План бы сработал хорошо, если бы было более тесное общение. Было 8 разных женщин за всё это время и ты не выбрал ни одну! Я перебрал сотни фотографий и резюме. Я столько красивых женщин не видел за 20 лет.
— Теперь я понимаю почему Герцог не взорвался, когда ты выбирал молодых сексуальных нянь, которые должны были жить с тобой под одной крышей.
— Конрад выбрал женщину под номером 6, и был разочарован, когда мне пришлось её отправить,- признался Гунтрам.
— Понятно,- сказал Горан и Гунтрам покраснел от стыда.
— Ты имеешь полное право злиться на меня, Горан. Я не должен был вмешиваться в твою жизнь. Я приношу свои глубочайшие извинения.
— На Милана, Ратко и Герцога я еще мог подумать, что они будут пытаться сделать что-то подобное, но ты? Как они убедили тебя принять участие в этом фарсе? О чем ты думал? Построишь женщин в ряд, и я должен выбрать подругу жизни?
— Я сожалею.
— Это оскорбительно! О чем вы все думали! Что я, жеребец, бык?,- спросил Горан не повышая голоса,- Я поговорю со всеми ними.
— Горан, не расстраивайся так. Сегодня все это прекратиться. Я позабочусь об этом.
— Нет, я разберусь с ними, и больше не слушай их.
— Я боялся что ты назовешь Курта своим преемником.
— Значит вот как? Я должен был родить своего сына, чтобы освободить твоего сына от участи хуже чем смерть?
— Ты знаешь что я думаю об Ордене. Я не хочу ничего такого для Курта.
— Я бы никогда не назвал Курта своим преемником, ему всего два года. И я знал что ты всегда был против этого.
— Конрад думал что ты сделаешь преемником его мальчиков.
— Я еще года не пробыл на троне, а вы уже все собираетесь меня оттуда скинуть.
— Я имел в виду через 20 лет.
— Гунтрам! Занимайся живописью и не лезь в политику, ясно? - рявкнул Горан
— У тебя же нет наследника до сих пор.
— И что? За 20 лет все может измениться. Никто не знает что с ним случится завтра. Моим преемником будет тот кто лет на десять меня моложе, не меньше. Я думаю ты знаешь кто будет моим преемником.
— Кто?
— Не говори об этом никому, даже Герцогу,- сказал серьезно Горан,- Я думаю что это будет, Мирко Брегович или Федерико Мартиарена Альвеар. Они оба подходят, но им нужно еще немного подучиться и набраться опыта. Еще рано говорить об этом, возможно будет Армин фон Линтрофф. Характер его улучшается, он стал более ответственным.
— Мирко или ФЭФО, значит не мои дети?- спросил шокировано Гунтрам.
— Все они чьи-то дети. На самом деле, я думаю что больше мы не будем придерживаться этого правила, передавать трон членам крови, как это было всегда.

Курт встал с пола и пошел к крестному, что-то показывая и жестикулируя ему чтобы он взял его на руки.
— Нет, молодой человек, скажи это словами,- сказал серб с доброй улыбкой
— Подними меня, дядя! - сказал Курт, дергая его за штанину, но Горан не брал его,- Пожалуйста!,- добавил он быстро
— Видишь, Гунтрам, Курт умнее нас всех вместе взятых! - сказал Горан и посадил Курта на колени.
— Ты прав, Горан.
— Я до сих пор не могу поверить что ваш большой план заключался в том чтобы подцепить меня на крючок с одной из этих женщин. Это действительно обидно, что вы все подумали что я так прост.
— Если бы ты не был таким привередливым, все сработало бы.
— Если мне понадобится жена я сам её найду,- строго сказал Горан,- Мы идем в парк, а потом пойдем с Куртом в наше любимое кафе.
Гунтрам поднялся и пошел переодеть своего сына. Горан повернулся и позвал малыша, который с радостью побежал к нему и тот взял его на руки.
— Мы пойдем погуляем, потом поедем есть пироги и вернемся в 4 часа,- сказал Горан, а потом повернулся и сказал,- Ты плохо разбираешься в людях, Гунтрам.
— Я действительно не понимаю чем тебе не понравились эти женщины? Даже мне понравились некоторые из них. Сегодня должна была прийти женщина, как сказал Милан, она лучше чем Клаудиа Шиффер.
— Вот пусть Милан на ней и женится. Он уже ищет себе жену почти 20 лет.
— Вы пойдете в Sprungli? - спросил Гунтрам, меняя тему разговора.
— Нет, там слишком много народу. Мы нашли новое место и ходим туда почти 4 месяца. Там готовят домашнее печенное. И...кстати, Гунтрам, номер 3 и номер 6 были очень спортивными, передай Герцогу моё уважение.

Войдя в лифт с ребенком на руках, он посмотрел на крестника и вспомнил лицо Гунтрама, когда тот признавался в заговоре.
— Малыш, я иногда не понимаю твоего отца,- сказал он ребенку, который смеялся
— Горан, я хочу новые часы папы!
— Я до сих пор не понимаю тебя, малыш,- сказал Горан, глядя на мальчика с нежностью и гордостью, а тот вздохнул разочарованный что его никто не понимает.
— Мы пойдем к Марии-Антуанетте, она угостит тебя пирогом. Ты не находишь что она милая? Она хорошая женщина и она любит детей, хорошо готовит. Может у меня есть шанс с ней познакомиться поближе и жениться на ней?

********************************************************************
Квартира Гунтрама- 4.bp.blogspot.com/-ek3E4t5u7a0/TyPXjULkkDI/AAAA...

Обратите внимание на петухов на камине.

Конец 24 главы (2) части. Брегович и Служба знакомств Михайловича.

05:32 

Тионн Роджерс. "О доброте и сострадании жаб и лягушек (перевод)

Жизнь прекрасна!
О доброте и сострадании жаб и лягушек.
24 глава - 1 часть
«Брегович и служба знакомств Михайловича»
5 ноября 2012 года.
Цюрих

*************************************

После раскола спровоцированного восстанием против Георга фон Линтрофф, устойчивый мир Мальтийского Ордена перевернулся за несколько месяцев. Обвинение выдвинутое против Гертруды фон Линтрофф, за растрату и налоговое мошенничество, совершенное в Линтрофф Фонде, было шоком для большинства людей, особенно после того как Герцог Конрад фон Линтрофф отказался оказать ей поддержку, и даже наоборот спонсировал юридическую фирму в предъявлении ей обвинения.
Вопреки всем ожиданиям Конрад фон Линтрофф отказался вернуться на свой прежний пост в качестве Hochmeister и предложил вместо себя кандидатуру Горана Павичевича, а сам хотел стать простым советником.
Герцог сжег все мосты на надежду возвращения на этот пост, после того как он решил публично заключить брак в Швеции с Гунтрамом де Лилем, который долгое время был его любовником, тем самым повернувшись спиной к Церкви, которой он служил в течении многих лет.
Комтурен были в шоке от его поступка, но искренне радовались что в качестве следующего Hochmeister будет назначен Summus Marescalus. Остальным партнерам ничего не оставалось, кроме как надеяться на лучшее и принять новый порядок вещей.
Кандидатура Горана Павичевича, как нового Hochmeister набирала все больше, и больше поддержки со стороны остальных сподвижников.


— Я думаю что Горан одинок,- сказал Ратко, сидя в кафе серым, дождливым днем, мешая ложкой кофе, - Если он станет Hochmeister, мы должны его женить.
Остальные трое мужчин уставились на него, пока Федерико Мартиарена не рассмеялся во весь голос.
— Это что, первоапрельская шутка?,- сказал Федерико, Милан и Мирко усмехнулись, понимая что это ничто иное как шутка.
— Я не шучу,- сказал Ратко серьезно,- Ему нужна жена, которая обеспечит его наследником.
— Ратко, тебе нельзя пить черный кофе, это вредно для тебя, не так ли? - ухмыльнулся Федерико,- Это самая глупая идея, которую я слышал за последние годы.
— Почему?,- обиделся Ратко
— Потому что Горан неоднократно нам говорил, что наша работа и жена, несовместимы,- сказал Милан,- Как ты себе это представляешь? Мы придем и скажем: «Горан, тебе нужна жена, у нас есть прекрасная кандидатура»?
— Нет, нет... лучше сказать: «Горан вы напряжены последние месяцы, вам надо чаще трахаться, это хорошо расслабляет нервы. Почему бы вам не жениться?» - смеясь сказал Федерика, не обращая внимания на серьезные взгляды Мирко.

— Кузен, это глупая идея,- добавил Мирко, качая головой.
— Нет, это не так! - Ратко почти кричал,- Он станет нашим следующим лидером, и без наследников он все равно что мертвый. Посмотрите какие неприятности были у Герцога из-за того что у него не было наследников.
— Да, а потом у него появились другие неприятности,- усмехнулся Федерико,- В лице Репина. Неприятности связанные с нашей работой, господа.
— Что Горан будет делать через 10 лет, когда ему будет 50? Или через 20 лет?- нажал Ратко,- Ему нужен наследник. Это и в наших интересах. Сейчас мы на вершине, но завтра может все измениться, партнеры уже планируют как вернуть его обратно, в джунгли. Они проголосуют все на Рождество, потому что Герцог им прикажет. А что дальше? Вы думаете они будут счастливы с нами?
— До тех пор пока Комтурен с нами, меня не заботит что они думают,- твердо сказал Милан,- Неприятности случаются и их ресурсы ничто по сравнению с ресурсами управления Комтурен.
— Да, это так, но мы не можем уничтожить все европейские страховые компании,- фыркнул Ратко,- Был бы очень длинный список.

— Свежий новый старт для мира,- мечтательно сказал Федерико,- Но я думаю в Европе нет столько мостов, на которых нужно будет повесить всех этих людей. Хорошо, давайте послушаем эту замечательную идею Ратко. Я полагаю у вас уже есть кандидатура? Подождите....вы уверены что Горану нравятся женщины? Он все время бывает с Гунтрамом.
— Ему нравятся женщины. До войны у него была девушка, и он собирался на ней жениться. Но потом началась война и он расторг помолвку.
— Вы планируете вернуть эту женщину? - спросил Федерико
— Она погибла во время войны. Очень жаль, потому что она идеально подходила ему. Как моя Мирьяна,- объяснил Ратко Федерико.
— Он предпочитает женщин, но не собирается заводить отношения с ними. Многие секретари в банке смотрят на него с интересом, но он игнорирует их. Даже не представляю каких женщин он предпочитает,- сказал Милан.
— В отличие от тебя, Ромео, бегаешь за каждой юбкой как побитая собака, потому они от тебя все убегают, - сказал Ратко.
— Теперь понятно почему Мирьяна тебя не ревнует никогда. Она знает, что ты не заинтересуешь ни одну женщину.
ответил Милан Ратко
— Оставьте Горана в покое,- сказал Мирко,- Если хотите вернуться домой в целости и сохранности.
— Нет, я согласен с точкой зрения Ратко,- сказал Милан,- Давайте думать как решить эту проблему.
— Он выберет кого-нибудь из детей Герцога и все дела,- сказал Федерико.
— Герцог и Гунтрам не хотят чтобы их дети были вовлечены в это дело. В противном случае Горан бы выбрал Конрада де Лиля. Он его любит как своего ребенка.
— Нам нужно что бы это был наследник Горана. Его крови. Горану сейчас 45 лет, если продолжительность жизни 75 лет, то ребенку будет 30 лет, когда он уйдет на пенсию.
— Вы все сошли с ума,- сказал расстроенный Мирко, но его товарищи его уже не слышали обсуждая свои безумные планы.
— Нам нужна женщина лет под тридцать. Надо подбирать женщин примерно этого возраста,- сказал Ратко и достал свой телефон.

— Вы собираетесь составить список? - спросил изумленный Мирко.
— Назовем это «исследование рынка»,- сказал Ратко,- Что еще? Она должна быть умна, любить классическую музыку, чтобы хотела иметь детей, католической или православной веры, и из хорошей семьи.
— К сожалению обе принцессы Испании уже замужем,- пробормотал Мирко,- Осталась только принцесса из Швеции, но она протестантка.
— Ах, да...у неё прекрасные голубые глаза,- сказал рассеянно Федерико, и Мирко пристально на него посмотрел своими темно-шоколадными глазами.
— Я понятия не имел что тебе нравятся голубые глаза,- сказал Мирко опасным тоном, и Федерико испуганно посмотрел на него.
— Я только сказал что она великолепно выглядит..., правда, посмотри на её фотографии.
— Сам смотри. Теперь понятен твой интерес к этой стране.
— Что? Я только хотел провести там отпуск. Гунтрам сказал мне что это отличная страна.
— Конечно, там полно блондинок. Помнится раньше ты был заинтересован в блондинках. Похоже эта заинтересованность осталась?
— Мирко! Это несправедливо! Я сказал глупость. Забудь что я сказал про голубые глаза.
— Как тебе угодно,- ответил Мирко и встал,- Я возвращаюсь на работу,- он взял пальто и вышел из кафе.
— Я ненавижу когда он ревнует,- пробормотал Федерико собирая свои вещи,- Теперь я должен хорошо себя вести всю оставшуюся неделю, чтобы он успокоился. Вы все такие, сербы?
— У нас самая горячая кровь во всей Европе, аргентинец, - захохотал Милан,- Будь хорошим мальчиком, и возможно он позволит тебе сегодня спать в своей постели.
— Если что, детский манеж у меня всегда свободен,- ухмыльнулся Ратко.
Сербы со смехом наблюдали, как аргентинец залпом допил свой стакан сока и побежал догонять своего любовника.
— Ну, щенки убежали, что теперь будем делать?
— Нам надо убедить Гунтрама, чтобы он поддержал нашу идею.

***

В дверь назойливо позвонили, Гунтрам вздохнул, вытер руки тряпкой и пошел открывать дверь, думая что должно быть Горан что-то забыл.
— Привет, Горана здесь нет,- сказал он обращаясь к двум сербам.
— Мы знаем,- сказал Милан,- Мы видели как он уходит.
— С Куртом,- добавил Ратко.
— Вы шпионите за своим боссом?,- спросил Гунтрам, пропуская сербов в дом.
— Нет, не совсем. Мы пришли поговорить с тобой,- добавил Милан,- Ты занят?
— Немного, я работаю над детским портретом. Хочу успеть к дню рождения Герцога, но боюсь что успею только к Рождеству.
— Хорошо. Мы хотели поговорить о Горане.
Гунтрам лукаво улыбнулся и сказал:
— К сожалению ничем не могу помочь, у меня нет ключей от его квартиры. Я тоже хочу подарить ему картину, но еще не выбрал какую.
— О чем ты?
— О дне рождении Горана. Разве вы не об этом хотели поговорить?,- спросил Гунтрам, предлагая сербам сесть.
— Ты знаешь когда у него день рождения? - спросил Милан удивляясь.
— Через две недели. За три дня до дня рождения Герцога.
— Он никогда нам не говорил,- сказал Ратко,- Но мы не по этому поводу сюда пришли.
— Хорошо. Я слушаю.
— Горан должен жениться,- просто сказал Ратко, и Гунтрам добродушно рассмеялся,- Я не шучу. Для него сейчас самое важное жениться.
— А он знает об этом? - спросил Гунтрам, еле сдерживая смех.
— Пока нет. Мы надеемся на твою помощь, брат,- ответил Милан, и Гунтрам почувствовал что он словно попал в другое измерение.
— Не понял?
— Мы заметили что Горан очень любит твоего сына, и подумали что пришло время ему обзавестись своими собственными детьми,- объяснил ему Милан.
— Ему 45 лет. Он будущий наш Hochmeister. Ему нужен наследник,- сказал Ратко,- Не говоря уже о том, что он превращается в «старую деву».
— Нет, это не так, «старые девы», это те кто не хочет вступать в брак, как наш Герцог, пока не встретил Гунтрама. А Горан просто не встретил нужного человека,- сказал Милан Ратко.
— Да он её и не ищет, сказал удрученно Ратко.

— Остановитесь, вы, двое!- повысил Гунтрам голос,- Я не понял, вы хотите женить Горана?
— Если в двух словах, то - да! Мы ищем для него кандидаток. Он слишком одинок, и семья то, что ему нужно чтобы сбалансировать свою жизнь. Работа Hochmeister очень напряженная.
— Ты не имеешь ни малейшего представления насколько тяжела была жизнь Герцога пока в ней не появился ты,- сказал Милан,- Я валился с ног от усталости, бегая за ним всё время.
— Когда он не успевал менять шлюх? Кризис среднего возраста не был добр к нему.
— Нет, не совсем. Перед тем как ты появился, он был очень одинок, в своей депрессии он скатывался вниз, в пропасть.
— Не так уж все было плохо...
— Ты этого не видел,- сказали они почти в унисон, - Он ожил только когда ты появился.
— Мы хотим уберечь Горана от этого, - сказал Ратко печально.
— Горан как Конрад, он не будет иметь любовные отношения просто для удовольствия.
— Гунтрам, тебе всего тридцать лет, и тебе трудно понять как тяжело одинокому человеку достичь равновесия, ни детей, ни дома, ни собаки,- сказал Милан и Ратко кивнул.
— Без детей жить очень трудно.
— Да, но...
— Горан должен закрепить свою позицию.
— Для этого ему нужна жена и дети?! Что вы ели на обед сегодня?
— Брат, ты должен убедить его. Мы готовы помочь в поисках жены для него.
— Чтоооо???

— Ты хочешь чтобы он жил стерильной жизнью? Чтобы он жил в одиночестве и депрессии всю жизнь?
— Нет! Конечно нет! Я хочу только всего хорошего для него. Но я не уверен, хочет ли он жениться. И я не думаю что у него есть кто-нибудь на примете.
— Мы хотим чтобы ты помог ему проникнуться этой идеей.
— Вы сумасшедшие! Неужели вы думаете что он прислушается ко мне?
— Ты же убедил его принять должность следующего Hochmeister,- сказал Ратко.
— Поговори с ним о том как хорошо быть замужем и всё такое...
— Почему вы сами не поговорите с ним?
— Ну...вы только поженились..., мы будем во всем помогать, будем помогать в выборе невесты.
— Как вы будете искать невест? На сайте знакомств?
— Нет, ничего подобного. Моя тетя Драгана знает несколько хороших женщин, которые были бы идеальны для него. Она познакомила меня с Мирьяной,- ответил Ратко.
— Через сваху? Это ваша прекрасная идея?,- спросил Гунтрам удивившись,- Она пришлет фотографию и я должен её тут поставить в рамке, чтобы он видел её каждый день?
— А вот это ты подумай,- сказал серьезно Ратко,- Но он очень подозрительный, и очень умен в таких вещах.
— Почему бы тебе, якобы не нанять для Курта няню? Идеальное оправдание. Если он захочет взять Курта на прогулку, он должен будет взять и няню,- сказал Милан, чувствуя себя очень гордым, что нашел такое решение.
— Хорошо, найдите идеального кандидата, а там посмотрим,- ухмыльнулся Гунтрам.
— Ты поговоришь с ним?- спросил с тревогой Милан, и Гунтрам уставился на него, не веря что его ирония не дошла до них.
— Нет. Конечно нет! Это самая идиотская идея, которую я только слышал от вас! У Горана есть свои причины быть одиноким. Когда он захочет жениться, он сам найдет себе невесту.
— Значит ты плохой друг, если не хочешь помочь сделать лучше для него,- прорычал серьезно Ратко,- Когда он станет старый и унылый, ты вспомнишь мои слова.
— Я ожидал лучшего от тебя, Гунтрам,- присоединился Милан,- Горан очень высокого мнения о тебе, а ты отказался помочь ему в такой мелочи.
— Мы же не просим тебя, чтобы ты сам женил его.
— Отлично! Я поговорю с ним. Но если он отправит вас по частям обратно в Сербию, не приходите ко мне жаловаться!,- кричал Гунтрам и оба серба сладко улыбнулись.

***

Головная боль Гунтрама усилилась, и в этот момент он опять услышал дверной звонок. Очень медленно он поднялся со стула, где сидел на кухне, и пошел открывать дверь Горану и Курту.
— Привет, детка, - сказал он, взяв сына на руки и поцеловал его,- Он хорошо себя вел?
— Как всегда. Мы погуляли в парке, а потом пошли в кафе.
— Спасибо. С минуты на минуту здесь будут близнецы и мы поедим в замок. Ужин через 4 часа.

7 ноября 2012 года.

Курт смотрел на объект своего желания со смесью вожделения и безнадежности. Отец положил свои новые, красивые часы на верхнюю книжную полку, когда помогал няне купать его.
Убедившись что он один в комнате, Курт сделал небольшую кучу из игрушек, оставленных в его манеже, чтобы использовать её как лестницу и вылезти из него. Он залез на эту кучку, схватился руками за деревянные перила, прижался животом, перекинул ногу и перелез через манеж. Неустойчивыми шагами, он подошел к высокой полке и вычислил, что он смог бы добраться до верхней полки, если залезет на стол, а там уже будет легко.
К сожалению до стола было очень высоко, а стулья были очень тяжелыми. Сев на ковер посредине детской комнаты и чувствуя себя очень расстроенным, он заметил большие деревянные кубики с печатными буквами на них. Это можно легко перенести и если сделать три блока, можно будет залезть на стол. С большой осторожностью он перенес пять кубиков, поставил их один на другой в столбик, но они упали как только он до них дотронулся.

— Бебе- Бум! - сказал Курт, и опять сел на ковер медитировать над своей проблемой. Потом он встал и решил сложить четыре кубика, и сверху положил еще четыре кубика. Убедившись что они держат его вес, он подтянулся к столу и закинул на него ногу, а затем упираясь руками, залез на стол.

Внезапный шум в коридоре испортил все его планы. Он быстро слез со стола и сел на ковер посреди разрушенной конструкции, прижав к себе медведя и невинным взглядом смотрел на вошедших братьев.
— Не бойся, Курт, - увидев брата на ковре, сказал Клаус,- Это всего лишь мы.
— Ты опять вылез из своего манежа? - спросил Карл, поставив рюкзак на парту,- Хотел сбежать?
— Да! - крикнул Карл и указал на полку, указывая им на блестящие часы, в надежде что они их достанут.
— Разве ты не знаешь, если они высоко лежат, значит их брать нельзя,- объяснил ему Клаус,- Кроме того, эти часы папа подарил на свадьбе Гунтраму, ты можешь их сломать.
— Вот возьми эти,- сказал Карл, протягивая ему игрушечные деревянные часы, с нарисованными коровами на них.
— Он разозлился,- сказал Клаус, когда Курт выбросил деревянные часы.
— Он еще ребенок, поэтому он так себя ведет,- сказал Карл, вытаскивая свои учебники, готовясь делать домашнюю работу.
— Пойдем, Курт, поиграем с машинками.
Дверь открылась и в детскую вошла Бригитта.
— Сколько раз я вам говорила, не поднимать Курта, он тяжелый для вас, вы можете упасть.
— Хорошо, Бригитта,- сказали оба мальчика, глядя как Курт быстро ползет прятаться от Бригитты за коробку с игрушками.
— Он хочет папины часы,- сказал Карл, расстроенный что их опять незаслуженно обвинили за то что они вытащили Курта из манежа. «Кто поверит, если я скажу что он выбрался сам.»
— Да, я нашла их сегодня утром. Я отдам их г-ну де Лилю, когда он вернется. Клаус, вы не можете сейчас играть с Куртом. Сначала вы должны сделать домашнюю работу,- сказала Бригитта, нежно уговаривая Курта пойти с ней ужинать,- Я приготовлю для вас ужин через несколько минут,- сказала она и вышла из комнаты.
— Курт, ты использовал кубики чтобы сделать лестницу, и потом достать часы? - спросил Карл,- Ты мог упасть и тебе было бы больно.
— Он не делал этого. Он еще маленький,- защищал брата Клаус.
— Он может. Он разукрасил тебе картинки из домашнего задания.
— Ему было скучно и он мне помог. И у него хорошо получилось.
— Это неважно, все равно мне никто не поверит. Знаешь что я тебе скажу, Курт непослушный, даже хуже чем мы с тобой.
— Нет, он не такой,- защищал Курта Клаус,- Эй, Курт, иди сюда, хочешь приклеить звезды на эту ленту? Идем, я покажу как это сделать. Я сейчас быстро закончу домашнее задание и будем вместе играть с машинками.
— Ты же большой. А ребенок делает тебе домашнее задание. Не жалуйся потом если получишь плохие оценки,- сказал Карл, продолжая делать домашнюю работу, а Курт сосредоточился, приклеивая звезды на ленту.

Войдя в комнату, Бригитте обнаружила Курта за работой, она дала ему закончить, а потом унесла его мыть руки и ужинать.

— Где ваш брат? - спросил Конрад своих сыновей, и оба мальчика бросились к отцу приветствуя его.
— Он купается. Бригитта сказала что он грязный.
— Гунтрама нет, он пошел в студию рисовать на целый день, а Курта оставил здесь.
— Он вернется к ужину,- сказал Конрад, озадаченный тем, что Гунтрам не взял малыша с собой, как делал это всегда,- Может быть он хотел немного отдохнуть.
— Папа, Клаус заставляет Курта делать за него домашнюю работу,- сказал Карл, и брат пнул его ногой по голени, чтобы не жаловался.
— Карл, не обманывай. Ему только два года,- сказал Конрад, - Он что, пишет ему орфографические тесты? - иронически спросил Конрад.
— Нет, он раскрашивает ему иллюстрации и решает лабиринты классно. Он решает их быстрее чем мы!
— Ну тогда он уже может управлять банком,- иронически сказал их отец,- То, что ты говоришь, это нонсенс, Карл! Я не хочу чтобы впредь ты жаловался на брата. Тебе ясно?
— Но...
— Перестань! - возмутился Конрад. «Я ожидал что они может быть будут ревновать, но чтобы такое...»
— Да, папа,- сказал расстроенный Карл.
— А сейчас заканчивайте свою домашнюю работу, а потом до ужина можете поиграть,- сказал Конрад, и пошел проверить, готов ли младший ребенок, чтобы побыть с ним какое-то время.

— Ты грязный доносчик! - сказал Клаус
— Но это правда! Он тебе помогает.
— Кто тебе поверит?

***

С малышом на руках, Конрад зашел в свой кабинет, чтобы немного поработать до ужина, зная что этот замечательный мальчик не будет ему помехой, куда он посадит Курта, там он и будет сидеть, спокойно играть или смотреть журнал. Он ухмыльнулся, вспомнив что Карл сказал о Курте. «Как может двухлетний ребенок решать лабиринты?»
Он посадил ребенка на ковер, и снял пиджак.
— К сожалению, Курт у меня здесь нет никаких игрушек,- сказал Конрад, он открыл портфель и достал журнал «Фортуна», к которому ребенок протянул свои ручки,- Нет, Курт, он слишком скучный, я посмотрю что у меня есть для тебя в столе.
Но Курт громко запротестовал, требуя вернуть ему журнал.
— Отлично! Держи его, если ты так хочешь, только не бери его в рот.

Конрад сел за стол и посмотрел на ребенка, который положил журнал перед собой и медленно листал страницы, глядя на них с большим интересом. «Мы все интересовались так в детстве, через пару минут ему надоест этот журнал и его можно будет забрать обратно.»

Позвонил мобильный телефон и Конрад отвлекся на разговор, забыв о происходящем. Когда через 30 минут, он закончил говорить и посмотрел на ребенка, тот сидел в том же положении и и с восхищением разглядывал фондовые рынки, и пальчиком следовал за линией диаграммы.
— Нет, Курт, это не надо покупать,- сказал он ему и включил свой компьютер, чтобы посмотреть свою электронную почту. Внося свой пароль, он вдруг вспомнил слова Карла и посмотрел на часы. Ребенок был занят журналом уже 45 минут, и теперь он смотрел на график с большим интересом.
Конрад открыл ящик своего стола, вытащил оттуда редко используемый IPAD, включил его и скачал с компьютера игру «Мышка и сыр», приложение рассчитанное на «Возраст 3+»
— Курт, иди сюда, - тихо позвал он своего сына.
Мальчик встал и подошел к нему с улыбкой.
— Посмотри что у меня есть. Это игра,- сказал он, показывая ему IPAD, и глаза малыша широко раскрылись от восторга, - Ты должен показать мышке как ей получить свою еду.
Его пальчиком Конрад прочертил красную линию в лабиринте и Курт захлопал в ладошки, когда мышка получила свой сыр.
— Как думаешь, ты сможешь сделать то же самое? - Конрад еще не успел договорить, Курт схватил IPAD и проделал те же действия. Ребенок смеялся от восторга, когда мышка металась по кругу, чтобы схватить свой сыр.
Конрад наклонился к малышу, чтобы помочь ему перейти на следующий уровень, но пальчик Курта без раздумий нажал на стрелку «Вперед» и ребенок продолжал играть не обращая внимания на своего отца, который смотрел на него раскрыв рот.
« Либо игра рассчитана на двухлетний возраст, либо ребенок слишком умен для своего возраста,- подумал Конрад недоуменно, видя как его сын с легкостью играет в игру и проходит сложные лабиринты, - Я должен извиниться перед Карлом завтра утром.»
« И не позволять Клаусу использовать Курта, делать свою домашнюю работу.»

***

— Ты здесь? - сказал Гунтрам, войдя в кабинет, он положил свою папку на стол Конрада,- Уже 9 часов и этот маленький джентльмен должен быть в постели.
— Ты знаешь что он может решать лабиринты? - спросил Конрад.
— И ты об этом. Я завтра поговорю с Карлом.
— Нет, он прав, я только что сам это видел.
— Конрад, ему 2 года, если ты несколько раз поиграешь в лабиринты, тоже с легкостью сможешь играть.
— Не позволяй Клаусу чтобы он просил Курта делать за него домашнюю работу.
— Он просто нарисовал немного в его альбоме и всё. Карл иногда сильно преувеличивает. Какую домашнюю работу он за Клауса делает? Решает математические задачки?
— Да, ты прав,- пробормотал Конрад, - Ты собираешься отправить его спать?
— Конечно, его братья уже поужинали,- сказал Гунтрам и взял ребенка на руки.

Всё еще обеспокоенный способностями Курта, Конрад рассеяно взял папку Гунтрама, чтобы посмотреть что он там нарисовал сегодня, он открыл её, и замер, увидев в папке фотографии молодых, красивых женщин. Блондинки, брюнетки и рыжие. На каждую женщину было составлено резюме: анкетные данные, интересы, увлечения, телефон, адрес, электронная почта, почему они хотят начать серьёзные отношения...

— Что это? - взревел Конрад, когда Гунтрам вернулся,- Мы еще и года не женаты, а у тебя уже появились другие мысли?
— Что? - спросил Гунтрам, и увидел свою раскрытую папку, и у него кровь закипела в жилах,- Ты опять шпионишь за мной? - крикнул он.
— Ты оставил эту папку на моем столе! Ответь мне!
— Это не для меня.
— О, ты проводишь кастинг, чтобы найти натурщицу? Я не понимаю. И почему я ничего не знаю?
— Да, я провожу кастинг... Сортирую. Но я делаю это не один, Фердинанд помогает мне,- признался Гунтрам, чувствуя себя неловко.
— Объяснись. Потому что я не понимаю смысла.
— Вся эта идея не имеет никакого смысла вообще,- пробормотал несчастно Гунтрам, и сел напротив Конрада,- Я должен выбрать пять нянь из двадцати девушек, которых подобрали Милан с Ратко, при помощи Мирьяны. Фердинанд с Майклом должны выбрать 15 из 100 женщин. Они считают что если разбить файлы между нами, можно дать более справедливую оценку.
— Ты собираешься рисовать их? - спросил Конрад в шоке
— Это не для меня. Это для... Горана.
— Ты для Горана планируешь рисовать всех этих женщин?
— Нет, Горан ничего не знает об этом. И я был бы тебе признателен, если ты ничего не расскажешь ему. У ребят возникла сумасшедшая идея, что теперь, когда он станет Hochmeister, Горану нужно жениться и иметь детей. Я должен взять выбранную кандидатку к себе в квартиру, в качестве няни, а так же постоянно говорить ему о том, как чудесно жить в браке и иметь детей.
— Конечно, ты должен хорошо говорить о нашем браке, особенно с тех пор как мы поженились. У тебя достаточно примеров о семейном быте,- сказал Конрад и Гунтрам закатил глаза.
— Ты меня слышишь?! Они хотят Горана женить! Он убьет всех, когда узнает об этом!
— Он должен испытать все страдания, которые испытал я, пока ты не появился в моей жизни, - сказал Конрад со злорадством,- Ты выбрал кого-нибудь?
— Что? Ты согласен с этой ерундой?
— Конечно я согласен. Он должен осесть и обзавестись семьёй,- сказал Конрад убежденно,- Он сейчас примерно того же возраста, когда я встретил тебя. Горан был одним из тех, кто постоянно давил на меня чтобы я женился.
— Что-то не верится. Горан очень сдержан. Он даже никогда не называет тебя по имени.
— Да он был даже хуже чем Фридрих и Фердинанд, которые твердили мне об этом, когда я искал какие-то развлечения. Ему не надо было что-то говорить, он посмотрит на меня так, что я сразу вспоминал своего отца, когда он отчитывал меня. У него есть особый способ смотреть на людей.
— Я думаю это называется нечистой совестью.
— Ты подумал об этом?
— О чем?
— О женщинах. Кажется здесь есть "Мисс Сербия-2013",- сказал Конрад, изучая фотографии и складывая их в две аккуратные стопки с математической точностью.
— Я не могу принять какое либо решение на основе этих данных. Эти документы выглядят как файлы разведки.
— Хорошо, я сделаю это для тебя, я хорошо знаю что требуется от женщины, которая должна выйти замуж,- сказал Конрад, прежде чем погрузился в задачу найти подходящую невесту.
Уставший от всего, Гунтрам вздохнул, повернулся и пошел вниз, чтобы поужинать в одиночестве.

***

Случай был идеальным. Простой ужин у Горана, где предполагалось вести невинную беседу о браке.
— Трусы! - подумал Гунтрам, когда он звонил в колокольчик квартиры своего лучшего друга, - Все они исчезли менее чем за два часа, оставив меня лицом к лицу с разъяренным быком.
— Привет, братишка,- поздоровался с ним Горан,- Я начинаю думать что у меня чума, почти все отменили приглашение сегодня.
— Ты же знаешь, эпидемия гриппа,- сказал Гунтрам невозмутимо когда снимал пальто,- Конрад тоже остался в Лондоне, он позвонил мне пол часа назад.
— Он уклонился от приглашения из-за вашего бракосочетания. Он знает что я больше всех обиделся на него.
— Горан, все было сделано импульсивно. Даже я не знал что мы должны были вступить в брак в этот день. Мы говорили об этом всего один раз, но он больше ни разу не упоминал об этом.
— Ты же выразил свое мнение один раз, этого достаточно для него, - Горан покачал головой, открывая бутылку, не понимая как можно не узнать своего мужа после 10 лет совместной жизни,- Ты мог бы уже узнать своего мужа за это время, братишка.
— Мы устроили прием когда вернулись.
— Это не то же самое. И ты это знаешь.
— Ты совершенно прав,- вздохнул Гунтрам, и задумался, вспоминая день свадьбы.

17 августа 2012 года
Мальмё.


— Поднимайся скорей, а то мы опоздаем, Гунтрам.
— Сейчас 7 часов! Мы же на отдыхе! - заскулил Гунтрам, зарываясь в одеяло.
— Солнце уже встало, дети встали, угадай кто еще в постели? - сказал Конрад смеясь,- Может быть тебе вызвать нашу кавалерию, чтобы поднять тебя?
— Нет, не нужно, - пробормотал Гунтрам и быстро сел на кровати, прежде чем дети прыгнут на него сверху.
— Быстро просыпайся, умывайся и одевайся,- мягко приказал Конрад, и убежал из спальни.
— Где горит? - пробормотал Гунтрам, поднялся с кровати и стал готовиться к наступающему дню в своем новом доме в Швеции.

В первый раз за все время Конрад фон Линтрофф изменил своим традициям, проводить свой отпуск на острове Зильт.
Однажды, в конце июля, он пришел домой с работы и объявил, что завтра они всей семьей летят в Мальмё, на летние каникулы в их новый дом, на берегу моря.
Когда подъехали на место, все ожидали увидеть замок и Гунтрам был шокирован, когда увидел современный минималистский дом, окруженный дубовым лесом с одной стороны и морем с другой.
— Ты купил этот дом? - спросил Гунтрам пораженно
— Да, я подумал что ты предпочел бы простой дом.
— Но ты же ненавидишь все современное?
— Он не современный, Маус, этот дом в стиле Мис ван дер Роэ. Мне понравился он тем, что очень хорошо интегрирован с ландшафтом,- ответил Конрад, - Разве тебе он не понравился?
— Он замечательный, - сказал Гунтрам, наблюдая как мальчики как дикари бегают внутри стеклянного дома, - Разве стекла не слишком тонкие?
— Нет, стекла пуленепробиваемые. Я не думаю что они смогут их сломать, - пожал плечами Конрад и отпустил Курта на пол чтобы он присоединился к своим братьям исследовать дом, - Мы останемся здесь на месяц, а может быть и больше,- добавил Конрад и поцеловал Гунтрама в губы.
— Так долго? А как же твоя работа?
— Для этого есть интернет, Маус. Если что случится, Фердинанд может взять всё на себя. Я хочу отдохнуть немного от всего, - сказал Конрад, радуясь что Гунтраму понравился дом. Завтра мы поедем в налоговую инспекцию, подпишем документы для налоговой декларации.
— Уже? Я понятия не имел что в Швеции так быстро взимают налоги.
— Это из-за того что мы купили тут недвижимость. Нужно оформить временное проживание, и есть еще кое-какие дела, в принципе никаких проблем.
— Хорошо,- сказал Гунтрам, а затем приступил к осмотру дома и забыл обо всем.

Лето проходило слишком быстро. Гунтрам был счастлив быть только в компании своих детей, Конрада и почти невидимой Бригитты.
Дни проведенные лениво, под теплым солнцем, наблюдая как мальчики плещутся в море и бегают друг за другом были как бальзам для его души, смывая все страхи и обретая былую уверенность в себе. Конрад никогда не вспоминал о своей работе и он был рад за него.
Он был счастлив ведя простую жизнь, умирая от смеха, видя потерянное лицо Конрада, когда он просил его выбрать в супермаркете банку помидор, или взвесить пару дынь в овощной секции. Или с невозмутимым лицом наблюдать как Конрад готовит макароны для мальчиков, которые раскритиковали его кулинарные способности. И он был полон радости, когда Конрад «крал» его сына, уводя его на прогулку, рассказывал ему разные истории и даже пел песни под удивленный взгляд ребенка.
Через месяц он уже почти исцелился от трех последних адских лет, начал набирать вес и на лице была счастливая улыбка.

Выйдя из душа Гунтрам заметил что кто-то положил на кровать его серый костюм и он вздохнул понимая что реальность возвращается в его жизнь.
«Наверно предстоит обед с каким-нибудь партнером в Мальмё»,- подумал он завязывая светло-голубой шелковый галстук.
В гостиной он обнаружил что все трое его мальчиков уже были одеты в одинаковые костюмы. Волосы Клауса и Карла были тщательно причесаны с гелем и оба мальчика хихикали над ним, когда увидели его.
Через несколько минут в комнату вошла Бригитта и подтолкнула их к выходу, сказав что они уже опаздывают и им еще предстоит ехать два часа. На ней было элегантное зеленое платье с жемчугом на шее, что удивило Гунтрама.
Близнецы прыгнули в большую машину, за рулем которой был Конрад, а Бригитте в это время пристегивала Курта в его кресло.
— О, нет! Ты одел такой же костюм как у меня,- сказал Гунтрам, когда открыл пассажирскую дверь,- Дай мне минуту, я пойду быстро переоденусь.
— Нет времени, мы опаздываем,- сказал Конрад и запустил двигатель,- Бригитте, вы садитесь с командой службы безопасности,- добавил он и Гунтрам посмотрел на него с удивлением, так как за все время, пока они были там он не видел ни одного телохранителя.
— Мы приглашены на завтрак?
— Нет, на обед в небольшой гостинице,- сказал Конрад невозмутимо.
— Должно быть это невероятное место, если ты так спешишь. Куда мы едем?
— Недалеко от Гётеборга. Примерно за три часа доедем.
— Почему туда?
— Потому что у меня там две компании и квартира. Моя официальная резиденция находится там.
Гунтрам смотрел в окно и уже догадывался что ему предстоит долгая и утомительная встреча с его коллегами. Он отвлекся на пейзаж и заметил что дети уснули.
— На правую или на левую руку, Гунтрам?
— Я не знаю. Я не разбираюсь в этом GPS.
— Я говорю о кольце. Я буду выглядеть глупо если задам этот вопрос в середине церемонии. Так правую или левую? Какую ты предпочитаешь?
— Какое кольцо?
— Твое обручальное кольцо. Я думаю левая рука лучше подойдет. Мы женимся сегодня.
— Ты с ума сошел? - крикнул Гунтрам.
— Нет, я не думал что от планирования свадьбы сходят с ума.
— Жениться, в смысле заключим брак?
— Да, ты согласился на это 3 июля. Мы едем в Элит Плаза Отель, где в час дня нас будет ждать судья. Это будет очень короткая церемония. Налоговая служба через неделю пришлет нам свидетельство о браке.
— Мы вступим в брак? - повторил Гунтрам в шоке,- Но ты же сказал...
— Я консультировался со своими адвокатами, и Швеция лучший вариант для нас. Нет никакого риска что брак аннулируют, если какие-нибудь горячие головы политиков передумают об однополом браке. Ты можешь принять моих мальчиков официально как своих сыновей. Не будет больше никаких наставников. Ты будешь их законным отцом, и надеюсь ты позволишь мне стать законным отцом для Курта.
— Да, позволю,- без колебаний сказал Гунтрам,- Почему именно сейчас и почему здесь?
— Это тщательно разработанный план для соединения нашей семьи,- сказал Конрад, с облегчением, что Гунтрам согласился с его идеей без единой жалобы.
— Кого ты пригласил? - спросил Гунтрам, всё еще не осознав что они женятся менее чем через два часа.
— Твоего отца и Фридриха. Они наши свидетели. И ещё, Алексея Антонова, в случае если твой отец умрет от счастья от твоего выбора мужа.
— Больше никого? - засмеялся Гунтрам.
— Во первых, я подумал, что если устроить большую церемонию, это примерно 500 гостей. Это слишком большой стресс для тебя и для меня тоже. Я уменьшил список, но все равно получается более 300 человек, после чего половина неприглашенных гостей будут обижены на нас до конца жизни. Поэтому я решил вернуться к нашему с тобой первоначальному плану: Мы убегаем и женимся, уладим со всеми документами. А по приезду в Цюрих дадим прием для наших близких друзей и объявим на нем что мы вступили в брак, если ты захочешь конечно. Таким образом никто не обидится что не был приглашен.
— Ты даже не пригласил Фердинанда и Горана? И даже Альберта? - ужаснулся Гунтрам.
— Они друзья и они поймут.
— Я не совсем уверен в этом. Пожалуйста, скажи мне что ты пригласил свою тетю Элизабетту?
— Нет, не пригласил. Мы подпишем несколько документов и послушаем в переводе несколько статей. Ничего впечатляющего. Кроме того, тебе еще предстоит разбираться со своим отцом, когда он узнает по какой причине его вызвали в Швецию.
— Ты ничего не сказал моему отцу?
— Я подумал что ты сам захочешь сказать ему,- сказал Конрад невинно и Гунтрам застонал,- Если он не согласится и откажется быть свидетелем, Антонов заменит его. Было очень трудно уговорить судью провести бракосочетание в отеле, а не в Горсовете или в суде.
— Ты действительно хочешь чтобы я стал отцом Клауса и Карла?
— Да, с того дня как они родились. Но в то время закон не позволил мне сделать это. А сейчас у нас есть эта возможность. А ты позволишь мне стать отцом Курта?
— Он уже любит тебя как отца.
— Тогда не о чем больше говорить. Мы вступаем сегодня в брак и проведем сегодняшнюю ночь в городе,- сказал Конрад, как если бы это была самая разумная вещь в его жизни.

***

Когда Гунтрам вышел из автомобиля, рядом с ним припарковался еще один бронированный автомобиль, из которого вышли четыре телохранителя и окружили их, пока Конрад отдавал ключи парковщику. Он взял на руки Курта, а Гунтрам мальчиков за руки и они вошли в холл отеля.

В вестибюле Гунтрам увидел своего отца, одетого в темный деловой костюм, рядом с ним сидел Алексей Антонов. Отец был чем-то расстроен. Гунтрам с улыбкой подошел к ним, с близнецами на прицепе.
— Привет, Мишель, Алексей,- сказал он, и Алексей присел на колено, поприветствовать малышей, в то время как Мишель держался от них подальше.
— Доброе утро, Гунтрам. Не знаешь когда освободится Герцог, я привез обвинительное заключение и еще несколько документов, которые он просил.
— Я думаю он будет занят некоторое время,- ответил Гунтрам, видимо отец не имел понятия о том что происходит,- Хотите пообедать с нами?
— Нет, я следующим рейсом улетаю в Цюрих,- сказал он сухо.

— А, доктор Лакруа, вы здесь,- поприветствовал его Конрад, крепче прижимая к себе Курта,- Вам понравился ваш номер?
— Как я уже сказал господину Элсассеру и г-ну Антонову, думаю вы успеете прочитать обвинительное заключение до 5 часов вечера. В 5 часов у меня рейс обратно в Цюрих,- ответил Мишель холодно,- Можно мне взять ребенка?,- спросил Мишель, протягивая руки к ребенку и улыбаясь ему.
— Конечно,- сказал Конрад и протянул ребенка деду.
— Он все больше и больше выглядит похожим на Гунтрама, когда был в его возрасте, - прошептал Мишель, и Гунтрам отвернулся в другую сторону, а Алексей нахмурился недоуменно, не понимая слов адвоката.
— Доктор Лакруа- крестный Гунтрама,- сказал Конрад Алексею и тот кивнул,- В зале все готово. Думаю пора продолжить наше мероприятие. Гунтрам, отдай детей Бригитте, пусть она отведет их в комнаты,- сказал Конрад, и Алексей тихо отошел от них.
— Вам действительно нужны мои советы касаемо этих документов, Линтрофф? Вы купили ваши одинаковые костюмы по оптовой цене? - сказал Мишель холодно, увидев виноватое выражение лица своего сына.
Конрад открыл рот чтобы ответить ему, но Гунтрам взял его руку, успокаивая.
— Позволь мне поговорить со своим отцом, Конрад.
По какой-то причине Гунтрам в присутствии своего отца терял свою смелость и чувствовал себя как маленький мальчик. Он глубоко вздохнул и сказал:
— Конрад и я женимся сегодня! Вот!
— Женитесь? - спросил Мишель вежливо
— Да, отец!
— Очень хорошо! Делайте как хотите. Мне нечего тебе больше сказать,- сказал Мишель, и встал чтобы уйти. Гунтрам почти побежал и схватил его за руку.
— Не уходи пожалуйста. Просто выслушай меня.
— Гунтрам, ты видимо не в своем уме. Ты хочешь выйти замуж за этого человека? Того кто....
— Да, я люблю его.
— Он выбросил тебя из своего дома, и не один раз, а дважды. Хотя ты и врешь себе, но мы оба знаем, что все что было написано в запретительном приказе было правдой!
— Лакруа, если вы не одобряете нашего брака, это ваше право,- сказал разъяренный Конрад,- Я дал вам шанс, снова быть семьёй с Гунтрамом, но видимо напрасно.
— У Гунтрама тоже была семья, которую ты убил! Мы только союзники и ничего другого!
— Отец, останься сегодня с нами, хотя бы ради Курта,- умолял его Гунтрам,- Я выхожу замуж за Конрада по многим причинам, на которые ты можешь не согласиться. Но самое главное, в случае моей смерти, Курт останется со своими братьями. Его дети будут по закону моими сыновьями, а мой Курт будет его сыном!
— Ты просишь моего благословения чтобы отдать Курта этому человеку?- спросил Мишель раздраженно не в силах понять своего сына.
— Я не прошу твоего благословения,- ответил Гунтрам сквозь зубы, теряя терпение от глупости своего отца,- Я приглашаю тебя на свою свадьбу, самый важный день в моей жизни, в надежде что ты простишь все свои обиды, как я сделал это ради тебя. Но я так понимаю ты не собираешься делать это ради меня и Конрада! Отвергая его, ты отвергаешь меня!

Конрад уставился на Гунтрама, и содрогнулся от тона, каким были сказаны его слова.

— Вы можете остаться, и разделить этот день с нами, или уйти! Мы уже выяснили наши мнения по этому вопросу, сэр!
После долгой паузы Мишель сказал:
— Если ты так относишься к своему отцу, будь по твоему. Но я дам тебе совет, как своему бывшему клиенту: Прочитай свой брачный договор еще раз под большим увеличительным стеклом!
— А у нас нет брачного договора,- сказал Конрад, встав между отцом и сыном,- Всё что принадлежит мне, принадлежит и Гунтраму. Можете уточнить у судьи.
— Правда? - глумился Мишель
— Да, правда, - сказал Конрад спокойно, понимая как это важно для Гунтрама присутствие его отца,- Я был бы польщен, Виконт, если вы позволите мне жениться на вашем сыне. Я приношу свои извинения что мы обрушили эту новость на вас.
— Вы знаете что я не испытываю любви к вам, Линтрофф,- сказал Мишель немного смягчившись,- Гунтрам мой единственный сын.
— Я понимаю, сэр. Я клянусь своей жизнью, что сделаю все возможное, чтобы сделать его счастливым. Я не мыслю свое существование без него. И вы знаете на что я способен пойти ради него. Я сделал много ошибок в своей жизни, но самой большой из них была бы, если бы я не женился на нем сегодня.
— Вы понимаете что вы можете быть отлучены от Церкви? Рим не приемлет такие браки.
— Пусть будет так! Я долго думал прежде чем принять такое решение. Я верю в бесконечную милость Господа!
— Кто другой свидетель? Я так полагаю я один из них? - спросил Мишель, по прежнему расстроенный известием.
— Принц фон Габсбург-Кассель, согласился быть моим свидетелем. Он больше чем отец для меня.
— Очень хорошо. Я позволяю вам выйти замуж за моего сына! - согласился Мишель высокомерно,- Но мой внук должен изучать французский язык!
— Да, конечно. Он же гражданин Франции,- ответил Конрад, прежде чем Гунтрам успел открыть рот чтобы возразить своему отцу, чтобы он не вмешивался в его жизнь.
— Будете ли вы изменять свои имена?,- Гунтрам смотрел на своего отца не понимая смысла его слов,- Как это будет звучать? Де Лиль-Линтрофф или Линтрофф де Лиль?
— Я думаю что этого не потребуется,- ответил Конрад, предвидя эту ситуацию.
— Линтрофф-де Лиль,- сказал Гунтрам,- Это только для детей. Мы будем использовать каждый свои имена.
— Это разумно,- ответил Мишель, разочарованный что его вызов остался без ответа,- Какое имя теперь будет у моего внука?
— Конрад Горан Линтрофф де Лиль- ответил Гунтрам слегка дрожащим голосом, и его отец внимательно посмотрел на него,- Если кратко.
— Да, Линтрофф де Лиль Гуттенбер Саксен, будет слишком длинно,- согласился Мишель с неудовольствием.
— Мои дети будут носить фамилию: Фон Линтрофф Саксен Ловенштайн де Лиль Гуттенберг Саксен,- пояснил Конрад, удовлетворенный что имя Лакруа было отброшено в конец,- Пошли, Гунтрам, надо проверить, готово ли всё.
— Да конечно,- сказал Мишель с притворной лестью,- Для меня будет удовольствием считать вас своим сыном и быть вашим отцом,- ужалил Лакруа и Конрад побледнел.
Гунтрам откашлялся и потянул Конрада к лифту, зайдя внутрь, он спросил:
— Кто этот князь, который будет твоим свидетелем? Я его не помню.
— Ты знаешь его много лет. Ты даже хотел чтобы он был твоим отцом,- сказал посмеиваясь Конрад над тем, что Гунтрам озадаченно смотрит на него.
— Фридрих.
— Фридрих!?
— Фридрих Огасстус Элсассер Габсбург-Кассель. Если бы в Германии была монархия, Фридрих мог бы претендовать на трон.
— Почему ты никогда не говорил мне об этом? - Гунтрам почти истерически закричал, я думал что он....
— Дворецкий? Да Фридрих никогда не был так счастлив в своей жизни чем когда его приняли за раба,- сказал с усмешкой Конрад,- Он отказался от своих титулов, когда решил стать священником. Я боюсь что когда я похороню его рядом со своим отцом и напишу его полное имя на надгробном камне, он вернется с того света и будет преследовать меня за это.
— Но он прислуживал мне много раз,- сказал встревоженно Гунтрам, выходя из лифта
— В тот день когда он поставил тарелку перед тобой, я понял что он принял тебя как и меня в свое время. Фридрих- это Фридрих, и ты не будешь менять своего к нему отношения теперь,- ответил Конрад,- Ты заметил что он прислуживает только мне и тебе? Он никогда не прислуживает на официальных приемах или кому бы то ни было еще. Когда он злится на меня, он не обслуживает меня и не приносит мне еду в мою комнату, я должен идти за едой сам. Это больше похоже на то, как отец ухаживает за своими детьми. Это всегда было так и это никогда не изменится. Наши дети ему как внуки и он относится к ним как дедушка.
— Но он называет их князьями?
— Не могу винить его в этом, он был так воспитан своей бабушкой, которая была такой же самоуверенной как Сиси. Это стиль жизни Габсбургов, дорогой. Ничего ему не говори, пусть все будет как прежде, сказал Конрад и открыл дверь в большую гостиную, где должно было состояться бракосочетание.

Гунтрам глубоко вздохнул когда увидел высокий сводчатый потолок, украшенный нарисованными природными цветами, элегантный стол с двумя креслами и несколько стульев позади них. У него пересохло во рту, когда он увидел Фридриха и Алексея, беседующих с другими людьми.
— Пойдем, я познакомлю тебя с переводчиком и с дедушкой Хейндрика. Я пригласил его,- сказал Конрад, и Гунтрам посмотрел на него с печалью, которая охватила его.
Старик подошел к ним, и только крепкая хватка Конрада помешала ему сбежать от стыда. Алрик Уолленберг грустно улыбнулся, и не сказав ни слова обнял его.
— Я рад что ты здесь. Всего тебе хорошего. Хейндрик всегда хорошо говорил о тебе.
— Я....
— Не надо ничего говорить,- сказал старик с грустью,- Он хотел бы присутствовать при этом. Я здесь вместо него.
— Он был отличным другом,- прошептал Гунтрам
— Ты должен показать мне своего ребенка,- сказал Алрик,- У меня есть два правнука его возраста. Вы должны приехать в Мальмё, чтобы они играли вместе.
— Я был бы очень польщен, если вы позволите мне сделать это,- тихо ответил Гунтрам
— Как насчет следующей недели? Если Герцог согласится конечно.
— Будет ли это удобно, если мы придем к вам в следующую субботу? - вмешался Конрад, радуясь что Гунтрам не расстроился и справился с ситуацией.
— Да, мы будем ждать вас на обед, а дети смогут поиграть друг с другом. Старшим девочкам построили новый дом на дереве, они работают волонтерами,- сказал старик приветливо и Гунтрам искренне улыбнулся.

***

Гунтрам очень устал после церемонии бракосочетания и банкета, но он делал вид что заинтересован в разговоре, который вели его отец, Конрад и Алрик Уолленберг о будущем Фонда, он посмотрел в сторону стола, где его мальчики лакомились мороженным и ели свадебный торт. Бригитте сидела рядом с ними и на её руках крепко спал Курт.
— Каково это быть замужем? - спросил Алексей, слегка похлопав его по плечу,- Может быть мне попробовать?
— Ты же говорил что французы независимы,- ответил Гунтрам с улыбкой,- Я очень рад что ты здесь, и что был моим свидетелем.
— Я тоже рад. Даже господин Элсассер выглядит счастливым. Он изменился. Даже не жаловался когда ЖанЖак показал ему список того что потребуется для торта, и когда он потребовал самолет чтобы привезти его сюда.
— Торт испек Жан-Жак?
— Конечно! Кто же еще? Герцог никогда бы не купил в другом месте, иначе Жан-Жак заставил бы его есть Фугу до конца жизни. Но ты не ответил на мой вопрос, должен ли я жениться, как думаешь?
— Вы вместе уже более 10 лет,- сказал Гунтрам с улыбкой,- Одно могу сказать, поставь его в известность перед свадьбой.
— Ты прав, Гунтрам, - усмехнулся Алексей и посмотрел на Жан-Жака беседующего с Фридрихом о своей новой телевизионной программе,- Я пойду спасу Фридриха, а то он его заговорит до смерти, о кухне, которую он увидел в отеле. Она ему очень понравилась, и я предвижу команду строителей в замке, которые придут переоборудовать кухню.
— Пусть делает как хочет, - сказал Гунтрам и пошел за своим другом к другой половине стола.

— Как самый старший из присутствующих, я считаю своим долгом выступить и дать совет нашему Гриффину, в которых он постоянно нуждается...
— Отчаянно нуждаюсь,- сказал Конрад хихикая
— Я не хочу желать вам счастья, потому что вы переполнены счастьем, я не хочу давать вам свое благословение, потому что вы были благословлены с момента как встретили друг друга, я не буду давать вам советы как пережить трудности, потому что вы пережили все трудности и восторжествовали над многими проблемами. Я только прошу вас поделиться своим счастьем со всеми нами и чтобы ваше счастье длилось до конца ваших дней!
Он поднялся с бокалом шампанского и остальные мужчины последовали его примеру, присоединившись к тосту.
Алексей допил свой бокал и разбил его о стену, который разбился на множество осколков. А затем Конрад сделал то же самое, стоя рядом с Гунтрамом, и все мужчины последовали их примеру.
Шум разбитого стекла разбудил Курта, он поднял голову, посмотрел как папа целует его отца, перед всеми людьми, а его братья хихикали над выходкой родителей.
— Поздравляю,- сказал Мишель,- Желаю тебе всего наилучшего.
— Спасибо,- сказал Гунтрам, улыбаясь своему отцу.
— Я не буду говорить речь, потому что Альрик все сказал и я полностью с ним согласен. Я только хочу поблагодарить вас, за то что вы были с нами в наш особенный день. Я надеюсь что вы присоединитесь к нам, на наш праздник в Цюрихе, позже. Но прежде чем мы расстанемся я хочу преподнести своему Гунтраму то, что напоминало бы ему о моей любви,- сказал Конрад и достал ювелирную коробку.
— Пусть это будет последнее осложнение между нами, Маус,- сказал Конрад, они посмотрели в глаза друг другу и забыли об остальном мире,- Открывай!
— Конрад, это слишком дорого,- сказал Гунтрам, увидев имя производителя часов, и надпись любимого поэта Конрада, Виргилия: «Теперь я знаю что такое любовь».
— Это последняя сложность между нами,- тихо сказал Конрад, он взял часы - Breguet Grande Complication, и надел ему на руку.
— Они очень красивые,- сказал Гунтрам, но не смог выразить свои чувства словами,- Просто невероятные,- добавил он и погладил его лицо.
Курт слез с колен няни, подбежал к своему отцу и стал карабкаться вверх по его штанине.
Смеясь Конрад взял своего маленького сына на руки, и тот схватился за запястье своего папы и стал разглядывать часы, весь механизм которых был виден через прозрачное стекло.
— Кажется я знаю какой подарок он захочет после окончания школы,- Сказал Конрад и все засмеялись.

Когда все друзья разъехались, Гунтрам взял Фридриха за руку и отвел в сторону.
— Спасибо вам большое, что вы сегодня здесь. Это много значило для Конрада.
— Я бы никогда не пропустил этот день,- любезно ответил Фридрих,- В конце концов он успокоился.
— А вы? - спросил Гунтрам с благоговением.
— Я очень рад за вас обоих. Конрад взрослый человек в конце концов. Некоторое время я думал что он никогда не сделает это, или я не доживу до этого дня,- добавил он устало.
— Может быть вы хотели кого-то другого для него? - нервно сказал Гунтрам, и Фридрих посмотрел на него с бесконечной добротой и нежно погладил по щеке, как бы сделал отец.
— Гунтрам, Господь сказал: "Человеку нельзя быть одному, я сделаю ему помощника подобного ему."
— Но Левит...
— Сказал другое. Я знаю. Только Господь может судить нас. И он сделает это, когда придет наш час. Будь счастлив и сделай счастливым своего мужа. Следуй Его законам и веруй в Его милость.

**************************************
1. Горан- pp.userapi.com/c636927/v636927794/5a507/pKp30CT...

2. Дом в котором живет Горан и Гунтрам -4.bp.blogspot.com/-CAoiek1roVA/TyPCizecxdI/AAAA...
**********************************************************************************
Конец 24 главы. «Брегович и служба знакомств Михайловича». (1 часть)

19:20 

Тионн Роджерс. "О доброте и сострадании жаб и лягушек (перевод)

Жизнь прекрасна!
О доброте и сострадании жаб и лягушек.
23 глава.
«VIP- зал»
21 декабря 2011 год
Амстердам.

****************************************************

— Назад к простым людям!,- ухмыльнулся Горан и занял место возле Герцога, который пыхтел, проявляя своё недовольство из-за непредвиденной задержки. Он открыл свой ноутбук чтобы восполнить упущенное время.
« По крайней мере мы смогли купить билеты в первый класс, все билеты были проданы.»- подумал Горан

В уединенном месте, большой, элегантной VIP- гостиной, оба мужчины отдыхали после ужасной, предпраздничной трудовой недели. Обстановка гостиной успокаивала и располагала к отдыху. Возле них стоял журнальный столик на который можно было положить документы.
Горан спросил Герцога, хочет ли он кофе, и тот ответил что минеральной воды будет достаточно.
Горан встал и пошел искать напитки, и в это время он увидел что в зал вошли высокий мужчина, одетый в неофициальную одежду и вместе с ним был маленький, тонкий, светловолосый молодой человек. Они прошли на единственно свободное место, которое оказалось прямо напротив Герцога.
По какой-то причине, человек, такого же возраста что и Горан, был чем-то расстроен. И тем не менее, Горан смотрел на них с опаской, как они бесцеремонно скинули сумку и рухнули на диван.
— А теперь пожалуйста, ты с вещами оставайся здесь. Никуда не уходи, Марциал,- прошептал яростно незнакомец.
« Где этот чертов сумасшедший крестоносец »,- подумал Карстен
— Я говорил тебе уже сто раз, что Пелайо не крестоносец,- сказал юноша на хорошем английском языке.
— Если он опоздает на этот рейс, это его проблема, а не моя.
— Он не опоздает, он будет здесь в ближайшее время. Он просто пошел купить эти голландские вафли. Я думаю что он хочет повезти немного домой. Он попробовал у вашей матери и ему понравились. Может вы купите их для него?
— Я не буду ничего покупать, мало времени, Марциал. С меня достаточно ветчины, когда вернемся в Лондон, надеюсь квартира не пропахнет этим прогорклым жиром,- взорвался незнакомец, и Горан успокоился и наслаждался шоу.

— Карстен, не расстраивайся ты так, он не нарочно, он сделает все возможное чтобы всё было нормально.
— Всё было бы нормально, если бы у меня был свой собственный самолет,- пробормотал Карстен,- Может мне купить самолет?
— Я уже подсчитал расходы, деньги которые мы потратили на билеты первого класса намного превышают стоимость билетов, если бы мы полетели авиакомпанией Ryanair, мы бы сэкономили больше денег, сказал Марциал серьезно.

Конрад тоже с трудом сохранял серьезное лицо, невольно прислушиваясь к разговору.
— Оставайся здесь, я всё же пойду куплю эти вафли,- сказал Карстен, юноша только кивнул и радостно улыбнулся.
Горан поднял бровь и внимательно посмотрел на своего босса, тот печально улыбнулся, потому что юноша напомнил ему о Гутраме. « Будет ли мой котенок праздновать Рождество? И в состоянии ли он сделать это? »

Марциал достал свой IPOD из куртки, и вспомнил, что возможно утконос хотел бы чтобы его выпустили. Может быть это сделает Пелайо когда вернется. Мальчик взял черный кожаный мешок, опираясь на стул, открыл молнию на сумке, из которого показалась голова плюшевого животного.

Увидев странную голову плюшевого животного, Горан не мог удержаться и локтем чуть толкнул Герцога. Конрад посмотрел на него и замер, увидев небольшой железный крест свисающий с шеи животного. Его форма была очень своеобразна, в отличие от любого орнамента, которые он видел раньше. Он был похож на мальтийский крест, но более округлой формы.
— Это крест вестготов,- объяснил юноша с улыбкой, и Конрад почувствовал себя неловко.
— Спасибо,- ответил он и вернулся к своему компьютеру.
— Этот крест отличается от тех, которые носите вы, но этот крест не мальтийский,- сказал мальчик беспечно,- Это крест вестготов, его носили баски, так мне сказал Пелайо, они скопировали его у Астурийцев, но я точно не знаю, он всегда так разумно говорит о таких вещах.
— Прошу меня простить? - спросил ошарашенный Конрад,- Вы сказали что я ношу крест? « Неужели эти люди знают о нас? Нет! Это невозможно »
— Да, вы носите кресты, но я не помню как они называются. Я должен спросить Пелайо, он знает лучше. На вашем кресте зубцы на замке, я не помню название...
— Я не ношу никаких крестов,- ответил Конрад сухо
— Да, вы не носите, ваш друг носит такой крест, - Марциал указал на Горана,- Этот крест идентифицирует вас,- добавил он с улыбкой..
Мужчины посмотрели друг на друга и волосы встали дыбом. Не обращая на них внимания, юноша вернулся к своему IPOD.

Горан с Конрадом переглянулись многозначительно, но в этот момент вернулся Карстен.
— Хорошо, Марциал, наш рейс в Лондон через 3 часа. Как думаешь, Пелайо вернется во время, чтобы мне не менять билеты?
— Я не знаю, Карстен. Может быть. Пока его здесь нет.
— Отлично, - пробормотал голландец, - Скажи мне, если он появится здесь,- сказал голландец и вытащил свой компьютер из портфеля,- Я должен посмотреть свою почту, а ты пока поговори со своими новыми друзьями.
— С какими друзьями? -спросил Марциал и Карстен закатил глаза.
— С этими двумя людьми, я видел что ты говорил с ними.
— Я??? - спросил юноша в шоке
— Ты принимал свои таблетки утром?,- вздохнул Карстен.
— Я должен проверить. Какой сегодня день?,- сказал он и стал рыться в кармане. Достав её, он стал разглядывать коробочку.
— Так ты принимал сегодня их?- спросил Карстен и погрузился в свои электронные письма.

Наблюдая за ними Горан немного расслабился, он понял что мальчик просто душевнобольной и на его слова не надо обращать внимания.
Но Конрад напротив был очень заинтересован узнать о кресте, который висел на плюшевом утконосе, он выглядел очень старым и древним.
Герцог вздрогнул, почувствовав как будто ветерок прошел по залу, но он отмахнулся от этого понимания, решил что вероятно просто простыл, он посмотрел на юношу, который ел вафли и еще раз проклял тот факт, что в его самолете нашли неисправность и он вынужден был сидеть здесь со всеми, да еще и лететь с утконосом в первом классе.
И в этот момент, голландец вскрикнул, что-то прочитав в своих письмах.
— Марциал, останься здесь, я должен позвонить своей сестре. Её муж хочет использовать мой Maybach. Я скоро вернусь.
— Передавай привет своей матери,- сказал мальчик и тот красочно выругался, выходя из комнаты.
« У кого-то хуже характер, чем у нашего любимого Герцога»,- подумал Горан и вернулся к своим бумагам, немного играя на бирже.

Конрад работая на компьютере, вдруг почувствовал пристальный взгляд выворачивающий душу, он медленно поднял голову и посмотрел мальчику в глаза.
— Могу вам чем-то помочь? - спросил он, не выдержав напряжения.
— В следующее Рождество он будет дома. Не грустите так сильно. Он очень хочет к вам вернуться,- сказал Марциал и Конрад с Гораном окаменели, затаив дыхание..
Не понимая что он только что сказал, Марциал улыбнулся подошедшему Пелайо и стал есть вафли, не обращая внимания на застывших мужчин.
— Очень хорошие вафли,- сказал Марциал, обращаясь к Пелайо.
— Нет, спасибо,- ответил Горан, решив что это ему предложили печенье.
— Ой, простите, угощайтесь,- Марциал протянул ему пакет
— Нет, спасибо,- повторил Горан,- Я удивился тому что вы сказали.
— Разве я что-то сказал? Я извиняюсь, если я вас обидел. Я почти сразу забываю о том что сказал. У меня амнезия. Меня зовут Марциал Фернандес. Я из Астурии.
— Марциал, ты опять это сделал? - спросил устало Пелайо,- Ты заглянул в их будущее? Теперь будь добр, закончи начатое, скажи им все что им нужно знать. Но больше никогда так не делай.
— Ой, простите меня. Я иногда вижу будущее и смешиваю его с настоящим,- сказал Марциал и мужчины смотрели на него с удивлением.
— Простите, что? - спросил Конрад
— Большинство людей считают что время, это прямая линия, но это не так. Время, как спираль. Иногда моменты из жизни всплывают перед глазами. Это как стоять на винтовой лестнице и смотреть вверх-вниз. Поэтому я вижу что будет в будущем. Я не должен этого делать. Это плохо для меня. Не обращайте внимания на меня.
— То что вы сказали имеет для меня большое значение,- нажал на него Конрад.
— Марциал, это не сложно, скажи ему чтобы он был в мире,- сказал ему Пелайо,- Они воины как и я. Ты им можешь доверять.
— Хорошо. Дайте-ка подумать. Это не так просто. Жабы и лягушки помогают вам все время. Мне нужно немного подумать,- сказал Марциал нахмурившись.
— Жабы и лягушки? - повторил Горан,- Мой Герцог, этот парень просто сумасшедший. Вы не можете верить его словам,- сказал Горан на немецком языке.
— Тише, Горан, не мешай,- сказал Конрад, и вопросительно посмотрел на мальчика, показывая что он внимательно слушает его.
— Жабы и лягушки много прыгают, они видят будущее и иногда исполняют желания. Они много вам помогали в прошлом, Конрад. Вы с ними очень связаны.

Горан насторожился. Откуда этот мальчик знает имя Гриффина?

— Я с ними связан? - спросил Конрад поражаясь.
— Да, связаны. В детстве вы играли с ними часто, говорили с ними. Однажды в детстве вы принесли им хлеб. Хлеб был бесполезен для них, но они оценили этот жест и запомнили его. Мухи потом прилетали на хлеб и они их ловили. С тех пор они оберегают вас, из поколения в поколение. Если бы я был на вашем месте, я бы поместил жабу в свой герб.
— Жабы не могут быть использованы в геральдике. Они сатанинские существа,- сказал Конрад, у него было ощущение что он сходит с ума, но в то же время, он ощущал невыносимую потребность поговорить с ним и узнать, жив ли Гунтрам, и может быть он сможет указать о его местонахождении.
— Кто сказал что они не могут быть использованы в геральдике?
— Это общеизвестно. Обычно ведьмы используют жаб.
— Потому что в них большая сила. Иногда они много могут рассказать о будущем. Они очень добры к вам. Даже можно сказать любят вас. И еще я хочу сказать вам о василиске. Запомните это пожалуйста. Они рождаются из яйц петуха, взращенного жабой в течении 9 лет. Они немного разрушительны, но на самом деле это не так. Вам надо держать молодого петуха поблизости. Это не я, это жаба вам передала. Это очень помогло вам в прошлом. Что-то связано с борьбой и огнем. Я не понимаю смысла, но вы все это сами поймете. Я только передал что просили жабы. Это хорошо что вы подарили петухов любимому.

У Конрада дрожь пошла по коже, когда он вспомнил о тех петухах что подарил Гунтраму.
— Марциал, не отвлекайся. Скажи ему то что он хочет знать,- вмешался Пелайо, заметив что оба мужчин в шоке смотрят на Марциала,- И спроси брюнета, откуда у него такой меч? Я хочу поменять свой меч, он уже не такой как раньше.
— Теперь ты меня отвлекаешь?- ответил Марциал и Горан разбушевался.
« Отлично! Мы дожились до гадалок!»
— Я никогда не беру за это деньги. Я никогда этого не делал. Моя бабушка запретила мне использовать мой дар. Она была предсказательницей. Она никогда не была злой.

Конрад уставился на молодого человека, чувствуя себя уставшим и потерянным, но что-то внутри его кричало ему, чтобы он слушал внимательно этого мальчика.
— Ответь мне пожалуйста, прошу тебя, кто возвратится в следующее Рождество?,- спросил с тревогой Конрад, не обращая внимания на замечания Горана.
— Нет, я сказал что следующее Рождество вы проведете вместе. Но они придут к вам раньше. Уже скоро.
— Они?
— Да, вы ждете только одного, но к вам придут двое. Им будет очень нелегко добираться до вас, но они сделают это. Вы не должны судить его строго, потому что все что он делает, он делает только ради вас и ваших детей. Он очень любит вас. Помните об этом.
— Это недопустимо! - закричал Горан на немецком языке.
— Тихо! Сядь и молчи! - рявкнул Конрад Горану, - Кто? Назови мне его имя!
— Я не знаю его имени. Ему изменили имя. Они стерли его из памяти. Но своего ребенка он назвал твоим именем. Он был вынужден покинуть вас. Он никогда не хотел этого делать.

Горан встал, желая прекратить всё это безумие, и даже хотел придушить этого маленького «предсказателя», но тот улыбнулся ему и сказал:
— Пелайо хочет узнать, где вы взяли ваш меч? Он говорит что это очень редкое оружие. Он думает что ваш меч очень хорош для обезглавливания, но он немного ржавый...
— Он не ржавый,- сказал Пелайо
Горан открыв рот от удивления и потрясения, и только сказал:
— Я купил его в Толедо. Его изготовил Тизона.
— Хорошо. Пелайо тоже закажет его. Качество меча не вызывает сомнения. Не могли бы вы подсказать адрес этого кузнеца?
— Чтооо? - прошептал Горан, у него пропал голос.
— Я прошу адрес кузнеца, который изготовил ваш меч. Пелайо говорит что меч ваш очень хороший и он хочет тоже иметь такой. Пелайо говорит, что у вашего Герцога меч плохо сбалансирован в рукоятке. И на лезвие и рукоятке его меча нарисовано распятие. Требовалось использовать много грубой силы чтобы достичь такого результата. Пелайо тоже Герцог,- добавил Марциал.
Конрад и Горан онемели, раскрыв рот. Как он мог узнать о распятии на мече Герцрга?!
— Скажи им что я поддерживаю их дело,- сказал Пелайо,- Мы должны защитить нашу землю от еретиков. Я рад что нас много, и я верю что еще не все потеряно.
— Он говорит, что то, что вы делаете, это замечательно! - перевел Марциал.
— Что мы делаем? - медленно спросил Конрад
— Защищаете нашу землю от еретиков. Пелайо хотел бы помочь вам тоже. Вы страдаете из-за них, но вы преодолеете своего врага. Да Благословит вас Бог!

Конрад встал и собрал свой компьютер трясущимися руками. Он должен выйти из этой комнаты немедленно. По какой-то необъяснимой причине его тянуло покинуть это место.
— Было очень интересно познакомиться с вами, мистер....
— До свидания, Конрад. Мы больше никогда не увидимся с вами, но я желаю вам всего наилучшего. Скоро у вас будет свадьба с вашим любимым,- сказал Марциал с ослепительной улыбкой,- Вы с ним проживете очень долго и счастливо.
— С Гунтрамом? - не мог не спросить Конрад
— Да. Он был счастлив с вами все время до его ухода. Но теперь он любит вас даже больше чем раньше. И еще я хочу ответить на один вопрос который вы боитесь даже себе задать. Да, вы будете вместе даже после смерти. Но вы очень долго будете жить с ним. Благословит вас Бог!
— Спасибо,- сказал Конрад, и вздрогнул, когда увидел стоящего рядом с ним Пелайо, который готов был следовать за ними.
Горан был на пределе своего терпения. Он просто схватил Конрада за локоть и потащил его в другой конец зала, где единственная опасность была разве что встретить какого-нибудь банкира.

Марциал остался сидеть на месте и ел свои вафли.
— Я убью свою сестру, когда увижу её,- сказал расстроенный Карстен,- Немцы уже ушли?
— Кто?
— Два мрачных типа, которые сидели здесь.
— Не помню, наверно ушли. Пелайо тоже ушел куда-то, но я не помню куда. Я что-то должен был написать в свой блокнот, но я не помню что.
« Карстен медленно вздохнул, смирившись с мыслью что им придется пропустить свой рейс, потому что Пелайо снова пошел на прогулку. Он живет уже тринадцать столетий и до сих пор не научился приходить вовремя. Господи, дай мне терпения!»

« Конрад смотрел на мерцающие огни на крыле самолета. Его разум не мог принять то что сказал ему этот юноша, и все же он хотел верить что его слова были правдой. А что если мой котенок жив? Что если он хочет вернуться ко мне? Антонов ничего не нашел до сих пор, но это не значит что мой котенок мертв! Репин где-то прячет его. И кто с ним должен прийти?»

— Мой Герцог, вы же понимаете что это все обман,- сочувственно сказал Горан,- Дешевый трюк и всё.
— Как тогда он мог узнать моё имя? Как он мог узнать о нас?
— Он похож на человека с телешоу "Менталист". Острые чувства и наблюдение. Возможно он прочитал ваше имя на багажных бирках. Они всегда это делают.
— Он знал о том что в детстве я играл с жабами. И я действительно однажды принес им хлеб,- настаивал Конрад,- Что если он прав и Гунтрам жив? Если Репин прячет его где-то?
— Дети все играют с жабами,- ответил Горан сердито.
— И ты?
— Ну, я не любил их, и держался от них подальше,- признался он медленно,- Пожалуйста, мой Гриффин, только не говорите мне что жабы нашли способ перехитрить Эйнштейна.
— Нет, конечно нет, нервно рассмеялся Конрад, - Тогда надо было лягушкам и жабам выдать Нобелевскую премию,- пошутил он.
— Или предоставить им место в Совете,- захохотал Горан,- Никто не заметит разницу между жабой и вашим кузеном Георгом.
— О, да, они будут смотреться. Жабы очень умные существа,- ухмыльнулся Конрад
Видя что Герцог больше не думает о сумасшедшем парне, Горан вернулся к своим документам. «Мир цирка и уродов»,- подумал он и выбросил эту странную встречу из головы.

« Жабы действительно милосердные существа, они слушают всегда »,- подумал Конрад.
« Он сказал правду, я действительно принес жабам хлеб, и я много разговаривал с ними тогда. Они были моими лучшими друзьями задолго как я встретился с Фердинандом. И я всё еще разговариваю с ними.»
« Разве не жаба была в моей комнате, перед тем как Гунтрам вернулся? »
« В нашем мире не так всё просто как мы думаем. »
« Почему этого не должно быть? Чудеса случаются. Иначе я никогда не встретил бы своего Гунтрама.»
« Возможно Бог приходит к нам через жабу или этого ненормального парня? »
Впервые за долгое время в сердце Конрада поселилась надежда.

******************************************
1. pp.userapi.com/c636927/v636927794/5a9b1/HVbW9Qs...

2. pp.userapi.com/c636927/v636927794/5a9aa/sNICdYX...
********************************************************************
Конец 23 главы. «Вип-зал»

00:27 

Тионн Роджерс. "О доброте и сострадании жаб и лягушек (перевод)

Жизнь прекрасна!
О доброте и сострадании жаб и лягушек.
22 глава.
«Госпожа Жаба»
9 июля 2008 года.
Цюрих.

***************************************************

Жаба прыгала по небольшому пруду и пряталась под большими листьями лилий. Наконец-то терпение, усилие и командный дух окупились. Как Триумфальная Колона Победы в Берлине! Клаус поймал маленькую зеленую амфибию после долгой борьбы.
— Можно мне посмотреть её,- Карл бросился к брату, заглядывая, чтобы увидеть животное, удерживаемое в руках Клауса.
— Будь осторожен, не отпусти её,- сказал Клаус, убрав правую руку, чтобы брат смог увидеть темно-зеленую голову амфибии.
Мальчики смотрели на неё в страхе. Им обоим было уже по четыре с половиной года.
— Как ты думаешь, Гунтраму понравится эта лягушка?,- спросил Карл.
— Конечно понравится! Он позволит нам держать её дома.
— Но его здесь нет,- печально сказал Карл.

— Он скоро вернется,- подтвердил Клаус, уверенный что их наставник скоро вернется и всё будет как прежде.
— А что если, как эта ведьма сказала, он сердит на нас?
— Гунтрам не сердился на нас. Он сердился на папу. И он прав, потому что папа привел домой эту ведьму,- защищал Клаус их позицию.
— Мы плохо себя вели и Гунтрам мог на нас обидеться. Помнишь в ту ночь ты бросил свою одежду?
— Я подобрал её когда он сказал мне. Это ты не хотел купаться и не съел свой обед!,- отомстил Клаус
— Это же была вареная рыба! Ты тоже все скормил Мопси.
— Да, но я не испачкал ковер, как это сделал ты. Гунтраму пришлось чистить ковер!
— Он тогда не расстроился! Он сказал что это был несчастный случай! - защищался Карл,- Он ушел потому что мы плохие!
— Он ушел потому что папа был противен ему. И Стефания тоже. Папа привел эту новую женщину и она заняла место Гунтрама. Мы должны выгнать её! - прокричал Клаус.
— Да, но как?
— Я не знаю. Папа не любит когда мы кричим или не слушаемся. Он всегда уходит когда мы сводим его с ума. Как тогда, когда мы были в Риме, или в том месте...ну с Микки Маусом.
— Когда ему все надоедает, он вызывает Гунтрама и отдает нас ему.
— Правильно! Надо свести его с ума, чтобы он позвал Гунтрама и извинился перед ним и он вернется к нам!

Клаус объяснил брату план, который он вынашивал в последние две недели, с тех пор как они вернулись из Лондона и узнали что их наставник ушел, все его картины были сожжены. А единственный портрет, где они были нарисованы все вместе был конфискован его отцом, который сказал что они с братом могли испортить его, своими грязными неуклюжими руками. Он сказал что он его нам вернет, когда нам будет по 35 лет. А сейчас этот портрет висел у него в кабинете, и он запретил нам входить туда, из-за того что они один раз испортили несколько его работ.
Жизнь так несправедлива!

— Если мы сделаем это, папа будет в ярости из-за нас! Он будет много кричать! - Карл предпочел предупредить своего импульсивного брата о последствиях, прежде чем принять решение.
— Я больше боюсь чтобы Гунтрам на нас не рассердился. Помнишь когда он заставил нас мести весь двор, потому что мы разбросали горку листьев, которую собрал садовник Джоханес утром?
— Да, помню, он сказал: "Если вы достаточно взрослые чтобы уничтожить всю работу проделанную дворником за утро, тогда вы достаточно взрослые чтобы исправить это",- сказал Карл имитируя голос Гунтрама,- Весь день ушел на это. Папа кричал на Гунтрама, за то что он заставил нас так много работать.
— А Фридрих кричал на папу, что он портит нас.
— Так что, сделаем это?
— Конечно! Но как?
— Во первых: Выгоним няню!
— Папа будет в ярости! Она имеет какую-то степень по воспитанию детей.
— Да ну её! Она скучная! Ты знаешь что такое «степень»?
— Это что-то для еды. Дай мне лягушку, теперь моя очередь держать её!
— Только осторожно,- сказал Клаус, он сомкнул ладошки, образуя шар, чтобы брат смог взять лягушку.
— Она приятная и мягкая, но влажная,- Карл засмеялся, потому что лягушка шевелясь щекотала его,- Как ты думаешь, мы сможем сделать это?
— Нас двое, а папа один! Он не сможет сделать ничего против нас.

***

Два сербских телохранителя были на перерыве, они спокойно курили облокотившись на капот машины в гараже. Молодые князья спрятались опять от своей новой американской няни. Возможно дети что-то замышляют, потому что их наставник отсутствовал. Следить за чертиками была работа няни, а у них был перекур.
Терпеть её педантизм было слишком для них, поэтому они старались держаться от неё подальше.
— Эти двое дьяволят что-то очень довольные собой. Наверно что-то замышляют,- сказал Ратко, увидев двух князей пробирающихся к заднему входу. С обоих капала вода и они были грязными.
— Да нет, они просто дети,- сказал Милан, закурив еще одну сигарету.
— Клаус Мария прячет что-то в кармане. У меня трое детей дома и я знаю когда они что-то замышляют. Эти двое без Гунтрама очень опасны. Им нельзя доверять.
— Яблоко не падает далеко от яблони, Ратко. Пусть теперь Герцог укрощает их,- хихикнул Милан,- Он получит несколько седых волос от них.
— Они больше слушаются Гунтрама, чем Герцога, хотя именно Гунтрам держал их на коротком поводке. Я предпочитаю Горана как босса сто раз, чем этого мальчика, смеялся Ратко.
— Да, парень знал как ими управлять.
— Когда мы были в Риме с Герцогом и детьми, я хотел первым самолетом улететь в Ирак. Эти двое вели себя ужасно. Они довели няню до истерики, потому что они хотели провести Рождество с Гунтрамом, а не с отцом. После Дисней Ленда не осталось ни одной фотографии, потому что они уничтожили их все. Я потерял счет, сколько нарядов эта сука потеряла, потому что они испортили их грязными руками и этими вонючими духами. Я уверен что эти двое запросто могут вызвать рвоту если захотят.
— В последний раз когда я охранял Гунтрама, в поездке на праздники, мне тоже было не легко,- запротестовал Милан.
— Что? Не легко? Прогулки по Лондону, посещал оперу и пил с Иваном Ивановичем? Это не легко?,- глумился Ратко, Милану всегда доставалась легкая работа. Он няньчился с Гунтрамом, в то время как он няньчился с большим и маленькими сорванцами.
— Обломов такой смешной, когда мы в мирных отношениях. Он клянется что он ничего не знает о местонахождении Гунтрама и я ему верю.
— Да, Горан на дерьмо весь изошел, после того как попался в Лондоне на уловку Ольги Репиной полтора года назад. О чем он думал? Он знает эту ведьму лучше всех.
— Она бы не прикоснулась ни к одному волосу на голове Гунтрама, и неважно он был бы там или я, и он не позволил ей приближаться к нам. Он не думал что Герцог так отреагирует, когда Гунтрам сказал что он хотел нарисовать портрет дочери Репина.
— Да, у мальчика совершенно нет чувства самосохранения, как он мог быть настолько глуп, чтобы рассказать все Герцогу, пренебрегая его приказом.
— Держу пари, она хотела использовать портрет, чтобы обвинить Гунтрама в связи с Репиным, она хотела чтобы он казнил мальчика за измену. Сказала бы Герцогу, что они любовники или ещё какое-нибудь дерьмо в этом роде. Она рассчитывала что Гунтрам ничего не скажет Герцогу. Эй! Она даже мне заплатила 10. тысяч евро чтобы я держал свой рот на замке. Но Горан использовал это как способ сократить любой контакт между мальчиком и Репиным. Всё это было ошибкой Герцога. Напрасно он давил на Гунтрама. Что этот Репин мог ему сделать? Не украл же бы он его в конце концов,- сказал Милан.
— Во всяком случае, то что произошло в Минске научит Обломова не трахаться с нами.
— Это послужит ему уроком.
— Правильно.
— Держу пари, они хотят контрабандой протащить лягушку в дом,- сказал Ратко, заметив как аккуратно Клаус сунул руку в карман брюк.
— Для няни или для отца? Даю 100 франков что для няни.
— Нет, для отца. Они засунут её ему в шкаф,- Ратко принял ставку и полез в карман за бумажником.
— В шкаф слишком классический вариант. Они придумают что-нибудь эпическое,- глумился Милан и достал из бумажника 100 франков.

***

Жан-Жак умирал от блаженства с каждым толчком своего партнера, наслаждаясь большим мужчиной который был сверху. «Боже! Алексей знает как доставить удовольствие»- подумал Жан-Жак, когда тот сменил угол доставляя ему несравненное блаженство.
Жан-Жак посмотрел на блондина, его голубые глаза были полузакрыты от экстаза, который он чувствовал в каждом его движении, он опирался на свои мощные руки, чтобы избежать давления на своего любовника своим весом. Жан-Жак поднял руки, погладил его короткие волосы на затылке и застонал не в силах больше сдерживать себя. Алексей мог заниматься любовью в течении нескольких часов, доводя его до экстаза, но контролируя себя, а потом остановиться и начать все сначала.
Первый раз они занимались любовью в подвале ресторана Кёнингсхале, Жан-Жак чувствовал себя девственником, пока не встретил этого большого русского парня, который вел себя как ягненок, но был самым невероятным любовником, какого он никогда не встречал в своей жизни.
«Алексей как наркотик, один глоток и хочется ещё и ещё. У них там что, в КГБ, есть специальный курс как заниматься любовью?»
«Что- случилось у него. Вчера ночью он вернулся с Ирана, в одной руке держал осетра и черную икру, а в другой цветы.
Странно, очень странно, это не выглядело как одна из сцен ревности, которые он иногда устраивал и искал воображаемых любовников у меня под кроватью.»
— Хорошо, Алексей, теперь ты скажешь мне что случилось? Почему ты притащился среди ночи и чем я обязан такой чести?
— Я просто хотел разбудить свою Джульетту.
— Давай, выкладывай, Алексей Георгиевич Антонов, я знаю тебя хорошо.
— Да? Я просто соскучился и очень хотел к тебе. На прошлой неделе я был в одном недружественном месте и летел 27 часов, только чтобы быть с тобой сегодня.
— Не забудь упомянуть что ты сделал большой трюк и залетел в Ростов чтобы прихватить эту рыбу. Что это? Похоже на дикую Белугу. Однажды я пробовал такую.
— Это Белуга, Жан,- быстро сказал Алексей, желая отвлечь его внимание.
— Я понял что это Белуга, но где ты взял её? Ты же не большой босс мафии, чтобы покупать такие вещи?
— Не совсем. Я взял её в пекарне Анатолия. Не знаю как она к нему попала.
— В пекарне???
— Да. Ему привез кто-то, тому её привез ещё кто-то, а тот ещё где-то достал...короче какой-то браконьер. Икра в жестяных банках, достали прямо с завода, мне пришлось достать сумку-холодильник, чтобы держать всё это в охлажденном виде пока я летел в самолете. Пришлось подкупить даже таможенного офицера, чтобы провезти это все в Цюрих. Я прилетел в Ростов из Тебриза, чтобы встретиться там со старым приятелем с которым вместе были на войне в Афганистане. У него есть пекарня, семья и четверо детей. Этот парень мог пронести даже водку через лагерь талибов. Он достал мне всё это менее чем за 24 часа. Пришлось платить наличными, кредитки там не принимают.
— Только не говори своему боссу что ты это сделал. С ним будет припадок.
— Нет, туда я тоже привез, для Гунтрама. Все лежит в холодильнике. Икра может храниться 5 недель.
— Бедный парень, он так измучился за это время. Это был только вопрос времени, я знал что он уйдет. Он достаточно натерпелся и от Герцога и от этой суки.
— Не ругай Герцога Жан, я же сказал тебе почему он это сделал. Я обязан ему жизнью и буду всегда на его стороне. Герцог собирается развестись с этой сучкой, он её выгнал, мне Майкл Дахлер сказал.
— Скатертью дорога! Но мне кажется что Гунтрам не вернется, даже если Герцог приползет к нему на коленях и будет просить прощения. Герцог перегнул палку, когда притащил в дом эту вульгарную шлюху и трахался с ней в доме где был Гунтрам.
— Гунтрам тоже не подарок! Это он довел Герцога до этого!
Что он сделал такого? Трахался с его дядей когда был молодым? Ну и что? И отца он его не убивал. Хотя стоило бы.
Гунтрам очень хитрый парень тоже. Зачем он общался с Репиным, когда я ему все рассказал про него? Он его не знает как знаю его я. Он волк в овечьей шкуре! Репин хитрый и скользкий тип и очень опасный. А этот маленький придурок все делает назло Герцогу. Когда-нибудь он поплатится за это.
— В чем проблема с этим русским? Он просто коллекционер произведений искусства. То что сделал Герцог, притащив в дом эту шлюху и бросило Гунтрама в объятья к этому русскому.
— Жан, я просто не могу тебе сейчас всё рассказать об этом русском. Он не совсем коллекционер, он очень опасен. Он настоящий кусок дерьма, Жан!- взревел Алексей.
— Хорошо, ты лучше знаешь этого русского, но твой дорогой Герцог тоже напортачил, когда привел в дом эту дешевую, низкого пошиба непотребную шлюху!!!
— Эта сука не шлюха сейчас, Жан. Она Герцогиня.
— Ты хоть слышишь себя, Алексей? Эта сука не шлюха? А кто она? Старая супер топ-модель, которой нужны только деньги Герцога?
— Ты не можешь говорить так о Герцогине.
— Почему это? Я не работаю там больше! И я знаю об этой шлюхе всё! Я знаю что она была женщиной по вызову для дорогих папиков. И знаю что Герцог пользовался её услугами с 1993 года!
— Не надо обсуждать друзей Герцога.
— Алексей, ты дурак или слепой?
— Я же говорил тебе, Жан, для чего Герцог это сделал. Он не собирался с ней жить. Он хотел таким образом вернуть Гунтрама. Гунтрам мог все остановить, но сделал этого, хотя любит его. Упрямый как осел!

Жан-Жак поцеловал Алексея в висок. Ему нравилась эта черта характера в нем. Несмотря ни на что, он защищал тех кого любил и был предан до последнего. Таких людей один на миллион.
— Ты уже нашел другое место? - спросил Алексей
— Нет, я пока не нашел другого места, которое мне было бы по душе. Есть одно место, у озера, с прекрасным видом. И аренда небольшая, но я пока не уверен на 100%.
— Да, конечно, нужно много вложить наверно средств?
— Дело не в деньгах, дорогой. Меня пригласили работать еще в одну частную компанию телевидения, у них есть ресторан в Берлине, и они предлагают мне вести передачу по телевидению "Адская Кухня", но я пока рассматриваю их предложение.
— На телевидение, Жан?- спросил Алексей, ему совершенно не нравилась эта идея, не хватало чтобы он еще на телевидении светился, где полно горячих парней, которые захотят потрахаться с ним, чтобы получить совет как сварить куриное яйцо.
— Да, мне надоело писать книги-рецептов, мне хочется что-то интересней. Я выиграл уже три звезды Michelin, и я хотел бы вернуться в десятку лучших ресторанов мира. Но я не уверен. У меня было много хлопот, начиная с 1996 года. Почти 12 лет. Мне уже 47 лет, и мне еще есть что предложить.
— Почему бы тебе не вернуться на службу к Герцогу, Жан? Он даст тебе возможность роста и разрешит делать на кухне что угодно. Этой сучки больше не будет в замке.
— Дело в том, что я не хочу туда возвращаться, котенок. За этот месяц я расслабился и поговорил со своими бывшими коллегами. Многим людям не хватает меня.
— Если ты начнешь работать как и раньше, по 16 часов в сутки, я не смогу даже видеться с тобой.
— Да, это будет трудно, пока я не найду хороших людей. Это просто кошмар! Я только выразил предположение что открою свой собственный ресторан, как тут же получил 145 резюме. Я даже сделал предварительный отбор. Они так же хотят, чтобы я участвовал ещё в одной телевизионной программе, о здоровой еде. Это из-за моей книги. Идея заключается в том, чтобы приготовить несколько рецептов в неделю, так что это займет всего лишь один день в неделю, для записи на телевидении. Запись должна проходить в Париже, но я надавил чтобы перенесли в Пуатье, туда, где находится ресторан Жан-Мари. Этот человек научил меня всему, и я хочу чтобы люди узнали о нем.
— Я скучаю по тебе, Жан,- Алексей решил использовать тактику и стратегию умоляющего котенка.
— Ты тоже всегда работаешь или путешествуешь, поскольку ты стал главой стратегического планирования.
— Я делаю все возможное, чтобы твою жизнь сделать лучше. Это что, преступление?
— Разве я просил тебя об этом? Я зарабатываю больше чем ты. У меня большой доход от издания книг.
— Жан, давай не спорить о столь тривиальном как деньги. Я только прошу пересмотреть твое решение и вернуться в замок. Мальчики очень скучают по тебе, особенно Карл Мария. Господин Элзассер постоянно спрашивает о тебе и говорит что дети отказываются есть приготовленное новым поваром. Они так любят твое слоенное тесто.
— У мальчика хороший вкус. Ханс совсем не может готовить тесто. В супермаркете тесто лучше чем у него. Я никому не даю своих рецептов.
— А какой малиновый йогурт ты готовишь! Пальчики оближешь! - Алексей понял, что он взял правильный курс. Эго Жан-Жака!
— Да, мальчики любят его. И Гунтрам! В нем совсем нет жира.
— Ты говорил с ним перед тем...?
— Нет, и это меня беспокоит. Он знает что Герцог не самый мой любимый персонаж. Он сказал мне что собирается остаться на месте. Это было в первой половине дня, а во второй половине дня он изменил свое мнение? Это очень странно и мне кажется что Герцог лукавит как обычно. Этот мальчик сжег карму многих перерождений, живя с этим человеком в течении 5 лет! Я до сих пор не понимаю, как сладкий и добрый человек мог жить с этим сумасшедшим немцем, если только из-за его денег, единственное положительное что в нем есть! У него нет любви во взгляде. Скучный до слез, и сумасшедший, с манией величия, эгоистичный, педантичный, слепой, обыватель, с ним можно говорить только об экономике и финансах! Настоящий динозавр!
— У любви нет никаких оснований и причин,- прошептал Алексей,- Но Гунтрам любил и до сих пор любит Герцога. Я знаю что они много ссорились по какой-то причине, но я точно не знаю по какой. Горан знает обо всем, но он молчит. Хейндрик рассказал мне что-то о фотографии Герцога с его дядей, но это всё в прошлом.
— Твой Герцог мудак с деньгами! Он уничтожил все шансы на примирение с Гунтрамом, притащив эту шлюху в дом! Ты можешь себе представить что она заставляла его заниматься приготовлениями к свадьбе! А этот мудак позволил ей! Я бы заставил его съесть это чертово кольцо!
— Герцог хотел заставить его ревновать. Этот упрямый мул мог остановить все в один миг, но ему было плевать что все вокруг мучаются в том числе и дети, он только думал о себе, лелеял свою обиду. Обиду на что? На то что Герцог в молодости любил его дядю? Бред!
— Ревновать?! Он что, должен был упасть перед ним на колени и умолять вернуться обратно? Ты глупый или просто псих! У этого мальчика больше достоинства чем у вас всех вместе взятых! Он содержал эту шлюху много лет, а потом притащил её в замок! Я так рад что он унизил её этим портретом!
— Жан, давай прекратим этот глупый спор. У меня все равно останется свое мнение на этот счет. Согласен, это был глупый шаг Герцога, но он мог сработать и....
— Чтоооо??? Конечно, он мог ударить его, издеваться над ним, помочиться на него и он будет любить его больше? Идиот! Вы все идиоты! Я рад что он ушел и начнет свою жизнь заново, подальше от этого идиота! Он талантливый мальчик! Вы все не стоите его мизинца!
— Жан, я не хочу спорить о том что не имеет отношения к нам. Это не наша проблема. Пусть они сами разбираются! - сказал Алексей. «Он решил вернуться к своей стратегии, а то ещё Жан выкинет его из своей квартиры, менее чем через 10 минут. Он был на 100% на стороне Гунтрама и если он не отравил суку цианидом, то только потому, что цианид мог испортить вкус блюда.»,- Подумай, как будут счастливы мальчики, когда увидят тебя,- сказал Алексей и обнял разъяренного Жан-Жака,- Гунтрам говорил много раз, что ты позволял детям готовить с тобой из того, что они приносили из сада. Карл так скучает по тебе, приходит на кухню, сядет и плачет... «Скоро я сам разрыдаюсь, от того что приходится лукавить»
— Ну...он помог мне взбивать яйца пару раз...
— Конечно, он же учился у тебя, как ты в свое время у старика в Пуатье.
— Да, благодаря Жан-Мари я научился готовить. Моя мать только любила эти консервированные супы из колбасы. Мой отец водил автофургон, и однажды он взял меня с собой в ресторан Жан-Мари. Тогда он предложил мне суп с брокколи. Я тебе рассказывал, что после школы я мыл полы в кафе и раскладывал салфетки на столах, за то чтобы просто пообедать там?
— Нет, никогда,- прошептал Алексей
— Я не очень хорошо себя чувствовал. Весил 27 кг в 9 лет, потому что был постоянно голодным. Я никогда не ел дома, потому что пищу моей матери невозможно было проглотить. Я не мог понять, почему она так плохо готовит. У отца был хороший овощной магазин, но она не могла даже порезать морковь. У неё никогда не было времени на это, она все время занималась школой и готовила студентов. Свои мятежные годы я провел в кухне ресторана Жан-Мари. Каждый день, с тех пор как мне исполнилось 13 лет.
— Тебе наверно было трудно? - сочувственно сказал Алексей.
— Я хорошо понимаю что Карл Мария переживает,- Жан-Жак вздохнул
— Почему бы тебе не поговорить с господином Элзассер, Фридрих сделает все чтобы ты вернулся. Теперь, когда эта сука ушла, Гунтрам скоро вернется. Мы ищем его везде. Герцог очень беспокоится о нем. Я уверен что он вернется, как только узнает что суки больше нет. Он очень любит детей и не может жить без них. И когда он вернется ему нужен будет такой друг как ты,- Алексей затаил дыхание...сбросил бомбы и теперь ждет результат.
— У меня своя карьера,- мягко отказался Жан-Жак,- Я хочу открыть свой ресторан.
— Где еще можно готовить для самых влиятельных людей в мире? Ты был очень счастлив, когда Герцога посетил известный виолончелист несколько лет назад.
— Да, Герцог был очень любезен, когда представил меня ему,- усмехнулся Жан-Жак,- Он подписал и подарил мне свой диск, в обмен на мою книгу рецептов.
— Ты правда хочешь работать по 16 часов в сутки? Воевать с налоговиками и санэпидемстанцией, пожарными и прочими делами? Только чтобы заработать еще одну звезду Мишлен? Хочешь иметь дело с этими бездарными критиками? Если бы они могли готовить как ты они проводили бы время на кухне, а не за письменным столом.
— Я соглашусь только в том случае, если он извинится!
— Кто?
— Герцог. Пусть извинится передо мной за проделки своей жены. Она сказала что мне надо поучиться в школе, прежде чем работать у Герцога.
— Его Превосходительство будет целовать тебе ноги, если ты вернешься. Ему было очень плохо после того как ты ушел. Его настроение зависит от хорошей еды.
— Больше чем ты можешь себе представить, котенок.
— Представь свои условия Фридриху, я уверен что Герцог на все согласится,- сказал Алексей целуя своего любовника.
— Хорошо, я схожу к старому австрийцу, во второй половине дня, и представлю ему свои условия. Но Герцог должен извиниться передо мной. Немного смирения ему не повредит.

« Ты конечно же прав, любовь моя,- подумал Алексей, углубляя поцелуй,- Миссия выполнена. Шеф-повар вернется к Герцогу. Теперь Горан должен избавится от суки, а Майкл должен найти Гунтрама. Это хорошо что мы все сделаем без вмешательства Фердинанда. Он всегда ворчит как старуха, а Герцог сводит нас всех с ума.»

***

Клаус незаметно предупредил брата, что пора претворять план в действие. Они заранее испачкались как следует в пруду.
Карл ворвался на кухню и стал изо всех сил орать изображая плачь. Он даже упал на пол и стал дрыгать ногами, как делала его подруга Гентиетта в школе.
На кухню сбежались нянька, новый телохранитель Сорен Ларсен и Фридрих.
Няня опустилась на колени, пытаясь успокоить его, но Карл завыл на пол тона громче.
— Что за шум, мисс Форд?- сказал Фридрих строгим голосом.
— Я не понимаю, мистер Элзассер, я только поругала их немножко, за то что они испачкались в пруду, и сказала чтобы они не ходили туда одни,- сказала она в отчаянии, и поддела Клауса, чтобы он не начал тоже плакать.
— Вы оставили детей одних у воды?!
— Только на пять минут!
— Я подскользнулся и упал в грязь возле воды,- воскликнул Клаус, после того как незаметно, пока все кричали, спрятал лягушку в банке. Лягушку он должен был забрать позже, когда повар будет занят обедом. «Мисс Форд получит посетителя сегодня ночью. И отец должен расстроиться из-за этого»
Но его хитрость заметил Жан-Жак, который увидел что Клаус что-то спрятал в фарфоровую банку из Прованса, но он ничего не сказал, сделав невозмутимое лицо, в то время как новая нянька спорила с Фридрихом о её обязанностях и недостатке детского образования, а Карл и Клаус кричали так что даже штукатурка сыпалась. Я понятия не имел что они могут так кричать. Значит история о их проделках в Риме была верной.
— Мисс Форд, мы должны обсудить это в библиотеке. Я стал учителем за долго до того как вы родились, и я уверяю вас, что дети были бы послушны, если бы вы их заинтересовали,- сказал Фридрих сквозь зубы, после того как женщина обвинила его в том что он не имеет ни малейшего представления в психологии,- Мистер Шене, будьте любезны, подождите меня несколько минут?
— Конечно, господин Элзассер,- сказал Жан-Жак, глядя на рыдающих мальчиков, которые как по волшебству перестали плакать и начали мычать улыбаясь. «Конечно! Хорошая работа! Получите Оскар!»
— Пойдемте на улицу, дети,- сказал Жан-Жак, когда все разбежались с кухни, чтобы их не заставили возиться с князьями.
Су шеф сглотнул и быстро стал возиться с соусом, чтобы Жан-Жак не кричал на него, что в соусе много порея.

Жан-Жак повел детей в сад, за ними медленно брел Милан.
— Ты возвращаешься к нам, Жан-Жак?,- спросил с надеждой Клаус, после того как тот ему вытер нос платком.
— Не знаю, это еще предстоит выяснить.
— Пожалуйста, останься. Ганс не может готовить так как ты, и совсем не умеет печь твой торт,- умоляюще просил Карл.
— Я должен поговорить с Фридрихом, вы двое не в ладах с ним, если я правильно понял?
— Нам не нравится няня, мы хотим только Гунтрама,- сказал Карл, принимая с рук Жан-Жака ягоды малины.
— Вашего наставника уволила ведьма.
— Мы знаем. Папа должен извиниться и он вернется. Гунтрам всегда прощает нас, когда мы ломаем что-нибудь,- сказал Клаус.
— Мы должны довести папу, чтобы он извинился перед Гунтрамом. Если мы это не сделаем он не вернет Гунтрама. Надо чтобы он нуждался в нем чтобы избавиться от нас,- сказал Карл, и Клаус ткнул его локтем, чтобы не выдавал их план,- Что? Жан-Жак наш друг!
— Вы двое намного опаснее чем я думал,- усмехнулся Жан-Жак,- Ваш большой план заключается в том чтобы бороться с вашим отцом?
— Не с ним, с няней. Мы хотим чтобы был Гунтрам.
— Папа не может выносить когда мы плачем, он сразу бежит к Гунтраму.
— Гунтрам говорит, что папа не знает слова «Извините».
— Если вы в четыре с половиной года устраиваете такое, я не хотел бы быть в списке ваших врагов когда вам будет по десять лет. Хорошо. Я помогу вам. Я тоже хочу чтобы Гунтрам вернулся.
Оба мальчика подскочили в волнении и счастье и бросились обнимать Жан-Жака, он их утихомирил и и они успокоились.
— Я хочу знать, Клаус, что ты спрятал в мои бесценные банки с пряностями?
— Это лягушка. Мы поймали её в пруду. Гунтрам позволит нам держать её в доме.
— Понял. Почему вы не дали лягушку Фридриху, а спрятали её у меня в кухне?
— Во первых мы хотим использовать её.
— Хорошо, пока я не приготовлю из неё блюдо, она меня не волнует. Перед тем как вы соберетесь её использовать, ей надо найти место, и я думаю что у меня найдется такое. Её нужно держать в небольшом количестве воды. И обещайте мне, что завтра утром вы вернете её обратно в пруд. Это ясно?
— Да! - сказали оба мальчика.

***

С легкостью и уверенностью в своем положении Жан-Жак открыл один из посудных шкафов, в котором находились повседневные обеденные сервизы. Он взял с самого верха супницу и с ухмылкой поставил её на стол, чтобы спрятать там трофей мальчиков, те ахнули в страхе увидев символ "Версаче" на крышке супницы.
— Госпоже Лягушке здесь понравится. Это Розенталь фарфор, разработанный Джани Версаче.
— Это же новая посуда Стефании? - спросил Карл, и Клаус положил в неё аккуратно лягушку.
— Ваш отец заплатил за неё, если она захочет забрать её после развода, я куплю ей новый.
— Эта посуда очень хрупкая. Фридрих жаловался папе, что Аннет и Бригитта сломали очень много. Папа тоже сломал очень много коньячных бокалов. Один графин разбил Ратко, когда открыл дверь и задел его. Папа сказал что это несчастный случай.
— Так, а теперь идите, и найдите служанку, чтобы она помогла вам переодеться, чтобы ваш отец не увидел вас грязными,- сказал Жан-Жак, и оба мальчика убежали хихикая.

Жан-Жак поймал дворецкого Дитера за руку, затащил его на кухню и подвел к посудному шкафу.
— Можете ли вы мне объяснить, что это?
— Это новый обеденный сервиз. Герцогиня заказала его в декабре прошлого года.
— Где обеденные сервизы из Мейсенского фарфора, которые Его Превосходительство использует каждый день?
— Вся эта посуда хранится в подвале.
— Почему она до сих пор находится там? После того, как Герцогиня ушла посуду до сих пор не заменили? И Герцог ест из этого ужасного сервиза?
— Мистер Эльзассер не давал нам такого распоряжения.
— Как вы относитесь к Его Превосходительству?,- спросил с иронией Жан-Жак и дворецкий побледнел,- Мейсенский фарфор, один из самых старинных классических стилей. Семейство Линтрофф пользуется им с 1815 года и вы знаете как привязан к традиции Его Превосходительство. Какую посуду вы использовали на официальных приемах?
— После того как Герцогиня ушла у нас был только один официальный прием,- ответил Дитер
— Только не говорите мне что вы использовали эту посуду?
— Да, мы пользовались этим сервизом.
— Считайте что вы родились второй раз в ту ночь. Пожалуйста избавьтесь от этой посуды и перенесите сюда Мейсенский фарфор!
— Сначала я должен спросить господина Эльзессера...
— Сделайте как вам сказали, Дитер,- сказал Фридрих, присоединившись к мужчинам,- Я забыл сказать чтобы поменяли посуду,- он подождал пока Дитер ушел, а потом попросил Жан-Жака следовать за ним.

Прошло уже 4 часа, после того как он покинул свой кабинет и уставший возвращался обратно. Он очень много вынес в последнее время. Его бывший ученик, беспокоясь о Гунтраме находился на грани нервного срыва, но как всегда всё скрывал за маской холодности и безразличия. Борьба Стефании в суде и её желание вывалять имя Линтроффов в грязи в средствах массовой информации, способствовало общей печали.

«Я сошел с ума когда увидел эти документы, лишающие его причастность к моим сыновьям, Фридрих. Тогда я понял что все кончено! Я никогда не хотел атаковать его. Да, я кричал на него, потому что он был вульгарным со Стефанией. Но когда Гунтрам показал мне что она пыталась использовать моих мальчиков в своих аферах, я почувствовал себя полным балбесом. Врач сказал мне что это удача, что у меня были его таблетки, в противном случае у него был бы сердечный приступ и он бы не выжил. Я чуть не убил того, кого я люблю больше всего и не один раз, а дважды..»

Фридрих отбросив свои мысли, сел на свое место, и жестом предложил Жан-Жаку садиться.
— Я рад что вы вернулись к нам, мистер Шене.
— Есть несколько условий, которые мне хотелось бы уточнить, прежде чем принять ваше предложение.
— Я слушаю вас.
— Во первых, Герцог должен принести мне свои извинения, за нанесенное оскорбление его женой.
— Его Превосходительство глубоко сожалеет по поводу обстоятельств связанных с вашим увольнением. Я уверен что Герцог поговорит с вами завтра утром.
— Во вторых, я хочу сам закупать продукты. Выдайте мне на расходы 20.000 франков в месяц, я буду пользоваться ими самостоятельно. Разумеется в конце месяца я представлю все чеки и отчитаюсь, но я сам должен решать какие трюфели мне покупать, господин Элзассер.
— Как пожелаете, мистер Шене,- заворчал Фридрих, принося в жертву контроль за кухней ради своего мальчика.
— Я хотел бы чтобы старый мейсенский фарфор вернулся на место. Я не могу подавать блюда в этой ужасном посуде.
— Да, конечно.
— И это мои финансовые условия,- сказал Жан-Жак, протягивая Фридриху листок бумаги, глядя на который он побледнел,- Я так же хочу брать выходной, один день в неделю, мне нужно будет летать в Кельн или Париж, для записи нескольких телевизионных шоу. Я хочу продолжить свою карьеру.
«Фридрих сделал глубокий вдох. Дело было не в деньгах. Конрад должен узнать, что он не центр Вселенной, как говорил ему Гунтрам бесчисленное количество раз. Это был урок и для нас, в том числе»,- подумал Фридрих.
— Очень хорошо, мистер Шене. Мы рады что вы снова с нами. Когда вы сможете приступить к работе?
— Немедленно. Кто-то же должен спасти этих бедных птиц,- ответил Жан-Жак и протянул Фридриху руку.
— Несомненно,- ответил Фридрих, пожав ему руку.

***

— Как ты думаешь, она найдет нас? - сидя на корточках в мансарде Карл спросил брата.
— Нет, она тупая. Гунтрам смог бы, а она нет.
— Что мы будем делать дальше?
— Мы будем сидеть здесь, пока папа не приедет, ты слышал что Жан-Жак сказал?
— Побежим к нему грязными, когда он приедет? - спросил Карл с надеждой
— Да, и надо из супницы переложить лягушку в постель няньке,- сказал Клаус.
— Но только после того, как папа станет кричать на нас из-за того что мы мокрые и грязные, не раньше,- проинструктировал младший брат.
«Клаус понял скрытый смысл слов своего брата. После того как брат решил ему подыграть, он становился более решительным и упрямей чем он. Жаль что никто ему не поверит, потому что всем взрослым дамам нравятся его улыбки и вежливость.»
— Положим её во время ужина.
— Мистер Лягушка выглядит очень смешно, может быть нам отдать её папе,- предложил Карл, гладя лягушку по голове,- Они ему нравятся. Он мне рассказывал, что когда он был маленьким он всегда играл с ними.

***

Во второй половине дня, Герцог Уиттсток и Адольф Цу Ловенштайн ждали Альберта фон Линтроффа на территории частного аэропорта, чтобы обговорить детали предстоящей встречи с людьми Templeton и рядом других банкиров. Встреча была назначена на 11 число в Санкт-Петербурге. Они должны будут работать всю ночь, а утром Конрад с Адольфом вылетят в Санкт-Петербург.
Альберт спускался по узкой лестнице самолета, почти перепрыгивая через ступеньки, радуясь что его кузен уже дал команду адвокатам, разделаться с этой неприятной женщиной. Все становилось на свои места и он был согласен с мнением Фердинанда, который сказал что, потребовались некоторые усилия, пока до непробиваемой башки Конрада дошло, что всё это безобразие которое он совершил было ошибкой. Гунтрам всё делал правильно, как Консорт и в повседневной жизни. Большинство из последних стратегий, Майкл позаимствовал из его дипломной работы и наш доход просто ошеломляющий. Мальчик был совершенно прав, когда хотел оставить Конрада в Аргентине, и жить самостоятельно.
Он отбросил воспоминания и хотел пошутить с ним по поводу его развода, но глянув на Конрада, шутка умерла на его губах. Когда он увидел запавшие глаза и поникшие плечи кузена.
«Я должен был насильно увезти Гунтрама в Турин, независимо от его протестов, когда узнал что сука должна была вернуться домой. Каролина бы успокоила его и он бы не сбежал из дома из-за этой шлюхи.»
— Здравствуйте, Конрад, Адольф,- Альберт поприветствовал кузенов и дал обнять себя,- Армин вернется к работе на следующей неделе.
— Хорошо, у Дахлера будет свой раб,- ответил Конрад рассеянно,- Поедем ко мне, не так ли? Моника сказала мне что повар вернулся.
— Это невероятно хорошая новость.
— Я должен унижаться завтра за проделки Стефании,- проворчал Конрад.
— Это не в первый раз когда ты делаешь это. Но для моего желудка, это отличная новость,- ухмыльнулся Альберт,- Вам надо брать уроки искусства умиротворения со своей женой.
— Это всего лишь повар,- пробормотал несчастно Конрад и сел в лимузин, оставив братьев, и те переглянулись любопытными взглядами.
— Обиделся,- Адольф шепнул своему другу и сел в лимузин напротив Конрада.

Во время поездки в замок, Адольф рассказывал о рисунках братьев Лехман и о совместных планах нескольких банков для спасения компании, до того как вмешается американское правительство. Но он заметил что его кузен не обращал никого внимания на то что говорил Адольф, и только смотрел в окно, больше интересуясь ландшафтом чем разговором.
— Я не дам ни одного цента им, Адольф. Это их проблемы. Я буду помогать только своим братьям, и не буду разбрасывать наши ресурсы для людей которые не разделяют наши взгляды.
— Если FED вмешается, это может быть полным крахом для многих наших друзей. Нам не нужно расследование Американского Конгресса.
— Они должны были услышать нас еще в 2006 году и перестать быть такими жадными. Я предпочитаю поддерживать наши национальные отрасли и развивающиеся страны. Я сказал Фердинанду, и теперь вам тоже, разработать перечень капитальных потребностей наших компаний. Я хочу избежать, насколько это возможно, рост уровня безработицы. Рабочий класс не должен платить за излишества привилегированного класса. Я собираюсь в Санкт-Петербург, к этим отчаявшимся ослам, которые являются нашими друзьями.

Когда большой лимузин остановился перед домом, Конрад был шокирован, когда увидел своих детей выскочивших из ниоткуда, в мокрых и грязных одеждах. С криками «Папа,папа» близнецы кинулись на него, испачкав его костюм грязными руками.
— Что вы здесь делаете в таком состоянии? Вы должны уже были искупаться и готовиться ко сну! - крикнул Конрад, а Адольф с Альбертом решили держаться подальше от этих грязных сорванцов.
— Мы хотели увидеть тебя,- воскликнул Клаус, сморщив лицо смотрел на него большими голубыми глазами.
— Ты не любишь нас! - Карл решил перейти в наступление,- Тебя никогда здесь нет! - завопил он и Клаус присоединился к его воплям.
— Успокойтесь! Это недопустимо! Этого не может быть! - взревел Конрад, но его дети заплакали еще громче,- Может быть ваш наставник научит вас как вести себя...,- не закончил Конрад, потому что после слова «наставник» дети впали в истерику.
— Ты уволил Гунтрама!
— Это по твоей вине он ушел!
— Стефания сказала что это ты сделал!
Слуги и няня прибежали к входу и к своему ужасу обнаружили, что двое маленьких, грязных и мокрых дьяволят дергают Герцога за пиджак.
Фридрих тоже услышал шум, но предпочел остаться в своем кабинете, проверяя счета недвижимости в Ницце, принимая решение о необходимости ремонтных работ на террасе.
— Мисс Форд, это так вы смотрите за детьми? Они уже должны быть в постели!,- крикнул Конрад женщине,- Уведите их!,- крикнул он яростно, высвободился от Карла и едва нашел Клауса, который вытирал нос о его штанину.
Конрад отцепил своих детей от себя и сказал кузенам:
— Простите меня пожалуйста, чувствуйте себя как дома, друзья мои.
Он пропустил их в свой дом и помчался в свои апартаменты поменять свою одежду.

— Он никогда не видел их в таком состоянии, даже когда дети болели,- усмехнулся Альберт видя как няня и слуги забирают детей.
— Я рад что у меня девочки,- усмехнулся Адольф,- Иногда они дерутся, но всегда выглядят как с обложки журнала.
— Когда у вас пять домов, они найдут где испачкаться. Все зависит от бесшумной работы воспитателя. Гунтрам всегда содержал их в чистоте и занятыми.
— Я рад что мальчики уже выросли. Они так хорошо всегда вели себя, что я начал сомневаться в своих родительских навыках. Что там Конрад сказал...«рабочий класс»?
— Это была тихая работа Консорта,- усмехнулся Альберт,- А что касается того, что сказал Конрад, я согласен с нашим Гриффином. У нас достаточно своего дерьма дома, чтобы импортировать ресурсы в другие государства.
— Где Горан? Я не видел его уже несколько дней.
— Работает над его проектом, но Конрад не знает об этом. Нам нужно чтобы его реакция была реалистичной. Он расстроился потому что Антонов летал на самолете в Тибриз и в Ростов за счет банка. Он так кричал, что Горану надоело и он ушел, - усмехнулся Альберт, вспомнив ту историю, которую рассказал ему серб в то утро. Весь сыр-бор разгорелся из-за каких-то паршивых 19.000 долларов,- Конрад был как гейзер!
— Я понял. Magnus Comendator благословил это?
— Это необязательно. Три Советника и Summus Marescalus, одобрили это, как ты знаешь. Увидеть удивленное лицо Фердинанда всегда было бесценно для меня,- фыркнул Альберт,- Это тоже моя земля.
— Горан доказал все обвинения против этой женщины, к моему удовлетворению. Она атаковала Консорта и была против всех нас. Я рад что это наконец-то случится.
— Согласен с тобой. Пойдем в дом. Я хочу что-нибудь выпить перед обедом.


***

Трое мужчин пили напитки перед ужином, как вдруг услышали истеричный крик, который прозвучал с верхних этажей. Конрад кинулся к главной лестнице и увидел двух телохранителей. Он побежал на второй этаж, в крыло где находились комнаты его детей и увидел Милана, который уже вернул своё оружие в кобуру.
— Все в порядке, Ваше Превосходительство. Няня просто обнаружила лягушку в своей комнате,- глумился Милан, двое других телохранителей фыркнули.
— Это правда! Она такая большая и уродливая! - крикнула женщина,- Дети положили её в мою постель! Это они сделали это!
— Может быть лягушка принесет вам мужа? - сказал Милан встревоженной женщине, которая всегда критиковала его навыки вождения,- Бедные лягушки, они до сих пор верят в принцесс,- добавил он и двое других телохранителей рассмеялись.
— Михайлович, вернитесь к работе,- проворчал Конрад, он расстроился, что такое тривиальное, можно сказать событие чуть не спровоцировало у него сердечный приступ,- А вы, найдите лягушку,- приказал он третьему телохранителю.

— Я ухожу! Немедленно! Я устала от ваших сорванцов! Они злые! С меня достаточно! - кричала мисс Форд вульгарно, обращаясь к Конраду,- Меня не волнует то что вы Герцог! Никогда в жизни я не видела такого равнодушного отца! Зачем вы их заимели, если вы их не любите?! Вы недостойны быть родителем!
— Оставьте мой дом немедленно, мадам,- сказал Конрад и пошел по коридору в направлении детской спальни, чтобы проверить своих детей.
— Они спят, мой Герцог, ничто не разбудило их,- сказал Мирко Брегович, один из сербов, которого привел Горан и который охранял спальню близнецов.
— Я посмотрю, спасибо,- сказал Конрад и вошел в спальню, где его мальчики спали глубоким сном в своих постелях.
« Это слишком для меня. Я не смогу пройти через это в одиночку»

Устало вздохнув он вернулся в библиотеку, где его друзья шутили над этим приключением, говорили что может быть это его «друг» из детства, Хубертус решил пожаловать к нему в гости.

Один из телохранителей, прервал его ужин, лучший за последние несколько месяцев, и сказал что они не смогли найти лягушку в комнате няни, и что молодые князья проснулись и захотели кушать, их обслужила одна из служанок, потому что няня впала в истерику, когда увидела их.

***

« Как мои собственные дети могли превратить мирный вечер с Адольфом и Альбертом в хаос? Почему они всегда себя так хорошо ведут когда они рядом с моим котенком, но стоит ему куда-нибудь уехать они превращаются в двух гуннов.»

Уставший он отдернул одеяло и лег в свою кровать, заняв правую сторону кровати, несмотря на то что они уже два года были в разлуке с любимым он все еще не мог привыкнуть спать в центре кровати, как он делал в течении 20 лет до встречи с Гунтрамом. Он повернулся и прикоснулся к пустому месту, чувствуя одиночество и раскаяние.

« Где он может быть? Без лекарств, без денег, без друзей. Что если он сделает что-нибудь глупое, как сделал его отец? Где он может быть в таком состоянии? Даже если он ненавидит меня, он же знает что я бы не выбросил его на улицу как собаку. Я написал ему письмо и оставил его под присмотром Фридриха. Что я еще мог сделать? Разве он не знает меня достаточно хорошо, чтобы понять, что мне потребовалось какое-то время побыть одному и всё обдумать?»

« Как он мог прийти ко мне с этими отвратительными бумагами? Я никогда серьезно не думал забирать у него детей.
Правда, я сошел с ума когда увидел эти фотографии, но любой отец сделал бы то же самое. Он простил меня и сказал что он меня понял. Я хотел только напугать его немного, чтобы он образумился, но всё пошло не так.»

« Даже если он меня презирает он должен вернуться к своим детям. Они нуждаются в нем, а он нуждается в них. Я не верю что он думает что он только их наставник, он любит Клауса и Карла безоговорочно!»
« Это Гунтрам виноват во всем. Я просил его остановить свадьбу, но он не позаботился обо мне.»

Конрад вздохнул и уже приготовился к очередной бессонной ночи, не смотря на усталость.
« К счастью сегодня были только Альберт и Адольф, в противном случае сегодняшний ужин превратился бы в катастрофу.»

***

Конрад повернулся в своей постели и услышал кваканье в своей комнате, он вскочил с постели и включил светильник на прикроватной тумбочке.
На середине ковра сидела некрасивая, толстая жаба и смотрела на него своими невыразительными глазами.
Мягко ругаясь Конрад одел тапочки. « Ну это объясняет тайну призрака лягушки. Это была жаба»
Очень медленно он подошел к животному, но она прыгнула под один из шкафов, и Конрад понял, что бесполезно ползать на коленях и пытаться поймать её.
Он пошел в ванную, намочил несколько полотенец, постелил два перед шкафом, выключил свет и встал рядом с ловушкой. Жаба квакнула еще пару раз и прыгнула на полотенце. С большой осторожностью Конрад накинул сверху на неё еще одно полотенце и поймал её.
— Что мне делать с тобой? Идти почти целый километр к пруду ночью, не очень хорошая идея,- сказал он вслух.
Жаба прохрипела пару раз.
— Между нами ничего не сработает. Это сработает только с лягушками и маленькими принцессами. Ты жаба, а я старый Герцог, если ты не заметила. Пойдем-ка я тебя устрою на ночь в ванне.
Конрад пошел в ванну, набрал немного воды.
— Китайцы говорят, если держать твоих друзей у себя дома, то будешь удачлив и любовь никогда не уйдет от вас. Сделай мне одолжение в этом смысле. Я открою окно и возможно ты что-то поймаешь. Я действительно скучаю по кому-то и сейчас я приму любую помощь.
Конрад не ждал никакого ответа от жабы, но она дважды квакнула и прыгнула в ванну, наполненную водой и погрузилась на дно.
Конрад погрузил несколько полотенец в ванну, на случай, если она захочет выбраться и открыл окно.
— Спасибо. Может быть моё счастье вернется ко мне.
Он посмеялся над собой, что дошел до того, что просит совета у жабы.
Вышел из ванной комнаты, закрыл дверь, и услышал одно громкое кваканье. « Слишком много для сделок с царством амфибий.»
« Завтра я накажу своих сыновей, они узнают как вести себя, когда я закончу с ними.»
Конрад лег в постель, пытаясь найти удобное положение и закрыл глаза.
Жужжание мобильного телефона вывело его из дремоты.
— Линтрофф.
— Доброе утро, мистер Линтрофф...., я имею в виду Герцог,- сказал голос с русским акцентом,- Боюсь что я разбудил вас. Господин Обломов дал мне этот номер.
— Слушаю.
— Я доктор Рублев. Я звоню из Санкт-Петербурга. Сегодня я прибыл из Парижа. Я был там возле Вандомской площади,- заикаясь сказал русский.
— Да, это хорошее место,- ответил холодно Конрад, - Как там Иван Иванович?
— У меня был там пациент. Молодой человек. 26 лет. Я видел его 29 июня. Он страдает от сердечной недостаточности и его состояние было серьезным, поскольку он долгое время находился без лекарств. Я дал ему препараты, чтобы контролировать тахикардию и задержку жидкости. Последнее может вызвать тяжелые медицинские осложнения, если не продолжить лечение. Он нуждается в пастельном режиме минимум неделю и без стрессов. Он был в очень тяжелом состоянии когда я его увидел. Господин Обломов попросил меня сообщить вам об этом, с уважением от него.
— Спасибо. Я понял. Есть ли кто-нибудь, кто может ухаживать за ним? Или может быть еще что-нибудь нужно?
— Мистер Борис Арсеньев был там с ним. Я думаю что господин Репин отправился туда несколько дней назад, но я не знаю точно. Я только врач.
— Доктор Рублев, скажите господину Обломову, что я увижу его завтра в Санкт-Петербурге. Он знает где. И скажите ему что вы должны его сопровождать. Нам здесь всегда нужны хорошие врачи.
— А моя семья?
— Я тоже семьянин. Пусть они будут готовы покинуть страну. Мы завтра поговорим об этом. Благодарю вас. Вы заслужили мою благодарность, сэр.
— Я благодарю вас, мой Герцог, и я с нетерпением буду ждать встречи с вами,- сказал доктор, но Конрад уже отключился.
Конрада обуревали разные чувства.
Облегчение,- оттого что его котенок был жив, болен, но восстанавливается.
Злость, - оттого что этот идиот побежал к Репину за помощью. Почему не к Горану или Алексею? Они предложили бы ему убежище, если он хотел спрятаться от меня.
Ярость,- оттого, сто этот русский посмел положить свои лапы на его Гунтрама, воспользовавшись его хрупким состоянием здоровья.
« На этот раз Репин пересек все границы, и я покончу с ним, и заберу своего своенравного котенка домой.
Люди Репина сделают сами за него грязную работу. И у его драгоценной жены наконец появится шанс избавиться от него и она сделает то что она всегда хотела.
В Ольге Ивановне нет ни грамма милосердия и она сведет с ним счеты.»
— Спасибо, Госпожа Жаба, жизнь налаживается!
**********************************************
Госпожа Жаба- pp.userapi.com/c636927/v636927794/5a4f7/2ATNZYH...

Конец 22 главы. «Госпожа Жаба»

00:10 

Тионн Роджерс. "О доброте и сострадании жаб и лягушек (перевод)

Жизнь прекрасна!
О доброте и сострадании жаб и лягушек.
21 глава.
«Творческий процесс.»
21 декабря 2007 года.

**********************************************************************

«Дама никогда не ошибается.....»
«Дама никогда не ошибается.....»
«Дама никогда не ошибается.....»

— Я вижу только кровавую даму!,- взревел Гунтрам, и бросил свою соболью кисть на палитру.
Опять он испортил свою работу: ноздри были несимметричны.
« Ведьма сразу всё поймет. Столько времени потратил на её нос. Она же не может быть увековечена с кривым носом.»
Услышав женский шепот в комнате, он смутился и покраснел от своего детского порыва несдержанности. Умирая от стыда, он повернулся и извинился.

— В чем проблема? - спросил мистер Остерман, посмотрев на портрет женщины, одетую в вечернее платье с большим декольте, увеличившее её божественные формы,- Абсолютная чушь!
— Вам тоже так кажется? Черт!,- сказал Гунтрам,- Надо начать все сначала. Это невозможно исправить.
— Один мазок белой краски, и она будет как новая,- сказал Остерман без намека на юмор и несколько дам засмеялись.
— У неё тут нос кривой.
— А мне кажется довольно пластичный,- сказала Коко ван Бреда со своего места.
— Нет, он кривой,- разозлился Гунтрам, решив начать портрет Стефании заново,- Его не исправить. Мне нужен новый холст и хорошие кисти, на это уйдет почти целый день.
— Купи новый холст в магазине за углом, но этот портрет не выбрасывай,- пожал плечами Остерман.
— В магазине за углом? Где это?
— Там, где Восток встречается с Западом.
— Где?
Остерман закатил глаза, от несообразительности своего лучшего ученика. Мальчик стал как сумасшедший, с тех пор как эта женщина переехала в дом своего бывшего любовника. Заставив его рисовать свой портрет и заниматься организацией свадьбы. «Честно говоря, понять не могу, как он до сих пор не положил ей яд в бокал с шампанским.»
— Китайский магазин! - заорал возмущенно Остерман,- Она не стоит того чтобы тратить на неё хороший холст! Все равно не заплатит!,- добавил он, в надежде вывести парня из инертного состояния,- С неё и этого достаточно. По крайней мере не трать на неё хорошие материалы, мальчик.
— Вы правы! С неё достаточно дешевого хлама,- сказал Гунтрам, еще раз почувствовав всплеск разочарования,- Я нарисую так как мне нравится, а если им не понравится, пусть не платят мне.
— Это правильно,- поощрил его Остерман,- И помни золотое правило, для таких людей как они, чем больше ты с них поимеешь, тем лучше.
Приглушив свой гнев, Гунтрам только кивнул и снял свой рабочий халат. Отбросив его в сторону, он взял пальто и пошел прямо к двери. Проигнорировав лифт, он ринулся вниз по лестнице, не обращая внимания на громкий стук сердца.
Он чуть не врезался в Милана, который выйдя из автомобиля шел ему на встречу.
— Отправляетесь куда-то? - спросил серб, потому что Гунтрам должен был находиться в студии, пока не придет время забирать детей из школы.
— В магазин,- зарычал Гунтрам.
— В магазин?,- удивился серб, Гунтрам никогда не ходил за покупками. Если ему что-нибудь было нужно, он заранее делал заказ предупреждая об этом за два дня.
— Мне нужно купить холст,- сказал Гунтрам и быстрым шагом пошел вниз по улице.
— Этот магазин находится в другом направлении,- поправил его Милан и указал правильное направление.
Не ответив, Гунтрам продолжал идти вниз по улице. Завернув за угол он вошел в большой китайский магазин.
— Китайский магазин???- удивился Милан, и наконец понял почему Майкл Дахлер дал ему прозвище «Dachs», а русские «Соболь». «Теперь я понимаю, почему даже Репин держал от него дистанцию в Аргентине»,- Канцелярские принадлежности находятся в третьем ряду, налево,- сказал Милан.
— Хорошо.
«Он может быть более впечатляющим чем Герцог, когда захочет,- подумал Милан, наблюдая как Гунтрам целенаправленно направляется в указанном направлении,- Эта сумасшедшая сука наверно опять испытывала его терпение»
— Извини, Милан. Я сожалею. Я не хотел тебя обидеть.
— Извинить за что?
— За мое поведение несколько минут назад. Я не должен был повышать голос.
— Не волнуйся, Гунтрам, у тебя сегодня просто плохой день, который кстати длится уже не одну неделю.
— В эти дни я нахожусь под некоторым давлением,- сказал Гунтрам, по прежнему чувствуя себя неловко за свою вспышку.
— Да, это правда,- согласился Милан и сочувственно кивнул, устремив свой взор на офисную продукцию,- Стандартные конверты для свадебных приглашений? Я думаю что еще нужно поменять сорт шампанского, на более низкий бренд. И еще с искусственными цветочными композициями можно было бы сделать трюк. Мирьяна сказала что она может с этим помочь. Она нашла какую-то веб-страницу...
— Нет! - прервал его Гунтрам, его так и подмывало принять все предложения друга, которые помогли бы разрушить свадьбу,- Мне действительно нужно было купить холст,- Милан смотрел на него в шоке,- Для студии,- добавил он.
— Я не думаю что здесь вы можете найти что-нибудь подходящее,- пожал плечами Милан, но Гунтрам не обращая на него внимания, деловито рассматривал масляные краски, стоимостью 9.99 франков.
— Красок должно хватить,- пробормотал Гунтрам себе под нос.
— Вы даже для мальчиков покупаете краски стоимостью в несколько тысяч.
— Это не для меня. Для портрета госпожи Барберини,- признался медленно Гунтрам.
— Для суки?
— Не называй её так.
— А как её называть?
Гунтрам открыл рот, но не нашел нужного ответа. Всё что ему приходило в голову, не подходило.
— Вы не знаете, где мне купить холст?,- вместо этого спросил он.
— В конце коридора.
— Благодарю.

Полотна в отделе висели на стене и Гунтрам был разочарован тем, что самое большое полотно было не больше 90 сантиметров.
— Есть какие-нибудь идеи как написать портрет Стефании?,- спросил он Милана,- Остерман говорит что портрет должен быть большим.
— Вот это подойдет?- Милан предложил ему розовый пакетик с блестками.
— Они будут несовместимы с маслами,- пробормотал Гунтрам нахмурившись,- Возможно, если использовать акриловые краски, но тогда в итоге он будет блестящим, это слишком на мой вкус.
— Вот этот, посмотри, Гунтрам,- сказал Милан и повернул его, показывая ему единственный большой холст, который был немного грязный и без пластиковой упаковки.
Гунтрам восхищенно посмотрел на него. Полтора метра высотой и в ширину 80 сантиметров.
— То что надо! Идеальный размер!
— Я не знаю... Не слишком ли он грязный?,- сказал Милан, смахивая с него пыль.
— Это не имеет значения,- сказал Гунтрам, заметив скидку на холст -50%, - 16 франков не слишком дорого?
— Да...ты такой транжира,- усмехнулся Милан и сохранил квитанцию чтобы потом посмеяться с ребятами.

***

Старый учитель уже в пятый раз пытался привлечь внимание своего ученика, но это было бесполезно. Стоя перед ним молодой человек приводил в порядок холст.
«Я сказал большой холст, но не такой большой как этот»,- подумал он, наблюдая над ходом работы эскиза, который мальчик делал углем, в полный рост стоящей женщины, которая держала животное в руках.
— Это что...кошка? - спросил Остерман, не ожидая получить ответ.
— Я хотел нарисовать горностая, но это слишком жирно для неё,- проворчал Гунтрам
— Какой будет фон?
— Черный. Если хватит краски.
— Я не понимаю, где ты будешь концентрировать источник света?
— Я не Сесил Б де Миль. Где-нибудь. Кого это волнует?,- пробормотал Гунтрам.
— Тебя это не волнует? Тебя, который всегда все измеряет чуть не с линейкой?
— Китайцам на продажу.
— Какого цвета будет платье?,- спросил Остерман с искренним интересом.
— В оригинале должно выглядеть как в оргии Борокко. Там была золотая ткань с бриллиантами, или что-то в этом роде. Как у Версаче или его кузена.
— Значит платье будет золотого цвета?
— Не хватит золотой краски. Думаю оранжевая краска тоже имеет хорошую текстуру, с некоторыми вкраплениями серого и черного. Я сделаю его похожим на золото. Золото блестит, не так ли? Вот вам и источник света.
— Платье будет оранжевое?- спросил заикаясь Остерман.
— Да, оранжевое. Кошка будет серой. Платье будет полупрозрачное, украшенное алмазами. На ней будут алмазы и другие украшения.
— Представляю....
— Хорошо,- пробормотал Гунтрам и вернулся к своей работе, слыша короткие смешки женщин.

***

— Гунтрам,- Милан подергал его за рукав,- Или я сейчас тебя отвезу к Горану, или потом сам поедешь к нему на автобусе.
— Почему?
— Уже почти 9 часов вечера. Скоро Рождество. Меня и мой бумажник ожидает дама.
— Извини, я увлекся работой и забыл о времени,- пробормотал Гунтрам. Он отошел от своего творения и с глубоким удовлетворением рассматривал его,- Теперь вроде нос в порядке.
— Да, как у Дориана Грея,- фыркнул Минан, но Гунтрам не слышал его, думая что на её шее чего-то не хватает,- Платье без бретелек, нужно что-то сделать, а то кажется что её сиськи сейчас вывалятся.
— Это еще не закончено. Если у тебя претензии, пришли завтра с подробным описанием.
— Хорошо, как скажешь. Позвони Горану, предупреди что ты едешь. Он не любит сюрпризы.
— Хорошо,- пробормотал Гунтрам, он снял свой рабочий халат и аккуратно повесил его на вешалку, а потом нашел свой мобильный телефон в куртке.

***

Милан припарковал машину возле дома Горана и заметил что черного BMW, на котором Горан ездил в Цюрих нет на месте.
— Ты позвонил Горану, предупредил что едешь?
— Конечно, он сказал мне чтобы я поднимался к нему,- ответил Гунтрам и вышел из машины,- До завтра?
— Горана нет дома,- сказал Милан, надеясь что мальчик поймет потребность Горана в уединении.
— Я знаю. Сегодня утром он оставил мне ключи,- пожал плечами Гунтрам,- Пока, пока...
«Без сомнения Горан любит его,- подумал Милан,- Поэтому он пригласил его к себе на Рождество, чтобы он не умер от скуки в замке, как планировал Герцог.»

***

Сидя один в спартанской квартире Горана, Гунтрам думал, как там дети в Риме. «Надеюсь этот ублюдок помнит, что они спят при свете и проследит чтобы свет в их комнате не выключали. Ведьма конечно же не позаботится об этом.»
«Почему они поехали в другой дом? Он же на много меньше чем Сан-Капистрано и дети любят этот замок. Возможно Линтрофф боится что дети могут там что-нибудь сломать или разрушат какое-нибудь произведение искусства?»
«Он становится снобом, такой же как и ведьма. Достойная парочка.»
Зная что если будет думать о Герцоге, это выльется в бессонную ночь, Гунтрам твердо решил забыть обо всем.
«Может быть мне накрыть на стол? Это лучше чем сидеть и ничего не делать.»
Он решительно встал, пошел на кухню и начал рыться в посудном шкафу. Закончив с сервировкой, он открыл холодильник и был потрясен увидев множество бело-голубых контейнеров с датами и странными надписями на крышках.
«Нет, это слишком для меня. Надо дождаться Горана, чтобы решить что он будет есть.»
Он закрыл холодильник и направился опять в гостиную. Сев на диван он подумал, почему у Горана так много книг о классической музыке?
Это не соответствует его профессии. Остальные книги были о политике, стратегии, истории. Но музыка? Может быть они принадлежат его брату? Но книги были современными и новыми, а его брат умер в 1994 году.
Он взял один том о ренессансных музыкальных инструментах и сел на комфортный белый, кожаный диван и стал читать и смотреть иллюстрации.

Звук поворота ключа в двери заставил его положить книгу на журнальный столик и встать чтобы встретить хозяина дома.
Горан вошел в дом, снял пальто, повесил его, положил на полку портфель и улыбнулся.
— Привет, Горан, надеюсь ты не возражаешь, я сервировал стол к обеду. Твоя домработница оставила столько контейнеров в холодильнике, но я не знал, что ты предпочтешь.
— Здравствуй, Гунтрам. Николетта всегда так делает. Она готовит пищу на несколько дней и оставляет её в холодильнике. Если я её не ем, она потом забирает всё домой.
— Она приготовила на целую армию,- прокомментировал Гунтрам с улыбкой,- Она наверно подумала, что я опустошу её кладовую.
— Не могу ничего с этим поделать. У неё большая семья и если пища остается, она уносит её домой,- пожав плечами ответил Горан,- Зато у меня нет хлопот, когда я возвращаюсь домой в два часа ночи, у меня всегда есть что поесть.
— Да, это удобно,- сказал Гунтрам, он предпочел не спрашивать Горана, почему он так поздно приходит домой.
— Я сожалею что опоздал. Я надеялся что освобожусь раньше,- сказал Горан,- Какие у тебя предпочтения в еде?
— Я ем всё,- сказал Гунтрам,- На работе все хорошо?
— Все нормально, кроме жалоб Герцога,- пожав плечами ответил Горан и пошел на кухню. «Через какое время он спросит меня о Герцоге, через 10 секунд?»
Он пришел на кухню, взялся за ручку холодильника, и Гунтрам спросил:
— Там всё хорошо?,- спросил он нервным шепотом.
— Думаю что да,- ответил Горан, делая вид что занят контейнерами,- Будешь курицу с лапшой? Надеюсь она не острая.
— Зачем он тебе звонил?- ляпнул Гунтрам, не в состоянии справиться с любопытством.
«Для того кто говорит что ненавидит Герцога, ты слишком обеспокоен и любопытен»,- подумал Горан.
— Да все в порядке. Возникла одна ситуация и Герцог не мог решить это сам.
Гунтрам прикусил губу и боролся с желанием спросить Горана.
Горан наконец нашел то, что искал в холодильнике, захлопнул дверцу и пошел к микроволновой печи, намеренно игнорируя нервозность Гунтрама.
— А как прошел твой день, братишка?
— Хорошо. Я рисовал в студии, потом ходили с Миланом в китайский магазин за материалами для рисования.
— Рад слышать. На минуту мне показалось что кризис ударил и по тебе тоже.
— Нет, ничего подобного. Книга продается хорошо,- ответил Гунтрам с улыбкой, наблюдая за Гораном.
— Вино?
— Нет, я не могу, лучше выпью в новогоднюю ночь,- объяснил он с усмешкой. И вдруг в памяти всплыл эпизод как однажды в Венеции он напился и целовался с Герцогом в хостеле.
— Ты должно быть планируешь большой кутеж, если так покраснел, братишка?- сказал Горан, пронзительно изучая Гунтрама профессиональным взглядом,- Забудь. Этого не произойдет в этом доме.
— Нет, это не так. Я об этом даже не думаю.
— Я понял,- сказал Горан. «Он умирает от любопытства»,- Герцог сегодня был очень расстроен,- серб усмехнулся вспоминая.
— Правда?- спросил Гунтрам холодным голосом
— Случилось то, с чем Герцог не мог справиться. Ратко был сбит с толку.
— Он...., я имею в виду, с детьми всё в порядке?
— С детьми да, чего не скажешь об отце. К счастью у него твердый череп. Ратко даже испугался за свою жизнь,- закончил предложение Горан со смешком.

А потом сказал:

— Вот что получилось после того как ты отказался от него,- сказал он убийственно серьезным голосом, забыв о непринужденной беседе в мгновение ока, глядя угольно-черными глазами на Гунтрама.
— Что, прости?- занервничал Гунтрам, он был не уверен в источнике его злости.
— Герцог был бы в порядке, и не натворил бы всего этого, если бы ты сделал то, о чем мы все просили тебя, в октябре прошлого года, братишка.
— О чем просили? - спросил расстроено Гунтрам.
— Чтобы ты с ним помирился! А теперь у него глубокая рана на лбу, глубиной 5 сантиметров!
— Чтооооооо???
— Дети вылили куда-то духи суки, а взамен налили во флакон что-то, с чудовищным запахом, и облили этой дрянью все её вещи. Она начала орать на мальчиков, Герцог попытался её успокоить, прежде чем она сделает из них фрикадельки, и она ударила его бутылкой духов по лбу. Ратко не успел остановить её, и теперь Герцог рассержен на него, за то что он плохо исполняет свои обязанности.
— Ооо...
— Вот именно, ооо...! С большой буквы О! Герцог хотел уволить Ратко, и мне пришлось использовать весь кредит доверия, чтобы он сохранил свою работу.
— Он борется с вами каждое утро. Это хуже чем драка,- протестовал Гунтрам.
— Драка в бою, это одно, братишка, а драка или стычки в борделе, это позор. Я рад что он в Риме, и мне не придется терпеть его плохое настроение завтра.
— А как же дети?
— С детьми все прекрасно. Эти маленькие дьяволята побежали к господину Элсассеру и он увез их в Сан-Капистрано. Я надеюсь они завтра извинятся перед сукой, чтобы я смог спокойно провести остаток недели.
— Горан, я клянусь они никогда не делали ничего подобного раньше. Вероятно это из-за предстоящей свадьбы,- поспешно сказал Гунтрам.
— Конечно это из-за предстоящей свадьбы. Ты должен остановить это!
— Я предложил ему свою дружбу, а он повел себя как избалованное несговорчивое отродье!
— Удивил, Гунтрам! На хрен ему твоя дружба! Как будто ты не знаешь что ему нужно! - разбушевался Горан,- Весь этот бред должен закончиться как можно скорее! Герцог сведет всех с ума и сам свихнется!
— Если она так ненавидит мальчиков, может быть он передумает на ней жениться? - предположил Гунтрам, пытаясь умиротворить Горана.

«Горан понял, что все что он говорил, Гунтрам никак не воспринял, сделал вид что ничего не понял, и пустил все его слова на ветер. «Упрямый как мул.» Он офигительный придурок! Вместо того чтобы сказать Герцогу что был не прав. Чего он добивается? Зачем тогда продолжает жить в замке?»

— Ну что же, что сделано, то сделано,- сказал Горан и слегка расслабил свою позицию, пусть теперь Гунтрам пожимает плоды своего упрямства.
— Мне жаль что сегодня были проблемы.
— Радуйся что тебя не было рядом, и это случилось не в твою смену, братишка.
— Я радуюсь. Она и так ненавидит меня, и если они испортят ей еще и свадебное платье...
— Тогда считай что ты мертв,- хихикнул Горан и Гунтрам почувствовал облегчение,- Как идет подготовка к свадьбе?
— Я сделал все что она мне приказала, но сейчас все провайдеры на рождественских каникулах. Я до сих пор не мог убедить Жан-Жака помочь мне, или по крайней мере дать мне несколько советов.

Гунтрам смотрел как Горан закончил есть своё блюдо и заставил себя съесть немного больше. Его нервы были на пределе. «Что делать если Стефания возненавидит детей? Я должен поговорить с Клаусом и Карлом, чтобы они лучше относились к ней. Линтрофф во всем обвинит меня. Он сам напросился, женщина безусловно может ударить. А что если однажды она ударит моих мальчиков?,- подумал он и его сердце наполнилось ненавистью. Завтра я сделаю её платье не оранжевым, а золотым с блестками!»

Большое блюдо с фруктами отвлекло Гунтрама и он взял яблоко и стал чистить его.
— Я не знал что ты так любишь музыку. У тебя столько книг на эту тему,- спросил Гунтрам, чтобы возобновить разговор и перейти на менее напряженную тему.
— Профессиональная причуда,- ответил Горан, - Я закончил музыкальную школу, по части скрипки. У меня диплом музыковедение и учитель игры на скрипке.
— Очень смешно. Не делай из меня дурака.
— Это правда,- смеясь сказал Горан,- Моя семья была богата и мы могли изучать то что хотели не думая о деньгах.
— Ты правда изучал музыку? - спросил Гунтрам в шоке.
— Да, я пошел в музыкальную школу, когда мне было шесть или семь лет, а после школы закончил консерваторию. Я научил моего брата играть на пианино. Я работал, но никогда не играл профессионально. Я даже два семестра учился в Жюллиар, когда мне было 20 лет.
— А ты сейчас играешь на скрипке?
— Уже нет. Если ты не практикуешься каждый день, это может быть мучением для того кто тебя слушает. Игра на скрипке всегда была для меня просто хобби. У меня не было таланта, братишка. Я рад что я учился и закончил консерваторию, но я всегда знал, что моя истинная профессия быть воином.
— Ты не хотел бы снова начать играть?
— Нет, зачем?- удивился Горан,- Есть люди, которые могут это делать гораздо лучше чем я. Я никогда не чувствовал зов или желание играть, как это делаешь ты. Меня учили быть воином. А музыка только уравновешивала меня, когда было слишком тяжело.
— Я понял,- прошептал Гунтрам, ошеломленный таким известием.
— А что рисуешь сейчас ты?

***

Шепот становился все громче и Гунтрам раздраженно вздохнул.
«Почему они не могут оставить меня в покое! Я же работаю!»
Он вздохнул и продолжил свою работу, игнорируя окружающих. Он рисовал шерсть на кошке, удобно уложенной в руках женщины.
Свет вспышки над холстом ослепил его, и он оглянулся расстроенный тем что его отвлекли.
— Что эта женщина тебе сделала, Гунтрам?- узнал он голос Андреаса Волкера и улыбнулся другу, отходя от большой картины Стефании в сверкающем золотом платье с блохастой кошкой, которая прижималась к её груди,- Если бы эта кошка была мужчиной, она провела бы в её объятьях фантастическое время. Смотри как трется об её груши,- засмеялся Андреас, и Гунтраму потребовалось много усилий чтобы не засмеяться вместе с ним.

3 января 2008 года.

— Что вы собираетесь с этим делать? - спросил Остерман, когда увидел что Гунтрам несет портрет к задней двери.
— Хочу выбросить её в мусор,- ответил Гунтрам, как будто это было самым логичным из того что нужно было сделать,- Я её закончил.
— Она еще не высохла,- сказал Остерман и заблокировал ему путь. Женщины оставили свои работы и все смотрели на него с ужасом написанном на их лицах.
— Меня не волнует, высохла она или нет. Что, для неё нужен зеленый контейнер? В конце концов это дерево и ткань.
— Нет! Вы не можете уничтожить её! - крикнул Остерман и ужаснулся отсутствию зрения своего ученика,- Это ваша лучшая работа! Это вообще лучшее что я видел за последние годы!
— Я не буду оставлять её, и честно говоря она довольно некрасива. Я выброшу её! - твердо сказал Гунтрам.
« Я задушу его, если он её выбросит»,- подумал Остерман, но тут подошла Афина Паллада и подсказала ему на ухо как действовать.
— Я боюсь что вы не можете её выбросить даже в зеленый контейнер, Гунтрам,- сказал Остерман с большим апломбом.
— Почему нет? Это мусор. Вы не должны слушать Волкера.
— Это неорганические отходы,- объявил Остерман с достоинством,- Эти масла являются токсичными отходами!
— Токсичные отходы? - опешил Гунтрам
— Да, я должен отправить её в центр утилизации, и это обойдется в 50 швейцарских марок для маленьких картин, а такой как ваша, обойдется в 100 марок!,- безбожно лгал Остерман.
— Я понятия не имел,- удивился Гунтрам,- Это очень дорого!,- протестовал Гунтрам.
— Это Швейцария, мой дорогой,- сказала рядом стоящая дама.
— Но 100 франков!?
— Ради окружающей среды 100 франков не жалко.
— И что мне теперь делать с ней?,- сказал Гунтрам глядя на картину. «Проклятая картина! Она не стоит и 30 франков, которые я потратил на материалы! И должен потратить 100, чтобы избавиться от неё? Чертова женщина!»
— Я могу демонтировать её,- предложил Остерман,- Древесину я отделю, а ткань сохраню. Я положу её с остальными испорченными работами, а в конце года сдам в утиль, и таким образом я сэкономлю на утилизации, потому что будет скидка от количества полотен. Я всегда так делаю.
— Ооо...
— Дайте, мне эту картину,- сказал Остерман, и забрал картину из рук Гунтрама,- Почему бы вам не попросить своего водителя, чтобы он привез нам что-нибудь к чаю,- сказал он, вытащил деньги из своего бумажника и протянул Гунтраму, а картину убрал от него подальше.
— Я очень дорожу своей жизнью, поэтому пойду сам,- предложил Гунтрам.
— Да, сходи пожалуйста,- обрадовался Остерман,- Только поспеши,- добавил он весело и Гунтрам усмехнулся, когда дело доходит до сладостей, старый учитель становится хуже чем Клаус и Карл.

Все облегченно вздохнули, когда за Гунтрамом закрылась дверь.
— Большое спасибо за сотрудничество, дамы! Мы только что спасли вторую Джоконду от костра,- сказал Остерман, разглядывая с осторожностью портрет.
— Что вы собираетесь с ней сделать? - спросила одна из женщин учителя,- Она прекрасна!
— У меня есть прекрасное место для неё!,- ответил он ухмылкой,- У меня уже есть потенциальный покупатель!

5 февраля 2008 года.
Франкфурт на Майне.


Андреас Волкер был очень уставшим. «Это то что со мной случится если я когда-нибудь женюсь. В следующий раз я заставлю свою мать и её подругу Титу оставить мою галерею в покое.»
« Девять процентов?! Линтрофф наверно сумасшедший!»
«Нет, он все еще ревнует. Я только один раз поужинал с Гунтрамом а он уже решил что я его хочу украсть у него. Вероятно он узнал о предстоящей выставке и просто взорвался.»
Его глаза блуждали по конференц-залу и остановились на высокой задумчивой фигуре сидящей рядом с другим банкиром, который объяснял ему условия рефинансирования долгов его компании. Он слушал его не проявляя никакого интереса к собеседнику, и как только он закончил свою речь, он поблагодарил его за потраченное им время, встал и вышел из конференц-зала с двумя своими адвокатами.
Он шел по коридору не обращая внимания на своих советников и оплакивая что не получил новый кредит.
Он подошел к лифту и встал перед стальной дверью, глядя на своё отражение в ней.
Он ухмыльнулся, когда услышал шаги за спиной, и притворился что не услышал, когда его назвали по имени.
— Мистер Волкер, меня зовут Хейндрик Хольгерсен. Герцог хотел бы поговорить с вами. В частном порядке, сэр.
— Для чего? - невинно спросил Андреас. «Вероятно он подумал что я сейчас побегу к Гунтраму и нажалуюсь ему, тем самым испорчу его репутацию справедливого игрока, о чем предупреждал меня Гунтрам.»
— Пожалуйста, следуйте за мной,- сказал Хольгерсен, но Андреас проигнорировав его и нажал на кнопку лифта, тем самым дав понять что он не заинтересован в разговоре.
— Я опаздываю на другую встречу.
— Подождите! - Хольгерсен вытащил его из лифта,- Пожалуйста, сэр.
— Хорошо. Пять минут,- пожав плечами, Андреас согласился, а потом повернувшись к адвокатам сказал: Джентльмены, не могли бы вы продолжить без меня?

Андреас последовал за Хольгерсеном и они пришли в кабинет где должна была состояться встреча. Вид и обстановка кабинета были захватывающими.
— А, Линтрофф,- поприветствовал он его беспечно.
— Волкер,- поприветствовал его Герцог и движением руки попросил Хольгерсена удалиться.
— И так, что же такого вы хотели мне сказать?- спросил Андреас.
— Почему вы отказались от наших условий? - спросил Конрад.
— Девять процентов- это возмутительная цена для моей компании и престижа. Есть и другие банки которые с удовольствием будут иметь с нами дело. Что-то ещё?
Конрад посмотрел на человека сидящего рядом с ним и понял что он может быть более опасным соперником чем Репин.
— Я думаю что в ближайшем будущем мы снова увидимся,- сказал он спокойно.
— Каким образом? - спросил Андреас вежливо.
— Я информирован что вы собираетесь спонсировать выставку воспитателя моих сыновей. Я собираюсь посетить её.
— Для меня будет честью если вы посетите мою выставку. Для Гунтрама это будет большим прорывом. Мистер Остерман очень взволнован из-за этого и даже я был поражен отличным качеством его работы. Я встречаю десятки художников каждый год, но никто из них не может сравниться с талантом Гунтрама.
«Конечно никто не может сравниться с моим Гунтрамом»,- подумал Конрад мрачно.
— Я рад слышать это,- сказал Конрад.
— После этой выставки он станет довольно известен, и вероятно рассмотрит возможность о переезде в Берлин или Париж,- бесцеремонно прокомментировал Андреас,- Цюрих далек от европейского художественного центра. Уверен что его заметят.
— И вы планируете предложить себя в качестве Цицерона, господин Волкер?
— Нет, не совсем,- ответил Андреас, пожимая плечами,- У меня и так достаточно проблем с одним Данте в моей жизни,- добавил он, и Конрад только смотрел на него пораженный его ответом.
— Я знаю свои профессиональные границы, господин Линтрофф, и Гунтрам никогда не проявлял ко мне никакого интереса. Я всего лишь бизнесмен имеющий свою галерею. Тита фон Ольштын и моя мать предложили мне устроить эту выставку, и я уверен в её успехе. Особенно после того, какие хорошие отзывы критиков Гунтрам получил за работу «Воспоминания Детства».
— Вы хотите сказать что ваш интерес к нему только профессиональный? - спросил Конрад скептично.
— Да, это так,- ответил Андреас глядя на своего противника,- Между нами нет ничего кроме профессиональных отношений.
— Я понимаю.
— Понимаете, но не верите мне,- ухмыльнулся Андреас,- Гунтрам уже предупредил меня о ваших методах борьбы с конкурентами, и я ему ответил что в это могут играть только двое.
— Очень хорошо.
— Вы ошибаетесь, если думаете что я ваш конкурент. Я даже не игрок. На самом деле я сомневаюсь что могут быть на этом поле другие игроки кроме вас.
Глаза Конрада сузились, и на мгновение Андреасу показалось что он тигр, а сам он жертва.
Андреас достал свой мобильный телефон из нагрудного кармана, нашел в нем фото портрета Стефании и протянул телефон Конраду.
— Как вы думаете, кто мог нарисовать такой портрет, не испытывая гнев и ненависть к этой женщине?
Герцог незаинтересованно взял трубку из рук Андреаса и ахнул, когда увидел портрет стоящей женщины с кошкой, в золотом платье из серии рококо, как один из балконов Версаля. У женщины был самоуверенный и высокомерный взгляд и его сердце чуть не остановилось.
— Это кто...Стефания...?
— Да, это она.
Конрад ужаснулся! «И я балбес верхом на этой шлюхе, как сказал Фридрих. Она уверена в своей победе, и как только станет Герцогиней, от неё не так легко будет избавиться»
— Я думаю что, "Возвращение Королевского попугая", будет самым подходящим названием для этой картины,- сказал Андреас с ухмылкой, наслаждаясь мрачным выражением Конрада, но что-то внутри него екнуло, и ему стало жаль своего «врага», - Он меня не любит. Вы можете сами убедиться, что всю свою ненависть и ревность Гунтрам выразил в этой картине. Он заверил меня, что эта картина не для продажи, и мне очень жаль,- добавил Андреас медленно, и его голос впервые был пронизан искренним состраданием,- Гунтрам любит вас, и он никогда никого не полюбит кроме вас, сэр.
Побежденный Конрад вернул телефон Андреасу.
— Спасибо,- прошептал он.
— Как профессионал, и Остерман поддерживает моё мнение, независимо от того кто была моделью, это один из лучших описаний пост-индустриального общества, какие я только видел.
— Appleе встречает Версаче 80 годов?,- проговорил Конрад рассеяно.
— В точку!
Почувствовав себя постаревшим на много лет, Конрад с трудом встал со своего стула и протянул Андреасу руку:
— Для меня будет честью если вы посетите наши офисы в Цюрихе в любое удобное для вас время, господин Волкер. Ваша компания заслуживает нашей поддержки.
— Я предпочел бы остаться с теми кого я хорошо знаю. Возможно мы должны заново обсудить условия нашей сделки,- ответил Андреас, пожимая руку Конрада.
— Да, это разумный подход к этому вопросу.
— Я надеюсь увидеть вас в Берлине. Я скажу своему секретарю, чтобы он послал вам приглашение на вернисаж.
— Спасибо, сэр. До свидания.

После ухода Волкера, Конрад остался один, он смотрел на закат и на небоскребы за окном.
«А если я не прав? Что если это слишком много для нервов Гунтрама? Он ненавидит Стефанию, но ничего не делает для того чтобы привлечь мое внимание. Он холоден как никогда. Даже еще холоднее. Может быть он все еще любит меня, где-то глубоко внутри него, но его ненависть все перекрывает. Почему он так упрям?
Если бы он просто сказал слово....»

************************************************
Платье Версаче- 2.bp.blogspot.com/-2rD3Qlt4f10/T-hrsrNjASI/AAAA...
*******************************************************
Конец 21 главы. «Творческий процесс.»

21:40 

Тионн Роджерс. "О доброте и сострадании жаб и лягушек (перевод)

Жизнь прекрасна!
О доброте и сострадании жаб и лягушек.
Глава 20.
Предложение руки и сердца.
Рим.
30 октября 2007 года.

*************************************************************

— Ваше Величество, мы приземлились 20 минут назад,- сказала ласково стюардесса, женщина среднего возраста.
Многолетний опыт работы с Конрадом, научил её быть обходительной. Особенно в свете последних событий, после того как шофер рассказал ей, что г. де Лиль послал его в ад, сразу после встречи с учителями его детей, он был в очень плохом настроении. Он безусловно заслуживает этого. Он не должен был хранить так долго эту тайну, ему следовало рассказать мальчику все.
— Спасибо, Мари. Скажите пилотам, чтобы самолет был готов к вылету в воскресенье в полдень. Мы полетим в Нью-Йорк,- приказал он и встал со своего места.
Женщина вздохнула от перспективы лететь в компании Герцога в течении 10 часов, забрала нетронутый поднос и повеселела. Нью-Йорк! Целая неделя!

***

Конрад ослабил галстук, как только он вошел в спальню на своей вилле «Джулия». Ни в коем случае он не хотел ехать в Сан-Капистрано. Слишком много там печальных воспоминаний.
« Я подумал что он простит меня, но он этого не сделал.»
« Я думал что он простит меня когда мы были в зоопарке, но он лишь хотел сделать свою жизнь проще.»
« Может быть он уже никогда не простит меня, даже ради наших детей.»
« Я не виноват в смерти его отца, он сам все спланировал и сам во всем виноват! Он не может винить меня за это!»
« Он не оставляет мне другого выбора, кроме этого. Я пробовал всё, с самыми лучшими намерениями, но его упрямство заставляет меня играть грязно.»
« Возможно он откажется от этого глупого бунта и вернется ко мне?
« Гунтрам ревновал и завидовал даже к моей тени.»

Конрад сел за стол и стал вытаскивать все из своих карманов, оставив телефон на столе из красного дерева. Он включил телефон и долго смотрел на фотографию Гунтрама на руках которого был Клаус. На фото Гунтрам с нежностью смотрел на тонкие черты ребенка.
« У меня было все, и я потерял это всё в одно мгновение,- с горечью подумал он,- Жаль что я не убил Роджера своими руками. Мерзавец! Не мог оставить нас в покое! Нет, эта кровавая змея подползла к моей матери и уничтожила еще раз мою жизнь.»

« То что я планирую сделать, это очень рискованно, но я не могу думать ни о чем другом! Он осмелился бросить мне вызов, этим портретом дочери Репина. Это означало только то, что он собирался бросить меня в ближайшее время. И после этого он найдет кого-то другого. Ему не составило бы особого труда сделать это, просто нужно постоять в углу ресторана, и десятки любителей бросятся к его ногам.»
« И тем не менее он выбрал меня, и я ни разу не заметил чтобы он хоть раз посмотрел в другую сторону.»
« Это он всегда ревновал меня, что я выберу кого-то лучше чем он. Как будто есть кто-нибудь лучше.»
« Может быть его ревность вернет мне его обратно?»
« Допустим с Марчелло не вышло,- с горечью подумал Конрад,- Может быть он приревнует меня к Стефании? »
« Мой Гунтрам все равно не имеет ни малейшего представления что она девушка по вызову. Её имя никогда не мелькало в нашей жизни. Может быть, если Стефания будет мельтешить у него перед глазами, это заставит его изменить свое мнение?»
« Может быть он подумает что его положение при мальчиках изменится с появлением Стефании и нового наследника, и он заставит меня бросить её? С Гунтрамом невозможно определить как он поведет себя в той или иной ситуации. Невозможно узнать что творится в его голове.»
« Он знает что я хочу чтобы он вернулся. Его сопротивление скоро лопнет. Я знаю это. Это только вопрос времени.»

Настойчивый стук в дверь, вывел его из состояния задумчивости.
— Войдите!
— Мистер Элсессер здесь, мой Герцог, - объявил застенчиво молодой дворецкий,- Он прибыл вместе с священником,- добавил он в спешке.
— Разместите их,- ответил Конрад расстроено.
— Мистер Элсессер настаивает на разговоре немедленно, мой Герцог.
Конрад посмотрел на дворецкого злобным взглядом, но встал со стула, одел пиджак, возмущенный тем что 5 часов назад уже беседовал с Фридрихом, но ему было мало этого и он решил приехать сюда, прихватив его духовника, Фридрих в своем репертуаре.

Устало и разочаровано Конрад спустился по лестнице в гостиную, где в прежние вечера он устраивал дикие вечеринки с друзьями подобными Стефании. «Но я никогда не привозил сюда моего Гунтрама»,- подумал он прежде чем войти в гостиную.
Фридрих и Патер Бруно стояли в гостиной и хмуро смотрели на него.
— Во второй половине дня доктор фон Кляйст позвонил мне с самой удивительной новостью, Конрад,- Фридрих начал битву назвав его по имени и с начальственным голосом. Даже старый князь Цу Ловенштайн не смел говорить с ним так, с тех пор как он стал Hochmeister.
— Пожалуйста садитесь, господа,- сказал Конрад не обращая внимания на вызов,- Я надеюсь вы хорошо долетели до Рима, Патер Бруно?
— Конрад, сын мой, мы приехали по серьезному вопросу,- сказа священник тихим голосом, и Конрад понял что он очень зол на него, зол как никогда,- Это таинство, Конрад!
— Нет, это не так!- ответил Конрад категорично.
— Брак- это таинство, мальчик!,- крикнул Фридрих, впервые за многие годы он повысил голос,- Как ты смеешь пятнать его? Разве я этому тебя учил? Ты действительно думаешь что я позволю запятнать твою спутницу и Бога этой уловкой, которую ты придумал?!
— Это будет гражданское бракосочетание, Фридрих и Стефания не будет иметь доступ ни к титулу, ни к моим детям, ни к моей судьбе!
— Ты это признаешь?!!!- спросил Фридрих на грани истерики,- Я надеялся что это недоразумение!
— Да!
— Конрад, сын мой, зачем вам это? Вы действительно хотите жениться за пределами Церкви?- спросил Патер Бруно
— Церковь не позволяет мне вступать в брак внутри неё!- Конрад открыл ответный огонь.
— Церковь всегда с пониманием относилась к вашим склонностям, сын мой!!!- повысил голос священник,- Она приветствовала Гунтрама, и все мы радовались тем влиянием которое он оказывал на вас!
— Как католик вы прекрасно знаете, что действительным брак будет считаться только тогда, когда он будет освещен Церковью! - сказал Фридрих,- Этот брак будет ничем иным, как одной из ваших игр, предназначенный для одного хорошего человека! Человека, который никогда не поднял руку против тебя!
— Что я должен сделать, Фридрих? Отправить его в монастырь? И заплатить приданное?
— Не дразни свою маму, мальчик!- крикнул Фридрих, выходя из себя.
— Я приношу вам свои извинения, Фридрих,- Конрад пожалел что был груб с ним,- Я женюсь на Стефании Барберини, в гражданской церемонии, нравится вам это или нет!
— Вы не можете жениться на этой женщине! Вы прекрасно осведомлены о том, кто она! Вы хотите....,- Фридрих не смог окончить фразу из-за удушья, спровоцированной праведной яростью.
— Мой сын, я призываю вас задуматься о последствиях своих поступков. Этот гражданский брак будет считаться оскорблением для нашей Церкви! Он никогда не будет признан! И вы будете жить в похоти с этой женщиной! Вы позорите имя Hochmeister, сын мой!
— Я женюсь чтобы обеспечить преемственность, но она никогда не будет введена в Орден! Я не вижу никакого вреда в этом.
— Мой сын, нет никакой необходимости оперировать техническими терминами перед нами. Мы все хорошо осведомлены о церковном праве и Кодексе Ордена, но скажите мне, вы могли бы принять Господа с радостным сердцем зная что вы нарушаете Его законы?
— Я жил с Гунтрамом в течении многих лет!- Конрад бросил вызов священнику.
— Я никогда не отказывал Евхаристию любому из вас! Я делал все возможное чтобы вести вас обоих и слушал ваши исповеди! Божья милость бесконечна! Вы оба делали все возможное чтобы жить по нашим законам!
— Тогда я откажусь от Евхаристии, если это облегчит ваши страхи, Патер Бруно,- серьезно сказал Конрад,- Я буду присутствовать на мессе, но откажусь от исповеди!
— Конрад!!!- крикнул Фридрих
— Я ценю риск, который вы приняли, за все эти годы, не отказывая Гунтраму и мне в вашей коммуне, но это должно остановиться,- сказал Конрад
— Конрад, я знаю вас с тех пор как вы были молодым человеком, и сейчас вы пытаетесь уклониться от главной проблемы. Я не буду говорить с вами от имени Церкви, но само по себе Каноническое право четко запрещает мне предоставлять вам Евхаристию, поскольку вы живете во грехе, спите в постели с человеком не будучи обвенчанным нашей Церковью, независимо от того какого пола этот человек. На протяжении долгих лет я видел что ваше поведение изменилось. Вы и Гунтрам никогда не были похотливыми или каким-либо образом скандальными. Вы оба любили друг друга как братья. Я видел самоотдачу и соединение душ. И я знаю что эта любовь живет до сих пор и я уверен, что вы не сможете жить порознь или с кем-то ещё.

Конрад молчал в течении длительного времени.
— Вы действительно хотите причинить ему боль?- тихо спросил Патер Бруно,- Это будет ваш самый большой грех против брата.
— Я не хочу причинять ему боль, но я не вижу другого выхода. Он вредит сам себе своим упрямством,- ответил Конрад с болью,- Я хочу сделать лучше для него, и меня не волнует, потеряю ли я поддержку Церкви или нет. Для меня он Дар от Бога и я надеюсь что он простит меня, если для того чтобы его вернуть я оскорблю Его Церковь.
— Мой сын, я не смогу предоставить вам отпущение за грехи ваши. Вы сознательно вредите невиновному.
— Единственно чего я боюсь, что в ад, куда я попаду, там не будет Гунтрама,- признался Конрад
— Ад- это состояние души, мой сын. Это душа, которая оставила Бога. Это душа, которая знает что она никогда не будет наблюдать Славу Его!
— Конрад, мы не можем позволить вам жениться на этой женщине. Я боюсь последствий, которые могут последовать после вашей женитьбы. Сердце Гунтрама может не выдержать. Ты слышал что сказал его врач. Его сердце ухудшается в быстром темпе. Он не сможет дожить до сорока, а может быть и до тридцати.
— Я знаю,- признался Конрад,- Я только хочу чтобы он был счастлив.
— Тогда не делай этого! Пусть он живет,- сказал мягко Фридрих.
— Я не могу. Если я ничего не буду делать он умрет от горя.
— Ты убьешь его, если приведешь эту женщину домой. Я её хорошо знаю, она сделает его жизнь несчастной. Эта женщина ненавидит его всей душой! Ты действительно хочешь унизиться перед этой шлюхой!
— Фридрих!
— Услышь меня, Конрад, если ты женишься на ней, она будет иметь полную власть над тобой. Она будет хозяйкой в твоем собственном доме, мальчик!
— Я смогу контролировать Стефанию.
— А что если она начнет притеснять Гунтрама? Если она настроит детей против него?
— Она не будет этого делать. Она ненавидит детей. Этот брак будет иметь временный характер. Я не думаю что мне вообще придется на ней жениться.
— Значит ты спокойно признаешь, что используешь одного человека, чтобы заставить другого исполнить свою волю?- спросил Фридрих в шоке
— Я сделаю все что считаю необходимым чтобы обеспечить мир в своем доме,- сказал спокойно Конрад,- Гунтрам мой супруг! С меня достаточно его бунтов и отказов выполнять свои супружеские обязанности по отношению ко мне и детям.

Фридрих поднялся со стула, подошел к Конраду и со всего маху ударил его кулаком по лицу.
— Ты должен был получить это от меня еще год назад!- кричал Фридрих,- Если ты ведешь себя как избалованный ребенок, ты должен быть наказан! Твоя обязанность состоит в том чтобы защищать невинных и слабых! А ты наоборот хочешь убить его! Мне стыдно быть твоим наставником!
— Ты больше мне не наставник, Фридрих. Я уже взрослый человек. И я живу своей собственной жизнью. Вы можете принять меня таким как есть или оставить меня.
— Я сделаю все что от меня зависит чтобы защитить этого мальчика, в противном случае я бы оставил дом твоего отца сию же минуту!
— Делайте как считаете нужным, Фридрих. Я сдержу свое обещание которое я дал отцу перед смертью.
— Если бы у вас был стыд и порядочность в вашей душе, вы бы отпустили Гунтрама. Дали бы ему возможность покинуть ваш дом! Я возлагаю на вас все последствия, которые навлечет на всех нас ваша глупость! Мы закончили, Патер Бруно!
Священник и Фридрих покинули гостиную и Конрад остался один.


« А что если Фридрих прав? Что если Гунтрам начнет нервничать? Что если Стефания начнет оскорблять его? Что если мой брак заставит его думать что он может сделать то же самое, и он сбежит к Репину или Волкеру? Нет, он не сделает это.»
« А что если эта соломинка, за которую я хватаюсь сломает спину верблюда?»
« Я знаю, это глупый план, но я не могу придумать ничего другого. Я не могу позволить ему уничтожить себя, как он это делает. Может мне сделать то, что Фердинанд предложил? Купить ему квартиру в Цюрихе? Может это было бы и к лучшему, но я не смогу жить без него. Я сойду с ума меньше чем за неделю, если я буду знать что он спит где-то в окружении волков. Он единственный раз вышел из дома и сразу же подцепил Волкера.»
« Я должен видеть его в своем доме, только тогда я буду спокоен. Я не могу представить свой мир без него.»
« Нужно всего лишь держать Стефанию на очень коротком поводке. Он не выдержит её присутствие больше месяца.»

***

Карло открыл дверь лимузина и терпеливо ждал его в течении трех долгих минут прежде чем сказал:
— Мне отогнать машину, мой Герцог?
Конрад захлопнул коробочку с крупным сверкающим алмазом.
« Нет, всё будет в порядке,- подумал он и вышел из машины,- Я должен остаться здесь на всю ночь, если она примет меня.»
— Карло, не жди меня сегодня, езжай домой.
В лифте сомнения опять напали на него, но фотография на его мобильном, напомнила ему что он потерял.
« Я буду бороться за него»,- подумал он и положил телефон во внутренний карман своего пиджака.
« Все женщины злорадствуют, когда они получают идиота, который собирается жениться на них. В отличии от моего котенка. Он никогда не говорил ничего подобного.
« Гордился ли он мной? Лично я словно прикоснулся к небу через минуту, после того как он принял меня. Боже мой, а те минуты, когда он целовал меня!»
Прибывший лифт заставил его вернуться к реальности. Он позвонил в колокольчик и как обычно Стефания встретила его поцелуем.
Что же, приступим к делу.

Он сидел на удобном диване и рассеяно пил бурбон, который предложила ему Стефания не спрашивая его. Её коктейльное платье говорило о том, что она планировала провести вечер в ночном клубе.
— Я много думал Стефания,- сказал он и она посмотрела на него с тревогой, потому что это были страшные слова для неё, она боялась потерять работу,- О тебе и о себе,- пояснил он
— Да, дорогой? - спросила она наигранно.
— Мы знаем друг друга почти 14 лет, и всё это время ты была для меня очень хорошим другом.
— Ты же знаешь, что я ценю тебя, Конрад, после того что ты для меня сделал.
« Не жалуйся,- подумал Герцог,- отделаться от тебя мне дороже стоило чем уволить генерального директора»
Но вместо этого сказал:
— Стефания, я сожалею что расстался с тобой в 2002 году, это было глупо с моей стороны. Я напрасно сделал это.
— У меня были большие надежды в отношении нас, Конрад.
— Я благодарю тебя за щедрость что ты приняла меня снова. Не каждая женщина сделает то же самое. Ты была для меня утешением и комфортом за прошедший год.
Она посмотрела на него большими глазами, полными слез, но предпочла промолчать.
— Мы были вместе так долго, что я предпочел узаконить наши отношения,- сказал он наконец
— Узаконить?- спросила она шокировано
— Ты выйдешь за меня замуж, Стефания? Я обещаю сделать тебя счастливой женщиной,- сказал он
— Ты хочешь жениться на мне???- спросила она медленно
— Я был бы польщен, если бы ты приняла мое предложение, дорогая. Твоя красота и образование идеально мне подходит. Я был глуп что не понял этого раньше.
— Конрад... Мы же расстались из-за....
« Из-за того что ты трахаешься с мальчиками, но он не хочет, чтобы об этом говорили ему в лицо. Надо молчать и пусть делает что хочет, лишь бы я стала Герцогиней со всеми вытекающими последствиями.»
— Я люблю тебя всем сердцем, дорогой!
« Ты любишь не меня, а мои кредитные карты»,- подумал он,
— Я прошу прощение за боль, которую причинил тебе в прошлом.
— Если мы поженимся, как сложится моя жизнь?
— Мы подпишем брачный договор, я дам вам три квартиры на ваш выбор, плюс 5 миллионов за каждый год прожитый вместе, в случае развода. Если у нас будут дети, сумма увеличится в два раза и ты будешь получать годовое пособие в 1 миллион франков в год, чтобы ты могла покрывать свои расходы как Герцогиня Виттшток.
— Конрад, я не имею в виду деньги, я о другом.
— О чем ты?- спросил он нервно, думая что она сейчас начнет говорить что-то против Гунтрама.
— О ваших детях. Как вы думаете, они примут меня как мать? Мы не сможем создать семью, если они будут ненавидеть меня.
— Почему они должны тебя ненавидеть? Ты красивая и добрая. Ты не должна о них беспокоиться, у них есть няня и воспитатель.
— Это как раз то, что я имела в виду,- сказала она и выражение лица Конрада потемнело,- Как я могу с ними подружиться, если есть другой человек, который будет стоять между нами в нашей семье. Я хочу сменить весь персонал в доме.
— Дорогая, вы можете привести кого вы хотите,- сказал Конрад с ложной улыбкой,- Но мой персонал останется на месте. Фридрих выбирал их сам, и я не хочу спорить с ним. Он мне как отец.
— Никакой он не отец, он ваш дворецкий!
— Дорогая, никакой он не дворецкий и вы это знаете. Он аристократ. И у него есть титул. Он принц, он просто предпочитает не упоминать об этом.
— Ну ладно, хорошо. Но я имела в виду воспитателя. Я считаю что он очень молод и не опытен для такой должности.
— Де Лиль хорошо исполняет свою работу и мои сыновья любят его. К тому же я поклялся его отцу быть его опекуном. У него больное сердце, он не может работать, я обязан заботиться о нем. Он не будет беспокоить тебя. Он целыми днями рисует, пока дети в школе, а потом бывает с детьми.
— Но были слухи...,- она вовремя прикусила язык
— Слухи? Люди много чего говорят. Да, он переехал ко мне после того как закончил школу. И я обещал его умирающему отцу что позабочусь о нем. Если бы меня интересовали слухи, которые идут о тебе, я никогда бы не женился на тебе.
— Но почему бы тебе не исполнить мою единственную просьбу?- спросила она, понимая что идет по тонкому льду.
« Хорошо, я получу кольцо и титул и сама избавлюсь от маленького педика»,
— Если он такой больной, имеет ли смысл держать его у себя дома?
— Я посмотрю, если он будет тебе досаждать, я обещаю, я отошлю его.
« Я избавлюсь от этого бродяги за два дня. После того как я выйду за этого скучного сухаря замуж, никто меня уже не остановит. Этот скромник никогда не посмеет развестись со мной»,- подумала она.

*********************************************
Конец 20 главы. Предложение руки и сердца.
-

22:12 

Тионн Роджерс. "О доброте и сострадании жаб и лягушек (перевод)

Жизнь прекрасна!
О доброте и сострадании жаб и лягушек.
19 глава.
Искусство... Знакомства?
Цюрих.
27 октября 2007 года.

********************************************************

В то утро Конрад фон Линтрофф был на грани нервного срыва.
« Это свидание. Да, это точно свидание, вместе с двумя малышами. Романтический пикник,- напомнил ему внутренний голос,- Он сам согласился сопровождать нас в зоопарк, после того как предложил пойти вместе на встречу с учителями, - пробормотал Герцог и быстро зашнуровал ботинки.
Конрад поднялся с неубранной постели и несколько раз обошел спальню, и подошел к комоду. Он рассеянно взял бабочку и стал завязывать её на спортивной рубашке.
« Две недели назад он отравил бы меня без угрызения совести, а теперь пригласил меня встретиться с этой костлявой директрисой. Может быть он решил меня простить?,- он схватил первый попавшийся коричневый пиджак и надел его,- Да, должно быть решил простить. Он не злопамятный и не мог злиться долго. Он слишком щедрый, и после того как извинился что не послал мне копию дипломной работы, он задумался о нас и понял, что я не имел никакого отношения к смерти его отца.
Конрад посмотрел на себя в зеркало и увидел как смешно смотрится бабочка на его одежде.
— Черт! - пробормотал он, и яростно сдернул с себя бабочку, расстегнув две пуговицы, он взял с полки шарф и завязал его на шее.
— Это не имеет никакого значения, мы просто идем гулять с мальчиками, как делали это раньше, когда были семьей.
Конрад пересек комнату и сел в кресло.
— Так, давай посмотрим на реальные факты. Он пришел ко мне и предложил пойти с ним в школу на собрание. Он мог пойти туда один, без меня. Мне идти туда не было необходимости.
— В пятницу, когда он завтракал с Армином, я сказал что в субботу поведу мальчиков в зоопарк, я сказал без каких-либо намеков. Он сам предложил поехать со мной. В субботу у него выходной, как у наставника, и обычно после завтрака он исчезает с Антоновым или Гораном.
— Короче, он дважды обратился ко мне с просьбой чтобы пойти со мной.
— Возможно он уже сам устал от своего упрямства. Он знает что я не держу на него зла и от него зависит наше примирение. Доктор Ван Хорн сказал мне что состояние его сердца не улучшается и что вся эта неразбериха плохо сказывается на нем. Он постоянно на ногах, даже ночью, несмотря на то что он уже закончил университет.
— Я знаю что ему одиноко, потому что он никуда не ходит, и не хочет ни с кем видеться, кроме Антонова и Горана. Он переписывается только с двумя своими бывшими одноклассниками и иногда разговаривает с бывшим однокурсником по телефону. Перед тем как это все случилось, он приходил ко мне поговорить или просто посидеть в моей компании. Он ненавидит одиночество, так же как и я. Я так привык к нему и очень хочу помириться. Это не свидание, просто мы ведем мальчиков на прогулку. Будем надеяться что все будет хорошо.,- сказал твердо Конрад, и покинул спальню.

***

« Почему я всегда попадаю в эти ловушки? Не могу сказать что это происходит потому что я хочу помочь людям. Все они взрослые и сами могут постоять за себя. Черт возьми, мне просто не хотелось ссориться с Фердинандом, Майклом или Гораном,- подумал Гунтрам, занимая свое место в семейной столовой, рядом с сонным Армином,- Из всех людей в мире, с кем он не хотел бы связываться, так это с этим ублюдком. Фердинанд, Майкл и Горан уговорили меня и я купился на их крокодиловы слезы. Я должен быть хорошим мальчиком с этим монстром, чтобы он не увольнял невинных людей. Как будто ему не до фени эти люди, если будут плохие цифры он вышвырнет кого надо и не посмотрит на меня.»
Гунтрам начал энергично мазать сливочное масло на ржаную булочку.
— Эй! Я тоже хочу хлеб с маслом,- сказал Армин и забрал масленку,- Тебе не вредно есть масло?
— Извини,- пробормотал Гунтрам и отвернулся, чтобы избежать пытливого взгляда. «Будет ли этот ублюдок завтракать здесь, или в своей пещере?»
— Что-то ты очень напряжен сегодня.
— Это мягко сказано, Армин,- подумал Гунтрам и ухмыльнулся,- Я не напряжен. Я просто устал,- солгал он.
— Отчего ты устал? Ты ничего не делаешь и даже никуда не выходишь, в отличии от меня,- сказал Армин и зевнул,- Мы нашли новую дискотеку, ты должен пойти с нами. Девочки там, невероятные!
— Мне нужно работать,- пробормотал Гунтрам. «Девочки и я? Вместе на дискотеке? Армин слепой или глупый? Ублюдок вытащит меня оттуда в припадке ревности.»
— Зачем тебе работать?
— Это секрет, который раскроется в тот день, как только ты подготовишь свои тезисы,- едко сказал Гунтрам, и Армин посмотрел на него с болью.
— Ну и дела...похоже сегодня будет опять плохой день,- пробормотал Армин и занялся своим завтраком, оставив Гунтрама в покое.
— Я должен пойти сегодня в зоопарк с мальчиками,- сказал Гунтрам, отчасти устыдившись своей вспышки,- Я беспокоюсь, что что-то может пойти не так.
— У тебя оплачена страховка? - спросил Армин с ухмылкой
— Полагаю что да. Ваше семейство её оплачивает.
— Тогда всё в порядке. После того как вернешься, почему бы нам не сходить в кино или поужинать где-нибудь? Я свободен.
— Не думаю что это хорошая идея. Разве тебе не надо заниматься?
— Конечно мне нужно заниматься. Я и так черная овца в семье. У тебя есть какие-нибудь идеи по произвольному финансированию?
— Кое-какие есть,- ответил Гунтрам сухо,- Тебе бы лучше начать изучать это всё, если не хочешь чтобы доктор Дахлер сдернул с тебя шкуру. У тебя уже есть тема для дипломной работы?
— Ну, привет! Я всего лишь на год моложе тебя и у меня нет столько мозгов!
— Почему бы тебе в таком случае не заниматься больше? Скоро твой отец и твой дядя потеряют терпение с тобой, - воскликнул Гунтрам и резко замолчал, когда увидел Дитера, раскладывающего на столе еще один прибор для завтрака,-
« Ублюдок решил выйти из своей пещеры»,- подумал Гунтрам, он мрачно смотрел как тщательно Дитер раскладывает столовые предметы.
— Убегаешь уже, Гунтрам?- спросил Армин, видя как его собеседник поднимается со стула.
— Садитесь, де Лиль,- сказал Конрад небрежно, он гордо подошел и сел во главе стола.
Армин только поднял бровь, вместо того чтобы встать, приветствуя Герцога.
— Доброе утро, мой Герцог!
Проклиная свою неудачу, что раньше не покинул столовую, Гунтрам мрачно смотрел на кофе, который наливал Дитер в чашку Конрада. Черный без сахара. И с вареньем, если он в хорошем настроении.
— Дети готовы?- спросил Конрад Гунтрама
— Лизетт позаботится об этом, сэр,- Гунтрам сосредоточился на второй чашке чая, которая каким-то чудесным образом материализовалась перед ним,- Они должны быть готовы в 10, как вы и просили, сэр.

Конрад посмотрел на Гунтрама и задумался, означает ли последняя фраза, что он не будет сопровождать их. Интересно, что он имел в виду?
— Клаус Мария сказал мне вчера вечером что хотел бы увидеть слона, и Карл говорил что-то о медведе. Вы знаете что они имели в виду, де Лиль?
— О, они должно быть имели в виду моё обещание нарисовать для них слона и медведя, после того как мы увидим их сегодня. Они хотят чтобы рисунки были большого размера,- ответил Гунтрам и заметил как Конрад подвинул к себе вазочку с вишневым вареньем.
— Так вы поедете? С нами, я имею в виду,- спросил Конрад, не глядя на него.
— Да. Они очень быстро бегают, за ними надо приглядывать,- пробормотал Гунтрам, и задался вопросом, почему Дитер не спросив его положил ему на тарелку ещё одну булочку! Это же тоталитарный режим!
— Опять они выпендриваются друг перед другом,- подумал Армин,- Нет, чтобы наорать друг на друга, высказать все что они думают, а потом лечь в постель, а не заниматься этой ерундой. Как две кукушки!,- он наблюдал как они общаются избегая взглядов друг на друга. По крайней мере они не пристают ко мне.

***

Гунтрам задохнулся от ужаса, когда детская музыка загремела в стерео-приемнике автомобиля. Он быстро наклонился чтобы уменьшить звук и нечаянно задел руку Конрада. Покраснев как помидор, он извинился и Конрад уставился на него.
« Первое касание более чем за год»,- подумал Конрад.
— Теперь я понимаю почему Михайлович хочет повышения,- пошутил Конрад, надеясь рассеять напряженность.
— Этого больше не повторится, сэр,- ответил Гунтрам смутившись и Конрад опешил от его реакции.
Не зная что еще сказать Конрад сосредоточился на вождении, радуясь что его сыновья были необычайно тихи с утра.

***

Увидев огромные очереди к кассам, Конрад казалось растерялся, наблюдая за семьями и большим количеством детей с воздушными шарами.
Скрывая свое недовольство, он крепко сжал руку Клауса, поскольку тот был более озорным, направился в сторону очереди.
— Сэр? - Гунтрам схватил его за рукав и тут же отпустил руку,- Я купил билеты заранее,- добавил он и смутился,- Через интернет.
— О-о...- ответил Конрад и последовал за Гунтрамом к входу в зоопарк. «Он заранее купил билеты. Может быть...я на верном пути?»
Желая остаться с Гунтрамом наедине, Конрад слегка подтолкнул Клауса чтобы тот бежал вперед, но Карл предвидя маневр отца, схватил Гунтрама за руку и не отпускал, не желая отдавать Гунтрама отцу.
— Вы хотите смотреть в первую очередь на крупных животных?- спросил Конрад Гунтрама, но тот проигнорировал его вопрос, переадресовав его детям.
« Нет, романтическое свидание невозможно в зоопарке с двумя 3-х летними малышами»,- подумал Конрад.
— Я хочу увидеть маленьких медвежат!- крикнул Карл, сияя от счастья.
— Я не уверен, есть ли медвежата в нашем зоопарке,- сказал Конрад,- Наверно есть только большие медведи.
— Но здесь есть взрослые львы и возможно у них есть маленькие львята,- сказал Гунтрам с улыбкой надувшемуся мальчику. И Конрад почувствовал острую боль одиночества оттого что эта улыбка была предназначена не ему,- И я прочитал в газете, что у здешнего бегемота родился ребенок.

Дети бесцеремонно схватили Гунтрама за руки и потащили вперед, а Конраду пришлось догонять их.
Чувствуя что его игнорируют, Герцог просто следовал за своей семьей, заметив что другие отцы испытывали ту же проблему, в то время как их партнеры были сосредоточены на детях.
Запыхавшись, Конрад приблизился к вольеру с большим гиппопотамом и подошел к Гунтраму и мальчикам, которые уже тянули его за куртку, и просились на руки. Клаус уже весил 15 кг., а врач строго настрого приказал не поднимать ему вес более 5 кг.
— Позволь мне,- сказал безоговорочно Конрад и забрал старшего сына из рук Гунтрама, и тем самым вторгся в его личное пространство.
— Да, конечно,- ответил Гунтрам смутившись, и погладив голову ребенка, скрывая дискомфорт от близости к Конраду.
— Теперь очередь твоего брата,- сказал Конрад, удивляясь тому что Гунтрам не отпрыгнул от него на пять метров, как это было раньше.
Карл обрадовался когда отец взял его на руки, чтобы посмотреть на животное.
В полдень Конрад заметил, что мальчики перестали бомбардировать Гунтрама сотнями вопросов и закапризничали. Вероятно проголодались.
Не обращая внимания на разочарованные лица своих детей, Конрад отказался обедать в красочно разрисованном кафе, где было самообслуживание, и пошел в ресторан.
Гунтрам уставший, но спокойный, оттого что все прошло благополучно, заказал себе и детям их любимую еду. Порезав им мясо на маленькие кусочки, дети стали спокойно есть, не обращая внимания на родителей.
Конрад почувствовал дискомфорт от молчания. «Уж лучше бы мы ругались»,- подумал он и начал резать свой Шатобриан.
— Ваше Величество, я хотел бы извиниться перед вами за то что не сообщил вам об окончании университета и не отправил вам копию своей дипломной работы. Это было очень невежливо и грубо с моей стороны. Особенно после того как вы оплатили мне за обучение,- нарушил молчание Гунтрам, и выпил глоток воды. Он заметил что Конрад удивленно посмотрел на него.
— Я ожидал другого поведения от вас, де Лиль,- ответил Конрад бесстрастно, скрывая свою боль, от того что Гунтрам исключил его из самого важного события в своей жизни, - Как нищий я должен был просить у Филдера копию вашей дипломной работы.
— Я понимаю, сир. Пожалуйста, примите мои извинения. Я хотел бы дать вам копию своей работы. Доктор Дахлер говорит что она хорошая.
— Если он так говорит, значит стоит её почитать. Отправьте её Монике,- сказал Конрад сухим тоном, он не в состоянии был контролировать свой голос и сожалел что вышло так сухо. Работа была отличная, он знал что его котенок очень умен.
— Хорошо, сэр,- пробормотал Гунтрам, скрывая свое смущение и дискомфорт.
« Гунтрам потихоньку открывается. Может быть пришло время узнать о его планах? Что если я задам ему вопрос, ведь он мечтал получить работу в качестве бухгалтера, и может быть он захочет работать у меня?»
— Есть ли у вас какие-нибудь предложения работы? Как правило, с таким дипломом как у вас получают их,- спросил он небрежно, надеясь скрыть свое отчаяние обычным вопросом, который адресуют каждому выпускнику.
— У меня есть несколько предложений. Два, для работы в Лондоне, одно- во Франкфурте, и еще одно здесь, работать на доктора Филрера в хедж-фонде. Я отказался от всех, потому что не хотел оставлять малышей. Лучшим предложением было доктора Филдера, но меня не устроило, что там нужно работать полный рабочий день с 9 утра до 8 вечера. Поэтому я буду искать работу на неполный рабочий день и буду работать над портретами. У меня есть несколько заказов. Я должен работать чтобы содержать себя, пока следующая книга не будет закончена и не опубликована.
« Этот черный зверь-Репин использует любую из своих подставных компаний, чтобы предложить ему работу и забрать его у меня. Но он отказался от всех, чтобы остаться с нашими сыновьями и со мной.»- Конрад почувствовал облегчение, как гора с плеч.
— Почему вы отказались от предложения Волкера?- мягко спросил Конрад, он хотел знать участь ещё одного ухажера.
— Мы не сошлись с ним в денежном вопросе. Он хочет слишком много. Мне до сих пор приходится делиться с мистером Остерманом. В финансовом отношении для меня нет никакой выгоды, даже если я продам всё. Я предпочитаю подождать, стать более известным, а там видно будет,- солгал Гунтрам, в надежде увести Андреаса Волкера от столкновения с Конрадом, как его предупреждали Маршан, Фердинанд, Майкл и Горан. «Этот ублюдок разрушит жизнь Андреасу, только чтобы преподать мне урок.»
— Я понял,- тихо ответил Конрад, пристально изучая лицо Гунтрама.

***

Солнце скрылось за тучами и Конрад решил дальнейшую экскурсию проводить в помещениях зоопарка, осенняя погода была коварна.
— Давайте посмотрим лягушек в серпентарии,- предложил он, и дети обрадовались его идеи. В «Доме амфибий» было влажно и душно, но Клаус и Карл на это не обращали внимания и бросились к застекленным вольерам.
— А где лягушки?- спросил разочарованно Клаус, поскольку он не смог увидеть ни одну.
— Они спрятались,- ответил Конрад с улыбкой, вспоминая свои встречи с жабами в пруду возле замка. «Интересно, почему его дети не проявляли никакого интереса к ним.
— Спрятались? - спросил Карл нахмурившись.
— Ведите себя тихо и потерпите, и тогда они сами выйдут чтобы посмотреть на вас. Если будете шуметь и прыгать, то лягушки спрячутся от вас. Вы должны с уважением относится к ним,- сказал Конрад.
— С уважением относится к ним? - спросил Гунтрам, сбитый с толку прозвучавшей фразой.
— Если вы будете спокойными и немного подождете, они сами придут посмотреть на вас. Они очень любознательны. В нашем пруду они появляются ночью, если все спокойно.
« Неужели он на самом деле ходил к пруду по ночам? Я думал что его постоянно охраняли, и не позволяли бегать по ночам к пруду»,- подумал Гунтрам.
— А можно сейчас их увидеть в пруду? - спросил Клаус своего отца
— Не сейчас. Только весной и летом. Сейчас слишком холодно. Они роют норы и проводят зимы в них.
— Разве в нашем пруду есть лягушки?- спросил озадаченный Карл.
— Конечно есть,- ответил Конрад, удивленный что его дети до сих пор не видели их,- Они живут там с тех пор как я был в твоем возрасте. Я приносил им хлеб и они выходили и забирали его. Я часто с ними разговаривал, особенно после того, как ваш дядя Карл Мария умер. Они были моими хорошими друзьями.

Перед глазами Гунтрама предстала картина маленького, испуганного Конрада, кормящего рептилий в пруду. Это растрогало Гунтрама, и его выстроенный образ монстра дал трещину и развалился на куски. Он увидел боль в глазах Конрада, когда он вспомнил об умершем брате, и этот образ слился с другим образом, который он видел много раз, когда стоя у дверей, он наблюдал за ним, когда он играл с мальчиками.
Не справившись с нахлынувшими чувствами, что всё таки он был хорошим человеком в конце концов, он отвернулся и в этот момент увидел лягушку.
— Смотрите! Вон там...,- сказал он и указал на рептилию, и мальчики посмотрели туда со страхом.
— Мисс Барбара рассказала нам, что если мы увидим жабу, то можно загадать желание и оно сбудется,- сказал Карл и Клаус энергично закивал.
— Я думаю, она сказала что лягушки превратятся в принцев,- поправил их Гунтрам с улыбкой.
— Нет, лягушки не превращаются в принцев! Это глупость,- фыркнул Клаус, чем напомнил своего отца
— Они исполняют желания! Мы читали эту историю, а ты нет,- сказал Карл Клаусу
— Может быть, вот эти исполнят ваши желания,- сказал Конрад, который увидел ещё двух лягушек,- Помните, они любят тишину, видите как они прячутся в растительности. Они прячутся от вас, но они вас видят, а вы их нет.
Гутнтрам посмотрел на Конрада и вздохнул. «Мальчики конечно ещё верят в магию, но он то взрослый.»
— А можно загадать им свое желание?- спросил Клаус
— Это вряд ли,- ответил Конрад
— Почему нет? - прервал его Гунтрам,- Но загадывайте только одно желание, потому что их нельзя много беспокоить.
Близнецы заинтересовано посмотрели на Гунтрама и тот почувствовал себя неловко, вынужденным участвовать в этой языческой церемонии. Это как на «дне рождения», когда вы должны сказать свое желание вслух.
Оба мальчика посмотрели друг на друга и Конрад подумал, правда ли в том мифе, что близнецы могут общаться между собой молча?
Одновременно оба мальчика прислонились к стеклу и посмотрели на зеленую лягушку.
« Я хотел бы чтобы Гунтрам простил меня и мы опять стали семьёй,- подумал Конрад и посмотрел в сторону Гунтрама, который с насмешкой смотрел на него. Он увидел еще одну лягушку, которая внезапно прыгнула к нему,- Я хотел бы чтобы моё желание сбылось,- подумал Конрад удрученно.»
— Давай, Гунтрам,- сказал Клаус,- теперь твоя очередь
— Это бессмысленно,- отказался Гунтрам,- Эти лягушки не будут прыгать для всех. Они ночные существа.
— Может быть им не понравилось что мы попросили у них,- сказал Карл,- Я сказал что хочу чтобы у меня была лошадь.
— Видишь, дорогой, лягушки не любят лошадей,- сказал Гунтрам и взял Карла за руку, чтобы отвести его к другому вольеру, поскольку ему надоело это представление.
Конрад смотрел на старшего сына, который пронзительно смотрел на зеленую лягушку.
— Она прыгнула, папа! Моё желание исполнится!
— Я очень надеюсь, что это был не слон,- пошутил Конрад, тронутый энтузиазмом своего сына. Я тоже верил в лягушек и фей.
— Нет, я хочу чтобы ты снова подружился с Гунтрамом,- ответил ребенок.

***

После прогулки дети опять стали капризничать и Конрад предложил выпить кофе в кафе. Гунтрам согласился еле сдерживая детей просившихся на руки от усталости.
— Кафе "Sprungli"? - просил Герцог,- Я не знаю другого кафе возле офиса.
Подавив желание ударить Конрада, за то что он захотел пойти в кафе, которое находится возле Банка, Гунтрам только молча кивнул, подумав что вероятно ему позвонили с Банка.
При упоминании о Банке, дети стали умолять отца взять их к нему в кабинет.
— Хорошо, вы можете посетить мой кабинет, но обещайте мне не трогать бумаги на моем столе и мой компьютер,- сказал Конрад, и мальчики пообещали ему.

Гунтрам не был в банке с тех пор как закончил университет, он молчал всю дорогу и только отвлекался на лепет малышей, сидящих на заднем сидении. Остановившись на стоянке возле Банка, Гунтрам стал отстегивать малышей из их кресел и увидел одного из охранников подошедшего к ним.
« Отлично, для них это маленькое шоу»,- подумал он, взяв за руки малышей, он последовал за Конрадом, к частному лифту. Он немного успокоился, когда заметил что на этаже не было никого из секретарей и Конрад пошел к своему знаменитому офису, а мальчики побежали за ним.
— Я первый! - закричал Клаус своему брату, заняв кресло отца.
— Ты должен делиться,- кричал Карл,- Гунтрам!!!
Вздохнув, Гунтрам подошел и объяснил им, что кресло достаточно большое, и они уместятся на нем вдвоем, что они братья и должны делить все пополам.
— Ни один из вас не должен сидеть на этом кресле. Оно принадлежит мне. Подождите 20 лет, по крайней мере, чтобы начинать борьбу за это кресло,- сказал Конрад, и заставил обоих детей отойти от кресла и от стола,- Спасибо.,- сказал Конрад, сев в кресло он включил компьютер, не обращая внимания на надувшихся детей.
« Не отказывается от своей власти ни на секунду»,- подумал Гунтрам с горечью, он отошел от стола и стал разглядывать хорошо знакомый кабинет.

Как и следовало ожидать, его картины «Торчелло» нигде не было видно, но на её месте висел большой карандашный рисунок мальчиков, играющих на пляже, на острове «Зильт», когда им было по два годика.
« Наше последнее счастливое лето»,- подумал Гунтрам, и повернулся к Конраду, который мягко объяснял детям содержимое ящиков в столе.

Почувствовав смятение и странную неловкость вернувшись вновь в это место, Гунтрам подошел к дивану и заглянул в большое окно, но быстро стемнело и он не смог разглядеть озеро вдали.
Дверь открылась и Фердинанд с Майклом зашли в кабинет.
« Стареют... я думал что уже через десять минут они ворвутся сюда, чтобы увидеть что я здесь делаю,- подумал Гунтрам и подошел к ним чтобы поприветствовать их с некоторой холодностью, в конце концов это они все это затеяли.»
Конрад извинился и вышел из кабинета, предупредив мальчиков, чтобы они ничего не трогали. Гунтрам решил перестраховаться, забрал авторучку Герцога из рук Клауса, посадил их на диван и стал рассказывать им историю.

***

— Как Гунтрам? - спросил Фердинанд, уже в своем кабинете, не в силах более сдерживать свое любопытство.
— Он предложил сопровождать меня с мальчиками в зоопарк сегодня,- ответил Конрад холодно,- Зачем вы меня вызвали? Что такого важного, что не могло подождать до понедельника?
— Да, некоторый мусор от американцев,- ответил Майкл лаконично,- Мы уже ответили им «нет».
— Тогда зачем вы меня вызвали?- рявкнул Конрад, но обоих не впечатлил его тон.
— Есть кое-что, что мы хотели бы вам показать,- сказал Майкл невинно.
— Хорошо.
— У трейдеров пол.....,- ответил Дахлер
— Ты первый, Майкл,- вмешался Фердинанд, и тот выскочил за дверь, радуясь, что Гунтрам выполнил свою часть сделки и мисс Барберини снова окажется безработной в скором времени.
— С Гунтрамом все в порядке?,- повторно спросил Фердинанд, когда они остались одни.
— Я думаю что да,- ответил Конрад раздраженно, на то что друг опять вмешивается в его личную жизнь.
— Он выглядит хорошо,- сказал Фердинанд,- Вы были в зоопарке?
— Да, мы сделали целый тур по зоопарку, все животные проверены, все живы-здоровы. Что-то еще, Фердинанд?
— Ну это же хорошо, что он здесь? Разве нет?
— Говори, Фердинанд.
— Я имею в виду, ты и он были вместе сегодня,- спросил Фердинанд, он сел на свой стол, стараясь чтобы разговор выглядел неофициальным,- И не было кровавой битвы между вами,- добавил он, нервно смеясь.
— Гунтрам захотел присоединиться к нам.
— И?
— И никто не пострадал, дети счастливы.
— Это хорошая новость,- сказал Фердинанд, пытаясь сдержать улыбку. «Эта сука вне игры».
— Ты еще что-то хотел спросить, Фердинанд?- язвительно спросил Конрад.
— Нет, думаю сейчас Майкл начнет облаву на скот,- сказал он небрежно.
— Время!, -проворчал Конрад и повернулся чтобы покинуть кабинет.
— А как насчет Рима? Ты ещё планируешь лететь туда на следующей неделе?
— Это зависит от сегодняшних погодных условий,- ответил Конрад.
— Но погода вроде хорошая, с моей точки зрения?- сказал серьезно Фердинанд.
— И тем не менее облачно. Но все прояснится в ближайшее время,- ответил Конрад, после долгой паузы,- Большие штормовые облака кажется рассеиваются.
— Приятно это слышать.
— Это была его идея. Я открыт для переговоров,- сказал Конрад медленно и Фердинанд вздохнул:
— Я прошу тебя как друг. Попробуй вести себя как нормальный человек. Никаких взаимных обвинений и унижений. Окончательный результат очень важен для тебя.
— Я буду иметь твое предостережение в виду.

***

« Может быть всё ещё возможно? Может быть Гунтрам хочет простить меня и начать все заново?,- думал Конрад, стоя неподвижно у входа в свой кабинет, наблюдая как его дети, сидя на коленях Гунтрама слушают его рассказ, а тот что-то рассказывает им не обращая внимания на присутствие Герцога.»

« Может мне попытаться еще раз? С Римом спешить не следует. Нужно придумать еще что-то, все же он был слишком расстроен услышав эти новости. Чтобы моя мать горела в аду, за все что она сделала нам! Она разрушила нашу жизнь!

« Возможно он ревнует к Марчелло в конце концов? Он всегда ревновал, когда кто-нибудь приходил ко мне. Как будто мне кто-нибудь еще нужен кроме него! Он даже ревнует меня к мертвому дяде, я уверен в этом. Он ненавидит меня, за то что его дядя был первым, и он считает что он всего-лишь его замена.»

« Из всех его упреков, он выделял всего лишь один упрек: «Я всего лишь замена моего дяди для тебя!». Он никогда не упоминал о своей семье, роде, его не заботило это. И зачем ему это? Даже его любимый отец отослал его за 15 тысяч километров и оставил одного.»

Решив попробовать еще раз, Конрад сказал:
— Вы готовы?- спросил Конрад, удивительно, но Гунтрам посмотрел на Конрада и покраснел без причины. Он знает что я наблюдал за ним и покраснел как в первый день знакомства.
— Я хочу кушать,- заскулил Карл и Клаус завопил следом.
— Пришло время пригласить этих двух джентльменов в кафе. Мы уходим, де Лиль, оденьте детям куртки,- сказал беспечно Конрад, еще не готовый начать свою игру.

***

Для Конрада было настоящим сюрпризом то, как быстро его мальчики съели торт. То ли они были голодны, то ли у них волчий аппетит. Он смотрел с грустью и нежностью как Гунтрам вытирал им рты, прежде чем они глотали пищу и вспомнил как кормил его Фридрих, когда он был маленьким.

Не говоря ни слова, Клаус забрался на колени Гунтраму, положил голову на его плечо и заснул. Карл скрестил руки на столе, положил голову на них и смотрел на родителей сонными глазами.
Понимая, что он опять загнан в угол, Гунтрам поправил положение ребенка и взял в руки чашку с кофе и с взбитыми сливками и сделал глоток.
Молчание между бывшими любовниками затянулось. Гунтрам понял, что Конрад что-то затевает, как хищник перед прыжком.
— Все в порядке, мой Герцог?- мягко спросил Гунтрам, не в силах больше справиться с напряжением.
Он называет меня «мой Герцог» по домашнему, или как своего начальника? Во всяком случае это обращение означает степень привязанности,- подумал Конрад и сказал:
— Да, все в порядке, просто есть еще одно дело, ничего необычного,- ответил Конрад. «Впервые за время ссоры он меня спрашивает о чем-то.»
— Мне кажется я видел Петерсена здесь,- сказал Гунтрам.
— Он еще на борту самолета. Он болеет и находится далеко отсюда,- ответил Конрад и увидел что Гунтрам слегка посмеивается.
— Я думал что он ушел на пенсию еще два года назад.
— Он ушел, а потом вернулся, чтобы посмотреть на падение капитализма, как я слышал. Он страдает от падением рынка ралли, но после последней аварии помолодел на десять лет.
— Все в порядке?- спросил Гунтрам и опустил взгляд когда увидел что Конрад пристально смотрит на него.
— Да, все в порядке, кроме ожидаемых потерь, Гунтрам,- сказал Конрад, не понимая, о ком он беспокоится обо мне или о бизнесе. «К бизнесу он всегда был равнодушен, значит обо мне.»
— Это больше, чем обычный кризис, сир,- медленно сказал Гунтрам. «И ты выглядел как смерть, когда вернулся из Нью-Йорка на прошлой неделе. Может быть ребята правы и я должен отступить и помириться с ним?»
— Да, этот кризис глубже и больше, чем многие считают. И он будет продолжаться около десяти лет, если не больше.»
— Я....,- начал Гунтрам, но не знал как сказать,- Я надеюсь, это не слишком коснется вас?»
— Может быть и коснется,- ответил Конрад и пристально посмотрел на него,- Это большая ответственность.
— Я знаю, и я искренне желаю чтобы у вас все было хорошо,- сказал Гунтрам почти шепотом,- Я не хочу чтобы с вами случилось что-то плохое.
Конрад почувствовал что его желания могут исполниться, но только сказал:
— Дети практически спят.
— Да, они практически спят,- он посмотрел зачарованно, как Конрад, вытащил бумажник и расплатился за счет, не разбудив детей при этом. «Все это бесполезно.»
— Позволь мне понести Клауса, он слишком тяжел для тебя.
— Нет, он может проснуться.
— Тогда я схожу за машиной и подгоню её к кафе, а ты подожди здесь,- он взял на руки Карла и вышел из кафе.

Конрад прошел три квартала к банку, и постоянно думал. Он едва заметил охранника банка, который подогнал машину и помог уложить ребенка.
Впервые Конрад нарушил правило дорожного движения, когда возвращался в кафе, он вышел из машины, чтобы помочь Гунтраму усадить на сиденье спящего Клауса и смотрел с разбитым сердцем, с какой любовью тот укрывает его теплым одеяльцем. Мы должны снова стать семьей, подумал он отчаянно.
Зажигание прозвучало громко и он чуть не выругался из-за этого.
« Должен ли я использовать свой шанс?»- спросил сам себя Конрад, но пустое лицо Гунтрама ничего не подсказало ему.

— Ты поужинаешь со мной сегодня вечером, Гунтрам? - выжидающе спросил он.
— Не думаю что это будет разумно, сэр,- мягко отказался Гунтрам.
— Мне показалось что ты хочешь уладить напряженность в наших отношений,- сказал Конрад. «Он такой же как та шлюха Роджер! Хочет поиграть со мной!»
— Мы больше не сможем стать друзьями, но по крайней мере можно разрядить напряжение,- ответил смущенный Гунтрам. «Что я сделал не так, что он решил что я буду ужинать с ним? Видимо я правда бесстыдная шлюха! Мой отец в праве убить меня. Во первых я гей, во вторых сплю с бывшим любовником своего дяди.»
— Дети не довольны этой ситуацией, Гунтрам,- попытался Конрад еще раз, проглотив гордость и боль от неожиданного отказа. «Он был так добр ко мне весь день. Он никогда не обманывал меня раньше. Он просто издевается надо мной.»
— Это молчаливая война ни к чему не приведет, сэр,- ляпнул Гунтрам, не зная что ещё сказать. «Видимо я настоящая шлюха. В течении двух часов он хорошо ко мне относился, и я начал пускать слюни на него.»
— Это никогда и никуда тебя не приведет. Я прекрасно себя чувствую. И не позволю тебе играть со мной! Я не буду больше перед тобой унижаться. Ваша позиция очень слаба, если вы еще не поняли, де Лиль,- сказал Конрад яростно.
« Я еще раз был предан и выброшен!» - подумал Гунтрам.
**********************************************
Конец 19 главы. Искусство...Знакомства?

21:31 

Тионн Роджерс. "О доброте и сострадании жаб и лягушек (перевод)

Жизнь прекрасна!
О доброте и сострадании жаб и лягушек.
Глава 18
«Отголоски прошлого»
Цюрих.
23 апреля 2006 года.

*************************************************


Дитер налил горячий бульон в белую фарфоровую тарелку, радуясь, что повар знал как приготовить любимый бульон Герцога. Возможно это немного поднимет ему настроение, после того как г-н де Лиль два дня назад порвал с ним.
Дворецкий проигнорировал злобный взгляд хозяина, после того как он его обслужил.
Должно быть он действительно виноват, если даже г-н Элсассер не хочет с ним говорить.
Он поклонился хозяину и направился с супницей к выходу.
— Оставьте супницу здесь,- проворчал Конрад, и Дитер повиновался.
Помимо того что он чувствует себя виноватым, он еще и в ярости. Это плохое сочетание. Я надеюсь что г-н де Лиль, как обычно, закроет глаза на его проступки. Ни у кого не было столько терпения как у него.

***

Конрад смотрел на дымящийся бульон в тарелке не притронувшись к нему.
— Это ее вина. Он был самым счастливым человеком а она уничтожила его. Она уничтожила мою семью. Я заставлю её заплатить за всё что она сделала! Я объявляю тебе тотальную войну, мама!

25 апреля 2006 года.

— Честно говоря, Конрад, я не думаю что это хорошая идея,- повторил подавленно Фердинанд, чувствуя себя уставшим и раздражительным. «Все это безобразие было его виной, и я это говорил ему сто раз что это было ошибкой»,- Парень еще немного расстроен узнав эти новости,- мягко добавил он.
— Его место в нашем доме, со своими детьми, с нашими детьми, а не в твоем доме,- повторил в шестой раз Конрад.
— Он не доставляет мне никаких проблем. Сесилия рада что он гостит у нас и Йоханнес подружился с Гунтрамом,- сказал он пытаясь смягчить слепую ярость своего друга на всё что движется. «Сам натворит дел, а потом обвиняет весь мир. Как он может думать что это тщательно разработанный заговор? Как? Его мать разрушила его жизнь? Она это всегда делала, с тех пор как он родился», - Возможно мне удастся убедить его выгуливать моих собак? А потом...
— Выгуливать твоих собак?! Это твое решение в этой ситуации?- разбушевался Конрад
— В настоящее время, это лучшее что мы можем сделать. Ты слишком много хочешь от него, мой друг. Это невозможно. Какой у тебя план? Заставить его вернуться в твой дом и жить там как будто ничего не произошло? - сказал Фердинанд повысив голос.
— Моим детям его не хватает.
— Гунтрам имеет полное право переехать в другую страну, если он захочет. Ты был в отношениях с его дядей и приказал его отцу совершить самоубийство!,- крикнул Фердинанд, раздраженный слепым упрямством своего друга.
— Я никогда не думал что этот идиот сделает это. Он был крысой как и все де Лили. Я думал что он просто исчезнет.
— Я согласен с тем что он был предателем и крысой. Но все это «мамбо» просто не имеет смысла. Почему тогда он отдал тебе мальчика, если он собирался бежать? Если у него был рак, как он говорил, тогда имеет смысл покончить с собой. Он понимал, что эта болезнь убьет его медленно и мучительно и выставил себя рыцарем перед тобой. Разве ты не видишь, Конрад? Он продал тебе мальчика ради прощения Роджера и в тоже время он обеспечил место в Совете для своего сына! Чтобы де Лили вернулись к власти! Хотя весь их род должен был превратиться в пепел! Этот ублюдок использовал тебя, чтобы спасти свой род! Это имело огромное значение для них! Я уверен что именно Жером де Лиль сообщил мне о готовившимся заговоре против тебя и сообщил мне КТО предатели! Он хотел избавиться от своей семьи! Он был таким же голодным к власти как и все де Лили! Письмо что он написал- это просто сентиментальная чушь! Специально предназначенная для тебя! Он знал что прочитав его ты почувствуешь себя виноватым или еще черт знает чего. Разве ты не понимаешь это?
— Это всего лишь твои домыслы, Фердинанд,- ответил Конрад странно тихим голосом, возбуждая внутреннюю тревогу Фердинанда. Фердинанд был убежден, что Конрад знает что-то и намеренно скрывает это от него.
— Ты не можешь обвинить Гунтрама в властолюбии,- продолжил Конрад с достоинством,- У него никогда не было ни малейшего интереса к участию в Совете. И я никогда бы не позволил ему это. Он даже не согласен с нашими методами правления. Хотя поддерживает наши убеждения и цели.
— О чем на самом деле вы тогда сторговались с Жеромом де Лилем?
— О том что Гунтрам станет моим супругом,- Конрад умышленно проигнорировал вопрос Фердинанда,- О его месте в моем доме. Он доказал свою ценность Совету, и даже по отношению к тебе.
— Хорошо,- вздохнул Фердинанд, он понял что Конрад все равно не скажет ему правду,- Мальчик ни в чем не виноват, и судить его не за что,- пробормотал он
После долгого молчания Фердинанд снова заговорил:
— Давай предположим на минуту, что Гунтрам успокоится и решит вернуться. Что тогда?
— Я не знаю,- признался Конрад.
— Начнешь искать яд тестером в каждом блюде и заставишь Горана поселиться в вашей спальне? Потому что у мальчика есть полное право убить тебя,- ухмыльнулся Фердинанд,- Ты хоть знаешь как он себя чувствует? Он не ест, не пьет, ни с кем не говорит, не двигается. Только смотрит в окно сутками напролет.
— Я разрешу ему переехать в другую комнату,- принял решение Конрад с неохотой.
— Купи ему квартиру в Цюрихе! Пусть побудет с Гораном несколько месяцев. Ты думаешь что он будет жить с тобой под одной крышей?
— Нет! Он будет жить в своем доме. За пределами замка слишком рискованно!
— Конрад, ты прекрасно знаешь, что Репин не посмеет даже ногой ступить в Цюрих! - возмутился Фердинанд,- Это наша земля!
— Репин- волк. Он учует что что-то неладно между нами и сведет Гунтрама с ума. Я его знаю. Он просто выжидает время, чтобы пойти против меня.
— Репин не имеет ничего общего к этой каше, что тут заварилась. Он никак не мог узнать что было между тобой и Роджером.
— А что если моя мать рассказала ему?
— Марианна фон Лихтенштайн посетила Константина Репина?!!! Да она умерла бы от отвращения, перед тем как ступить ногой в его дом,- Фердинанд фыркнул от этой идеи,- Нет, она этого не сделает. Вероятно все было так, как она сказала Гунтраму. Роджер все рассказал ей и она поспешила рассказать все Гунтраму.
— Когда она могла увидеть его? Роджер погиб в декабре. Люди в Мадриде видели всё.
— Может быть твоя мать выжидала время, а потом начала действовать?
— Моя мать? Исключено. Она очень импульсивна, как бешеный скорпион. Нет, кто-то стоит за всем этим,- размышлял Конрад,- Моя мать всего лишь инструмент в чьих-то руках.
— Конрад, теперь ты во всем видишь заговор,- устало вздохнул Фердинанд,- Я неоднократно говорил тебе и повторю еще раз: Гунтрам не был предназначен для тебя. Этот мальчик, независимо от того что я люблю его, был для тебя запретным плодом. Его семья чуть не уничтожила нас. Но в ту минуту, как ты его увидел, ты забыл обо всем! Это очень плохая идея, мой друг.
— Он идеален для меня. Он изменил мою жизнь навсегда.
— Я согласен с тобой, что он лучшее, что когда-либо случалось с тобой, но это не означает что он предназначен для тебя. Оставь мальчика в покое, Конрад. Он болен, и всё это может убить его.
— Жаль что я не убил Роджера своими руками,- сказал Конрад, не слушая больше Фердинанда

***

Фридрих сложил свитер и с тяжелым сердцем положил его в чемодан.
« Будет ли этого достаточно на неделю, или мне положить больше?»
Фридрих закрыл глаза и болезненные слова всплыли в его памяти:

«— Если бы вы беспокоились обо мне, вы должны были предотвратить, чтобы ваш протеже совершил инцест с сыном человека которого он убил. Или же у Гриффина есть специальное разрешение от Церкви, чтобы совершать такие поступки?»
— Я забочусь о тебе, дитя моё. Ты для меня как сын, которого у меня никогда не было. Конрад был сын Карла Хайнца, а ты был точно такой, каким я себе представлял своего сына. Я должен был запретить Конраду жить с тобой с первого дня, но я не смог этого сделать. Вы были настолько сияющей парой, с тех пор как вы нашли друг друга.»

Он вспомнил 19-летнего Гунтрама, стоящего у заднего входа в доме в Венеции и почувствовал себя побежденным, уныние и волна вины нахлынули на него.
Он был похож на мокрого щенка, не в состоянии обидеть даже муху. Он всегда ставил потребности Конрада выше своего благополучия.
Фридрих вспомнил образ мальчика, бегущего по роскошной спальне, ни на что не обращая внимания, чтобы посмотреть на корабли плывущие по Гранд-каналу.
«Он был просто ребенком, когда появился у нас в доме. Он так боялся всего.»
Фридрих вспомнил то, первое утро, когда он зашел в спальню к своему наставнику, как обычно, и нашел его в постели нежно держащего в руках, крепко спящего Гунтрама.
У Конрада было много любовников в прошлом, но даже Роджера никогда не было в его доме, а тем более в постели. Такой же был его отец, он всегда говорил, что делил свою постель только с тем, кого любил.
«— Прошлой ночью я сделал ему больно,- раскаянно шептал его ученик,- Я не хотел, но я взорвался. Я не знаю почему, но он простил меня.
— Контролируйте себя лучше, мой мальчик,- строго сказал Фридрих и Конрад опустил голову от стыда.
Герцог покинул кровать, а Гунтрам подмял под щеку подушку и продолжал спать, не обращая внимания на присутствие Фридриха в комнате.
— У него нет ничего общего с его семьей,- сказал Фридрих, когда они с Конрадом вышли из спальни,- Он еще ребенок, а вы собираетесь причинить ему боль.
— Нет, Фридрих, я никогда не смогу причинить ему боль. Я скорее умру чем причиню ему боль. Он нуждается во мне, так же как и я в нем.
— Это грех, Конрад.
— Нет, это не может быть грехом. Грехом было когда я был с Роджером. Впервые в своей жизни я чувствую себя любимым. Он не обманывает меня. Я хочу чтобы он был всегда рядом со мной. Я больше не смогу без него. Я чувствую себя человеком впервые в жизни.
— Ты хочешь всю оставшуюся жизнь прожить во лжи?
— Когда-нибудь я расскажу ему правду. Но я не смогу его отпустить. Не сейчас. Я уверен что он меня простит,- ответил Конрад,- Пожалуйста, Фридрих, помоги мне.

Старик закрыл глаза, чтобы сдержать навернувшиеся слезы.
— У Гунтрама щедрая душа, возможно скоро он простит наш обман.
Возможно....

*************************************
Конец 18 главы. Отголоски прошлого.

01:25 

Тионн Роджерс. "О доброте и сострадании жаб и лягушек (перевод)

Жизнь прекрасна!
О доброте и сострадании жаб и лягушек.
Глава 17.
«Монополия»
21 сентября 2005 года. Цюрих.

***********************************************************

Конрад подкрался сзади и закрыл Гунтраму глаза.
— Сколько тебе лет, Конрад?,- засмеялся Гунтрам, он взял его за пальцы и с нежностью поцеловал их.
— По идее ты должен удивиться и не торопясь угадать кто это,- сказал Конрад, присев на пол он глубоко поцеловал Гунтрама, под изумленные и любопытные взгляды своих детей
— Конрад, малыши,- сказал Гунтрам смущаясь, глядя на своих полуторагодовалых сыновей,- Ты рано.
— Я сбежал с работы,- сказал он гордо,- Мне 47 лет.
— Ты опасный мятежник,- пошутил Гунтрам,- А если я сделаю то же самое?
— Нет, тогда ты не сможешь садиться в течении недели,- ухмыльнулся Конрад,- Как дела в университете?
— Конрад! - заскулил Гунтрам
— Это же простой вопрос, правда?
— Отлично,- буркнул Гунтрам
— Тебе нужно больше практиковаться, Гунтрам. Одно слово это не ответ. Твое «отлично» вышло суховато.
— Впечатляющая лекция, Конрад,- тихо ответил Гунтрам, пытаясь отвлечь его от этой темы.
— Во всяком случае, я видел твои предварительные оценки. Хорошая работа, Гунтрам.
Гунтрам глубоко вздохнул прежде чем выразить свое мнение, ему не нравилось его постоянное вмешательство в его учебу. Лучано в этом плане был в сто раз лучше, его никогда ничто не интересовало, кроме оплаты за обучение. С натянутой улыбкой он иронично сказал:
— Я рад что тебе понравилось.
— Да,- ответил Конрад высокомерно,- Но у меня была причина на то, что ты называешь «постоянное вмешательство» в твой учебный процесс.
— Какая? - спросил Гунтрам, и уткнулся в грудь своему любимому улыбаясь и обнимая его.
— Хотел узнать, будешь ли ты свободен в эти выходные.
— Я свободен. Я сдал все зачеты.
— Тогда у меня есть сюрприз для тебя и для этих двух маленьких господ,- ответил Конрад с улыбкой,- Завтра утром мы улетаем.
— А как же твоя работа?
— Я поработаю в самолете.
— Куда мы полетим? - спросил Гунтрам, убрав игрушку изо рта Клауса.
— Это сюрприз! Любопытство сгубило кошку, Гунтрам.

***

Увидев знакомую виллу и пальмы из окна автомобиля, Гунтрам улыбнулся. Идеальное место для детей, если бы не ливень, который лил как из ведра.

— Мальчики уже в постели,- объявил Гунтрам войдя в гостиную,- Никогда нельзя гарантировать солнечную погоду на Лазурном берегу в отличии от Испании,- пробормотал он, наблюдая за дождем льющим стеной, что даже не был виден сад.
— Не хочешь прогуляться по улице Антиб или по бульвару? Мы не ходили туда, когда были здесь в прошлый раз,- спросил Конрад, оторвав взгляд от книги, которую читал последние два часа, наслаждаясь тишиной и уединением дома.
— Нет, я не хочу заболеть и умереть от этой погоды,- улыбнувшись, Гунтрам покачал головой.
— Тогда мы должны чем-то заняться,- сказал Конрад заинтриговано и Гунтрам поднял вопросительно бровь.
— Чем?
— Я не могу позволить тебе скучать. Я сам уже чувствую себя плохо из-за этого дождя.
— И какие у тебя планы?- прошептал обольстительно Гунтрам, подкравшись к Конраду он присел перед ним и стал гладить его член.
— Нет, на самом деле я не это имел в виду,- ответил Конрад хмурясь и быстро соображая чем же занять Гунтрама, поскольку доктор запретил его трогать ещё хотя бы неделю.
— Ну,...мальчики в постели, они проспят почти до 5 часов, мы могли бы последовать их примеру...,- предложил Гунтрам
— Монополия!!! Где-то в доме хранится эта игра,- ответил Конрад, вскакивая на ноги, отчего Гунтрам потеряв равновесие сел на пол,- Это то, что мы делали когда шел дождь.
Гунтрам сидя на полу глазел на своего любовника и не мог ничего понять. Он как придурок сидел на полу и молча наблюдал как Конрад быстро покинул комнату.
Двадцать минут спустя Конрад вернулся с коробкой в руке.
— Это английская версия, но я думаю ты помнишь ту, в Лондоне.
Сидя на диване Гунтрам уставился на него удивленно, а Конрад положил перед ним игру на журнальный столик и открыл коробку.
К удивлению Гунтрама, игра хоть и не была новой, но в хорошем состоянии. Фигурки хранились в бархатном мешочке, а карты были чистыми, в отличии от той что была у него, когда он учился в школе.
— Ты правда хочешь играть в Монополию?,- изумленно спросил Гунтрам. «Черт! Я думал он хотел поиграть в постели. Идет дождь, дети спят, персонала нет, идеальное время для этого.»
— Да, будет весело.
— Конрад, ты же сказал что не будешь работать сегодня!- ехидно сказал Гунтрам.
— Я и не работаю. В последний раз я играл с Майклом и он забрал все мои деньги. Вот поэтому он и занимает ту должность, которую я ему доверил.
— Он получил продвижение по службе после того как побил тебя в этой игре?
— Ещё как побил! Менее чем за 6 часов он разгромил Фердинанда, Горана и меня! Его техника игры впечатляет!
— В Монополии нет такого понятия как «техника». Здесь все зависит от удачи,- сказал Гунтрам хихикая
— Я тоже раньше так думал.
— Ты поделишься этой «техникой» со смиренным учеником экономики?
— Нет.
— Нет? - повторил Гунтрам удивленно
— Сначала заимей свой собственный банк, а потом поговорим.
— Хорошо. Тогда я переманю к себе Майкла,- ухмыльнулся Гунтрам.
— Забудь об этом. Он женат на моей секретарше, а она не захочет оставить меня,- ответил Конрад, выигрывая первую сумму у Гунтрама,- Ты уверен что справишься с этим?
— Я выживу,- ответил Гунтрам слегка расстроившись предположением, что он был всего лишь приобретением, как ему частенько намекали Фердинанд, Альберт и даже Майкл иногда. Какого черта я должен в пятницу днём играть в Монополию? Это игра для детей!
— Какие цифры ты хочешь?- спросил Конрад, выстраивая в очередь серебряные статуэтки,- «Терьер» милый.
— Я возьму «линкор»!- проворчал Гунтрам,- Ты уверен что не хочешь «котелок»?- спросил он с иронией
— Нет, это для любителей. Я возьму «лягушку».
— Я не помню чтобы она была в моем наборе,- сказал Гунтрам, пряча «лягушку» между пальцами.
— По инструкции должна быть,- быстро сказал Конрад
— Тогда я посмотрю инструкцию,- Гунтрам быстро схватил коробку, но Конрад перехватил его и забрал из его рук лягушку.
— Как насчет того чтобы начать игру?
— Конрад....
— Я дам тебе кредит 200 фунтов под 1%?
— Такие кредиты не предусмотрены правилами,- протестовал Гунтрам, и Конрад посмотрел на него умоляюще,- Хорошо, я возьму его, а ты забирай свою лягушку.
— Ой! Whitechapel,- пожаловался Гунтрам, на то что должен был купить недвижимость в непопулярном районе.
— Почему ты не хочешь покупать там?- весело спросил Конрад.
— Потому что это плохой район и арендная плата там высокая! Это возмутительно! Нужно более 25 лет для возврата инвестиций,- пробормотал он.
— Гунтрам, это же просто глупая игра,- невинно сказал Конрад, Гунтам посмотрел на него и понял, что это действительно просто игра, обыкновенное времяпрепровождение.
— Так, ....давай продадим его с аукциона?- беспечно спросил Конрад.

Два часа спустя.

Гунтрам не мог поверить в свое невезение. Зачем нужно строить отели в этом жалком месте?
— С тебя 125 фунтов, дорогой,- весело объявил Конрад
— Я ничего не сделал! За что я должен платить? - пробормотал Гунтрам и отдал деньги.
— Тебе не везет. Возможно сейчас всё изменится.
— В один прекрасный день ты приземлишься на Бонд-стрит, и я сотру эту улыбку с твоего лица!
— Посмотрим,- ответил Конрад,- Двенадцать...я получаю шанс карты.
— К счастью для тебя.
— Ты переплатил налог за офис и тебе возвращаются 100 фунтов. Это мило с их стороны, тебе не кажется?
— Это еще раз доказывает, что это детская игра. Это нереально. Шарада, разработанная с целью чтобы люди поверили в систему. Я никогда не получал ни цента с налоговой инспекции.
— ТСК. Дать миллион социалистам и она станет дядей Скруджем.
— Ты хочешь сказать, что единственно хорошее что есть в Марксе, это то что он не был кейнсианцем?,- горячо ответил Гунтрам.
— Нет, это далеко не так. Тебе просто не повезло сегодня.
— Пойду посмотрю как там дети. Не трогай ничего,- сказал Гунтрам разочаровано и поднялся с дивана.
— Согласен на ничью?- спросил Конрад примирительно
— Нет,- ответил Гунтрам и выбежал из комнаты.

Три часа спустя.

— "Community Chest"- карта. «Вы забыли сделать налоговую декларацию и вы оштрафованы на 500 фунтов»???,- прочитал Гунтрам недоверчиво,- Это просто грабеж! Они потеряли мои документы!
- Добро пожаловать в мир взрослых! - процитировал Конрад с простонародным британским акцентом,- Заплатите, а потом можете прислать квитанции, и они их оценят, если сочтут нужным.
— Ты тоже так делаешь? - спросил Гунтрам с напускной серьезностью?
— Нет, мы же говорим о налоговой,- ответил Конрад,- Как насчет ипотеки на одну из твоих квартир?
— Ты очень настойчив, когда речь заходит об ипотеке,- сказал Гунтрам, он подсчитал всю свою наличность чтобы заплатить штраф,- Я разорен! - признался он, глядя на пустой бумажник.
— У тебя небольшая проблема в поступлении наличности, но ты еще не сломался, я так думаю.
— Вся жилплощадь принадлежит тебе..., а также эта тоже... мне нужно восемь, чтобы получить эту жилплощадь, и еще 5, чтобы защитить их.
— О...
— Это все твоя чертова стратегия! Ты захватил всю площадь вокруг и понастроил на каждом квадрате свои дома!- крикнул Гунтрам, догадавшись о «стратегии» своего любовника
— Ага, припоминаю, был еще один француз, Вольтер кажется, он сказал, что если вы увидите что швейцарский банкир прыгает из окна, прыгайте за ним, потому что там обязательно будут деньги.
— Ты поэтому купил все эти мусорные места?- спросил озадаченный Гунтрам
— Нет такого понятия как «мусорные места». Это всего лишь плохое управление хозяйством.
— Сейчас ты оптимист?
- Возможно,- рассмеялся Конрад,- Мне потребовалось некоторое время, чтобы понять как Майкл разгромил меня. Он вычислил вероятность моего строительства, а потом выискивал способы обложить меня налогом, или придумывал разные штучки, чтобы взыскать с меня за что-нибудь, когда я получал причитающуюся мне зарплату 200 фунтов.
— Сегодня ты преподал мне урок,- сказал Гунтрам язвительно.
— А ты, как я посмотрю, быстро учишься,- сказал Конрад с насмешкой.
— Как ты сказал, у меня проблема в денежном потоке, я использую свой шанс продавая и ничего не дам в залог.
— Это воздух.
— Я бы ни за что не играл с тобой!,- прорычал Гунтрам, думая о том как выиграть, теперь, когда он узнал стратегию Конрада. Кровавый мошенник, у него везде стратегия, даже в игре!
— Думай об этом, как о неофициальной степени магистра,- усмехнулся Конрад, он гордился Гунтрамом и знал что он использует полученную информацию и обернет её в свою пользу,- Сейчас начнется настоящее веселье.

Поздно ночью.

Хлеб на сандвиче уже высох, а из сыра сочился жир, а Гунтрам всё хмурился и проклинал свою стратегию планирования.
— Вот я, играю в какую-то рискованную Монополию, которая странным образом выглядит реальной. Ипотеки не имеют никакого смысла, если ты теряешь источник дохода. Я должен продать одну из железнодорожных станций.
— Гунтрам, отставь её. Ты её чуть не сломал,- сказал Конрад и глотнул теплый апельсиновый сок.
— Ты не в лучшем положении чем я,- парировал Гунтрам
— У меня больше ресурсов, чем у тебя. Уже поздно. Очень поздно.
— Боишься что у меня могут появиться шансы?
— Ты уже доказал что можешь играть с Майклом,- сказал сухо Конрад,- Твой ход.
Гунтрам закрыл глаза и подкинул кости. Открыв их он увидел цифру 7.
— Опять выпал этот чертов отель.
Обрадовавшись, что это был крах для финансов Гунтрама, Конрад весело сообщил ему, что он должен ему 56 фунтов.
— У тебя нет больше денег,- сказал он забрав у Гунтрама деньги,- И ты еще должен мне 20 фунтов.
— Может быть мы заключим соглашение?
— Нет, я предпочитаю наличными деньгами, или возможно ты можешь рассчитаться домом на Пикадили, он у тебя выставлен на продажу?
— У тебя не так много денег для покупки этого дома, и вряд ли банк даст тебе ссуду,- ответил Гунтрам раздраженно,- Мне кажется что я нашел решение, взаимовыгодное для нас обоих,- промурлыкал Гунтрам, ластясь как кошка.
— Я слушаю тебя.
— В последний раз, когда ты был в долговой тюрьме, залог был большим,- прокомментировал Гунтрам, играя с пуговицами на рубашке Конрада.
— Это преступление,- фыркнул Конрад,- Если ты не заплатишь мне наличными, окажешься там же.
— Возможно мы урегулируем этот вопрос и не доведем его до суда, мой Герцог,- сказал Гунтрам завораживающим голосом,- Может мы сыграем во что-то реальное? Мне достаточно уроков о финансовом мире. Я полагаю что я могу дать тебе что-то, что ты хотел бы получить больше чем деньги,- сказал он театрально вздохнув.
— Все зависит от того, кто и что мне предложит,- ответил он, забавляясь изменением тактики своего котенка, хотелось посмотреть чего он добивается.
Гунтрам поднялся и опять присел перед Конрадом.
— Речь идет о 20 фунтах?
— Это будут лучшие 20 фунтов, которые ты когда-либо видел,- сказал Гунтрам расстегивая ворот его рубашки, чтобы поцеловать его,- Я могу сделать так, что тебе будет хорошо,- добавил он с детской улыбкой и стал нежно целовать его шею,- Все зависит от тебя,- Гунтрам усмехнулся играя сексуальную лисичку,- Но только в спальне, чтобы у горничной не было сердечного приступа.
— Это разумно, любовь моя,- ответил Конрад с облегчением, что попытка соблазнения для Гунтрама была всего лишь детской игрой, в отличии от Роджера, - Но я хотел бы заключить сделку в письменной форме.
— Отлично! Ты выиграл! Доволен? - Гунтрам почти кричал раздраженный бесконечными проволочками своего любовника, - Пойдем спать, и будем делать то что делают в дождливый день, на выходные и в праздники! - крикнул он расстроено,- Я ушел спать, мистер Монополия!
Конрад рассмеялся, поднялся на ноги и притянул его к себе.
— Это лягушка принесла мне удачу!

***

Посмеиваясь Гунтрам вошел в спальню, ведя за руку Конрада и подвел его к кровати с балдахином, которую они делили.
— Профессионалы не держат за руку, сэр,- самодовольно сказал Конрад.
— Это наблюдение основывается на вашем большом личном опыте?,- ответил Гунтрам резко
— У меня небольшой опыт. Я смотрел много фильмов,- ответил Конрад невинно,- Это шоу показывают в первую очередь.
Гунтрам отошел от Конрада, скрывая румянец вспыхнувший на его лице.
— Показать?
— Это минимум что ты должен сделать для гонорара в 20 фунтов.
— Тогда 30 фунтов, если ты хочешь увидеть,- сказал Гунтрам, едва сдерживая смех.
— 30 фунтов? Не думаю что я потяну такую сумму,- ухмыльнулся Конрад с блеском в глазах, который Гунтрам нашел очаровательным,- Двадцать пять!
— 25 фунтов и завтра ты целый день носишь Клауса на руках!,- усмехнулся Гунтрам, снял куртку и бросил её в руки Конраду.
— Сделка!
Конрад протянул руки к Гунтраму и смотрел голодными глазами как тот подошел к кровати и наклонился над ним чтобы поцеловать, а его маленькие руки ласкали его волосы.
С лукавой улыбкой Гунтрам разорвал их контакт, и расстегнув его ремень вытащил его из шлевок одним движением. Растегнув все пуговицы на его рубашке, Гунтрам стал целовать его плоский и упругий живот, услышав приглушенный всхлип. Он знал куда целовать и куда прикоснуться. Удовольствие поглотило его целиком. Он знал Конрада и просто любил. Не в силах больше сдерживать свое стремление к Конраду, он сорвал с себя рубашку и запутался в цепочке. Конрад помог ему распутаться и нахмурился, когда увидел, царапину сделанную крестиком.
— Хорошо, Гунтрам, экзотический сексуальный танец это не для тебя,- сказал Конрад, потирая царапину у него на шее и рассматривая его Амбразурный крест.
— Этот крест подарил мне мой отец в день моего крещения. Я не знаю, зачем я все еще ношу его. Может быть мне его снять?
— Нет, оставь. Это честь носить такой крест,- сказал Конрад с усталой улыбкой.
— По-моему у Горана такой же крест? Забавно, меня всегда интересовал его странный вид. Отец Патрисио всегда смотрел на него очень подозрительно. Может быть он думал что мой отец был язычником?
— Нет. Это Амбразурный крест. - объяснил ему Конрад, поражаясь тому что он даже не знает что это такое?, - Он представляет собой зубцы на крепостной стене защищающие Церковь. И те кто носит такой крест, освещены для защиты нашей Матери Церкви.
— Я думал что он православный или сербский. У Бреговича я тоже видел такой крест.
« Нужно ли говорить ему о значении этого креста,- подумал Конрад,- Нет, не нужно, это только сделает его несчастным.»
— Возможно для них он означает что-то другое, связанное с войной, как символ,- ответил Конрад.
— Ты прав,- Гунтрам снял крест и положил его на прикроватный столик,- Я всегда думал о том, зачем отец мне дал этот крест и назвал меня этим странным именем,- сказал Гунтрам с усмешкой, он обнял и поцеловал Конрада, предвкушая их ночь, которую они проведут вместе.

***

— Ты запомнил свой урок, молодой человек?- спросил Конрад, он обнял своего измученного любовника и поцеловал в шею.
Он посмотрел на обезумевшего от страсти Гунтрама, и заблудился в его глазах.
Гунтрам придвинулся ближе и в блаженстве после секса обнял Конрада и со смешком сказал:
— Что, хорошая шлюха может перевернуть верх дном финансовую систему?
Со зверским оскалом на лице Конрад выскочил из постели.
— Это был не реальный урок,- прорычал Конрад, и заставил Гунтрама переосмыслить мудрость сказанного.
— Я сожалею, Конрад. Это была плохая шутка,- мягко сказал Гунтрам,- Что, я не могу даже пошутить в адрес твоих любимых банков? Я хочу знать.
— Попробуй еще раз,- ответил Конрад оскорбленно
— Не играть с большими мальчиками как ты? - снова спросил Гунтрам мягко, скрывая свою нервозность, он чувствовал себя неопределенно, не понимая что происходит с Конрадом, почему он каждый раз психует когда что-то касается его работы. Он хочет меня, но не может понять что у меня может быть другое мнение.
— Ты до сих пор не понял,- серьезно сказал Конрад,- Нужно преподать тебе урок, который ты запомнишь на долго,- добавил он, а его рука гладила живот Гунтрама, он взял в руку его член, сильно сжав, стал медленно накачивать его.
Не понимая смену настроения своего возлюбленного, мальчик расслабился и застонал, его кости плавились от ощущений доставляемых любовником. Он почувствовал что Конрад изменил положение левой ноги и с большой осторожностью проник в него. У него такой большой член и в тоже время он испытывал сладкое ощущение наполненности, теряясь в удовольствии, которое он получал.
— Я люблю тебя, Гунтрам, это тот урок, который ты никогда не должен забывать,- прошептал ему в ухо Конрад.
— Я тоже люблю тебя,- ответил Гунтрам, повернувшись к нему лицом,- Я люблю тебя всем своим сердцем.
— Ты моя жизнь, Маус.
— А ты моя,- сказал Гунтрам почти срывающимся голосом и обнял Конрада за шею, а ноги сцепил вокруг его талии.
Конрад улыбнулся и позволил ему делать все что он хотел, его маленький котёнок. Он не мог рассказать ему правду, хотя это мучило его. Это может убить его котенка. Это тяжелое бремя для любого человека.
Он глубже проник в него и стал делать медленные движения, которые Гунтрам так любил.
Почти мертвый, после ночи любви, Гунтрам рухнул на подушки и с глазами полными любви наблюдал за своим возлюбленным.
— Мы должны это делать чаще, но боюсь что завтра будет солнечный день,- сказал с улыбкой Гунтрам
— Завтра мы должны быть ответственными родителями и взять мальчиков на прогулку,- ответил Конрад, чувствуя что его сердце плавится от этой озорной улыбки.
— Хорошо, честно говоря я не выдержу повторения сегодняшнего выступления,- пошутил он с озорной улыбкой.
— Как насчет тура Людо? Я думаю что смогу найти свою старую доску,- невинно сказал Конрад и увернулся от брошенной в него подушки.

*****************************************
1. Лягушка серебряная. фишка. - pp.userapi.com/c636927/v636927794/5a99c/6zieR_-...
**************************************************************************

Конец 17 главы. «Монополия»

23:11 

Тионн Роджерс. "О доброте и сострадании жаб и лягушек (перевод)

Жизнь прекрасна!
О доброте и сострадании жаб и лягушек.
Глава 16
Под знаком креста-2
28 декабря 2001 года. Венеция.

**************************************************

Жаркое полуденное солнце ослепило Конрада и оглушило воркованием тысячи голубей, пристающим к туристам на площади Сан-Марко. Бессонной ночью в поезде из Парижа в Венецию он оценивал все варианты сближения с Гунтрамом.
Этот мальчик много значил для него. В нем было все что он мечтал видеть в своем любимом человеке и в компаньоне для жизни. Они встретились в Доме Господнем и впервые в своей жизни Конрад почувствовал покой, блаженство и полноту жизни. Ничто в характере Гунтрама не напоминало ему Роджера.
Единственный вопрос который занимал Конрада, это то, насколько Гунтрам был осведомлен о своей семье. Де Лиль поклялся, что мальчик рос вдали от Европы, и это могло быть правдой. Согласно записям, впервые Гунтрам был в Европе в 1985 году. Даже если мы не состоимся как пара, все равно я буду заботится о нем. Я его законный опекун, и не смотря на то что он совершеннолетний, я буду поддерживать его и морально и материально. Гунтрам замечательный юноша, он работает, учится, ходит в Церковь, помогает людям живущих в трущобах, и ночует дома каждую ночь. Во всяком случае он поступит в лучший университет и получит самую престижную работу, которая соответствует его воспитанию. А со мной или без меня решит сам Гунтрам.

***

« Отвратительные птицы »,- подумал Конрад, пробираясь сквозь толпу туристов, уличных продавцов и официантов, в направлении где Гунтрам сидел на скамейке и читал книжку в мягкой обложке. «Красное и черное». Стендаля.
Герцог замялся на мгновение, не зная с чего начать разговор, но заметив группу японских туристов, приближающихся к нему, и испугавшись ситуации, которая случилась у Эйфелевой башни, заблокировал собой подступ к нему. Закрыв собой Гунтрама он также заслонил солнце, которое освещало страницы книги. Гунтрам поднял на него свои изумительные глаза и Конрад выпалил первое что пришло в голову:
— Жульен ушел уже из дома своего отца?
— Пока нет,- шокировано прошептал Гунтрам
Боковым зрением Конрад заметил что туристы спешат к свободному месту на скамейке, и он властно махнул рукой, и мальчик подвинулся освобождая место рядом с собой, незнакомцу с царственной аурой.
— Стендаль был хорошим дипломатом,- сказал Конрад,- Завоевать власть не трудно, трудно удержать её.
Мальчик посмотрел на него в замешательстве, как на сурового учителя.
« Опять я что-то не то ляпнул »,- ругал себя Конрад.
Молодой человек почувствовал неловкость, оттого что его пристально рассматривают, смутился, и хотел сбежать как можно быстрее.
— В самом деле? А я подумал что это авантюрный роман. У меня даже комиксы есть на эту тему,- солгал Гунтрам.
— Уже настолько испортили этот роман, что до комиксов дело дошло?,- иронизировал Конрад.
« Ну что, настало время узнать что он знает о нас »,- подумал Конрад
— Конрад фон Линтрофф,- представился он и протянул руку, Гунтрам пожал ее, не показывая никакой реакции на имя.
— Гунтрам де Лиль,- автоматически ответил он мягким тенором, который Конрад нашел очень приятным. Английский акцент мальчика был британским, только мягче.
— Вам дали ваше христианское имя в честь Короля или оперы?,- невинно спросил Конрад. «Де Лили всегда хвастались происхождением от Меровингов, посмотрим как ответит мальчик.»
— Я не знаю,- признался шокированный Гунтрам, он удивился, что ещё кто-то слышал о таком имени,- Некоторые люди считают что это русское имя.
— Это старое франкское имя. Но у вас совершенно нет французского акцента, когда вы говорите на английском языке,- сказал Конрад, радуясь что разговор протекает хорошо, несмотря на начало.
— Я родился в Нью-Йорке, но большую часть жизни прожил в Аргентине, в Буэнос-Айресе. Мой отец был французом, а мать наполовину немка. Я так думаю, но не уверен. Или это была бабушка? Да, думаю бабушка.

Конрад очень внимательно наблюдал за ним, пытаясь разглядеть скрытый обман в словах мальчика, но кроме первоначальной лжи насчет «комиксов», когда он отвел взгляд, сейчас он смотрел прямо в глаза.
В начале беседы мальчик вел оборонительную позицию, и это говорит о том, что его принудили к беседе и он хотел избавиться от оппонента. Либо он первоклассный актер, или просто очень застенчивый человек.
Конрад внимательно посмотрел на Гунтрама и тот смутившись, опустил глаза. Застенчивый и неуверенный. Герцог заметил как юноша сглотнул и нервно теребил свою книгу. Он ещё очень молод.

Гунтрам не знал что говорить или сделать, ему было неловко быть в центре внимания незнакомого мужчины, он хотел сравняться с землей от смущения. Он почти не слышал что он говорил о книге, о его руках, его слова растворялись в громком ворковании голубей.
Внезапный крик прервал продуманное предложение Конрада:
— Тыква! Ты здесь?- это был тот назойливый аргентинский мальчик из хостела в Париже.
— Привет! Я рад что ты разобрался в карте,- сказал Гунтрам и встал со своего места, чтобы по братски обнять Федерико. Конрад чуть не закипел от ревности, когда этот панк похлопал его по спине. «Это никуда не годится, его нужно как можно скорей забирать из Аргентины, ничего хорошего из этой дружбы не выйдет.»
— Ты такой веселый! Тебе нужно идти в артисты!,- сказал странно аргентинец по-английски,- Я пришел чтобы только сказать, что у меня есть кое-какие дела в одном месте, и что до завтра я тебя не увижу. Ты был уже в гробнице? Жуть! Моя мать ненавидит нас, тыква!

Федерико увидев высокого шикарного блондина, который был с Гунтрамом и у него немного отлегло от сердца. «Может быть он сможет хоть как-то защитить Гунтрама от Обломова, который следует за ним по пятам, пока он петляет и уводит их от следа Гунтрама?»
— Я мог бы пойти с тобой,- слегка расстроено сказал Гунтрам
Конрад смотрел на аргентинца и не понимал, почему он дает ему преимущество.
— Лучше не надо. Это вечеринка для взрослых,- сказал Федерико,- Лучше останься со своим другом... Мистер?- спросил Федерико.
— Конрад, Герцог фон Линтрофф,- впервые Конрад был горд своим титулом
— Федерико Мартиарена Альвеар. Очень приятно.
Конрад был слишком растерян неожиданным появлением аргентинца и ничего не ответил.
— Я должен бежать, тыквочка. Будь осторожен и не попадай в беду,- сказал Федерико, уверенный что Герцог хотя бы до ночи будет с Гунтрамом.« А я скажу Обломову, что Гунтрам нашел кого-то и не захотел никуда идти. Это даст мне некоторое время отвлечь Обломова и возможно русский потеряет к нему интерес, если Гунтрам будет выглядеть в его глазах шлюхой вместо ангела, как он говорит.»
Гунтрам в недоумении смотрел как его друг уходит. Неуверенный что ему теперь делать, он повернулся к Герцогу и посмотрел ему в глаза.
— Хотите посмотреть Музей Коррер?- спросил Конрад
— Я не хочу отвлекать вас от дел.
— Я настаиваю,- сказал Конрад с уверенностью,- Я с удовольствием проведу время с вами. Кроме того ваш друг только что назначил меня вашим опекуном,- добавил он радуясь что конкурент сбежал.

***

« Фердинанду мало было того, что он нажаловался Фридриху, так он еще сюда пришел »,- подумал расстроенно Конрад, когда увидел своего друга в компании Хейндрика Хольгерсена стоявших у колоны кафе «Флориана».
За то время что Конрад провел с Гунтрамом, он понял, что мальчик был умен не по годам и хорошо разбирался в искусстве. И чтобы показать другу свое истинное отношение к Гунтраму, а не приключение, как он думает, он громко сказал, когда они проходили мимо них:
— Я сожалею что мой дом еще не готов к принятию гостей, а пригласить вас в гостиницу будет крайне неуместно,- сказал Конрад, и они вошли в кафе, в которое раньше, в детстве, он приходил с отцом.

Конрад хотел посмотреть как Гунтрам поведет себя в кафе, будет ли он таким же капризным, каким был Роджер, и взял меню у мэтра. Он смотрел как мальчик рассматривал меню написанное на немецком языке, не жалуясь, и не показывая признаков раздражительности. Через несколько минут, подозвав официанта, он сказал:
— Как обычно,- сказал Конрад, наблюдая за реакцией своего спутника, ожидая что Гунтрам возмутится, как обычно делал его дядя.
Но никакой реакции не последовало, кроме удивления, промелькнувшего на его лице, на проявленную мной грубость.
— Вы выпьете что-нибудь?,- сказал Конрад, достаточно громко, чтобы услышал Фердинанд и увидел реакцию мальчика.
— Я не уверен. Мне исполнится 20 лет, лишь в октябре будущего года,- ответил Гунтрам, чувствуя себя немного не комфортно в элегантном ресторане, и от манер Герцога.
— Минеральной воды, Карло,- заказал Конрад, ничто не бесит так в молодых, как напоминание о их молодости.
Гунтрам не жаловался, и на лице его не было неудовольствия, он внимательно рассматривал картины на стенах, на которых были корабли и суда, заметив это, Конрад стал рассказывать ему историю о Венеции, надеясь, что разговор на безопасную тему нейтрализует нервозность обоих.
« Конрад испортит любое романтическое свидание,-подумал Фердинанд, с удовлетворением наблюдая как его друг рассказывает о торговых путях в Венеции в 18 веке,- Если мальчик искренен, он сбежит от него через 30 минут. Он уже умирает от скуки.»

Двое высоких мужчин, одетых в темные костюмы, сшитые на заказ, привлекли внимание Гунтрама. Они ничего не заказывали, пили только кофе и казались странными. Он взглянул на них еще раз, их лица показались ему знакомыми.
— Это мои телохранители. Вероятно вы видели их в музее. Тот что слева, Хейндрик, а второй Фердинанд. Я владею несколькими банками и компаниями,- объяснил ему Конрад.
— Я так и подумал,- ответил Гунтрам, не впечатленный его богатством, это было не его дело, чего достиг этот немец.
— В Буэнос-Айресе вы живете с родителями?
— Мои родители умерли, когда я был ещё ребенком,- ответил Гунтрам, он не любил говорить на эту тему.
— От чего они умерли? Они же еще были молоды,- спросил Конрад и пристально посмотрел на него, стараясь выявить признаки ненависти, обмана или сомнения.
— Я бы предпочел не говорить об этом, если не возражаете. Я никогда об этом не говорю,- ответил он скрывая печаль.
— Вы потеряли их недавно?
— Если для вас это так важно, то нет,- сказал он стиснув зубы,- Моя мать умерла при родах, так что я её не знаю совсем, а отец мой покончил с собой, выпрыгнув из окна, когда мне было семь лет. С тех пор, до 18 лет включительно я жил в школе-интернате, в Буэнос-Айресе. Довольны теперь?
— Почему он покончил с собой?,- давил на него Конрад, и пристально смотрел Гунтраму в глаза, он хотел точно знать, что Гунтрам знает о своей семье.
— Честно говоря, я не знаю. В то время я учился в школе. А это произошло в Париже. Предсмертной записки не было. Он привел все свои дела в порядок, назначил мне опекуна, учредил целевой фонд, для моего образования, а потом сделал это,- ответил Гунтрам и его глаза заволокло слезами.
Не выдержав больше взгляд Конрада, он опустил голову.

Короткий обмен взглядами с Фердинандом уверил Конрада что мальчик не лжет. Что-то во взгляде Фердинанда тоже смягчилось и он понял, что его друг поверил в историю Гунтрама. Мы не нашли ничего, что могло его связывать с Роджером, или кого-то еще из членов Ордена.
— Я сожалею о вашей потере,- сказал Конрад утешая Гунтрама. Он взял его руку и ласкал её пальцами, утешая.
— Чем вы занимаетесь в жизни?- спросил он чтобы отвлечь его.
— Я работаю официантом и учусь в университете на вечернем отделении. Я уже закончил вводный курс по экономике и социальной работе. К счастью, в Аргентине, мне не надо платить за учебу, и на свою зарплату я могу себе позволить снять маленькую квартиру в хорошем районе.
— В наше время трудно встретить человека, такого молодого и зрелого как вы, который может сам содержать себя и верит в прогресс. Почему вы выбрали социальную дисциплину? Это не популярно для карьеры?
— Когда мне было 14 лет, священник из нашей школы, повел весь класс, помогать людям в одну из трущоб. Он сказал нам тогда, что нужно быть в контакте с реальностью, и быть скромными. Мне понравились те люди, они произвели на меня большое впечатление, поэтому я до сих пор хожу туда по выходным, помогаю в благотворительной кухне и учу детей читать. Честно говоря, после этой политической суматохи, я даже боюсь думать что увижу там, когда вернусь,- ответил Гунтрам радостно, теперь Конрад не казался ему таким пугающим, как в начале, его глаза светились добрым светом, и это соответствовало его красивым чертам и он начал нравиться ему.
Конрад перехватил взгляд Гунтрама, который внимательно смотрел на него нежно и с трепетом, и понял что мальчик заинтересован в нем. Возможно у него есть шанс.
— Какие у тебя отношения с этим парнем?
— С Федерико? Ну, мы вместе приехали в Европу. У нас особая дружба. Мы любим «пошалить» вместе, с тех пор как мне исполнилось 13 лет.

Небрежно сформулированное последнее предложение, вызвало взрыв негодования у Фердинанда. Он убийственно посмотрел на Гунтрама, что чуть не сломал чашку с кофе в руке.
« Такая же шлюха, как и его дядя »,- подумал он
Хейндрик Хольгерсен, так же был шокирован, что маленький ягненок из прихода, оказался банальной шлюхой.

Ярость Конрада превращалась в опасный холодный гнев.
— Мы делили спальню в школе,- продолжил свой рассказ Гунтрам, не обращая внимание на реакцию мужчин,- Потребовалось некоторое время для нас, чтобы подружиться, и мы стали настоящими приятелями. Он всегда так дурачится, я знаю что это многих шокирует, но там это не в новинку. Я знаю, это смущает иногда, но я к нему привык. Учителя много раз наказывали нас, но как еще развлекаться в интернате?
— Я не удивлен, что его наказывали. Я считаю что он преступник, если делал это с таким как вы. Вам же было всего 13 лет, а он выглядит намного старше вас,- стиснув зубы сказал Конрад.
— Я считаю что в этом нет ничего зазорного. Однажды он назвал меня «голубком», в присутствии своей матери. Мне конечно было стыдно, но мы же шутили. Я знаю что мне нужно подрасти, мне всего лишь 19 лет. А он был совершенно дикий. Однажды он принес в школу свинью и устроил такой переполох! А вы разве не валяли дурака, когда учились в школе? Не дурачились?

Хейндрик с Фердинандом поняли, что парень всего лишь сделал глупую языковую ошибку. Хейндрих захихикал, а Фердинанд ухмыльнулся.
— Вы имеете в виду подтрунивали?- спросил Конрад и зло посмотрел на своих друзей, чтобы они прекратили смеяться.
— Да, все верно, я сожалею если вы не так поняли.
— Я вижу английский не ваш родной язык,- сказал Конрад, успокоившись, из-за невежественного высказывания.
— На самом деле нет. Я думаю в основном на испанском
— «Пошалить»- на английском, считается заняться одноразовым сексом. Обычно шалят с проститутками,- объяснил Конрад Гунтраму.

Гунтрам чуть не умер от стыда. Он покраснел как томат и на глазах появились слезы.
— Давай закажем десерт,- со смехом сказал Конрад,- А то ты сейчас залезешь под стол от смущения.
Когда принесли десерт, Конрад смотрел с каким аппетитом мальчик ест яблочный пирог с ванильным мороженным, он прервался и посмотрел по сторонам.
— Что-то не так?
— О, это наверно слишком по детски, но я хотел бы попросить немного корицы, если конечно шеф-повар не убьет меня, за то что я испорчу его творение.
— Думаю что мы сможем попросить немного корицы,- сказал Конрад, и вспомнил что Роджер тоже любил корицу, он любил печенные яблоки с корицей.
Он смотрел на Гунтрама со смесью нежности и тоски.
«Когда умер мой брат, я страдал много лет, но со временем успокоился. У меня был Фридрих, а потом Фердинанд и Альберт, а что чувствовал бедный малыш, когда в 7 лет потерял всех близких? Даже сейчас он совершенно один. Как и я. Но я взрослый, и сам решил вести такую жизнь. Но у Гунтрама не было никакого выбора вообще. Даже если он не примет меня как своего любовника, я должен выполнить долг по отношению к нему. Я должен обеспечить для него будущее в Европе.»
Покашливание Фердинанда заставило вернуться Конрада к реальности и он заметил, как упорно Гунтрам скрывает свою усталость и скуку.
— Я думаю вам пора отдыхать. Я провожу вас в отель.
— В этом нет необходимости. Если вы будете так добры, показать мне дорогу до Риальто, оттуда я найду дорогу.
— С вашей ориентацией местности? В конечном итоге вы окажетесь в Местре. Я буду беспокоиться, не упали ли вы в канал. Это не безопасно ходить по улице в одиночку, такому молодому как вы. Прогулка будет полезна для меня.

29 декабря 2001 года.


Сказать что Гунтрам был смущен, значит ничего не сказать. Он был потрясен в то солнечное утро. Теоретически это было свиданием.
— Это не свидание!,- повторял он сам себе.
Он понимал что не нужно идти туда, но если честно самому себе признаться, он хотел его увидеть снова.
Конрад ласкал его пальцы и поцеловал их. Что-то пробудилось глубоко внутри него, но Гунтрам не мог понять что.
— Я не гей!- подумал он решительно,- Ни в коем случае, я не гей! Я пойду к Отцу Патрисио и скажу что у меня были похотливые мысли в отношении другого мужчины, он пнет меня так по заднице, что я улечу на луну!

Но тем не менее, события предыдущего вечера, когда он ужинал с Конрадом четко закрепились в его уме. Этот человек вел себя с ним немного властно, но в то же время глаза его светились теплым, мягким светом. Гунтрама тянуло к нему, ему нравился его глубокий голос, умная речь, и ясный, высший разум лишенный тщеславия.
И как он смотрел на него весь вечер!
Впервые за многие годы Гунтрам почувствовал себя частью чего-то.
Это чувство ужасало его до такой степени, что он хотел сбежать от него в другой город как можно быстрее.
Я должен срочно идти на площадь Сан-Марко, потому что Фэфо будет меня там ждать. И если ОН будет там, я принесу свои извинения и на этом все! Да, это будет правильно. На этом все закончится!

Гунтрам дошел до площади Сан-Марко очень быстро, как ему показалось. Он чувствовал себя потерянным среди такого огромного количества туристов. Он посмотрел на часы, но солнце отразившееся на стекле, ослепило его и он закрыл глаза.

« Немец не гей,- подумал он,- Он не похож на моего соседа Джорджа. Он просто вежливо и по отечески отнесся ко мне. Да он вообще мне в отцы годится! Люди в Европе более либеральны чем в Аргентине. Вон сколько здесь нудистских клубов! И с какой стати он будет во мне заинтересован? Мне нечего ему предложить. Я выгляжу довольно посредственно, как обычный парень, которых полно вокруг. Я даже подругу не могу себе найти.»

Гунтрам открыл глаза и увидел перед собой Конрада. Все его существо казалось растворилось под его пристальным взглядом. Он был настолько поглощен им, что даже не заметил как к нему сзади подошел Федерико и ущипнул его за задницу.
— Ты быстро. Я думал ты опоздаешь,- пошутил его друг и засмеялся как идиот.
— Федерико, клянусь ты мудак!- сказал ему на испанском языке, Гунтрам.
— Ой! Ты плохо выспался? Наверно потому что меня там не было?,- сказал он на английском.

Федерико посмотрел на Герцога и понял что он ревнует. Это было ему на руку. Ему очень надо было пристроить Гути к нему. Потому что реакция Обломова на новость что Гунтрам с этим парнем была ужасна.
«Я не могу отдать Гунтрама русскому в рабство. Этот мудак убьет нас обоих. Чего стоит тот апперкот, которым он ударил девушку и чуть не убил её. Гунтрам должен уйти с Герцогом ради себя самого. Русских много, я не смогу его спрятать, они следят за мной. А Герцогу по виду можно доверять.»

— Не злись на меня, тыковка, я знаю что тебе нужен сильный мужчина рядом, я оставляю тебя в покое навсегда,- он хотел поругаться с Гунтрамом для его же блага, и если повезет, этот немец заберет его.
— Может ты заткнешься? Я устал от твоей глупости,- крикнул ему Гунтрам, возмущенный тем что друг его высмеивает перед Конрадом.
— У тебя было плохое утро,- пожал плечами Федерико,- Во всяком случае я пришел тебе сказать что между нами все кончено, любовь моя!
— Отлично! Я впечатлен. Ты становишься остроумней с каждым днем!
— В любом случае, сегодня я иду на вечеринку с девушками, а потом мы уедем в Рим встречать Новый год. Я не могу взять тебя с собой, это вечеринка для взрослых,- насмехался над ним Федерико, а Гунтраму было по настоящему больно, что его друг, в чужой стране, избавился от него как от мусора,- Не переживай, ты нашел себе друга постарше, который сможет поддержать тебя и поводить по музеям. А если честно, ты для меня плохая компания в этой поездке,- сказал серьезно Федерико.

Оскорбительное предположение, что он просто был мальчиком напрокат, переполнило чашу терпения Гунтрама. Никогда он не слышал от Федерико такого циничного холодного голоса.
— Нет проблем, Фэфо, я только надеюсь что мне не придется вытаскивать твою задницу из европейской тюрьмы. Я буду придерживаться первоначального плана. Не стесняйся, присоединяйся ко мне когда отстанешь от своих шлюх.

Конрад смотрел как разъяренный Гунтрам в быстром темпе уходит. Он не мог понять, почему его друг сказал ему такое. Оскорбление было очевидным и абсолютно ложным. Может быть он позавидовал ему? В током случае у него был шанс с Гунтрамом.

Торчелло.

Мягкий свет внутри часовни придал византийским мозаикам странную жесткость, которая сейчас присутствовала в Гунтраме.
Конрад оставил его на яхте с Фердинандом и Майклом, а сам волшебным образом исчез.
Оба знали что Герцог был влюблен в мальчика как никогда раньше.
Гунтрам был поражен увиденной красотой, живостью и простоте фигур, и забыв обо всем погрузился в окружающий его мир.
« Вместо того чтобы обольщать меня, он наслаждается окружающей красотой и рассматривает фрески,- подумал Конрад,- Он знает что я богат, но его это совершенно не заботит. Когда он увидел меня сегодня утром, он так на меня смотрел, как никто другой. Даже если он не захочет делить со мной постель, я не позволю ему уйти из моей жизни. Он мне нужен. Рядом с ним я чувствую покой и ясность ума. Со мной такого никогда не было. Мне нужен человек, который будет слушать меня, не осудит, и кто действительно желает мне добра. Мы оба одиноки, и могли бы стать друзьями, и возможно создадим семью. Он может сделать меня счастливым и я сделаю все возможное чтобы был счастлив он. Я сделаю все для него.»
« Может быть, именно такие отношения были между моим отцом и Фридрихом?»

***

— Уже почти час дня,- сказал Конрад, нежно потянув его за руку, чтобы вывести из задумчивости.
— Уже? К сожалению я потерялся во времени.
— Хочешь погулять вокруг острова? Он почти необитаем, и здесь очень красиво.
— Можно слушать тишину лагуны,- сказал Гунтрам мечтательно,- Здесь всё так отличается от города.
— Да, здесь время перестает существовать.

Они вышли из Собора и увидели группу туристов, приехавших посмотреть памятник. Конрад заметил что Гунтраму стало неуютно среди толпы людей, после того какие чувства он испытал внутри памятника.
— Я хочу показать тебе своё любимое место на этом острове, с тех пор когда я ещё был ребенком. Оно в конце острова.
— Вы были здесь раньше?
— У моей бабушки есть дом в Венеции, и я приезжал сюда раз в год. Я люблю Венецию, но Торчелло всегда было моим любимым местом. Я бы хотел купить дом на этом острове, чтобы приезжать сюда на каникулы.
— Так почему вы этого не сделаете?,- спросил Гунтрам искренне.
« Потому что не хотел оставаться наедине со своими мыслями »,- подумал Конрад, а вслух сказал:
— Я постоянно работаю, в последний раз когда я не работал у меня было воспаление легких,- сказал Конрад и Гунтрам понимающе улыбнулся.
Странная волна беспокойства охватившая его, когда они вышли из Собора, развеялась, и он знал, что не смотря на то что те двое горилл на яхте, намекали ему, что Герцог любит хорошеньких мальчиков, он был уверен, что Герцог не будет ничего делать против его желания.
Они подошли к старому, окруженному тростником мосту и остановились на нем.
— Что вы ищите?- спросил любопытный Гунтрам, увидев что Герцог смотрит на воду.
— Смотрю, водятся ли здесь ещё лягушки, у меня мания к ним с детства. Вероятно сейчас у них спячка. Раньше здесь их было очень много.
— В школе мы с мальчишками охотились на них. Мы даже одну стащили из класса биологии, и спасли её от расчленения, потом я пошел к реке и выпустил её.
— Ты ловил их?
— Нет, никогда. За это меня в школе прозвали святошей. В школе, чтобы тебя заметили нужно проказничать, а я был всегда тихий, сидел в своем углу и рисовал. Я по природе скучный человек.
— Нет, ты не скучный. Мне нравится твоя компания,- сказал Конрад тихо, ближе склоняясь к нему.
— Мне тоже нравится ваша компания,- прошептал Гунтрам и почувствовал странное возбуждение.
— Я бы хотел пригласить вас сегодня к себе домой,- ляпнул Конрад и сразу почувствовал что поспешил. Он совсем разучился ухаживать за эти годы.
Гунтрам посмотрел на Конрада с паникой в глазах. Он и хотел и боялся его одновременно. Он уставился на Конрада, его сердце билось как бешеное.
— Я хочу заботится о вас. Я никогда ничего не сделаю что может навредить вам. Вы драгоценны для меня,- сказал Конрад, сокращая расстояние между ними и боясь что он может убежать. Гунтрам был белым как полотно и неровно дышал.
— Я не гей.
— Я знаю.
Ответ Конрада смутил Гунтрама, который не знал как реагировать на него. Он как замороженный остался на месте опустил голову и смотрел на камыши.

Для Конрада реакция юноши была просто очаровательна и чиста. Типична для тех у кого был небольшой опыт или вообще его не было. Он был уверен, что Гунтрам заинтересован в нем, он видел это, когда перехватывал его взгляд, он краснел как помидор и мило смущался.
Герцог встал рядом с ним и обхватил его лицо своими огромными руками, крепко держа его нежные щеки.
— Я понимаю что это все ново для вас, и я на половину ожидал отказ, но я готов ждать разумное время, чтобы вы стали моим любовником. Я обеспечу и буду заботится о вас до тех пор пока вы будете уважать меня и вести себя в соответствии со своим статусом. Вы единственный, кто привлек мое внимание за последние годы. Вы должны быть моим и у меня есть намерение бороться за вас.

В глазах Гунтрама было полное разочарование после декларации Конрада, и это еще больше убедило его, что мальчик был искренен и по настоящему заинтересован в нем. Стефания от таких слов, умерла бы от счастья.
— Я не гей и не планирую им стать,- заикаясь сказал Гунтрам.
Конрад чувствовал, что сердце Гунтрам таяло от нежности, но более того, он видел что Гунтрам был возбужден. Лгунишка! Не долго думая, Конрад наклонился и поцеловал его со всей страстью, притянув его к себе за талию.
Конрад услышал слабый протест, в основном вызванный удивлением, а потом Гунтрам расслабился и ответил на поцелуй обняв его за плечи.
Поцелуй с Гунтрамом настолько отличался от всех, с кем он целовался раньше. Мальчик стал податливым под его напором и открыл ротик подпитывая огонь в Конраде. Он был по детски не сдержан, не подготовлен, но от этого был еще милее и сводило Конрада с ума от желания.

Чтобы не давить на Гунтрама, и чтобы он не испугался и не убежал, Конрад нехотя остановился, но Гунтрам удивил его, он стал целовать Конрада, открыто, без ограничений, как если бы его жизнь зависела от этого. Он целовал его так, что Герцог почувствовал себя особенным, его сердце пело и он стал осыпать лицо мальчика поцелуями.
« Я не отпущу его никогда»,- подумал Конрад, но решил остановиться и не торопить события, чтобы не разрушить зародившееся чувство между ними.

Гунтрам не хотел останавливаться, он всем телом прильнул к нему и спрятал лицо у него на груди.
Внезапно зазвонил телефон в кармане Конрада и Гунтрам отскочил от него. Конрад нашел телефон и отключил его.
Гунтрам стоял и смотрел на него с недоумением, а потом развернулся и побежал обратно, в сторону Собора, не обращая внимания на голос Конрада зовущего его вернуться обратно.

***

Фердинанд с большим удовлетворением смотрел как мальчик убегает.
— Десять к одному, Конрад напортачил. Прощайте, мистер де Лиль!,- довольный собой, он увидел что мальчик прыгнул в катер за две минуты до того как он отчалил от берега,- И скатертью дорога!
Чего не ожидал увидеть Фердинанд, так это улыбающегося Конрада, быстро идущего к ним.
— Гунтрам отбыл на катере,- весело сообщил ему Фердинанд, но тут же испугался,- Он так быстро бежал, что мы не смогли остановить его,- добавил он с притворной невинностью.
— Мы возвращаемся в Цюрих, во второй половине дня,- сказал Конрад,- Надо исправить это недоразумение твоей команды, Фердинанд,- добавил он грубо.
— Я думаю, мы легко все исправим.
— Надеюсь что так. Я планирую вернуться в Венецию через два дня. Дахлер, прикажите кому-нибудь присматривать за Гунтрамом, пока меня нет.
— Хорошо, сэр,- сказал Майкл и повернулся чтобы удалиться.
Фердинанд недоверчиво смотрел на своего друга.
— Но он же убежал!
— После того как поцеловал меня, Фердинанд. Гунтраму нужно время, чтобы все обдумать и привыкнуть к мысли о своем новом положении. Оставим все как есть. Все работает на меня.

1 января 2002 года. Венеция.

Хейндрик Хольгерсен внимательно посмотрел на полицейского стоящего в фойе в полдень.
— Вы утверждаете, что хотите поговорить с Его Превосходительством относительно полицейского дела?- недоверчиво спросил он.
— Да, сэр. Я бы не побеспокоил Герцога, если бы не был уверен в срочности этого дела.
— Могу ли я узнать о каком деле вы говорите? Герцог очень занятой человек.
— Это дело личного характера,- сказал заикаясь инспектор Росси.
— Мы вызовем вас, когда он освободится. Всего хорошего, инспектор!
Росси сглотнул, он знал что ступает по тонкому льду. Он был всего лишь мелкой сошкой в структуре Ордена, и пришел сюда чтобы увидеть самого лидера.
— Подождите, скажите Hochmeister, что арестованный нами человек утверждает, что он был с ним 28 и 29 декабря 2001 года. Его имя Гунтрам де Лиль и он носит Амбразурный крест. Я не знаю, является ли он рыцарем, но по какой-то причине мои начальники не хотят чтобы он подтвердил своё алиби, они хотят сразу отправить его в тюрьму. Я уверен что он не виновен, но я не хочу неприятностей с начальством.

Сказать что Хейндрик был удивлен, тому что «сиротка Энни» был вовлечен в дела с наркотиками, это ничего не сказать!
— Садитесь! Я доложу Его Превосходительству!

Инспектора Росси подвели к большой деревянной двери, роскошного особняка в стиле барокко.
Постучав, он нерешительно зашел в библиотеку, где за большим столом сидел Hochmeister. Он был высоким и крепко сложенным человеком, и он занервничал еще больше.
— Большая честь быть принятым вами, Hochmeister,- сказал Росси, опустился на колени и поцеловал его руку.
— Говорите,- приказал Конрад.
— В ночь на 29 декабря 2001 года, мы арестовали аргентинского гражданина, в кармане которого было более 300 грамм кокаина. Он пытался продать его в пабе возле университета. Информатор доложил нам, что этот человек, вместе с двумя женщинами, контрабандой провез в страну 5 кг. чистого кокаина. Такое количество кокаина слишком много для такого города как Венеция. Информатор так же сообщил нам, что людям Бериша хорошо заплатили чтобы он заполучил аргентинца, его друга и девушек что были с ним, поскольку они украли кокаин у русской банды работающей в Париже,- доложил Росси и сглотнул,- Мы арестовали аргентинца, который не оказал сопротивления при аресте, а также не возражал против обыска в хостеле, где они остановились. Во время обыска мы обнаружили 2.5 кг. кокаина спрятанный в цветочной вазе. Когда мы арестовали Аргентинца он был сильно избит, но отказался назвать того, кто это сделал. Девушек мы не нашли. Но сегодня утром, мы обнаружили тела двух женщин, плавающих возле Мурано. У них обоих было перерезано горло. Все говорит о том, что перед смертью их жестоко пытали. Мы предполагаем, что это русские, кому принадлежал кокаин, нашли их и убили.
— Каким образом это может быть связано с нами?
— Аргентинца несколько раз допрашивали, в течении последних двух дней. Он изложил несколько версий. Во первых он поклялся что впервые видит кокаин, что познакомился с девушками на Рождественской вечеринке в Париже. Потом он признался что девушки были из эскорта, нанятые человеком по имени Иван Обломов, но в краже и контрабанде наркотиков он не признается. Мы пытались оказать на него давление, и сказали что русские собираются убить его вместе с его другом за кражу. И только после этого он начал говорить. Он сказал что это было идеей друга. Что они вдвоем привезли из Парижа кокаин 27 декабря. Он сказал что он не виноват, что это якобы его друг убедил девушек украсть кокаин, привезти его сюда и продать во время празднования Нового года.
— Ну и что?
— Он назвал нам имя своего друга и где он остановился. Его имя, Гунтрам де Лиль. Он настаивает на том, что это его вина, и что мы должны его арестовать. И еще он сказал что хочет заключить сделку с прокурором. Как будто мы американцы... Рано утром мы пошли по адресу, который он указал, арестовали и допросили молодого человека. Он сказал нам, что прибыл в Венецию 28 декабря. И что 28 и 29 декабря провел в вашем обществе. Я бы никогда не посмел беспокоить вас, Ваше Превосходительство по этому вопросу, но у мальчика был Амбразурный крест, и его алиби подтвердилось. У него был в наличии железнодорожный билет, билеты в музеи, также трактирщик подтвердил, что он обедал у него. И никаких следов наркотиков в его вещах мы не обнаружили. Но тем не менее, я получил приказ от начальства, обвинить его в незаконном распространении наркотиков и отправить в тюрьму.
— Гунтрам де Лиль сказал правду. Он один из нас. Он был со мной в Соборе Нотр-Дам, 24 декабря. В музеях Парижа с 25-26 декабря, в музее Коррер- 28, в музее Торчелло- 29 декабря вместе со мной, доктором Фердинандом фон Кляйстом и доктором Майклом Дахлером,- холодно сказал Конрад,- Я так же видел его в ночь на 31-е, в Сильвестре, а 30 декабря он был с доктором Дахлером.
— Да, это правда,- подтвердил Майкл,- Я могу написать заявление, если нужно.
— Я тоже это подтверждаю,- сказал Фердинанд.
- Я был назначен опекуном Гунтрама де Лиля в 1989 году, инспектор Росси,- сказал Конрад,- Его покойным отцом. Все это время он жил в Аргентине. Несколько дней назад он прибыл в Европу с Федерико Мартиарена Альвеар. Они путешествовали по всей Европе, и расстались после Рождества. С тех пор Гунтрам был со мной. Он не хотел быть мне обузой, поэтому путешествовал самостоятельно, но тем не менее один из моих телохранителей был все время с ним. Нужно ли мне самому пойти в полицейский участок?
— В этом нет необходимости, сир. Если только один из ваших юристов напишет заявление и принесет его в участок, у моего начальства не будет никаких оснований задерживать его там. На самом деле против этого мальчика ничего нет. Может просто на начальство оказывают давление, так как Мартиарена является сыном мощного аргентинского сенатора, и они решили таким образом свалить всю вину на безродного юношу.
— Я буду очень недоволен, если что-то подобное случится с членом моей семьи. Мы решим вопрос с Комтурен Бериша до завтрашнего дня.
— Хорошо, сир,- сглотнул Росси.
— Скажите Гунтраму чтобы он пришел в мой дом. И не позволяйте ему покидать участок, пока мои люди не договорятся с Бериша. Я благодарю вас за сотрудничество, Росси.
Росси поднялся со стула, попрощался и вышел из комнаты.
— От этого мальчика одни беды, Конрад!- взорвался Фердинанд,- С ума сойти, распространение наркотиков!
— Скажи мне, когда он мог украсть наркотики, Фердинанд? - фыркнул Майкл,- Герцог был с ним все время. Я не могу себе представить, что этот мальчик мог перевезти пол миллиона долларов в своем рюкзачке на поезде. Я уверен, что второй замешан в этом.
— Это должно прекратиться! - продолжал свою битву с Конрадом Фердинанд, не обращая внимание на слова Майкла.
— Фридриха ты уже позвал, Фердинанд, может тебе еще вызвать на помощь Альберта?- сказал с иронией Конрад.
— Мальчик в Европе только 2 недели, а его уже обвинили в краже и распространении наркотиков! Он не принесет тебе ничего кроме неприятностей!
— Росси сказал что русского мафиози зовут Иваном Обломовым?- спросил Конрад Майкла, не обращая внимания на Фердинанда.
— Да, сир,- ответил Майкл,- Но не думаю что это мог сделать Обломов. Он сейчас занимается «финансовой отгрузкой» из Аргентины. Наши люди координируют груз вместе с ним. Кто-то прикрывается его именем. Обломов будет мараться из-за 5 килограммов кокаина и трех ослов? Это смешно. Иван Иванович очень расстроится, когда узнает что кто-то использовал его имя.
— Поручите Горану, чтобы он договорился с Комтурен,- сказал он Майклу, - Пусть решит этот вопрос и узнает кто стоит за русскими. Пусть Горан возместит все и русским тоже. Я не хочу войны здесь.
— Молодому или старому Павичевичу поручить это дело?
— Я же сказал, Горану. Пусть албанцы знают, что мы не шутим. Иди с Гораном, Майкл, чтобы он не переборщил.

***

Росси чуть не сошел с ума, когда не смог найти мальчика. Он объявил ему что с него сняты все обвинения и он сразу же куда-то исчез. Вместо того чтобы позвонить своему наставнику, он взял и ушел куда-то.
Если с ним что-то случится, мне оторвут голову.
— Маленький гаденыш, думает только о своем друге!,- подумал он со злостью и выбежал на улицу искать его.
Было уже 9 часов вечера, когда не найдя мальчика Росси вернулся в участок. Мальчик словно сквозь землю провалился. Если с ним что-нибудь случится, сербы меня разорвут!
Он вздохнул с облегчением, когда увидел его спящего на скамейке в участке.
— Он настаивает на разговоре с вами, Джанкарло,- сказал ему офицер полиции,- Я не знаю как избавиться от него. Шеф сказал чтобы через пол часа его тут не было. Это не отель.

Росси испугался не на шутку. Он уже понял что это было не просто ограбление. Это был способ подобраться к Hochmeister. Я не могу сказать кем был этот мальчик, и сам не могу отвести его к Герцогу. Мои начальники почему-то хотят отдать его русским на серебряном подносе. Они могут узнать кому я по настоящему служу и подстроить мне аварию. Если он член семьи нашего лидера, значит он тоже является мишенью.
Я могу заставить его составить фоторобот погибших девушек и тем самым выиграю время.
— Пожалуйста, проснитесь, сэр,- разбудил Росси мальчика...

2 января 2002 года.

С самого утра Фридрих был зол на Конрада, он не мог поверить в его решимость сделать сына Жерома де Лиля своим любовником. На всю его тираду Конрад лишь ответил:
— «Не судите, да не судимы будете»,- осмелился процитировать он,- Подожди, пока не встретишься с Гунтрамом, Фридрих. Я обещаю тебе, если он тебе не понравится, я пошлю его подальше.
— Я это уже слышал, и не раз!
— На этот раз все по другому. Спроси у Фердинанда, он может подтвердить что я не ошибаюсь и не лгу. Гунтрам не такой как Роджер де Лиль.
— Да, пока не такой,- сказал со своего места Фердинанд.
— Это правда, Фердинанд?
— Не уверен, он может быть хорошим актером.
— Тогда я сам проверю его,- сказал Фридрих,- Но у меня есть твое слово, Конрад, ты избавишься от молодого человека, если я сочту что он тебе не подходит.
— Разве я до сих пор не чту клятву, которую я дал своему отцу?,- ответил Конрад надменно, и Фридрих вышел из комнаты, громко хлопнув дверью.

Злой как никогда, Фридрих шел по дому. «Конрад зашел так далеко, что приказал ему приготовить комнату для этого мальчика!»
Направляясь к зоне обслуживания, Фридрих услышал звонок колокольчика и быстро пошел к входной двери, чтобы успеть быстрее дворецкого открыть дверь. Это был хороший момент, чтобы посмотреть на мальчика.
— Не стучите! Нельзя подождать?!- крикнул он на немецком языке.

Открыв дверь, он увидел на пороге мальчика, похожего на простого студента, который ходит с просьбой о благотворительности для церкви, а внешний вид его просто ужасал. И Фридрих сразу же пожалел о своем тоне.
— Ну, что Фридрих, разве он похож на международного торговца наркотиками из пампас? Заходи, Dachs!,- сказал Майкл и потащил мальчика внутрь.

Медленно подкравшись к столовой, Фридрих подслушал разговор мужчин и приветствие мальчика.
Его застенчивые и нервные ответы совсем не походили на царственный тон Роджера де Лиля. Кроме того, мальчик не смотрел на всех свысока, как его дед. Он был вымотан и не хотел быть в центре внимания.
— Я пытался нанять адвоката для Федерико, но в Консульстве никого не было. Я очень сожалею, что Герцогу пришлось вмешаться в эту неразбериху. Я этого не хотел,- услышал Фридрих слова Гунтрама.
И в этот момент Фридрих понял, что все, что он читал относительно этого мальчика, правда. Он не пытался спасти только свою шкуру, а первым делом кинулся спасать друга, рискуя своей жизнью, значит у него по настоящему щедрая душа.
— Возможно в этот раз все будет по другому.

****************************************************
Конец 16 главы. Под Знаком креста-2.

19:52 

Тионн Роджерс. "О доброте и сострадании жаб и лягушек (перевод)

Жизнь прекрасна!
О доброте и сострадании жаб и лягушек.
Глава 16.
Под знаком креста. 1 часть.
24 декабря 2001 года. Париж.

*********************************************************


— Это просто бедствие какое-то,- подумал Фердинанд, когда ему сообщили, что из-за непогоды их самолет вынужден будет произвести посадку в Страсбурге,- Мы не можем опоздать на встречу, а непогода будет продолжаться до завтра, до полудня.
— У тебя есть какие-нибудь идеи? Есть ли утренний поезд из Страстбурга в Париж?
— Моника работает над этим сейчас.
— Мы можем не лететь самолетом, а выехать в Париж поездом из Цюриха,- сказал Конрад и вернулся к своему докладу, нервничая из-за предстоящей встречи с коллегами.
В первый раз в своей жизни он может опоздать на эту встречу. Он не хотел давать никакого повода говорить о нем с подозрением.

***

Фердинанд бежал по залу Страстбургского аэропорта, чтобы успеть поймать такси, так как их автомобиль не смог прибыть вовремя, а ждать его было пустой тратой времени.
Они опоздали на поезд в 8-16 утра, который должен был прибыть в Париж в 11-45. Учитывая трафик, не было никакой возможности прибыть в Нотр-Дам вовремя.
— Может быть в Париже до Нотр-Дам нам доехать на метро?
Я слышал что это лучший способ избежать пробки.
— Ты хоть знаешь как там ориентироваться? Ты был когда-нибудь в метро?
— Нет, никогда,- признался застенчиво Фердинанд.
Молодой помощник, стоя рядом с ними, нагруженный как осел портфелями и держа билеты в руках, отошел подальше от разгневанного начальника, не желая слышать надвигающийся взрыв.
— Тогда успокойся если ты не можешь предложить возможное решение этой проблемы,- были последними словами Конрада перед прибытием поезда в Париж. Они вышли с вокзала и увидели черный лимузин, который ждал их припаркованный у входа на вокзал.

***

Чуть менее драматично они доехали до места встречи. Конрад вошел в Собор, но доступ к главному алтарю был заблокирован службой безопасности Нотр-Дама.
Конрад осмотрелся, все места были заняты и не было никакого способа пробраться к князю Цу Ловенштайн или Младичу Павичевичу не вызвав переполох его опозданием. Вместо этого он прошел по стороне ряда скамеек, и встал, укрывшись за одну из мраморных колонн и стал слушать проповедь. Топот туристов заставил его напрячь слух. Большая группа азиатских туристов следовала за экскурсоводом. - «Я не понимаю, зачем они пришли сюда, если они не понимают что здесь происходит. Если им нужны дешевые острые ощущения, пусть идут в Мулен-Руж.»

Конрада толкнул кто-то из туристов, вооруженный видеокамерами и он только открыл рот чтобы выразить свое недовольство, как его взгляд остановился на самом Божественном видении. Впервые в жизни Конрад застыл в онемении, он был сбит с толку, как будто был поражен молнией.
В конце одной из скамеек сидел мальчик, одетый в обычный коричневый свитер и джинсы и внимательно слушал мессу.
— Роджер,- прошептал Конрад, когда смог оправиться от шока. Молодой человек выглядел так же как его бывшая, величайшая любовь. Такие же мальчишеские голубые глаза, русые волосы, маленький носик и идеально симметричное лицо. И в то же время молодой человек сильно отличался от Роджера. Не было в нем того природного высокомерия, какое было в Роджере. Он был бледным родственником из сельской местности по сравнению с ним. Для Роджера всегда все было мало, говорил он всегда с высокомерием. Никогда, за всю свою жизнь Конрад не слышал от Фридриха, у которого было полно титулов и его родословной мог позавидовать любой аристократ, чтобы он вел себя как Роджер.
Мальчик робко улыбнулся мужчине, с которым он поздоровался во время обряда мира и опустился на колени для преломления хлеба у его смиренно опущенной головы, полностью погруженный в свои молитвы.
— Нет, Роджер никогда не чувствовал общение с Богом как этот мальчик,- подумал Герцог.
Аристократ был покорен каждым движением мальчика и маленькими жестами, всю оставшуюся часть мессы. Он не мог оторвать глаз от изящного тела.
Кто-то тронул его за локоть, и оглянувшись Конрад увидел Фердинанда.
— Месса закончилась. Давай встретимся с остальными,- сказал его друг, но Конрад не обратил внимания на его слова, он глазами следил как мальчик поднялся, пропустил двух стариков и направился к выходу.
— Фердинанд, проведи сам встречу.
— Извини, Что???
— Покажи им новейшие разработки, и скажи что я приношу свои извинения. Пусть Дахлер начнет заседание.
— Ты что, планируешь превратить самое важное заседание....
Но Конрад уже не слышал его, он быстро удалялся по проходу к выходу из Собора.

***

Яркий полуденный солнечный свет резал глаза Конраду, когда он вышел из Собора вслед за юношей. Тот шел быстро по длинной эспланаде, а Конрад за ним, игнорируя взгляды двух сербский телохранителей, которые узнали его, так как стояли рядом с их черным лимузином.
— Сэр? - спросил учтиво один из них, догнавших Конрада.
— Оставайтесь с фон Кляйстом и Павичевичем,- сказал Конрад, увеличивая скорость
— А мы не...
— Оставайтесь здесь,- рявкнул Конрад, и тот замер на месте.
Конрад увидел что юноша надев серую изношенную куртку повернулся чтобы пойти к Пти-Поинт чтобы пересечь Сену. Он остановился на середине моста и мечтательно смотрел на воды Сены и Конрад наконец смог рассмотреть черты его лица.
Его волосы были светло-русые, почти светлые в некоторых местах, глаза были ярко- синего цвета. Мальчик облокотился на холодный серый парапет и направил свой взор на Собор и смотрел на него некоторое время, давая Конраду передышку и возможность отдышаться.
Он точно выглядит как Роджер и в то же время совершенно другой. В этом мальчике чувствуется спокойствие и одухотворенность, а тот был нервным и вечно спешил.
Не зная что делает, Конрад сделал два шага по направлению к нему, надеясь начать разговор, но в этот момент молодой человек повернулся лицом вниз и начал шарить в кармане пиджака, вытащив из него карандаш и мини блокнот он начал рисовать что-то в невероятно быстром темпе. Перед тем как Конрад смог заглянуть в блокнот, мальчик захлопнул его, положил в карман и пошел дальше. Проходя мимо Конрада он даже не обратил на него внимания. Он перешел мост и повернул вправо, в сторону Латинского квартала. - Он вероятно студент,- подумал Конрад, продолжая следовать за ним.
Пройдя несколько метров, мальчик остановился, нахмурился и посмотрел на дорожный знак. Он отрицательно покачал головой и стал рыться в карманах куртки. Вытащив маленькую дорожную карту Парижа, он развернул её и стал проверять название улицы и мост, который только что перешел. Найдя правильный путь, он засмеялся с облегчением и пошел в обратном направлении в сторону музея Клюни.
Наконец, когда они оба достигли Клюни, мальчик выглядел разочарованно, что музей был закрыт. Стоя рядом с металлическим забором, парень опять вытащил блокнот и увлекся быстрым рисованием готических башен замка, отрешаясь от всего мира.
Надеясь начать с ним разговор, Конрад подошел к нему, но старушка опередила его и заговорила с ним по французски, спрашивая его о рисунках. Смутившись Конрад отступил и прислушался к их разговору. Он удивился, что мальчик говорит по французски медленно и с трудом. И Герцог почему-то почувствовал странное чувство покоя. Он показывал ей рисунки, а Конрад прислушивался к их разговору. -
« Забавно, он говорит с настоящим классическим французским акцентом, но заранее обдумывает каждое предложение. Турист и месса- это странно. Может быть он католик?,- размышлял Конрад, он заметил как ласково и терпеливо он слушал историю старушки о том времени, когда она была молода. Я хотел бы чтобы так кто-нибудь слушал меня, чтобы вот так, я мог рассказать о своих проблемах, а меня слушали, как он старушку, совершенно незнакомую.»
« Что я делаю? Я должен быть на встрече, а вместо этого я нахожусь черт знает где. Я должен срочно вернуться в Карлтон-отель. Этот нонсенс!»
Но мягкая улыбка мальчика обращенная к женщине, то как он пожелал ей Счастливого Рождества, ввела Конрада в ступор. «Если бы кто-нибудь улыбнулся мне так.» Он продолжал смотреть на рисующего мальчика и у него завибрировал телефон в кармане. Уже зная что это Фердинанд, он ответил:
— Не жди меня. Я объясню позже. Сегодня вечером,- и отключил питание.
« Компас был бы идеальным рождественским подарком для него», подумал Конрад, его развлекало, как мальчик опять заблудился, он опять сориентировался по карте и продолжил путь.

***

Было уже почти 5 часов вечера и Конрад был почти мертв от усталости, пройдя пешком пол Парижа. Латинский Квартал, Сен-Жермен-де-Пре, а затем вниз по улице Рю-дю-Бабилон, а потом 3-х часовая ходьба до Champ de Mars, с одной остановкой, чтобы поесть блинов и кофе в киоске. Конрад никогда в своей жизни не был так счастлив, когда увидел Эйфелеву башню. - «Пожалуйста, я умоляю тебя, только не вздумай подниматься на неё,- он молча молился, когда мальчик со страхом смотрел ввысь.»
К счастью он только прошел почти сто метро до основания башни и сел на одну из скамеек, расположенной на улице перед башней, наблюдая за седеющим небом и величественными деревьями.
Рядом с мальчиком было пустое место и Конрад понадеялся что он может сесть рядом с ним завести праздный разговор, как делают большинство туристов. Глубоко вздохнув, он пошел по направлению к молодому человеку. И в этот момент, группа японских туристов заняли место, окружив его, они попросили его сфотографировать их на фоне Эйфелевой башни.
Конрад потерял дар речи, когда один из японцев пожелал сфотографироваться вместе с ним. Шокированный мальчик в панике отказался. Конрад готов был вмешаться, когда один из них схватил «ЕГО» мальчика за руку, но тот вырвал руку и быстро ушел в направлении к Pont d"lena.
— Пожалуйста, только не ходи во Дворец Шайо,- молился Конрад.
Юноша пересек мост и столкнулся с Трокадеро.
« Уже поздно, ты уже почти все увидел. Достаточно достопримечательностей на сегодня.»
Герцог обрадовался, когда мальчик пошел по авеню d"lena, мимо дома его матери в Париже. «Я мог бы позвонить в колокольчик и напроситься на чай...., которым бы эта змея меня отравила.»
Он продолжал следить за мальчиком, который совершенно не обращал на него внимания, он даже не догадывался, что я весь день за ним таскаюсь.

***

« Так, теперь знаменитое Метро Парижа»,- Конрад внимательно осмотрел большой билетный автомат. Купив билет, он быстро прошел за мальчиком и увидел что тот сидит на скамейке в метро. Приглядевшись к нему он опять попал под его чары. Целый день он ходил пешком и был уставшим, но его лицо излучало спокойствие и доброту. Станция была переполнена людьми, все спешили домой, до наступления темноты, а он спокойно сидел и с большим интересом наблюдал за ними, запоминая в деталях их жесты, одежду и движения. Он смотрел на группу мусульманских женщин, одетых в паранджу, как если бы он никогда не видел их раньше. Войдя за мальчиком в вагон, он смотрел как тот отошел в сторону, чтобы два пожилых мужчин сели на свободные места. - «Он очень старомоден. О таком мальчике, я даже не мечтал. О чем я говорю? Я даже не знаю его имени! А если он не будет заинтересован во мне? А я уже думаю о нем как о своей паре. Я наверно схожу с ума. Моя жизнь неумолимо тонет и я должен что-то предпринять чтобы не сойти с ума.»

***

Через две остановки, мальчик вышел на станции Порт де Баньоле. На этот раз он уже был уверен в местоположении и уверенно шел по бульвару Даву и Конрад почувствовал смятение, когда увидел окрестности.
Это был ужасный район, грязные улицы и шайки молодых парней стояли рядом со своими старыми автомобилями и слушали громкую музыку. Немного пройдя он свернул на улицу Vitrube и зашел в кафе-кебаб, и заказал у старика, стоявшего за стойкой шашлык. Старик немного говорил по французски и стал рассказывать ему о празднике Ураза Байрам и о его детстве в Фесе. Конрад был очарован как мальчик улыбнулся ему и внимательно слушал. Сам он заказал какой-то кебаб, но есть его не смог, несмотря на то что кроме завтрака ничего не ел, у него было отличное настроение и было не до еды.
Поев, мальчик поднялся, надев куртку вышел из кафе. Они подошли к большому зданию, это было то ли общежитие, то ли хостел. Он вошел туда, коротко поприветствовал стоящих у входа молодых людей.

Сняв галстук и положив его в карман, чтобы не вызывать подозрение, Конрад пошел следом. Войдя в лоби он увидел что мальчик зашел в бар, и присоединился к группе студентов, которые громко болтали и пили пиво. Он подсел к симпатичному брюнету, который подвинулся, освободив ему место и обнял его за плечи. Конрад почувствовал что его кровь закипает. Не говоря ни слова Его мальчик снял его руку с плеч, извинившись пересел за другой стол, где было светлей, стал рисовать в своем блокноте.
«Я был бы счастлив, если бы он вот так сидел рядом со мной читал или рисовал, составив мне компанию.»

***

— Как зовут вон того мальчика рисующего за столом?,- спросил Конрад человека стоящего за стойкой регистрации
— У нас более 400 гостей,- ответил тот с улыбкой
— Возможно это освежит вашу память,- сказал Конрад, положив на прилавок 500 франков
— Они с Аргентины. Мы отвечаем рождество. Мы говорили недавно о революции которая назревает в их стране.
— Имя?
— Обычно они называют только одно имя от всей компании. В комнате где он живет зарегистрированы только: Паула Чавез, Федерико Мартиарена Альвеар и Лусия Коста.
— До какого числа они будут здесь?
— До утра 27 декабря,- сказал он, посмотрев в компьютер
Конрад развернулся и вышел. У него уже было то, с чего нужно начать. Имя. Федерико Мартиарена Альвеар.

***

Конрад даже не успел снять пальто, когда Фердинанд ворвался в его апартаменты, в отеле Георга V.
— Где ты был все это время?,- чуть ли не кричал он
— Гулял,- ответил Конрад беспечно, он посмотрел на смятый галстук и бросил его на стул.
— Гулял? Во время одной из самых важных встреч?
— Что-нибудь случилось во время моего отсутствия?
Фердинанд посмотрел на него с изумлением, но Конрад холодно смотрел ему в глаза.
— Так что?
— Нет. Было скучно как обычно,- признался Фердинанд,- Дахлер бомбардировал нас таким количеством цифр, что даже у меня закружилась голова через 40 минут. Цу Ловенштайн был расстроен твоим отсутствием, но доволен результатом.
— Хорошо,- сказал Конрад и разлил свой любимый коньяк в два бокала, протянув один Фердинанду, прежде чем сесть в кресло.
— Ты как-то сегодня необычно себя вел,- сказал Фердинанд, догадываясь, что если Конрад предложил ему выпить и сел у камина, предстоит разговор на личную тему.
— Мне кажется что я влюбился,- сказал Конрад просто.
— Извини, что???
— Ты слышал меня, Фердинанд. Я влюблен в аргентинского мальчика.
Фердинанд почувствовал головокружение и давление в висках.
— Ты говоришь мне что влюблен в аргентинского мальчика?,- медленно сказал он,- О, нет! Только не это.
— Да, я думаю что он аргентинец. Скажи Дахлеру, чтобы позже зашел ко мне. Я хочу чтобы собрали все данные на него.
— Мальчик?- проворчал Фердинанд,- Мне кажется что у тебя было достаточно приключений с ними.
— Это не приключение, Фердинанд,- резко ответил Конрад,- Ты давно знаешь о моих предпочтениях.
— Ты не был в отношениях с мужчиной уже с 1989 года,- Фердинанду было противно произносить имя Роджера,- Я имею в виду серьёзных отношениях, ты никогда ни в кого не влюблялся.
— Он очень похож на Роджера. Я увидел его в Нотр-Даме.,- сказал Конрад, и выпил весь коньяк залпом,- Ему около 20 лет.
— На Роджера? Ты хочешь чтобы все смотрели на него и вспоминали того, который чуть не отправил тебя на тот свет?,- Крикнул Фердинанд.
— Он только внешне на него похож, но на самом деле он совсем другой.
— В самом деле? И как же его зовут?
— Я еще не уверен, но может быть Федерико Мартиарена Альвеар.
— Ты говоришь мне что влюблен в кого-то имя которого ты даже точно не знаешь?,- кричал Фердинанд,- И это ты?!
— Не истери. Ты считаешь что я псих? Может быть. Я смотрел на него и не мог оторвать глаз.
— Конрад, после Роджера ты ненавидишь блондинов! Черт возьми, чего стоит только эта шлюха Стефания или Чарльз.
— Я всегда хотел любовника такого как Роджер. И у нас было много хороших моментов.
— Тебе нужна помощь, и немедленно! Ты говорил с ним?
— Нет. Я не смог. Может быть завтра или послезавтра.
— Давай начнем снова, потому что мне кажется что я что-то пропустил. Ты пришел сюда, после того как исчез на целый день, и заявил что влюбился в кого-то, очень похожего на Роджера де Лиля?
— Да, верно.
— Завтра мы вернемся в Цюрих. Ситуация в Аргентине выходит из-под контроля. Не то что мы собираемся ударить по ним, но у некоторых могут возникнуть трудности,- сказал Фердинанд нейтральным голосом.
— Лицо, волосы, глаза очень сильно похожи на Роджера. Они могли бы быть братьями, но он на много моложе, ниже ростом, застенчив и и добр, в отличии от Роджера. Он выглядит как котенок,- мечтательно продолжал рассказывать Конрад,- Я встретил его в доме Господа, а не в борделе как Роджера. Это знак! Его послал мне Бог! - понял он вдруг.
— Ты меня слышишь или нет? Аргентина- бомба замедленного действия!
— Он дает мне ощущения покоя, который я раньше не чувствовал,- сказал Конрад, понимая что не смотря на марафон, который он проделал он чувствует себя удовлетворенным.
— Ты даже не знаешь, нравятся ли ему мужчины, ты можешь получить от него заслуженный удар кулаком по морде,- сокрушался Фердинанд.
— Может быть и получу. Но главное встретить свою вторую половину, и это не зависит от пола. Это не просто объяснить, Фердинанд. Это то что ты чувствуешь. Я никогда еще не испытывал такого.
— Ты обольстился 20-летним мальчиком, только потому что он похож на Роджера. И больше ничего. Это кризис среднего возраста, Конрад. Будь осторожен. Переспи с ним и выбрось его из головы.
— Причем тут секс?- начал протестовать Конрад, обидевшись что почти мистическое откровение, которое он испытал в Соборе, его лучший друг свел к банальному сексу.

Конрад понял, что видимо со стороны все это смешно выглядит для постороннего человека, и не собирался свои чувства выставлять на показ. Но для себя он знал, что это Бог указал ему путь. Ничто не происходит просто так после Дня Богоявления.
— Может быть ты прав,- сказал Конрад после долгой паузы, хищно улыбнувшись. Он хотел чтобы Фердинанд не заострял на этом внимания,- Может быть у меня ничего не получится, но я попробую. Роджер доставлял мне большое удовольствие в постели. Что же касается того мальчика, я уверен что ничто просто так не происходит после Дня Богоявления. Это же праздник,- продолжил он и Фердинанд успокоился. Конрад понял как глуп он был поделившись с ним.

25 декабря 2001 года.

— Это не этот мальчик!- взорвался Конрад, в отчаянии он захлопнув папку в кожаном переплете, которую дал ему начальник службы безопасности Майкл Дахлер минуту назад.
— И Слава Богу! Потому что этот парень полный придурок и родственники у него такие же,- высказал свое мнение Майкл,- Мы уже взломали регистры хостела и тот человек сказал вам правду, они регистрируют только одно имя,- добавил он застенчиво.
— Свободен!

26 декабря 2001 года. Париж. Дом Инвалидов (музей)

Уставший и нервный Конрад злился на себя когда он шел вдоль длинной эспланады, которая привела его к музею Дома Инвалидов. Он был там совершенно один, не считая мальчика идущего впереди него в метрах пятидесяти.
— Как он может не видеть меня? Я понимаю он не обратил на меня внимания в метро или на улице, но тут пусто как в пустыне!
Он увидел как мальчик подошел к кассе и купил входной билет.
— Достаточно! - подумал Конрад,- Сегодня это должно закончиться!
Он подошел к охраннику и сказал:
— Доложите директору, что Конрад фон Линтрофф хочет его видеть!
Клерк уставился на Конрада, его представительный вид и строгое выражение лица сказали ему все, он поднял трубку и позвонил в администрацию.
— Куда пошел мальчик?
— Он купил билет в Гробницу Наполеона, в Церковь и музей.
— Хорошо. Скажите доктору Тибоде чтобы встретил меня у входа в музей через 20 минут,- сказал он и пошел за мальчиком.

***

Конрад вошел в безлюдный зал музея и увидел мальчика снимающего шарф и куртку, так как внутри большой Гробницы было тепло. Он решительно подошел к нему и замер на месте, потому что мальчик наклонился, чтобы прочитать поближе надпись, и из его рубашки выскользнула цепочка, на которой висел Амбразурный крест.
Сердце Конрада остановилось. Этот крест был самым священным символом Ордена. Только учредительные семьи, члены Совета и исполнители, имели право носить его.
Мальчик поймал крест и засунул его обратно под рубашку.

***
— При всем уважении, Ваша Светлость, вы говорите что этот молодой человек является членом Ордена?
— Совершенно верно, доктор Тибоде, и он носит Амбразурный крест,- сказал Конрад, принимая чашку с чаем от директора музея, одного из лучших историков Ордена.
— Молодые люди, как правило, носят вещи не имея ни малейшего представления о том что они означают, сир,- сказал пожилой человек, садясь за стол. Он посмотрел через маленькое окно в зал, где странный мальчик внимательно разглядывал пушки 17 века.
— Я уверен что крест подлинный, доктор Тибоде. Я не помню чтобы его когда-нибудь представляли мне, как Hochmeister. От вас требуется только узнать его имя.
— Я сделаю все возможное, Hochmeister.

***

Мальчик почти не слушал длинное объяснение директора, о том что он, как первый посетитель после Рождества, должен оставить свой автограф и указать имя, фамилию и страну.
Тибоде обрадовался, когда мальчик оставив свой автограф, пошел смотреть оружие Второй Мировой войны.
Старый историк был в шоке, прочитав имя, которое было удалено в свое время из книги как врагов Ордена.
Член семьи де Лиль! Во Франции! Разве они не стерты с лица земли за их преступления?
— Вы француз?- спросил он у мальчика
— Это что-то меняет?

Дрожа от страха он открыл дверь, где его ожидал Конрад, протянув ему папку, и опустил голову.
Герцог прочитал имя, кивнул, поднялся со стула и вышел из кабинета.
ГУНТРАМ ДЕ ЛИЛЬ. ФРАНЦУЗ. БУЭНОС-АЙРЕС.

27 декабря 2001 года.

Фердинанд фон Кляйст был ошеломлен! Его идиот друг влюбился в презренную змею! Первого раза ему не хватило, он не сделал никаких выводов! И теперь решил разделить жизнь с тем у кого та же ядовитая кровь!
— Он кровавый племянник Роджера! Ребенок, которого этот кусок дерьма Жером де Лиль выменял на своего брата!- кричал Фердинанд Конраду, который не обращал на него внимания,- Это ловушка!- повторил он расхаживая в гостиной,- Ты слышишь меня? Если бы я был им, я бы хотел зажарить тебя живьем! Это ловушка!
— Нет, я так не думаю,- сказал Конрад и посмотрел на часы.
— Да неужели! Де Лиль сидит в центре встречи Ордена на Рождество! Зачем? Его подослали чтобы убить тебя!
— Может быть.
— Может быть, что? Кто-то рассказал ему о тебе и его дяде и он хочет свести счеты! Ты знаешь сколько людей было убито в постели своими любовниками?
— Он даже не замечал меня. Если бы его первоначальная идея была соблазнить меня, то он плохо выполнил свою работу.
— А зачем ему тебя соблазнять? Ты сам следовал за ним как щенок!- крикнул Фердинанд, но потом понял что перегибает палку и успокоился,- Мне очень жаль, Конрад, но вся эта история выглядит подозрительно.
— То что Дахлер выяснил о нем, доказывает мою правоту и оценку мальчика. Он именно такой, как сказал о нем его отец. Внешне он похож на Роджера, но не характером и привычками.
— Все это может быть игрой.
— И даже фото в журнале школы, с людьми живущими в трущобе? Он принимает участие в социальных работах и отличник.
— Это может быть трюком. Дахлеру нужно копать глубже.
— Значит ты считаешь что это специальная разработка, что мальчик работает целыми днями за гроши, а ночью идет учиться в университет ради того чтобы обмануть меня?
— Записи могут быть подделаны и ты сам знаешь об этом,- разбушевался Фердинанд из-за того что Конрад разбил все его доводы за две секунды.
— Я не думаю что это так, Фердинанд,- мечтательно сказал Конрад,- Во всяком случае мальчик мой, и я намерен исполнить свою клятву данную его отцу. Отныне я буду нести ответственность за него.
— Что-то я не помню, чтобы ты стремился выполнять свою клятву 15 лет назад,- сказал Фердинанд со злобой
— Я не видел мальчика с тех пор как его отец умер.
— Как будто ты хотел его видеть. Жером тебе ясно сказал что он в Аргентине, я это прекрасно помню.
— Здесь я с тобой согласен. Это моя вина. А теперь извини, у меня есть некоторые нерешенные обязательства.
— Ты что, осмелишься опять бегать за этим мальчиком?
— Я еду на поезде в Венецию. Я чувствую что надо посетить этот город на праздники,- пояснил Конрад пожимая плечами.
Конрад спокойно одел свое пальто и перчатки, под разъяренным взглядом Фердинанда. Бросив взгляд на своего разъяренного друга, он подошел к двери и открыл её:
— Я хотел бы сказать тебе «Увидимся в Цюрихе», но уверен, что завтра, не позднее полудня ты уже будешь стучать ко мне в люкс,- сказал Конрад,- Я остановлюсь в «ДАНИЕЛИ», пока мой дом приводят в порядок.
— Бон Вояж! - сказал Фердинанд слегка веселым голосом.
Не сказав ни слова, Конрад покинул комнату закрыв за собой дверь.
После того как Фердинанд остался один, он ухмыльнулся и достал свой мобильный телефон. - «Если ты хоть на минуту подумал что я позволю тебе делать все что ты захочешь, ты глубоко ошибаешься, Конрад»,- подумал Фердинанд и набрал номер:
— Здравствуйте, господин Элсассер, Это Фердинанд говорит...

*******************************************
Конец 1 части "Под знаком креста"

04:48 

Тионн Роджерс. "О доброте и сострадании жаб и лягушек (перевод)

Жизнь прекрасна!
О доброте и сострадании жаб и лягушек.
Глава 15.
«Столкновение»
Буэнос-Айрес.
28 октября 2000 года.

********************************************************


Репин со злостью захлопнул каталог, это было плохим предзнаменованием для всех сидящих мужчин в комнате.
— Может есть что-нибудь в следующей папке,- сказал Обломов, примирительным тоном
— В 72 или в 73?,- спросил Константин едким голосом, который не предвещал ничего хорошего,- Это жалкая трата моего времени.
— Босс, вы видели только несколько лотов,- неубедительно сказал Иван,- Я посмотрю другие папки.
— Это меньшее что вы можете сделать, мистер Романов,- рявкнул Константин.
— Ой, босс, вы же не серьёзно. Это лучшие! Представьте себе, если вы будете иметь дело с этими пошлыми собратьями.
— Я что, твой секретарь?!!! Твой секретарь!!!,- разгневано шипел Константин
— Я сказал что вы мой личный помощник, босс. Это лучше чем секретарь.
— Иван Иванович, вы играете с огнем!

— Но это спасет вас от скучной ночи с этими тремя обезьянами сенаторами. Я слышал что они вместе трахают одну бабу,- шептал Обломов,- Очень характерно, вы не находите? Шлюха не будет шпионить за нами.
— Это старо как мир в истории человечества,- хмыкнул успокоившийся Константин,- Но вы правы, последнее что я хочу в этой жизни, это провести ночь с безмозглой проституткой напоминающей Ольгу.
— Она не проститутка, Константин, помните об этом, а то она может перерезать горло ночью,- сказал Обломов строгим голосом.
— Я знаю, мой друг, и меня это все расстраивает. Сегодня утром была бесполезная встреча с Маршаном, теперь он смотрит на эти лоты, но ничего интересного там нет.
— Я думаю что вам нужно выпить кофе, босс и немного свежего воздуха,- сказал Обломов и поднялся с кресла.
— Вызовите девушку, пусть она принесет кофе
— Вы облаяли агента по недвижимости, босс и она убежала, спасая свою жизнь,- усмехнулся Обломов.
— Кристи должны были нанять более квалифицированных людей. Я пожалуюсь Петерсу, когда вернусь в Лондон,- проворчал Константин, он открыл журнал с лотами еще раз.

***

Молодой секретарь быстро умчался когда Обломов попросил его принести кофе.
— Деньги заставляют всех быть расторопными,- подумал он рассматривая офис Кристи в Буэнос-Айресе, расположенный на небольшой улице в одном из самых элегантных районов города, в нескольких кварталах от новой квартиры Константина в здании Кавана. Здесь еще пахло свежей краской и он чувствовал запах клея от ковра.
« Босс, сука, мы должны были пойти в агентство по недвижимости, которое рекомендовал Захаров, а этот чертов Константин вздумал покупать произведения искусства.»
Обломов стоял в коридоре частных офисов. Вероятно они не ожидали российского миллиардера. «Константин должен был предупредить Петерса заранее. Мне надоели его причуды и обиды.»

Скучая он шел по коридору и через одну из открытых дверей увидел молодую женщину блондинку, сидевшую за столом и что-то деловито писала. Он замер, когда увидел у неё над головой среднего размера акварель. Обломов был загипнотизирован, пленен простым пейзажем огромной равнины и надвигающимся небом над ней.
— Это похоже на Левитана,- прошептал он
— Прошу прощения?- спросила женщина на английском языке
— О, извините за беспокойство, мадам. Я хочу посмотреть на эту картину. Меня зовут Иван Романов.
— Очень приятно. Я, Лучиана Долленберг. Вы кого-то ищете?
— Я? Нет, мы здесь по поводу покупки жилья с миссис Альенде,- сказал Обломов, показывая пальцем на пейзаж,- Вы... не подскажете мне имя автора?
— Что, простите?-
— Эта картина...., она из Третьяковской галереи... Как зовут автора?,- он нахмурился пытаясь вспомнить, - Подождите, я позову своего секретаря, он должен знать.

***

— Мне нужна ваша помощь!- он грубо поднял Константина на ноги, - Сейчас!
— Что такое? Проблемы?- разозлился Константин
— Я хочу купить картину. И вы должны мне помочь, чтобы они не обманули меня.
— Вы хотите купить картину?- спросил Константин в шоке,- У вас что, лихорадка, Иван?
— Я хочу купить её! Она похожа на ту, которую я очень люблю.
— У вас есть любимая картина? Мы вместе уже 20 лет и я впервые об этом слышу.
— Как вы думаете, сколько она будет стоить?
— Зависит от того что вы хотите купить,- ответил с ухмылкой Константин.
— Вспомнил! «Владимирка»!
— Вы хотите купить копию? Подождите, приедете домой и купите копию хорошего художника.
— Да, я понимаю что это не оригинал. Даже я знаю что подлинник висит в музее. Сколько он стоит сейчас?
— Кто? Исаак Левитан? Ну, я не знаю сколько он стоит сейчас. Надо спросить агента,- сказал Константин серьезно, он видел как горят глаза Обломова от волнения, и насмехался над культурной наивностью Обломова.
— За сколько «Кристи» продают его картины?,- он понимал что на фоне Константина он не образован в этом плане. Он проделал длинный путь от мальчика, каким он был, когда встретил Константина, в то время они оба учились в университете в Москве.
— Иван, она не может быть работой Левитана, и я сомневаюсь что в этой стране могут быть художники его уровня. С меня достаточно того, что я видел сегодня утром.
— Ну скажи, сколько?
— Смотря какая работа. От 10.000 тыс. евро до 1.5 миллиона.
— Так дорого?- спросил шокировано Обломов
— Последняя из них была очень большая картина.
— Хорошо,- сказал Обломов и потащил Константина из зала заседаний.

***

Лусиана была недовольна вторжением двух русских мужчин, возбужденно что-то обсуждавших на своем языке. Речь шла об эскизе, который дал ей муж, чтобы она украсила стену в кабинете.
— Смотри! Тебе нравится?- спросил Обломов Константина на русском языке, а его друг пристально разглядывал картину.
— Это фантастика!- сказал Константин,- Но это не Левитан. Художник дал пейзажу свою психологическую интерпретацию. У этого художника своя зрелая классическая техника, она свежая и почти говорит с вами.
— Мне она нравится! Я думаю что она будет хорошо смотреться в моем кабинете,- сказал гордо Иван,- Я просто влюбился в эту картину.
— Пожалуйста, разреши мне купить её,- сказал Константин
— У тебя тысячи таких картин! Ни за что! У меня есть место для неё.
— Иван, ты же равнодушен к искусству.
— Я первый увидел её! И мне она нравится. Спокойно. Спроси у неё, может у неё ещё есть.
— Иван, художник, это не супермаркет,- ответил сухо Константин,- Они создают. И делают это с вдохновением. Их работы не растут на деревьях.
— Извините, мисс, сколько вы хотите за картину,- спросил Обломов на английском языке,- Я хочу купить её.
Теперь Лусиана смотрела большими глазами на странных русских.
— Эту?- спросила она
— Да, эту.
— Она не продается.
— Мы находимся у «Кристи» и вы не продадите картину?- ляпнул Обломов и Константин ухмыльнулся на отсутствие манер друга.
— Эта картина не для продажи. Её нет в каталоге,- ответила Лусиана в шоке.
— Мой друг подождет пока её включат в каталог,- сказал любезно Константин,- Петерс предупредит нас когда её включат в каталог.
— Господин Петерс? Боюсь вы ошиблись, господа. Эта картина принадлежит моему мужу и она не продается.
— Могу ли я убедить вас продать нам её. Как насчет 5.000 долларов?
— Простите? - спросила она на грани сердечного приступа,- Автор даже не профессиональный художник. Я не могу продать её вам.
— Я понимаю что вам наверно трудно расстаться с ней, сударыня,- вмешался Константин мягко,- Может быть 7.000 долларов убедит вашего мужа.
— Он не продаст её. Она принадлежит его деду.
— Да, видно что картина старинная, почти как натуралист,- сказал Константин.
— Натуралист? Вы ошибаетесь. Этот эскиз написан в 1997 или в 1998 году, прежде чем мой отец скончался. Художник написал её на каникулах, когда гостил в нашем имении.
— Он еще жив?- спросил Константин удивленно
— Он учился вместе с моим родным братом.
— Как насчет 10.000 долларов?- нажал снова Обломов
— Достаточно, Иван. Она подумает что мы идиоты. Она же сказала «нет»
— Это ваше имение,- спросил Обломов, игнорируя взгляды Константина.
— Да. Мой муж хочет продать его и переехать в Лондон.
— Я ищу недвижимость в сельской местности. Я хотел бы взглянуть на него, если вы не возражаете. Я ничего не заметил здесь, что поразило бы моё воображение.
— Я поговорю с моим мужем, если вы заинтересованы. Я дам вам свою карточку, и если можно дайте мне свою. Мы можем устроить встречу. Наше имение хорошо расположено, недалеко от столицы и его можно переделать в отличный отель или спа-салон. Я могу показать вам проекты,- сказала Лусиана, втайне радуясь что наконец-то продаст этот «сарай».
Константин посмотрел на Лусиану расстроенный тем, что она ошибочно приняла их за тех русских выскочек и издевается над ними.

***

— Мы набегались сегодня, не так ли?- Обломов ухмыльнулся Константину, который молчал весь обратный путь из деревенского дома, в который этот гигант его друг потащил сегодня утром,- Посмотри, не плохо, да? Мне нравятся мои «девочки» и они дешевле чем тот Дега о котором ты говорил.
— Да,- ответил Константин погруженный в свои мысли.
— Вы тоже получили кое-что. Эти пейзажи хороши.
— Да, конечно,- ответил он механически.
— Мы же договорились, и я все сделал правильно.
— Мой знаменитый дед обожал бы вас, Иван Иванович- глумился Константин, сидя на диване.
— Не унывайте, босс. Я уйду сегодня вечером, а вы оставайтесь, пригласите компанию, а я буду пить шампанское в компании людей желающих прикарманить мои деньги.
— Вы собираетесь купить эту недвижимость, Иван?
— Нет. Два миллиона долларов, очень дорого. Этот Долленберг сумасшедший, если думает, что я заплачу такие деньги и буду содержать его сотрудников пока они не уйдут на пенсию. Они должны присоединиться к армии спасения или найти другую работу.
— Дом и еще интригующая концепция.,- беззаботно сказал Константин.
— Да, интригующая. Почему никто не повесил архитектора на ближайшем дереве. Мы строим гораздо лучше чем они.
— Вот именно.

« Обломов вздохнул. У Константина было плохое настроение и лучше оставить его в покое. Он задумчивый с тех пор как мы встретились сегодня. Он прошел через комнату и сел за стол, наблюдая за молчаливым другом. Он всегда все усложняет. Получи любовника и закрой глаза на его недостатки, если тебя он устраивает, люди не идеальны. Нет, он всегда стремится к совершенству! Он хочет Леонардо да Винчи и Леонардо ди Каприо в одном флаконе. А это невозможно. Я много раз ему говорил, что нужно быть довольным тем что имеешь, но он встретит какого-нибудь миловидного хама, который кистью по холсту водить не может, влюбляется в него, идеализирует, лелеет как кота, а когда из этого кота начинают выпрыгивать блохи, пачкая его одежду, разочаровывается и впадает в депрессию.»

Константин был зол. С него аж пар шел от злости. «Эта нахалка, даже не имея степени в искусстве посмела не раз опровергать его суждение об интригующем его художнике. Идиотка! Как будто я не понимал хорошо это или плохо! Я плачу свыше 250 ежегодных художественный стипендий в год и она говорит что эти рисунки нарисовал какой-то отродье из средней школы! Это просто невозможно! Правда они немного наивны, но это характерно для девятнадцатого века. Нет, наивны не то слово- невинны! Есть что-то в них такое, я не могу подобрать слово....»

Громогласный смех Обломова вывел его из состояния задумчивости.
— Ты должен мне деньги... и много!,- Обломов засмеялся еще сильнее,- Подожди, мы даже ничего не поставили на спор!
— Иван, я не в настроении. Я в пустую провел день, и ко всему прочему «играл» твою секретаршу, неужели нельзя было обойтись без меня? Каждый раз спрашивал моё мнение пока мы были там.
— Вот поэтому мне нужен был секретарь! Ты лучший советник из тех кого я когда-либо имел!,- Обломов усмехнулся и Константин зло посмотрел на него, тот тут же перестал смеяться, - Эта женщина была права, босс,- сказал он серьезно протягивая ему желтую папку.
— Что это?
— Досье на этого художника. Я заказал его. Я ничего не знаю об искусстве, но я не хотел чтобы эта умная баба обманула меня.
— Это не слишком экстремально Иван Иванович?
— Мне плевать на рисунки, но она хотела продать мне дом по бешеной цене. Если бы она обманула с художником, то с ней всё было бы ясно.
— Ну и что ты узнал?- спросил Константин, принимая папку.
— Ему действительно восемнадцать лет!- захохотал Обломов
— Чтооо???- прохрипел Константин
— Он правда художник. Этот сопляк учится в шикарной школе. Если не веришь, посмотри, он проиллюстрировал школьный журнал в прошлом году. Они выглядят почти так же как мои рисунки.

Константин взял папку, открыл её, расстроенный тем, что теперь даже Обломов издевается над ним. Единственный лист бумаги, на которой была написана автобиография, не сказал ему ни о чем, пока он не увидел дату рождения. Константин чуть не задохнулся.
— Ну что, убедился теперь, босс? Разве этот парень не похож на Рафаэля? Тот кто начал писать в 15 лет? Тот кто написал Сикстинскую...?
— Рафаэлло был вундеркиндом. Но возможно ты имел в виду Микеланджело. Он начал писать в мастерской братьев Гирландайо, когда ему было 12 лет. В 18 лет он уже работал с Лоренцо Великолепным
— Несмотря на то что вы говорите, Константин, я трачу минимальные деньги на искусство. Меня удовлетворяет то, что я сегодня купил. Одну я подарю Татьяне, она вечно жалуется что я не дарю ей хорошие вещи или отправляю Наталью купить ей драгоценности, а не сам покупаю. Как будто у меня много свободного времени. Эти балерины выглядят прекрасно, они будут хорошо смотреться в ее студии в Париже. Она уже два месяца говорит чтоб я ей подарил что-то тонкое и классическое. Это как раз подойдет, и дешевле чем покупать у агента по искусству.

Константин опять глубоко и разочаровано вздохнул, он решил прервать пока обсуждения, ему нужно подумать.
«« Зрелый художник» на самом деле родился 19 октября 1982 года, и заканчивал школу Святого Петра, одну из самых дорогих школ в стране. У него не было живых родственников, а адвокат, который был также судьей по уголовным делам, был единственным контактным лицом. И больше нет никого? Это очень странно.»

Репин взял печатную версию журнала школы, скачанных из интернета и увидел полное имя мальчика, как одного из иллюстратора. Константин внимательно смотрел на изображения, не было сомнений, что все они принадлежали одной и той же руке.
« Меня приводит в бешенство от мысли, что я потратил всю свою жизнь, в поисках реального гения, платил миллионы на стипендии, а Иван нашел его, когда просто вышел за кофе!»
« Он самый везучий человек во Вселенной!»
Молча он сидел за своим столом и тщательно рассматривал, сравнивая иллюстрации журнала с теми что он купил.
« Невероятно! Это та же самая рука! Вот паршивец! Он обманчив и прост в своем реализме, но в то же время присутствует комплексное пространство конфигураций! Откуда он это знает? Это абсолютный классицизм.»


— Босс, бросьте всё и посмотрите на это,- усмехнулся Обломов роясь в папке,- Это то, что вам понравится.
— Что?
— Я имею в виду этого голубя. Белокурого, голубоглазого, можно сказать красавчика, отличника и очень молодого. Вам нельзя упускать такого.
— Ты сошел с ума?
— Нет, мне нравятся девушки. Но для вас... я бы дал ему шанс.
Обломов искал папку с именем художника.

— «Гунтрам Филипп Альфонс де Лиль Гуттенберг Саксен». Уффф...! Вот это имя!
Константин поднялся со своего стула и взял из его рук фотографию из ежегодника школы.
Юноша был ошеломляющим, Константин смотрел на фото с восхищением. Идеальная симметрия лица, самые прекрасные глаза, которые он когда либо видел. Они сияли, в них был ум и доброта. Мальчик застенчиво улыбался в камеру и его сдержанная улыбка была самая завораживающая. Он самое красивое существо, которое я когда-либо видел!

— Если бы у него была сестра, я бы с ней познакомился,- усмехнулся Обломов, раздражая Константина,- Он действительно красивый, и не выглядит самодовольным. Я имею в виду, как все ваши предыдущие игрушки, если они знают что симпатичные, сразу корчат из себя примадонн, Константин.
— И они не задерживались больше нескольких недель или месяцев. Но...этот другой.
— Да он Мать-Тереза! - усмехнулся Обломов, продолжая читать ежегодник,- Как насчет этого, босс?
— О чем ты?
— Здесь..., в ежегоднике, : «Гунтрам активно участвует в приходской деятельности, и каждое воскресение он сопровождает нашего священника, Отца Патрисио Перейра, помогать в благотворительном проекте школы...» Это проигранное дело, босс. По его лицу видно, что он сейчас упадет на колени и будет молиться.
— Откуда ты знаешь! - разбушевался Константин,- Я мог бы привести сотни примеров и рассказать тысячи историй....

Но его тираду прервал Обломов.

— «....Гунтрам будет изучать экономику и социальные работы в университете Буэнос-Айреса. После учебы он планирует жениться и создать семью...» Всё! хана тебе, босс, он «натурал».
— Кто в здравом уме и светлой памяти планирует жениться в 18 лет? - спросил Константин в шоке
— Мормон! - пошутил Обломов
— Он разумный, талантливый, и ответственный молодой человек. Он идеально подходит мне,- сказал надменно Константин.
— Возможно, а вы ему? Во всяком случае «Брак и семья», в том же предложении не говорит в вашу пользу, босс.
— Это мы еще посмотрим. Узнайте все что возможно о нем и его семье.
— Он сирота.
— В каком смысле, сирота? Он же не из инкубатора! Родители же у него были?,- сказал возмущенно Константин, как если бы он говорил с идиотом,- Я хочу знать все о нем.
— Босс! - заскулил Обломов
— Установите постоянное наблюдение за ним. Узнайте, есть ли у него подруга или друг. Кто его друзья. Где он живет. Чем он занимается в школе. Абсолютно все! Это ясно?
— Босс!
— Вам пора, Иван Иванович. Вы должны присутствовать на ужине,- Константин повернулся к нему спиной и пошел, сел на диван у окна.

15 января 2001 года.

— Босс, у нас проблема.
— Скажи Захарову, пусть решает. С меня достаточно этих туземцев. Все они считают что они самая яркая звезда в галактике,- пробормотал Константин, не поднимая глаз от доклада,- Будем надеяться что Линтрофф поставит их на место, как только он закончит с этими аргентинцами. 35% на возврат! Это же не слыхано дорого!
— Я не об этом. О другом проекте. В Аргентине.

Константин посмотрел на него раздраженно.
— Мы только завтра будем в Аргентине, Иван Иванович. Сегодня мы здесь,- ответил он едко
— Вы знаете о чем я. Крестоносцы причастны к этому.
— Крестоносцы пригласили нас играть здесь. Я не хочу никаких проблем с Линтроффом. Если есть какие-то проблемы, решите их и удалите.
— Выстрел в голову или яд? Что предпочитаете, босс? - спросил Иван, голосом невинного агнца. Но прежде чем он успел среагировать, Константин вскочил со стула и как кобра бросился на него, прижал вниз и приложил дуло пистолета к голове.
— Босс, я пошутил. Пожалуйста, я не хотел тебя обидеть.
— Может быть мне спасти свою кузину Татьяну от расходов на развод? Ты слишком самовлюбленный, Иван Иванович.
— Босс, убери пистолет,- сказал Обломов изображая спокойствие и уверенность. Это было уже не в первый раз что Константин убивал кого-то, кто осмеливался бросить вызов его правлению,- Ты знаешь меня уже 20 лет.
— У меня такое ощущение что ты хочешь продвижение по службе?
— Босс, идея с секретарем была ваша.
— Может тебе понравилась эта шарада и ты хочешь быть постоянным боссом?
— Нет, босс, я на твоей стороне. Я никогда и ничего не замышлял против вас.
— Мне не хочется испортить хороший костюм твоими мозгами, Обломов,- сказал Константин и убрал оружие, встал, отряхнулся и сел за стол, а запыхавшийся Обломов остался сидеть на полу.
— Что это за проблема о которой вы говорили?,- небрежно спросил Константин, будто ничего не произошло, а Обломов понял, насколько близок был к смерти.
— Речь идет о том мальчике вашей мечты. О художнике,- сглотнул он.
— И что с ним?
— Мы расследовали все насчет его семьи и теперь точно знаем что он является членом Ордена.
— Он же живет в Аргентине? И он слишком молод чтобы быть крестоносцем,- сказал Константин, потрясенный и недовольный новостью.
— Де Лили были участниками восстания против Линтроффа, в 1989 году. Этот мальчик сын Жерома де Лиль Гуттенберг Саксен, руководителя по правовым вопросам KREDI FINANCIERE Mediterranee, ныне покойный. Его дед был главой Ордена во Франции, мальчик является единственным оставшимся наследником. Есть ещё дядя, но он все равно что мертвый.

Константин уставился на него, а Обломов продолжал говорить, его глубокий голос, каким-то образом действовал успокаивающе на него.
— Старый Виконт де Мариньяк был в числе заговорщиков, организовавших нападение на Линтроффа в Гюстрове. Вы помните об этом? Тогда еще Волводянов был напуган?
— Да, подчищал двор от расчлененных тел. Немного экстремально для любого. Я слышал что сам Линтрофф обезглавил пятерых оставшихся в живых. Он спас Штази от многих беспорядков. Наш Конрад никогда не нарушал традиции. Как думаешь, он вызывал священника к приговоренным, прежде чем отрубить им головы?
— Это ничто по сравнению с тем что случилось на следующий день. После того как наемники напали на Линтроффа и попытались убить его, Орден напал на де Лилей. Виконт, его старший сын, жена сына и трое детей, вместе с прислугой были убиты, а их поместье было сожжено. По данным французской полиции, все они совершили самоубийство из-за банкротства их банка.
— Вот в этом величие Ордена,- прокомментировал мечтательно Константин,- Процесс очистки входит в услугу. Моя жизнь была бы проще, если бы всех кого я убил, власти маркировали бы как самоубийство.
— Взрывать бомбы трудно причислить к самоубийству,- пошутил Обломов.
— Почему тогда мальчик до сих пор жив?
— Я не знаю. Его отец совершил самоубийство, через месяц после казни всех де Лилей. Он привел в порядок все дела, назначил 7-летнему мальчику опекуна, и покончил с собой выпрыгнув из окна. Опекун управлял деньгами мальчика до его совершеннолетия. Немного осталось от его состояния.
— Сколько?
— Около 50 тысяч долларов. Мальчик живет в съемной квартире и работает официантом в литературном кафе.
— Только 50 тысяч долларов?! У его деда были миллионы!
— Все деньги были конфискованы французским правительством, и выплачены вкладчикам Креди Овернь. Мальчик с трехлетнего возраста живет в Аргентине, в основном в этой школе. Все де Лили были изгнаны или обречены на смерть. На острове Баунти живет дядя мальчика. Роджер де Лиль.
— Что вы знаете о нем?
— Ничего. По слухам Summus Marescallus, Младич Павичевич, поклялся не уходить в отставку, пока не убьет убийцу своего брата.
— Кровная месть! - засмеялся Константин,- Старому Разиму пора в дом престарелых и оставить своему племяннику Горану довести все до конца. Горан впечатляет, по своему.
— Даже сербы боятся Горана, босс,- тихо сказал Обломов,- Он фанатик!
— Повторяю свой вопрос. Почему мальчик до сих пор жив?
— Он все время жил здесь. Может быть этот ребенок ничего не значит для них?
— Если его двоюродные сестры были убиты, почему его миновала эта участь?,- настаивал Константин.
— Я ...не знаю, босс. Но это плохая новость. Если Линтрофф узнает об оставшемся в живых одного из де Лилей...
— Если бы Линтрофф был против мальчика, он давно бы покончил с ним. Разве нет? Разве он не живет под своим настоящим именем?
— Да, но...
— Не возражай, Иван Иванович. Линтроффу он не нужен. Я заберу его себе.
— Босс! Крестоносец сойдет с ума! Он обидится если вы возьмете себе в любовники одного из его врагов? А что если он подумает, что вы с его врагом, используя свои ресурсы в заговоре против Линтроффа? Вы представляете что он с нами сделает?
— Конрад хорошо меня знает. Во всяком случае, если я решу забрать мальчика себе, я поговорю с ним.
— Вчера этот мальчик даже не обратил на вас внимания! Вы...
— Ну...договаривай. Выставляю себя дураком? Да, он не обратил на меня внимания. Это еще раз доказывает, что он хороший и порядочный человек! Он просто идеально подходит мне! Он просто АНГЕЛ!
— Босс, он не Ангел, он дурак. Вы положили 100 долларов чаевых на стол, девушка взяла их, а он заставил её вернуть деньги «туристу». Римский перевел их разговор. Он сказал, что как только он вас увидел, он передал заказ девушке и сказал что не хочет даже часть чаевых от вас.

Константин вздохнул, вспоминая их первую встречу лицом к лицу с молодым человеком. Он был еще более красивым чем на фотографии.
— Римский сказал мне, что он даже нес поднос для шлюшки какой-то,- нажимал Обломов
— Он настоящий джентльмен! Он со всеми ведет себя одинаково, не только с леди. Его манеры изысканы даже с непокорными старушками.
— Боооссс!- скулил Обломов, он проклинал себя за то что по его вине Константин прицепился к этому мальчику.
— Ты до сих пор не ответил на самый важный вопрос.
— Какой?
— Есть ли у него парень?

28 июля 2001 года. суббота.

— Тыквочка, ты не можешь так поступить со мной,- скулил Федерико
— Я сказал, нет! - ответил Гунтрам, игнорируя друга, он читал инструкцию приготовления риса на упаковке,- Если рис пропаренный, его можно пожарить?
— Опять рис?
— Я готовил рис неделю назад,- пожал плечами Гунтрам,- Есть еще томатный соус к рису.
— Ты должно быть шутишь?
— Приходи через две недели, я приготовлю лобстера для тебя. Томатный соус или масло? Можно ещё сыром посыпать сверху.
— Гунтрам, одень рубашку и галстук и я накормлю тебя сегодня ужином по первому классу!
— Ни один лосось не стоит вечера в компании с твоей матерью, Фэфо.
— Пожалуйста, Гунтрам!
— Нет, оставь меня с моим сгоревшим рисом, мне еще надо готовиться к занятиям.
— Ты можешь съесть всех омаров!
— Ты же знаешь, что я ненавижу омары.
— Яблочный пирог и мороженное?
— Это её день рождения и она ненавидит меня!
— Я должен буду умереть в окружении её друзей! Они все пидорасы!
— Удачи тебе, Фэфо,- сказал Гунтрам, игнорируя щенячьи глаза своего друга.

***

— Добрый день, мадам,- сказал Гунтрам, чувствуя себя неуютно в присутствии матери Федерико
— А, это ты,- сказала она холодно,- Разве ты не обслуживаешь свои столы сегодня вечером?,- спросила она с явным отвращением к этому нищему французу, которому покровительствует её сын. «Просто немыслимо, что Федерико тратит свое время на человека который не имел ни связей, ни денег, ни гламура, был на три года моложе и совершенно бесполезен. Так еще змееныш не хотел помогать Федерико с поступлением в юридическую школу. Вероятно пришел сюда чтобы поесть бесплатно.»

Гунтрам почувствовал что у него закололо сердце. «Я должен помнить что я не один из них. Почему я позволил Фэфо уговорить меня прийти сюда?»
— Сегодня у меня выходной, мадам,- ответил он застенчиво.
— Хорошо. Почему бы тебе не съесть что-нибудь? Сегодня у нас важные гости,- сказала она и повернулась чтобы улыбнуться приближающемуся олигарху.

С комом в горле, Гунтрам осмотрелся смущенно пытаясь найти своего друга. Он увидел как Федерико общается с высокой, великолепной блондинкой и вздохнул.
«Хотелось бы надеяться что она не проститутка одного из коллег его матери сенатора, а то в противном случае она свалит всю вину на меня, за то что он беспокоит её.»
« По крайней мере ведьма дала мне хороший совет- Есть! Впервые за все годы.»
Вид большого шведского стола, установленный под позолоченными кессонными потолками, которые соответствовали стенам в стиле рококо, убил его аппетит.
« Одно из этих блюд может прокормить всю семью в течении недели«». Он заметил темный, свободный угол и пошел туда, чтобы наблюдать за происходящим оттуда. От всего происходящего у него заболела голова, он подавил гримасу боли и попросил колу у проходящего официанта.


Константину было более чем достаточно аргентинцев лебезящих перед ним. Сегодня он был в лице Обломова, президента Кавказских Oil Ltd.
« Если бы мой Ангел не был другом сына этой женщины, я бы не тратил свое время на разговоры с этими политиками. Захарова для них более чем достаточно.»
Он увидел мальчика прячущегося в закутке в бальной зале рококо и еще раз восхитился его красотой.
« Украсть его отсюда, как советовал Массаев было слишком рискованно, он может потерять свою способность создавать, или настолько испугается, что все его картины превратятся в кошмар. Нет, я должен убедить его поехать со мной. У него ничего нет, никто о нем не заботится. Настало время чтобы заманить его в ловушку. Мальчишка друг его, полностью в долгах, его мать умоляет, просит деньги. Боги играют мне на руку.»

Решительными шагами Константин подошел к мальчишке, уже очарованному одной из девушек работающих в услугах сопровождения, которая была нанята специально чтобы отвлекать друга.
— Ксения, моя дорогая...
— Мистер Обломов, позвольте представить вам, Федерико. Он сын сенатора Альвеар,- сказала она на английском языке,- Мистер Обломов является важным коллекционером произведений искусства в России. Он заинтересован в молодых латиноамериканских художниках,- повторила она хорошо выученный урок, надеясь что Федерико подхватит её реплику.

Но Федерико был ослеплен её блестящей улыбкой, и только сказав Константину- «привет», он опять переключился на девушку. Она изо всех сил пыталась втянуть его в разговор об искусстве, но это было безнадежно, так как он не имел ни малейшего представления об латиноамериканских художниках и даже не проявлял никакого интереса к культуре.
Только то, что ранее он обещал своей матери, что будет хорошим и вежливым, и узнает то, что хотят русские, которые должны вложить деньги в её проекты и спасти их от полного краха, или в противном случае она отправит его к отцу пасти скот, сподвигло его обратить внимание на русского, который уже терял терпение, он пообещал им познакомить их кое с кем.

— Оставь этот бутерброд и помоги мне.
— Ни за что! Ты знаешь сколько времени мне понадобилось чтобы получить его?
— Мне нужен художник и нужен прямо сейчас. Ты идеально подходишь. Моей матери захотелось поиграть в «Екатерину Великую», и русскому нужен аргентинский художник. А я знаю только одно имя.
— Для тебя это очень много,- съязвил Гунтрам,- Меня? Ни за что! В проект к твоей матери? Не в этой жизни!
— Тыквочка, если мы не получим их поддержку, она отправит меня в деревню.
— Коровы полезны для тебя, и до августа у тебя много времени.
— Тыква!- надулся Федерико
— Хорошо! Но ты принесешь мне еще один бутерброд из кухни. И вообще я мало знаю об искусстве.
— Тыквочка, ничего не надо делать, просто пусть русский увидит живого аргентинского художника и отстанет от меня.

У Гунтрама было чувство, что его опять выставляют на обозрение, как бывало раньше в школе, когда его выставляли в качестве примера высокого качества образования предоставляемого школой Святого Петра.

Гунтрам только мельком посмотрел на черноволосого мужчину, и по какой-то причине почувствовал неловкость рядом с ним, от его глаз исходила опасность и это заставило его занервничать, он видел много глаз, но такая интенсивность и хищная агрессия исходила от него, что он содрогнулся. Было в нем что-то неправильное, темная аура власти человека. Во всем теле Гунтрама и в мозгу было только одно: Враг! Бежать!
— Parlez-vous Français ? - спросил тихо Константин, уже сбитый с толку, потому что мальчик изменился в лице, побледнел и смотрел вниз, явно отказываясь от визуального контакта, поэтому он спросил его на французском языке, чтобы как-то смягчить его. Но Гунтрам только выпалил:
— Я не говорю на русском вообще, простите, сэр,- и повернулся и быстро покинул их общество, и дом Федерико. Оставив всех в замешательстве.
— Разве я сказал что-то не так?,- спросил Константин в шоке на реакцию Гунтрама
— Нет, я.... Гунтрам художник и иногда он бывает странным, не обращайте внимания на него.
— Я думал что он француз, из-за его имени.
— Да, он француз, но он прожил почти всю жизнь в Аргентине. Он лучше всех знал этот язык в школе, но он почти не говорит на нем,- беззаботно сказал юноша,- Возможно ваш акцент напомнил ему об отце,- добавил Федерико злобно, он уже понял, что русскому коллекционеру нужно было от Гунтрама не картины. «Извращенец! Я никогда не отдам тебе Гунтрама!»
— Он художник? Не слишком ли он молод?- Константин решил сделать лучшее, чем упущенный шанс, он красивее чем я думал, он свел меня с ума!
— Гунтрам рисует немного, он не собирается быть художником, он будет изучать экономику,- быстро ответил Федерико,- Для него это просто хобби, и кроме моей тети Терезы никто не будет покупать его мазню,- добавил он презрительно, в надежде, что этот придурок отстанет от его Гунтрама и потеряет интерес к нему. «Черт, он выглядел так, как будто собрался прыгнуть на моего Гути.»
— Я хотел бы увидеть что-нибудь из его работ,- сказал раздраженно Константин
— Он не показывает никому свои работы,- бросил ему вызов Федерико
— Вы только что сказали что он продал несколько работ вашей тете. Может быть ваша мать поможет мне.
« Моя мать? Она ненавидит его и представит его как распутника»,- подумал Федерико
— Нет необходимости беспокоить мою мать. Она занятая женщина, если хотите, я могу показать вам несколько работ, которые он забыл у меня дома. Моя мать, мистер Романов, пригласит вас на обед, и сможете обсудить с ней искусство и все остальное.
Две птицы с одним камнем, мамочка, теперь делай свою грязную работу и дави сама этих русских ради денег. Теперь она оставит меня в покое, у неё есть её жертва.
— Вы должны понять что мистер Романов очень занятой человек. У него нет интереса к искусству вообще. Я могу говорить от его имени и я хотел бы услышать деловое предложение вашей матери более подробно. Как насчет завтрашнего дня? Остальное время у меня занято.

2 октября 2001 года.

Дождь лил как из ведра, когда Гунтрам, закончив занятия, подошел к двери чтобы выйти из университета.
« Нечего геройствовать ночью, надо ехать домой на автобусе»,- подумал Гунтрам.
Он вышел под проливной дождь, перепрыгивая через лужи, пошел к остановке. На остановке никого не было, все попрятались под навесы магазинов. Лишь кучка мальчиков и девочек-проституток, жались по близости.
« Не хватало еще чтобы кто-то принял меня за них»,- подумал Гунтрам, и увидел что прямо перед ним остановился черный мерседес.

Заднее стекло опустилось и мужчина, лет сорока стал кричать ему что-то. Невозможно было услышать слова, из-за проливного дождя:
— Гунтрам, мы встречались с тобой на вечеринке Мартины де Альвеар, иди сюда, ты промокнешь,- кричал Константин по французски
— Что? - спросил Гунтрам по испански, решив что водитель просто хочет узнать как проехать куда-то.
— Садись в машину! - крикнул Константин на английском языке, расстроенный идиотизмом мальчика.
Проститутки за спиной Гунтрама запели мелодию из «Pretty Woman» и Гунтрам понял что его приняли за них.
— Вам должно быть стыдно! -крикнул он на чистом английском,- Это из-за таких как вы люди занимаются проституцией! Убирайся отсюда, или я вызову полицию!
Константин только открыл рот от удивления.
— Я же назвал его имя и сказал где мы встречались. Он же не мог подумать что я хотел снять его?
Он открыл рот чтобы сказать, что хотел просто довезти его до дома, но от холодного и презрительного взгляда Гунтрама у него застыла кровь. Никогда и никто не смотрел на него с таким презрением. Что он сделал? «Я же только хотел довезти его домой!»
Гунтрам смотрел презрительно на отъезжавшую машину.
— Извращенцы!- подумал он
— Эй, блондин! Если не хочешь работать, не мешай другим,- крикнули ему проститутки, но к счастью, из-за угла появился автобус и спас его от этой ситуации.

14 ноября 2001 года.
Пунта дель Эсте. Уругвай.


Яркие огни казино слепили глаза Федерико, но он не обращал на это внимания. Его выигрыш был ошеломляющим. Молодая русская женщина безусловно приносила ему удачу.
— Фэфо, пойдем домой. Я устала и хочу спать,- прошептала она обольстительно.
— Через минуту, любовь моя,- пробормотал он и сделал ставку на рулетке на 50.000 тысяч долларов.
— Ну, Фэфо,- надулась она, когда он сгреб свой выигрыш со стола,- Пойдем, дорогой, мне скучно здесь. Я хочу навестить своих старых друзей.
— Подожди, детка минуточку.
— Здесь слишком шумно,- сказала она и отхлебнула коктейль.
— Хорошо, мы уходим,- согласился Федерико, он понимал что удача может отвернуться от него, да и блондинка была хороша, хотелось уединиться с ней.
— Ты опять будешь играть?- заскулила она, когда они шли через комнату,- Я знаю одно классное место, оно в твоем стиле. А здесь для быдла и бабушек.
— Малышка, наслаждайся вечером,- проворчал Федерико,- Почему бы нам не пойти спать?
— Я хочу навестить друзей, я знаю их всех. Это на самом верхнем этаже «КОНРАДА».
— Малышка, ты намекаешь на незаконные игры в покер? Я только в прошлом году закончил школу. Они не пропустят меня.
— Пойдем, ты их знаешь. Патрик тоже тем. Ты помнишь его?
« Да, наркодилер из Майами»,- подумал Федерико, вспоминая веселую вечеринку, но ничего ей не сказал,- Мы пойдем в постель, не так ли?,- настаивал он,- Я знаю как вылечить твою головную боль,- подмигнул ей Федерико
— Нет, я хочу к своим друзьям! Мы приехали сюда развлечься, а тебе только хочется быть в постели и ходить на пляж. Даже по магазинам ни разу не ходили, тебе только игровые автоматы нужны, где бабушки играют.
— Хорошо,- сказал раздраженно Федерико,- Мы побудем там час и сразу в постель.
Блондинка прыгнула от радости на шею Федерико, радуясь что ей дополнительно заплатят еще 2.000 долларов от русского олигарха, если она приведет этого олуха к нему.

Федерико был шокирован увидев Константина сидящим за столом где играли в покер и где ставки были свыше 200.000 долларов, но виду не подал.
На Константине была черная шелковая рубашка, и в отличие от других, на нем не было никаких украшений, кроме золотыз часов Vacheron.
— Вы напрасно тратите свое время, мистер Обломов, Гунтрам не заинтересован в вас,- сказал резко Федерико,- Вы не устали биться головой о стену?
— Если бы ты сделал все как я просил, он заметил бы меня, но мне кажется ты специально не делаешь это,- сказал холодно Константин,- Может мне найти другой стимул для тебя, чтобы ты понял мои намерения?
— Гунтрам говорит что он не художник и не хочет продавать свои рисунки вам,- солгал Федерико,- Он не заинтересован ни в вас, ни в том что вы хотите предложить ему.
— Сколько ты проиграл здесь сейчас?
— Это не ваше дело.
— Я могу покрыть 200.000 тысяч, которые ты сейчас проиграл и немного добавить для тебя, если ты кое-что сделаешь для меня.
— Нет!
— Хорошо, тогда мои люди потребуют немедленно выплатить долг. Не правда ли, Римский?
— Да, сэр,- сказал высокий русский мужчина и угрожающе пошел по направлению к Федерико.
— Вы же знаете что у меня нет такой суммы с собой. Подождите до завтра.
— Мои коллеги, люди нетерпеливые, Мартиарена. Мое терпение на пределе.
— Что вы хотите?- сказал Федерико, а Римский схватил его пальцы и резко вывернул, вызывая жгучую боль, которая пронзила все его тело и он упал на колени.
— Того же, чего и раньше хотел,- сказал Константин, не впечатленый жестокостью Римского.
К Римскому присоединились еще двое и стали избивать Федерико ногами.
— Хорошо, я приведу его в то место, которое вы сказали в Буэнос-Айресе,- крикнул Федерико, харкая кровью.
— Нет, с меня достаточно вашей страны. Ты уговоришь его поехать с тобой в Европу в следующем месяце. Я не хочу чтобы он рисковал своей жизнью в этой трущобе, когда скоро тут начнутся беспорядки,- беззаботно сказал Константин,- Это хороший бизнес для тебя, Мартиарена. И помни, что если ты опять что-нибудь выкинешь, ты не доживешь до следующего дня.

22 декабря 2001 года. Париж.

Мягкий зимний свет поглотил шумный Латинский квартал. Со смесью меланхолии и романтики Константин прогуливался по узким улочкам Парижа. Он шел за мальчиком, в надежде что тот обратит на него внимание.
« Он что, специально это делает? Он уже дважды проигнорировал меня. Сначала в средневековом музее Клюни, когда он разглядывал проспект, я только спросил его на английском языке, где он купил проспект, а он улыбнулся, отдал мне проспект и убежал. Потом в магазине музея, он разглядывал какую-то папку и не обращал внимания ни на что вообще.»

Константин уже чувствовал смешки своих людей за спиной. Три телохранителя следовавшие за ним, с бесстрастными лицами не показывали ему, что уже даже их забавлял отказ юноши и постоянное его пренебрежение. Какой-то 20-летний официант постоянно игнорировал босса и это сходит ему с рук.
« Это должно прекратится. Последний шанс, Гунтрам»,- подумал Константин, и пошел за ним в книжный магазин в Латинском квартале. Он наблюдал как Гунтрам с благоговением и страхом рассматривал художественные книги, разложенные на столе, и опять попал под его очарование. Он как ангел не от мира сего. Константин смотрел как Гунтрам своими маленькими, тонкими руками, осторожно листал страницы и он засмотрелся на них.
« Это грех, что этими руками он носит подносы и вытирает столы, они предназначены для создания красивых произведений.»
В какой-то миг Гунтрам посмотрел на него с любопытством, как будто он что-то вспоминает. Их глаза встретились. Он посмотрел на него вопросительно, и зрачки Гунтрама расширились. «Он наконец-то увидел меня», обрадовался Константин, и стал пробираться к нему, в надежде начать разговор. Но подойдя поближе, понял что Гунтрам смотрит поверх его плеча на дверь, его привлек продавец жареных каштанов. Он закрыл книгу и быстро выскочил из магазина и помчался к продавцу каштанами.
На этот раз Константин уже услышал хихиканье за спиной своих телохранителей. Он достал телефон из кармана пальто и набрал номер.
— Найди мне двух шлюх и пристрой их к Мартиарена,- рявкнул он на русском языке,- Пусть Массаев их обработает. И вызовите мне машину. Я еду в Венецию сегодня,- приказал он яростным голосом и вышел из магазина.

***********************************************
1. Картина Левитана «Владимировка» -pp.userapi.com/c636927/v636927794/5a81a/3J1wmwP...

2. Книжное кафе -pp.userapi.com/c636927/v636927794/5a7bd/bYWIHtl...
*******************************************************************************
Конец 15 главы. «Столкновение»

23:44 

Тионн Роджерс. "О доброте и сострадании жаб и лягушек (перевод)

Жизнь прекрасна!
О доброте и сострадании жаб и лягушек.
Глава 14.
«Переезд»
Буэнос-Айрес
10 декабря 2000 года.

*******************************************

— Бог есть и Он Аргентинец! -возбужденно крикнул Джордж своим друзьям в современном кафе за завтраком в жаркое воскресное утро.
Он развалился на стуле и махнул рукой молодой официантке.
— Я задыхаюсь от жары,- сказал он, бросив поводок своей черной собаки, которая без шума села у его ног.
— Это клише. И так вульгарно,- ухмыльнулся Педро Антонио Ланусси,- Был ли Адонис из налоговой у тебя?
— Был намного круче чем налоговик, такой же как ты, ты даже не можешь себе представить в своих самых светлых мечтах,- пренебрежительно ответил он молодому человеку.
Джордж высокий, темноволосый, одетый в белую рубашку, бежевые брюки и желтый шарф обвязанный вокруг шеи.
— Почему ты носишь такие вещи? Одеваешься как 60-летний старик.
— Лучше поведай нам о своем приключении,- насмехался над ним Педро, и мысленно приготовился к рассказу о безумной маленькой примадонне.
— Лучше ты расскажи что заставляет тебя выглядеть старше своих лет? Кстати, сколько тебе? 32? Ты должен прекратить покупать вещи в Родосе. Там продают вещи только для твоего отца. Это дружеский совет, Педро. Тебе нужно больше красок для твоей внешности.
— Я представляю несколько зарубежных фирм, поэтому я ношу консервативную одежду. Мне что, надевать гавайские рубашки на деловые встречи?
— Пусть твоя мать подбирает тебе одежду, и ты увидишь, ты станешь намного счастливее.
— Нет, она не будет этого делать.
— Может ты нам все-таки расскажешь что хотел?- вмешался Хуан Крус, потому что знал этот вечный бой, между молодым консервативным адвокатом и зрелым, радикальным парикмахером, консультантом по имиджу.
Он взял с тарелки печенье и предложил его собаке- Лоле.
— Да, конечно,- ответил Джордж, в то время как официантка наливала ему кофе,- Спасибо, дорогая, не могли бы вы дать что-нибудь попить Лоле, бедная собака совсем измучилась от этой жары.
— Право же, сэр. Я видела вчера мисс Лулу по телевизору, на гала- концерте. Какое шикарное на ней было платье, прическа и макияж.
— Кто бы знал, сколько трудов мне стоило засунуть её в это платье.
— Если хотите, я могу отдать вам это платье, вряд ли она еще раз оденет его. И на вас оно будет выглядеть лучше.
— Я не могу его взять, сэр! Она же принцесса!
— Возьмите его, все равно будет валяться, пыль собирать. И не забудьте пригласить меня на свадьбу, когда найдете жениха. Завтра после работы приходите в салон и Мария отдаст его вам.
— Огромное спасибо! Она как Николь Кидман! Хотите что-нибудь ещё, мальчики?
— Минеральную воду и колу.
— А теперь слушайте историю. В прошлую пятницу, во второй половине дня я был дома и вдруг услышал шум в квартире рядом со мной, 4F. Мне показалось это странным, потому что там никто не живет. Старая ведьма, владелица этой квартиры, никак не могла её сдать из-за цены, которую она заломила за неё. Я хотел купить у неё эту каморку, чтобы увеличить за счет неё свою спальню, но старая карга меня ненавидит и отказала мне.
— Неужели кто-то поселился в эту обувную коробку?- спросил Хуан-Крус.
— Я услышал голоса и со страхом подумал, что там поселится пара. Но потом, выйдя в подъезд на площадку я увидел как старая карга и «ОН» спускается по лестнице. И эта карга сказала: «Здравствуйте, г-н де лос Риос, это мой новый арендатор, Гунтрам де Лиль». А потом к нему: «Я надеюсь что вы будете вести себя прилично, здесь живут достойные люди». Вот сука!
— Ты подал на неё в суд, когда тебя затопили?
— Нет, я не хочу с ней ругаться. Вдруг она выгонит нового арендатора. Об этом не может быть речи!
— Что такого особенного в этом арендаторе? Как его зовут?- спросил Педро.
— Гунтрам де Лиль!
— Гунтрам? Что это за имя такое?
— Гунтрам де Лиль! У меня нет слов чтобы описать эту красоту! Он не очень высокий, 5,5 футов, светло русые волосы, почти блондин и самые большие, красивые неимоверно, сине-голубые глаза! У него тонкое, очень симметричное лицо, очень красивый маленький носик, маленький рот. Медовый цвет волос очень подчеркивает цвет глаз. А походка! Он держится как истинный аристократ, Принц! Он был одет в форму Школы Святого Петра. Застенчиво протянул мне руку, очаровательно улыбнулся и спросил: «Как дела?» И я был сражен!
— Что это чудо делает на земле?
— Идиот! Он хорошо воспитан! Но это и следовало ожидать, если он закончил одну из лучших школ нашей страны. Ему всего 18 лет и он переезжает в наш дом на следующей неделе.
— Ты что, хочешь подкатить к нему? Но ты слишком стар для него! Может быть Педро? Он самый молодой из нас.
— Умри несчастный! Я не ищу никого. Мне и одному хорошо.
— Он француз, кстати.
— Француз? Откуда ты знаешь?
— Из разговора его адвоката с ведьмой.
— Его адвокат? Он что, пришел с адвокатом?
— Он его опекун. Мальчик сирота. Он работает в книжном кафе.
— Как я уже сказал, ты слишком стар для него. Ты ему в отцы годишься.
— Я знаю. Да и мне нравятся постарше. Я просто восхищаюсь им. Как он ведет себя, его манеры, движется как принц!
— Я тоже закончил эту школу,- сказал Педро,- Это только кажется что это престижная школа, и все такое...а на самом деле это настоящая тюрьма! Даже хуже..
— Педро, ты же понимаешь, что большинство из твоих богатых клиентов, у тебя из-за твоего происхождения. Если бы ты был Педро Родригес, никто бы даже не заинтересовался тобой,- сказал ему Джордж.
— Я хороший адвокат и у меня есть Гарвардский диплом!
— И ещё ты можешь рассчитывать на свои коровы!

15 декабря 2000 года.

— Гунтрам, что ты до сих пор делаешь в этом Богом забытом месте? Ты произнес речь, оплатил счет, получил оценки и диплом,- спросил Мариано Гунтрама, сидящего под большим старым дубом на детской площадке и рисующего эскизы на подставке размещенной на коленях.
— Нет, я сегодня останусь здесь и завтра утром тоже. Нужно ещё кое что сделать.
— Сегодня пятница, и у тебя нет хвостов как у нас с Коко, иди напейся, потрахайся и иди в свою квартиру. Чего ты ждешь?,- сказал ему Мариано Бромштейн, садясь рядом с ним,- Это старая карга, по искусству, завалила меня, говорит что это не простительно, что я не знаю имени этого гребанного итальянского художника. Черт...как же его имя..? Микеланджело вроде. Я всё-равно о нем ничего не знаю. Он же уже умер, зачем его знать. Но картины что ты нарисовал, ей понравились.
— Радуйся что она не заставила тебя перечислять всех художников,- примирительно сказал Гунтрам,- Я обещал Фэфо и Мартину что позанимаюсь с ними по химии, им нужно сдать несколько практических работ в понедельник. Сейчас они до сих пор сдают Стойлу английскую литературу.
— Долго. У тебя нет сигарет?
— Нет. Ты же знаешь что я не курю. У меня есть жевательная резинка, если хочешь.
— Никотиновая?
— Клубничная,- ответил Гунтрам, и тот поморщился
— Не надо. Скоро за мной водитель приедет, чтобы забрать меня, у него возьму. Что ты рисуешь?
— Ничего. Просто птицы. Коротаю время, до полдника. Я все закончил и учитель не захотел чтобы я остался в классе. Ты завтра придешь?
— Конечно. Я помогу тебе с переездом. Хуан и Коко тоже придут. Тебя нужно довезти до города? Я буду на машине завтра.
— Нет, спасибо. Лучано приедет за мной и отвезет меня в новую квартиру. Мебель должна прибыть в полдень,- сказал Гунтрам.
— Мне было бы страшно жить одному, если бы я был на твоем месте,- сказал Мариано и посмотрел на друга.
— Мне тоже, но я до сих пор еще не понял что скоро буду жить один, что придется уйти отсюда.
— Ты останешься здесь или вернешься в Европу?
— Что мне делать в Европе? Я там никого не знаю. Здесь останусь конечно.
— Папа опять сказал мне напомнить тебе, что он ждет тебя у себя на работе, в банке, как только ты закончишь вводный курс. Дай мне знать, хорошо? Кстати, он сказал мне что тебе лучше поступить в художественный, чтобы рисовать, а не изучать экономику. Потому что у тебя талант.
— Мне нужна профессия которая будет меня кормить. А это просто хобби, Мариано.

16 декабря 2000 года. суббота.

Педро чувствовал себя идиотом, когда подошел к элегантному зданию где жил Джордж. Он подошел к его квартире и позвонил в дверь.
— Я ненормальный, почему я здесь?- спрашивал он себя в седьмой раз. Он был одет в повседневную одежду, и держал в руках две бумажные сумки. В одной были два капучино, а в другой круассаны. Он не нашел у себя в шкафу ни одной рубашки поло и ему пришлось бежать в ближайший бутик, чтобы купить её. Проклятый Джордж, он был как всегда прав.

— Так, так, так... Посмотрите кто притащился! Вы не Педро Антонио Ланусси случайно?
— Кончай ерничать!
— Ну, я должен же быть уверен что это ты. В субботу. Утром. В 10 часов утра ты стоишь у моей двери, одетый более менее по возрасту и с чем-то вкусно пахнущем. Это завтрак?
— Могу я войти?
— Кому я обязан такой чести?- спросил Джордж, по прежнему стоя в дверях и не впуская Педро.
— Я просто хочу позавтракать с тобой. Что в этом странного? Мы знаем друг друга уже 5 лет.
— Мы трахались в течении года и ты ни разу не приносил мне завтрак, а убегал среди ночи. И даже мне не позволял готовить для тебя.
— Хорошо, я пойду. Увидимся.
— Стоять! Я просто хочу знать причину.
— Нет никакой причины.
— Ты хочешь сказать, что сегодняшний переезд молодого француза не имеет к этому никакого отношения? Новая рубашка?
— Вот эта? Она старая...
— Лакосте?
— Ты что, полиция моды?
— В твоем случае- да! Заходи. Адонис еще не переехал. Не волнуйся, Лола сразу учует когда он приедет.
Джордж отошел в сторону и пропустил Педро в свою современно обставленную гостиную с большим балконом с видом на парк,- Садись пожалуйста и скажи зачем пришел. Только правду.
— Можно подогреть кофе в микроволновке.
Джордж взял кофе и подогрел в микроволновке.
— Осторожно, он горячий. И так, зачем пришел? Чтобы встретиться с мальчиком? Это не твой стиль.
— Спасибо. Просто шел мимо.
— Я хорошо тебя знаю, говори правду.
— Хорошо. Я хочу этого мальчика. Я видел его фотографию на сайте школы. Я посмотрел в интернете. Я люблю этот сайт, я же тоже закончил эту школу. Мне захотелось узнать о нем больше. Он мне понравился.
— У тебя есть о нем информация? И ты до сих молчишь?
— Что ты хочешь узнать?
— Все!!!
— Хорошо. Его полное имя Гунтрам де Лиль Гуттенберг Саксен, Виконт де Мариньяк. Он француз, но родился в Нью-Йорке. Закончил школу с отличием. Прекрасно выступил с прощальной речью на выпускном собрании. Учился в этой школе с детского сада. Любит рисовать, играет в поло, 4 года подряд региональный чемпион по стрельбе. Он очень умный, по словам его учителей, хороший человек по словам товарищей. Работает волонтером с Отцом Патрисио в благотворительной кухне. Хочет изучать экономику. Это всё.
— Виконт- это дворянский титул?
— В общем, да. Очень старинная французская семья, кажется. Я прочитал это на сайте, в сообщениях его друзей. Но точно не знаю.
— Настоящий Принц! Я был прав назвав его так,- задумался Джордж восхищённо.

***

Гунтрам почувствовал что его сердце бьется как сумасшедшее, когда он вышел из автомобиля Лучано Мартинеса Эстрады припарковавшегося у его нового дома.
— Вы не можете здесь парковаться. Автобусы могут задеть машину,- кричал ему Гунтрам на улице с односторонним движением.
— А я и не паркуюсь. Это просто остановка по техническим причинам. Сейчас мы занесем вещи в подъезд и я уеду. Давай сумку, помогу донести.
— Огромное вам спасибо что довезли.
— Ты один из моих старых клиентов,- усмехнулся Лучано,- Господи! Зачем тебе столько бумаги?
— Это эскиз колодки. Ребята отдали мне свои. Им теперь не нужно. А я рисую,- сказал Гунтрам и посмотрел на него невинно.
— Гунтрам, ты что опять рисуешь для них картины?
— Нет конечно. Я больше не делаю за них домашнюю работу. Это раньше было.
— Тогда почему директор школы звонил мне и сказал что семь кандидатов приглашают тебя в высшую художественную школу? И почему экзаменатор был восхищен твоей выставкой?
— Я не знаю. Но абстракционизм и поп-арт, это не мое,- сказал Гунтрам с выражением на лице потерянного ягненка.
— Я надеюсь ты хоть хорошую цену получил за свои рисунки,- Лучано фыркнул, взял сумку и коробку и понес в подъезд,- Гунтрам, в этой коробке личные вещи твоего отца: там личные фотографии и всякая мелочь. Пианино привезут в 12-30, вместе с кроватью и столом. Книжный шкаф уже наверху. Все уплачено и ребята поднимут вещи наверх. Заплатишь носильщикам по 10 песо каждому. Это понятно?
- Да, Чано. Большое спасибо.
- Пожалуйста. Если бы ты был членом Перонистской партии, я позволил бы тебе жениться на своей дочери. Помни, не срать где живешь и не жри мусор разный. Клара проинспектирует тебя во вторник. Чтобы было все в порядке, чтобы моя жена не кричала на меня.
- Хорошо. Поблагодарите её от моего имени за постельное белье, я совсем забыл о нем.
- Тебе еще нужно посуду и кастрюли. И это последний совет который я тебе даю. Денег твоего отца не хватило даже чтобы оплатить мои услуги,- хмыкнул Лучано,- Мне нужно идти. Увидимся во вторник.
Гунтрам наблюдал как его наставник прыгнул в свою машину, крича что-то водителю автобуса. Стоя у подъезда, его охватило острое чувство одиночества, сильнее чем когда-либо прежде. Он посмотрел на удаляющийся автомобиль и сглотнул.
« Я остался совсем один. Что мне теперь делать?»

— Привет! ты новый жилец миссис Дюран? Она сказала мне что ты переезжаешь сегодня. Меня зовут Хосе. Я дворник и привратник,- представился 50-летний мужчина.
— Да, это я. Меня зовут Гунтрам де Лиль,- он представился и протянул руку.
— Миссис Дюран предупредила вас, чтобы вы не приводили в дом мальчиков и девочек, не устраивали гулянки и скандалы, чтобы от соседей не было жалоб, вы поняли меня?
— То что я буду делать или не буду делать, это только моё дело, сэр.- сказал Гунтрам раздраженно, ему не понравилось, что он еще даже не вошел в квартиру, а его уже чуть ли не обвиняют в оргиях.
— Извините, я просто не хочу неприятностей с этой женщиной. Она может устроить скандал и меня уволят. У меня уже были неприятности с жильцом из квартиры 4Е. Это не моя проблема что он делает в своем доме и с кем. Он на самом деле не плохой парень, но его собака гадит везде. У этой женщины влиятельные друзья.
— Ой, только не говорите мне что я снимаю квартиру у кузины Сенатора. Я постараюсь не шуметь. Но сегодня около полудня мои друзья помогут мне переносить вещи. До 10 вечера мы все закончим. Я так понимаю этот час является ограничением по времени?
— По субботам до 12. Нет проблем, если они помогут переносить вещи. Она не хочет чтобы вы устраивали там вечеринки, но вы не похожи на тот тип людей.
— Отлично. Теперь я Казанова. Я уверяю вас что в этом смысле никаких проблем не будет.
— Приносите мусор между 7-10 часами вечера. В 10-30 я его отправляю.
— Хорошо. А теперь извините меня, я должен поднять это всё наверх. Могу ли я использовать служебный лифт?
— Я подниму ваши коробки и бумаги в служебном лифте, а вы все остальное в общественном.
В этот момент дверь в вестибюль открылась и вошла высокая блондинка на каблуках и прошла к лифту.
— Вы новый жилец? Если вам что-то понадобится, я живу в квартире 4С. Одна. У меня сломался кран в ванной и я жду сантехника.
— Гунтрам де Лиль, к вашим услугам. Я не сантехник к сожалению. Мне очень жаль. Я живу в квартире 4F.
— Какое странное имя. Вы русский?
— Я француз. Но имя старинное, происходит от Меровингов.
— Меня зовут Карина. Я терапевт.

Лола забеспокоилась когда лифт приехал на 4 этаж. Никто не сомневался, что она учуяла запах молодого человека.
— Принц приехал!- сказал Джордж, он подошел к двери и заглянул в глазок,- Точно! Он!
— Ты что, приучил собаку к его запаху?
— Она умнее многих людей,- сказал Джордж и погладил собаку,- Это еще один сервис моей девочки для папы-Джорджа. Лола, позови мальчика!,- и собака залаяла, он опять посмотрел в глазок и увидел 40- летнюю женщину из квартиры 4С, которая флиртовала с Принцем, - Вот шлюха! Я его первый увидел! Педро, у нас конкурентка! Эта шлюха уже слюни на него пускает. Тощая сука! Вот сука,- возмущался Джордж глядя к глазок.
— Кто она?
— Эта сука из 4С, это она рассказала старой ведьме что со мной живет несовершеннолетний ребенок. Это был мой племянник из Мендосы, а эта сука устроила скандал и вызвала полицию. И все потому что я написал жалобу в Совет, 8 месяцев назад, что у меня потеки на стене, от неисправного крана, и чтобы она исправила. Я устал вызывать сантехника.
— Но твоему племяннику 8 лет,- сказал Педро в шоке
— Точно! Моя сестра чуть не задушила её. У некоторых людей гнилой ум. Моя сестра разводится и отправила ребенка ко мне, и из-за этих двух шлюх чуть не потеряла опеку. К счастью муж одной из моих клиенток работает в Верховном суде, поэтому решили это недоразумение менее чем за два часа. Так, твой выход Лола. Избавься от шлюхи,- Джордж приоткрыл дверь и собака вихрем выскочила за дверь и подбежала к Гунтраму.
Гунтрам забыв о соседке, присел и стал гладить собаку.
— Привет!,- Гунтрам ласково гладил собаку. Он всегда мечтал о собаке, но в школе это было невозможно,- У меня нет ничего для тебя,- сказал Гунтрам, показывая ей руки,- В другой раз, если твой хозяин позволит.
— О, здравствуйте, г-н де лос Риос. У вас очень дружелюбная собака.
— Пожалуйста Гунтрам, зовите меня Джордж. Я настаиваю.
— Спасибо, Джордж. Заранее прошу прощение за шум, который будет сегодня,- мягко сказал Гунтрам поднимаясь.
У Педро отвисла челюсть когда он увидел мальчика. Он был абсолютно....великолепный! Другого слова не было. Его колени задрожали и он впитывал каждое слово произнесенное нежным тенором мальчика. «Где ты был, когда я учился в той Богом забытой дыре...? Наверно ещё в садике?»
— Куда мне поставить это?- спросил привратник Хосе, шумно бросив коробки на пол.
— Извините, мне нужно это всё занести. Приятно было познакомиться. Мисс Карина. Джордж.,- Гунтрам извинился и коротко кивнул Педро, восхищенно смотревшего на него.
После того как Гунтрам вошел в свою комнату, Хосе закрыл дверь прямо перед носом стервятников. «Малыш, ты не мог найти безумнее место?»

***

— Джордж, лучше найди куклу Кена и трахай её!,- сказала Карина злыми глазами
— Горячая тигрица! Старая облезлая пума!- прошептал Джордж пронизывая её взглядом,- Старая облезлая курица! Пошла на х....!,- Карина хлопнула дверью, и Джордж подмигнул Педро:
— Теперь она вне конкуренции! Давай, действуй, тигр!
— Ты уверен? Он не смотрел заинтересованно на меня.
— Он идеально тебе подходит. Пригласите меня на свадьбу,- Джордж подмигнул, зашел в свою квартиру и закрыл за собой дверь.
Педро почувствовал себя потерянным и молился о чуде чтобы не выглядеть еще более смешным и жалким чем есть.
Чудеса случаются, даже если они приходят в виде потных, 240- фунтовых работников транспортной компании и стучат в дверь к вам в кабинет 15 минут спустя.

***

Гунтрам заплатил привратнику 10 песо за помощь с коробками и он был благодарен ему, ни то что остальные арендаторы, постоянно использовали его как раба.
Хосе вышел из квартиры вспоминая что жилец из квартиры 4Е никогда не доставлял ему проблем, всегда давал ему наконечник для Рождества и Пасхи, кроме того, парикмахер достал автограф поп-звезды, в которого была влюблена его 13-летняя дочь.
Гунтрам закрыл дверь за дворником и посмотрел на свою мансарду, немного темная и жаркая. Он подошел к окну и открыл его, чтобы вдохнуть свежий воздух. При свете стало ясно что старый паркет нужно хорошо очистить и намазать воском. Белые голые стены выглядели грязными. Как можно испачкать стены?- задался вопросом Гунтрам.
Единственная мебель которая была в квартире был шкаф, и старый холодильник. В ванной комнате стояла старая ванная, очень маленькая и грязная. Кран протекал и на стене было большое, влажное пятно. Но это лучшее что можно было снять за 650 песо в таком шикарном месте как это. Возможно Хуан посоветует как можно это всё исправить. Если эту обувную коробку помыть, почистить и поставить мебель она станет лучше.
« С чего начать? Я полностью потерян.»
Он осмотрел пустые шкафы и понял почему Чано сказал что надо купить посуду и кастрюли.
В его дверь постучали и он решил что это его лучший друг Фэфо, который пришел ему помочь. Но это были грузчики, которые привезли мебель.
— Де Лиль здесь живет?
— Да, это я.
— Мы привезли мебель. Если хотите чтобы мы подняли, платите 200 песо, а если нет, то поднимайте все сами.
— Я думаю что это ошибка. Я оплатил доставку и установку.
— Нет, мы только доставляем до подъезда. 200 песо, или поднимайте сами.
Педро не мог поверить, что грузчик хотел провернуть старый трюк с мальчиком. Не долго думая он подошел к ним.
— Какие-то проблемы?
— Вас не касается,- проворчал грузчик, разглядывая хорошо одетого человека с головы до ног.
— Послушайте меня, делайте свою работу, если не хотите неприятностей с полицией. А теперь работайте, пока я их не вызвал,- сказал Педро властным голосом.
— Он должен заплатить мне.
— Мне позвонить вашему боссу?. В вашем рабочем листе написано: Доставить до квартиры 4F. Вы лучше несите вещи, или я позвоню друзьям в полицию. И они проверят все накладные и законность ваших действий.
— Ну, босс, пусть заплатит хотя бы 100 песо. Там пианино.
— 50 песо вам на пиво и поторопитесь,- зарычал Педро.
Гунтрам смотревший на эту сцену широко открытыми глазами был поражен.
— Спасибо, сэр. Очень вам обязан.
— Вам надо быть по строже с ними, а то они сядут на голову,- тихо сказал Педро, - Педро Антонио Ланусси,- сказал Педро и протянул руку Гунтраму,- Я хороший друг вашего соседа. Извините за то что вмешался.
— Гунтрам де Лиль. Наоборот я должен поблагодарить вас. Мой адвокат сказал мне что я должен заплатить им 50 песо, но я не ожидал, что так дорого.
— Старый трюк, чтобы выжать из вас деньги.
— Просто у них тяжелая жизнь, сэр, но они хорошие люди.
— Если они пытаются обмануть кого-то, то это нехорошие люди,- сказал Педро и посмотрел на Гунтрама, а тот смущаясь опустил голову. «Господи, он действительно милый, наверно в этом году я пожертвую деньги в школу Святого Петра.»
— Мне знакомо ваше имя, мистер Ланусси,- сказал смущаясь Гунтрам.
— Мой дед был бывшим президентом а Аргентине. Я жил в провинции с кузенами. Но возможно ты видел моё фото в трапезной.
— Не понял?
— Школа Святого Петра. В трапезной висят фотографии выпускников. Педро Антонио Ланусси. Я закончил эту школу в 1985 году.
— Да, точно! Я уже не помню сколько раз я читал фамилии выпускников школы за всё время проведенное там,- сказал Гунтрам, радуясь что они учились в одной школе.
— Там еще действует Закон молчания в обеденное время?
— Да. Как и в церкви.
— После гонга все замолкают?
— Точно!- хихикнул Гунтрам, радуясь что это все больше не часть его жизни.
— У вас есть пианино?
— Оно принадлежало моей бабушке, как и эта мебель. Мой наставник решил сохранить её для меня, как наследие оставшееся от моей семьи.
— Мебель старинная и добротная. Натуральное дерево. Вишня. И хорошо сохранилась, - Педро гладил старинный овальный стол,- Бидермейер?
— Я не знаю. Все это принадлежало матери моего отца. Предполагаю что все было изготовлено в Германии. Очень трудно было подобрать новый матрас к кровати шириной 105 см.
— Стулья тоже в прекрасном состоянии. Нужно только поменять обивку. Мебель в классическом стиле.

— Вам установить мебель,- спросил один из грузчиков.
— Нет, спасибо. Мы сами установим. Сначала надо комнату привести в порядок,- сказал Гунтрам и отпустил людей.
Гунтрам хотел заплатить им, но Педро уже раньше заплатим им.
— Спасибо,- пробормотал Гунтрам,- Я хотел бы предложить вам выпить, но у меня пока даже стакана нет.
— Вам необходимо еще сделать много покупок, кто-нибудь поможет вам?
— Да, друзья должны помочь, но они придут позже. Мне надо где-то раздобыть метлу, ведро, мыло и купить посуду в первую очередь. Еще надо купить средство для полировки мебели. Надо сделать еще косметический ремонт. Стены очень грязные, краны не работают.
— А разве не домовладелец должен сделать это, прежде чем сдавать жильё.
— Да, но арендная плата дешевая, потому что без ремонта.
— Похоже вам нужно в супермаркет?
— Вы не знаете, где здесь поблизости супермаркет?
— Я знаю один и там есть служба доставки. Я покажу тебе, это в семи кварталах отсюда. Я пойду с тобой.
— Это не обязательно. Вы и так помогли мне.
— Мне все равно по пути, и сейчас мне нечего делать. Там можно все купить и не дорого. А постельное белье у вас есть?
— Да, но во вторник мне нужно его вернуть. Так что белье тоже надо купить. Спасибо, господин Ланусси, вы покажите мне где магазин, я сам все куплю, мне неудобно вас беспокоить.
— Нет, все в порядке, мы же одну школу закончили, Гунтрам?- засмеялся Педро,- И мне по пути все равно. И, Гунтрам...зови меня Педро. Только не «Педро Антонио», как в мыльной опере «Карибское море.»
— Ну, имя «Гунтрам» не лучше. Я не знаю почему отец назвал меня так. Когда вы закончили Санкт-Петерс?
— В декабре, 1985 года. С отличием. Я закончил университет в Буэнос-Айресе, а потом еще и Гарвард.
— В этот год я только начал учиться. У вас директором был мистер Стойл?
— Он все еще работает?- ужаснулся Педро
— Да, но на следующий год он уходит на пенсию,- хихикнул Гунтрам,- Это очень мило с вашей стороны пойти со мной в супермаркет.
— Я помогу вам с покупками, чтобы вы не купили что-нибудь некачественное.
— Я хочу покрасить стены в белый цвет, с синей линией вокруг. Мне нравится классический и скучный стиль.
— У меня дома тоже все в классическом стиле. Думаю это хороший выбор.

***

Вернувшись из супермаркета Гунтрам обнаружил возле дома ожидающих его Хуана, Мариано и Коко.
— Привет! Я ждал вас,- крикнул он и положил два мешка с минеральной водой на пол.
— Мы пришли помочь тебе с переездом,- сказал Хуан, высокий блондин с голубыми глазами,- Я принес свои инструменты, на случай если что-то нужно будет починить.
— Мне не хочется утруждать тебя, Хуан.
— Нет проблем. Моя сестра частенько эксплуатирует меня. Я даже клал плитку в ванной комнате, в её гостинице для туристов. Я говорил ей, что хочу стать архитектором, а не строителем.
— Тогда тебе нужно ехать учиться в Англию, а если нет, то моей тете Малу всегда требуются рабочие,- смеялся Коко. Гунтрам сочувствовал Хуану, у которого умер дедушка пол года назад. Брат Хуана почти сразу женился, потому что отношения его с сестрой были напряженными из-за её властного характера. Она была движущей силой в их доме-отеле. Их дед обеспечил материально братьев, чтобы они могли жить своей жизнью. По словам Хуана, Лусиана любила деньги и ради этого их дом-отель всегда был полон туристов, желающих увидеть представления индийских гаучо, убивая корову. У Хуана была причина первым же самолетом улететь с Аргентины
— Большое спасибо, ребята что пришли сегодня.
— Пожалуйста, Гути, но тебе нужно было купить что-то покрепче минеральной воды. У тебя сигареты есть?
— Извини, сигарет нет, возможно у Фэфо будут, когда он придет.
— Фефо придет работать? Не дождешься, Гунтрам,- глумился Коко,- Кстати, мы встретили тут твоего соседа-парикмахера, Хорхе.
— Не Хорхе, а Джорджа. Он милый.
— Ага, один сосед милый, вторая тигрица. Счастливчик!- подмигнул Коко
— Ей нужен сантехник,- сказал Мариано с насмешкой
— Да, она жаловалась сегодня что у неё что-то там протекает.
Парни поднялись в квартиру и с недоверием осмотрели её.
— Ты собираешься жить в этой пещере?
— Отсюда недалеко до университета и до работы.
— Гунтрам, стены в ужасном состоянии.
— Да, они грязные, но я помою их с отбеливателем.
— Да на ней полно грибков!- сказал Коко,- Здесь нет вентиляционного отверстия и не солнечная сторона, поэтому стены гниют.
— Я знаю.
— Департамент здравоохранения должен выселить тебя.
— Я видел и похуже места, Коко.
— Какой диагноз, доктор Долленберг?- спросил Хуана Мариано, который уже критически оглядывал все.
— В отделение интенсивной терапии. Во первых, все надо помыть и покрасить противогрибковой краской. Есть специальные, быстросохнущие краски. Они просохнут за 4-5 часов. Надо покрасить два раза. Сегодня и завтра утром. Купить краску три канистры. Думаю бежевый цвет подойдет, под цвет мебели.
— Отвод в ванне протекает, думаю и туалет тоже,- сказал Гунтрам, чувствуя себя разбитым.
— Я все напишу что нужно для ремонта, а Мариано, самый бесполезный из нас, съездит в супермаркет и всё купит. Гунтрам начинай мыть стены, а Коко сходит к соседу и спросит у него старые газеты, а потом можешь пойти к соседке и помоги ей исправить розетку,- распорядился Хуан
— Я пойду сначала к соседу, спрошу, не возражает ли он чтобы вещи остались в коридоре на ночь, пока мы будем красить здесь.
— Хорошо,- сказал Хуан, взяв все дело под свой контроль.

***

Хуан Крус и Родриго играли в шахматы, но шоу в соседской квартире было интересней. Влюбленный Педро Антонио Ланусси стоически держался. Квартира прекрасного соседа была захвачена горячими перспективными мальчиками. Возглавлял мероприятие высокий блондин, сплотив вокруг себя друзей. К сожалению один из мальчиков потерялся в логове 4С, развратной сучки, остальные работали.
— Простите за беспокойство, Джордж, вы не возражаете, если часть мебели мы оставим на сегодня в коридоре?,- спросил Гунтрам.
— Да, конечно, оставляйте, но имейте в виду, сосед из 4А, всегда жалуется на всё.
— Я не хочу чтобы были неприятности....,- в этот момент, Хуан вышел из квартиры Гунтрама, отодвинул бесцеремонно Джорджа и вошел в его квартиру, чтобы проверить соседнюю стену:
— Забавно, краска хорошая, но почему стена мокрая?
— Она намокла на прошлой неделе,- сказал Джордж, его забавляла бесцеремонность парня.
— Бесполезно все. Она не высохнет, внутри утечка, надо все исправить, дать ей просохнуть а потом покрасить. Почему вы не вызвали сантехника? Нужно все исправить иначе плитка упадет.
— Я несколько лет спорю с владельцем из-за этого.
— Я могу все исправить и свести к минимуму утечку, но я не могу убрать утечку внутри стены. Нужно разрушить половину ванной стены.
— Нет!- крикнул Гунтрам
— Она должна это исправить,- сказал Хуан,- Класть клеенку вокруг раковины бесполезно. Я сделаю все возможное, но тут нужен профессионал.
— Она не заплатит ни цента, я спорил с ней весь прошлый год, на всех уровнях. Я даже готов был сам заплатить за ремонт, но она не разрешила впускать рабочих в свою квартиру. Может она мужа там похоронила,- вздохнул Джордж
— Может быть она Гунтраму позволит это сделать?- спросил Родриго
— Это её дом. Я не могу принять решение самостоятельно, но я могу позвонить ей и спросить.
— Пока вы платите арендную плату, это ваш дом. Вы можете все это исправить, а потом вычесть все из арендной платы,- сказал ему Педро.
— Я не могу это сделать. У меня нет договора.
— Вы ей платите наличными?
— Ей переводят денежными переводами с моего счета. Так сказал мне мой адвокат. Мы сделали таким образом, потому что она не хотела заключать контракт. Я заплатил ей за два месяца вперед, плюс декабрь.
— Это и есть ваш контракт, Гунтрам. Вы регулярно платите ей и все. Доверьте все корпоративному юристу. Чем ваш адвокат занимается?
— Он специализируется по уголовным делам. Лучано Мартинес Эстрада. Он работает в апелляционном суде Буэнос-Айреса.
— И он распоряжается твоим завещанием? Странно. К сожалению это не мой профиль.
— У неё очень маленькая пенсия и она нуждается в арендной плате. Я не могу так поступить с ней.
— Просто давайте сделаем ремонт вместе, поскольку у нас общая стена. Я клянусь что после ремонта будет все как было,- сказал Джордж
— Хуже не будет, Гунтрам, плитка скоро отвалится,- сказал Хуан,- Она вполне сможет взыскать с вас за ущерб, может быть она этого и добивается?
— Я потеряю меньше денег заплатив за ущерб, нежели латать все ежемесячно. Я боюсь что Лола может отравиться грибками. Пожалуйста, давай это сделаем в тайне?
— Она убьет меня.
— Закроешь дверь в ванную, когда она придет,- пожал плечами Мариано,- В противном случае вы можете отравиться грибками.
— Правда?- усомнился Гунтрам
— Безусловно,- поддержал Хуан
— Но это будет дорого
— Спаси мою стену и не показывай её пока ведьме, я сам заплачу за все.
— Я могу заплатить за материалы,- сказал Гунтрам, он не мог взвалить все на чужие плечи.
— Хорошо. Ты платишь за материал, я за работу. А Педро будет нас защищать, если что,- сказал Джордж и адвокат кивнул.
— Большое спасибо, Педро,- сказал Гунтрам,- Пожалуйста ребята, только не говорите ничего Фэфо, если он узнает, может проговориться своей тете, тогда меня поджарят.
— Мы ни слова не скажем ему,- поклялся Хуан,- теперь давай вытаскивать мебель и надо позвать Коко. Работы у нас много.

***

Когда Гунтрам и Мариано все таки вытащили Коко из квартиры 4С, он был взмокший и уставший.
— Что у неё в квартире так влажно?
— Как в болоте, но она осталась довольна моим инструментом.
— Её старые трубы были благодарны тебе?
— Еще как! все смазал и она в порядке.
— Да, у них тут страшный беспорядок с сантехникой,- сказал Гунтрам, не поняв завуалированную речь друзей, и те покатились от смеха и толкнули стол.
— Осторожно, этот стол принадлежал еще моей бабушке.
— Надо отправить еще Гунтрама туда, чтобы он отремонтировал ей другую розетку,- сказал Коко смеясь.
— Нет, я не пойду, я ничего не понимаю в электричестве,- категорически заявил Гунтрам,- пусть Хуан идет.
— Не сомневаюсь что Хуан найдет себе там работу, но лучше пойду я,- сказал Мариано.
— Мариано, ты же ни черта не понимаешь в электричестве! Еще испортишь там что-нибудь, - Гунтрам взял стулья и понес их в квартиру Джорджа.
— Хуан, какое впечатление у тебя от ребят, которые в гостях у парикмахера?- спросил Мариано беспечно
— Придурки, вы меня отвлекли из-за этого?
— Они гомосексуалисты, это ясно тебе, Гути- сказал Коко
— Глупости!
— Твой сосед гей, Гунтрам, и адвокат не сводит с тебя глаз,- сказал Мариано
— Чтооо???
— Он смотрел на тебя как на последний кусок пирога в трапезной,- сказал Хуан
— Это невозможно! Тебе померещилось,- протестовал Гунтрам.
— То что он заинтересован в тебе, еще не значит что ты дашь ему,- сказал Мариано,- Но чтобы потом это не стало для тебя сюрпризом.
— Он взрослый, темноволосый, богатый, из хорошей семьи, у него хорошая работа, так что не бери с него меньше 300 песо.
— Да пошел ты, Коко!- разозлился Гунтрам
— А что это ты так дешево продаешь его?- сказал Мариано,- он должен просить минимум 600 песо.
— Вы, идиоты! Я не гей,- прорычал Гунтрам,- Может сами хотите стать ими?
— Хватит ребята! Мы его предупредили и достаточно,- сказал Хуан,- Не обижайся Гути, но ты живешь на другой планете, и в один прекрасный день ты можешь попасть в какое-нибудь дерьмо. Ты всегда лезешь со своей помощью не зная человека.
— Как тогда, когда подставил свою шею ради Федерико. Помнишь инцидент с бутылкой виски!, -сказал Мариано,- одно дело торговать домашним заданием, и совсем другое брать вину на себя ради этого прохвоста. Тебя могли из школы выгнать! Если бы директор не знал о твоей святости, выгнал бы тебя. И я не вижу чтобы этот мудак пришел тебе помогать. Двигать мебель или мыть стены.
— Он помог мне найти эту квартиру и работу. Он придет немного позже. Он должен подготовиться к химии, ему сдавать её в понедельник, - защищал своего друга Гунтрам, и не понимая почему они так его не любят.
— Вот именно!- сказали они в унисон.

***

Гунтрам не мог поверить что его комната стала так хорошо выглядеть, после того как они отмыли стены и нанесли первый слой краски. Они прервались только в 8 часов вечера, чтобы съесть бутерброды. А теперь, в 10 вечера, они закончили свой трудовой день. Хуан установил ванную, сменил электропроводку.
— Гунтрам, пошли сегодня ко мне спать. Здесь невозможно спать, сильно пахнет краской. Моя мама сказала чтобы я привел тебя. Хуан, ты тоже пошли с нами,- сказал Мариано
— Я останусь у своей тетки. Давайте заносить вещи и на сегодня закончим, остальное завтра сделаем.
— У меня нет слов чтобы поблагодарить вас, ребята.
— Благодарить? С тебя 5.000 песо, Гути!- рассмеялся Мариано.
— Я спрошу у своей тети, если у неё есть какие-нибудь ткани, я принесу завтра для обивки стульев,- сказал Коко
— Я тоже приду завтра, Карине надо заменить розетку на кухне.
— Ни в коем случае, она меня будет ждать- сказал Коко
Гунтрам утихомирил мальчиков прежде чем постучать соседу.
— Мы сейчас уезжаем и завтра приедем и закончим. Когда будет удобно для вас, чтобы мы приехали и начали шуметь?
— В девять или в десять было бы хорошо, спасибо, Гунтрам,- сказал Джордж
— ОК. Спасибо, Джордж. До свидания.

Джордж закрыл дверь и подошел к Педро, сидящему на диване в гостиной. Он вздохнул и сел рядом с бывшим любовником, а сейчас с другом.
— Педро Антонио Ланусси, очнись. Они все по очереди ходили трахали эту шлюху.
— Гунтрам не пошел.
— Он был занят ремонтом. Но пойдет при удобном случае.
— Он идеален. Как маленький принц.
— Ты выглядишь очень плохо, Педро. Иди домой, поспи и обдумай все хорошо. Тебе 32 года, ему 18, и маловероятно что он гей. Ты должен учитывать разницу в возрасте. Бедный мальчик, он умрет от скуки с тобой. О чем ты будешь с ним говорить? О корпоративном слиянии? О коровах?
— Ему понравилось общаться со мной, когда мы обедали. Он хорошо рисует, я видел несколько рисунков. Мы говорили о классических произведениях.
— Ты собираешься сгореть здесь?
— Мне кажется что он еще не определился, как все мы вначале.
— Честно говоря я не знаю. Мне кажется что он вообще девственник и ни разу не играл ни за ту команду ни за эту. Но ты слишком старомоден. Посмотри что случилось с нами. Я взял тебя в самый эксклюзивный, самый привлекательный клуб в Буэнос-Айресе, а ты ушел через 20 минут, потому что музыка была слишком громкой.
— Джордж, ВИП- это не высшее общество, я объяснял тебе это несколько раз. К тому же я не нужен был тебе.
— Ты был великолепен в постели, это я признаю. Но этого мало для отношений. В отношениях должно быть что-то еще помимо секса.
— Я мог бы говорить с ним часами. Он так добр ко всем. Я никогда ни чувствовал так хорошо с кем либо. Понимаешь, он слушает тебя.
— Хорошо, Амур, дядя Джордж поможет тебе в этом деле. Но я не даю никаких гарантий.
— В любви нет никаких гарантий.

17 декабря 2000 года. Воскресенье.

Утром в воскресенье, мама Мариано дала ему несколько заморозок продуктов.
— Нагреешь в микроволновке и можно есть. Хуана приготовила это для вас вчера,- сказала она и поцеловала его в щеку.
— Спасибо миссис Бромштейн,- сказал Гунтрам, а Мариано стоял и хихикал над его конфузом.
— Если тебе будет скучно, или что-то тебе понадобится, приходи к нам. Почему бы тебе не поехать с нами к морю, на летний отдых? Мы уезжаем в январе.
— Большое спасибо, но я уже буду работать в это время.
— Я скажу мужу чтобы он нашел тебе место в музее.
— Не нужно, мадам, я должен сам учиться добиваться всего. Вы и так мне много помогаете.
— Если тебе что-то понадобится, ты мне скажешь, хорошо? Обещай мне, что не будешь прятаться, как всегда делаешь?
— Со мной всё будет хорошо, миссис Бромштейн.
— Жаль что Мариано начинает с марта учиться в медицинском колледже, и у вас не будет много времени для встреч, но у тебя есть мой номер телефона, звони если что, мы можем вдвоем сходить на выставку.

***

Мариано вздохнул с облегчением, когда завел машину.
— Я подумал что она не выпустит тебя. Ты понятия не имеешь как это трудно иметь такую маму-наседку.
— Твоя мать хорошая женщина, Мариано.
— Она слишком опекает, и это угнетает. Когда я сказал что ты переезжаешь в отдельную квартиру, и что не плохо было бы мне тоже жить отдельно, она чуть не сошла с ума. Мой мальчик уходит!- причитала она. Эх, если бы можно было бы поменяться с тобой местами.
— Не в этой жизни,- засмеялся Гунтрам,- Когда у тебя будет собственное отдельное жилье, я помогу тебе с переездом.
— Лучшее что я получу, этот деревянный дом, сначала мои братья должны жениться,- сказал он и они поехали.

***

Первый слой краски уже высох и Хуан нанес второй слой. Ванная комната и туалет тоже выглядели нормально и в полдень мальчики закончили свою работу. Мариано исчез чтобы помочь Карине исправить розетку.
— Мы остались втроем,- ухмыльнулся Коко,- Куда пойдем, в пиццерию или Макдональдс?
— Мы что, не будем ждать Мариано?,- спросил Гунтрам,- Замена розетки не займет много времени.
— Не волнуйся, она покормит его,- ответил Хуан, удивляясь что Гунтрам так и не понял, чем его друзья всю субботу занимались у Карины.
Они собрались идти обедать, но на выходе Лола подбежала к ним и стала ластиться. Коко погладил её и она была довольна.
— Гунтрам, привет! Не желаете с нами пообедать? Я приготовил огромную паэлью, мы все равно её не одолеем сами,- сказал Джордж и ребята переглянулись.
— Поверьте мне ребята, это не заразно,- сказал Джордж и Гунтрам покраснел,- Это так очевидно? У вас с эти проблемы?
— А почему бы нет,- решил Хуан, я уже закончил школу и ходят слухи, что многие архитекторы геи. Вот и посмотрим, какие они, геи. К тому же очень жарко, чтобы идти в пиццерию.
— Джордж, я уже и так заставил твой дом своей мебелью...,- начал Гунтрам, но парикмахер прервал его:
— Чепуха! Педро тоже здесь, он тоже учился в той же школе что и вы.
— Педро? - спросил Коко
— Педро Антонио Ланусси, выпускник 1985 года, отличник- сказал Гунтрам.
— Два отличника за столом? Это слишком для меня,- хихикнул Коко,- Обещайте что не будете говорить о школе.
— А где ваш четвертый друг?- спросил Джордж
— Он на тяжелых слесарных работах- хихикнул Коко,- Он пообедает там
— Не рассчитывай на это- сказал Джордж
— У меня есть заморозки, можно разогреть для него позже,- предложил Гунтрам
— У тебя нет ещё посуды,- напомнил Хуан Гунтраму.
— Я завтра все куплю,- сказал Гунтрам, заходя в квартиру Джорджа и увидев что Педро стоит в гостиной, поздоровался с ним,- Привет, Педро! Приятно встретить вас снова!
— Здравствуйте, Гунтрам,- ответил адвокат нервно, но сразу же взял себя в руки. За ним вошли высокий блондин и ещё один темноволосый парень и он кивнул им головой:
— Педро Антонио Ланусси.
— Coco Blaguier.
— Хуан Долленберг.- они пожали ему руку,- Коко не его настоящее имя.
— А какое настоящее?
— Косме Кориолано,- признался Коко,- Два моих прадеда разрушили мою жизнь.
— Это лучше чем как у актера в мыльной опере- Педро Антонио.

***

В шесть часов ребята закончили свою работу и квартира стала похожа на дом. Кровать поместили с правой стороны от входа, и два пейзажа работы Гунтрама повесили над ней. Шкаф поставили в ногах кровати, лицом к пианино. Стол и стулья поставили у окна, чтобы было естественное освещение. С левой стороны комнаты стояла кухня с небольшой стойкой, холодильником и шкафами. Небольшая белая этажерка, отделяла кровать от входа. Гунтрам использовал её для книг и компьютера. И завершили все несколько разных пейзажей на стене.
— Долленберг, вы уже сейчас можете построить дом.
— Спасибо, доктор Бромштейн, я пришлю вам своего клиента как только выставлю ему счет.
— На кровать нужно подушки и покрывало. Неприлично постельное белье оставлять открытым,- прокомментировал Коко, и все мальчики посмотрели на него,- Нужно белое или бежевое, сказала бы моя тетя Малу, или золотое. А подушки должны быть красного цвета.
— Что было в паэлье, Коко?
— Да пошел ты...
В дверь позвонили и Гунтрам объявил:
— Это Фэфо с Лауча и Карлосом.
— Как мило. После того как мы сделали всю работу, они пожаловали,- ухмыльнулся Мариано.
— Надеюсь они что-нибудь принесли, я проголодался,- сказал Коко,- Как думаете, мы сможем послать кого-то из них за печеньем? Сейчас я убил бы за тирамису, которое мы ели в обед, оно было действительно вкусное.
— Так, мы не скажем им где мы обедали. Тебе понятно, Коко? - твердо сказал Хуан,- Я не намерен терпеть насмешки от них, с меня достаточно того что они дразнят меня «Отто», все поняли?
— Я тоже там был и обещаю держать рот на замке,- сказал Коко.
Гунтрам открыл дверь, на пороге стояли 4 мальчика.
— Привет, Гути! Закончили работу? Мы кое-что принесли чтобы отпраздновать,- весело сказал Федерико, вытащив две бутылки виски, а его спутники достали бутылку водки и колу.
— Если ты пришел, значит работа точно закончена,- пробормотал Хуан из своего угла.
— Привет, ребята. Спасибо что пришли, чувствуйте себя как дома,- сказал Гунтрам, принимая бутылки.
— Вы не возражаете против бумажных стаканчиков, другой посуды пока нет? Пожалуйста садитесь.
— Конечно, тыквочка,- сказал Фево, усевшись на маленький диван,- Все выглядит замечательно, намного лучше, чем я ожидал.
— Ребята мне очень помогли. Хуан даже починил проржавевшие трубы. Не знаю чтобы я делал без них?,- сказал Гунтрам,- Вы подготовились к завтрашнему дню?
— Более менее,- сказал Карлос,- Философия трудная вещь, труднее чем химия или физика.
— Не такая уж она и трудная,- сказал Коко,- Мы с Мариано её сдали.
— Я облажался с предметом по искусству,- пожаловался Мариано,- у меня остался только один хвост, если отец узнает он убьет меня.
— Бедный ребенок! - сказал насмехаясь Фефо
— Заткнись, Мартиарена!- Мариано открыл ответный огонь, но Гунтрам вмешался:
— Это будет проблемой для поступления в медицинскую школу?
— Нет, я уже сдал вступительный экзамен. Но там большой конкурс 54 на 800. У меня до июля есть время, чтобы представить высокий школьный балл. Просто придется хорошо подготовиться и молиться чтобы все хорошо прошло.
Гунтрам был рад что они сменили тему. Он разлил напитки в бумажные стаканчики.
— Если вы обещаете вести себя хорошо, тогда я спущусь вниз чтобы купить какую-нибудь закуску, а то у нас только хлеб и майонез.
— Я пойду с тобой,- сказал Фэфо.

***

« Вот все и закончилось,- подумал Гунтрам, когда наступила поздняя ночь,- Цивилизованно поговорили, пожмем друг другу руки и наши пути разойдутся. Я уверен что больше никогда не увижу Лаучу, Карлоса. У нас никогда и не было ничего общего, так зачем нам видеться? Они богаты, им не нужно работать, чтобы платить арендную плату за жильё. Карлос и Браун поступят в частный университет, Лауча продолжит профессионально играть в поло. Хуан уедет в Лондон в январе. Мариано начнет учиться в медицинском колледже на полный день. Коко поступит учиться на юридический или на агронома, он еще не определился и жалуется, что его отец не разрешает ему заняться профессионально регби, кроме того он должен будет работать на одного из своих дядюшек в юридической фирме. А Фефо? Хорошо если я заставлю его пересдать все предметы в марте или июле. Я думаю что он единственный с кем я буду общаться сейчас и потом. Что касается меня, то мне не придется бездельничать. Рабочая смена у меня с 8 утра до 4 вечера, а после институт с 6 до 10 вечера, не говоря уже о работе с Отцом Патрисио. Мне придется забыть о вечеринках, если я хочу свести концы с концами с зарплатой 945 песо, плюс 300 песо примерно будут чаевые. Только одна аренда 650 песо. И я не смогу позволять себе тратить на продукты 89 песо, как вчера. Мне придется экономить каждый песо, потому что придется покупать учебники и оплачивать коммунальные услуги: электричество, воду и телефон. Хорошо, если после всего останется 50 песо, которые я должен буду откладывать.»
« Добро пожаловать в реальный мир, Гунтрам! »
Гунтраму пришлось подавить зевок, а его одноклассники пока не собирались уходить. «Разве им не нужно сдавать хвосты завтра? Фефо нужно сдавать химию в 3 часа дня, если он еще не забыл об этом.»
Хуан заметил что Гунтрам выглядел очень усталым и делает все возможное чтобы скрыть это, как обычно. Пришло время расходиться, Гунтраму нужно побыть одному, это слишком для него.
— Мариано, ты не подбросишь меня до моей тетки?- сказал он вслух, надеясь что другие последуют его примеру.
— Конечно. Коко, тебе ведь тоже нужно в школу завтра?
— Да, нужно идти, мне нужно еще доделать кое что. Мы уходим, ребята. Лауча, тебя подвезти?
— Ребята, может останетесь еще?- спросил Гутрам, боясь остаться совсем одному, но ребята почти хором ответили что им пора уходить и он понял что они также устали и немного навеселе.
Ребята попрощались, обнимая и похлопывая его по спине, пожелали ему Счастливого Рождества, и неопределенно планируя встретиться перед Новым годом чтобы вместе выпить. Они ушли и Гунтрам немного расстроился.
— Гути, можно мне остаться сегодня у тебя?- спросил Федерико, как только они остались одни.
— Нет. Иди домой, Фэфо,- сказал Гунтрам усмехнувшись, убирая стаканчики со стола,- Вы всё испачкали как настоящие свиньи. Мне завтра опять все надо будет убирать.
— Пожалуйста, Гути.
— А что случилось?
— Мой отец приехал и они ругаются с матерью. Вдобавок он приехал вместе с Соланж и хочет уменьшить алименты, которые он платит матери. Он говорит что я достаточно взрослый чтобы начать работать.
— Ну он прав. Тебе уже 21 год. Хорошо, ты можешь остаться. Будешь спать на диване,- вздохнул Гунтрам
— На диване? Ты же французский аристократ!
— Не говори глупости, никакой я не аристократ. Я не знаю почему Чано настоял на этом. Мой отец никогда не упоминал об этом. И потом, мы не в Европе, а в Аргентине, титулы здесь были отменены еще в 1813 году.,- ответил Гунтрам раздраженно, потому что ему напомнили о его якобы аристократическом наследии,- К тому же я не знаю никого из своей семьи, кроме отца. Ни один из них не ответил Чано на письма, которые он писал, когда хотел найти моих родственников. Гуттенберг Саксен- просто исчезли. Я рад что хотя бы он согласился быть моим опекуном.
— Гунтрам, извини. Я не хотел тебя расстраивать.
— Это ты извини. Я не должен был так реагировать на то что произошло 10 лет назад.
— Да. Ты правильно сказал что все кончено, теперь кровать достаточна широка для нас двоих, Гути?
— Хорошо, но мне будет не комфортно.
— Пожалуйста, я буду хорошо себя вести и дождусь когда ты заснешь первым.
— Хорошо. Но если ты будешь храпеть, я тебя отправлю на диван, ясно?
— Мне нравится когда ты играешь плохого мальчика.
— Заткнись, а то я не дам тебе пижаму.
— Отлично, я буду спать без пижамы
— Синюю или зеленую?
— Я не влезу в неё, не беспокойся я буду спать в нижнем белье. Не беспокойся, твоя добродетель будет в безопасности. Я джентльмен. Я хочу на завтрак круасаны.
— Не слишком ли? Может еще и апельсиновый сок?
— Было бы не плохо.
— Ты мог бы учиться и работать вместе со мной.
— Еще не хватало, там будут пить чай пожилые женщины. Представь себе, если я встречу там свою мать.
— Твоя мать? там? Никогда!
— Через месяц ты сам сбежишь оттуда, чтобы не видеть чаепитие бабулек. С утра будут бабульки, а потом офисные неудачники или студенты.
— Это работа лучшая из тех которые мне предлагали. Я не могу позволить себе сидеть 10 часов в офисе за 700 песо в месяц. Я даже за квартиру из них полностью не смогу заплатить,- сказал Гунтрам из ванной чистя зубы.
Он вышел из ванной, взял пижаму и стал переодеваться в присутствии Федерико.
« Боже! Он невероятно выглядит,- подумал Федерико,- Как греческий Бог!»
Гунтрам переоделся, скользнул под одеяло и прижался к стене, оставляя больше половины кровати для своего друга. Федерико присоединился к Гунтраму в кровати:
— Мне мало места,- сказал Федерико, в надежде что Гунтрам позволит ему придвинуться к нему.
— У тебя дом 270 кв.м., если тебе мало места, иди домой,- сказал Гунтрам и отвернулся.
— Эй! Не обижайся, я не хотел тебя обидеть, я просто пошутил,- сказал Федерико и положил руку ему на талию. Гунтрам двинул ему рукой в бок и скинул руку.
— Моя кузина Наталья спрашивала меня о тебе,- сказал Федерико,- Мне кажется она хочет чтобы я дал ей номер твоего телефона.
— Правда?,- спросил с надеждой Гунтрам,- Мне что, нужно ей позвонить?
— Гунтрам, ты всегда так нервничаешь, когда речь заходит о девушках.
— Я не знаю как с ними разговаривать. Я всегда не уверен, заинтересована она во мне или нет.
— Если она заинтересована, она попросит твой номер телефона. И ты поменьше говори с ними. Просто завали и целуй. Самое худшее что может случится, то они просто скажут «нет».
— Я хочу хорошую подругу, которая будет связана со мной обязательствами.
— Гунтрам! Ты с ума сошел? Если ты скажешь такое девушке, ты умрешь в одиночестве. Забудь! Скажешь эту фразу когда тебе исполнится 30 лет! Как ты скажешь им? Привет, я хочу от тебя ребенка?
— Нет, я хочу троих или четверых!
— Ну тогда тебе нужно сменить работу, потому что с таким заработком ты не прокормишь и одного.
— Вот поэтому я и хочу изучать экономику, но ты прав, наверно нужно идти на бухгалтерский учет. Работу бухгалтера всегда можно найти.
— Ты говорил с отцом Мариано?
— Мистер Бромштейн посоветовал мне изучать экономику. Он сказал что после вводного курса я могу начать работать у него в банке. Он сказал что у меня есть и талант к рисованию, и я могу изучать искусство, но эта профессия не прокормит меня.
— Ты прав, твои картины очень скучные.
— Что ты сказал?
— Не обижайся, Гунтрам, ты хорошо рисуешь, но таких рисунков полно. К тому же они нравятся только пожилым женщинам как моя тетя Тереза.
— Скажи спасибо своей тете Терезе, потому что она сегодня заплатила за ужин, который ты ел. Она купила у меня 15 пейзажей за 300 песо. Я не хотел брать у неё деньги, но она настояла.
— Сколько часов ты работал над ними?
— Я не знаю. Я рисовал их во время отпуска у Долленбергов, в их поместье. Я был там около двух недель. Но я написал тогда много пейзажей, но большинство оставил там. Потому что они понравились его деду. Ты знаешь, он был очень образованным человеком.
— Он был нацистом! Немецкий инженер, приехал сюда в 1945 году.
— Не говори так о нем. Ты ничего не знаешь о его обстоятельствах! Германия была разрушена после войны и он приехал сюда чтобы обеспечить будущее для своих детей!
— Ты всем найдешь оправдание, Гути.
— Из-за того что Хуан Пабло не любит тебя, не дает тебе право говорить что-то подобное.
— Хорошо, Мать Тереза, пусть будет по твоему. Так что мне сказать кузине?
— Дай ей мой номер телефона. А ты?
— Что я ?
— У тебя есть девушка?
— Я не встретил ни одной особенной, из-за которой мне бы захотелось измениться. И я не представляю что рядом со мной кто-то был постоянно.
— Если бы был женщиной я бы изменил тебя и заставил всех бросить.
— Таких как ты больше нет,- серьезно сказал Федерико
— Потому что я парень и твой друг. И я не прошу от тебя больше чем подруга или жена.
— Я знаю,- ответил Федерико тоскливо,- Давай спать.
— Позвони мне, скажешь как там всё выйдет.
— Спи.

« Я как придурок веду себя с девушками, но я не гей, как мой сосед. Но Джордж кажется порядочный человек. А Фефо? Он гей? Глупости! У него было больше женщин чем у меня карандашей. Глупый Гунтрам»,- подумал он и заснул.

« Я бы все бросил и послал всех к черту, но ему нравятся девушки. Если я скажу что люблю его, он меня возненавидит»,- вздохнул Фэфо, закрыл глаза и провалился в сон.

****************************************
1. Федерико.- pp.userapi.com/c636724/v636724794/2e58d/YLWu2nv...
********************************************************************************

Конец 14 главы. «Переезд»

06:07 

Тионн Роджерс. "О доброте и сострадании жаб и лягушек (перевод)

Жизнь прекрасна!
О доброте и сострадании жаб и лягушек.
Глава 13
«Игроки.»
Пуэнте дель Эсте. Уругвай.
9 октября 2000 года.

*******************************************

Молодой помощник, вспотел ожидая своего начальника в аэропорту Карраско. Он нервно взглянул на Ландау, который отвечал за офис в Сан-Паулу и заметил что тот тоже был очень расстроен.
— Нам придется добираться до места в течении двух часов,- пробормотал Ландау,- Герцог будет в ярости.
— Только не говорите, что Репин перенес встречу?
— Он нам нужен. Поэтому он устанавливает правила, Хейндрик.
Группа из семи высоких, хорошо одетых мужчин подошли к стеклянно-стальным дверям, которые автоматически открылись и оба ожидавших мужчин выпрямились, заметив, очень серьезное выражение лица Его Превосходительства.
— Добро пожаловать в Уругвай, сир,- учтиво сказал Хейндрик,- Автомобили ждут вас.
— Все готово? - спросил Конрад не останавливаясь и даже не посмотрев на молодого человека спешившего за ним.
— Мы должны поехать в другой город. Пунта-дель-Эсте. Господин Репин позвонил два часа назад и настоял на изменении места встречи. Не было времени чтобы изменить расписание вашего рейса.
Конрад резко остановился и посмотрел на Хейндрика, в то время как Горан Павичевич, глава службы безопасности вышел вперед.
— Мы не меняем место встречи, так внезапно,- сказал серб,- Вы это знаете Хольгерсен.
— Это место безопасно, сэр. Оно принадлежит нашим людям.
— Почему Репин решил изменить место встречи? - спросил Фердинанд фон Кляйст.
— Мистер Репин сказал что он находит это место забавным,- ляпнул подавленный Хейндрик,- Отель-казино «КОНРАД».
— Эти русские как дети,- сказал Конрад,- Едем.

***

Гигантским люминесцентным сиреневым цветом, сияло название отеля «КОНРАД» в вечернем городе, что еще больше ухудшило настроение Конрада. Большими шагами Герцог поднялся по лестнице и пересек большой холл, украшенный золотыми с белым мраморными колонами и огромный красный с золотом ковер. У Конрада волосы встали дыбом от отвращения увиденного.
Женщина средних лет, одетая в консервативный, деловой костюм, встретила Герцога с почтением.
— Мистер Репин ждет вас и вашу свиту, Ваше Превосходительство,- сказала она,- Сюда, пожалуйста.
Конрад и Фердинанд последовали за ней, а трое телохранителей шли за ними.
Секретарь открыла дверь в большую гостиную, оформленную в современном стиле, с большими белыми диванами и большими окнами с видом на море. Неофициально одетый Константин вошел в гостиную через боковую дверь и пожал Конраду руку прежде чем предложил ему и Фердинанду сесть.
— Хорошо долетели?
— Да, не плохо. Пейзаж был более интересен,- ответил Конрад натянуто,- Почему этот выбор отеля?
— Кое-кто в Буэнос-Айресе рассказал мне об этом месте. Этот отель как недоразвитый Монте-Карло. Может быть вы принесете мне удачу,- добавил он с ухмылкой, наслаждаясь тем как критически Конрад смотрел на синий ковер со сложным рисунком. Его отвращение к современным вещам было хорошо известно, и это было постоянным источником развлечений для русских.
— Я никогда не приношу много удачи кому либо.
— Почему бы вам не остаться сегодня здесь, и мы за ужином, в более располагающей обстановке поговорим о бизнесе?
— С ночевкой? - пошутил Конрад
— Сыграем пижамную партию,- фыркнул Константин,- наслаждаясь возмущенным взглядом Фердинанда
— Завтра мы должны быть в Нью-Йорке, Конрад,- вмешался Фердинанд, он вытащил бумаги из портфеля и хлопнул ими об журнальный столик.
— Точно. Закажите самолет сегодня и завтра днем я улечу,- сказал беззаботно Конрад, не обращая внимания на Фердинанда,- Бизнес есть бизнес. Были ли вы уже в Буэнос-Айресе, Константин?
— Да, в качестве туриста, начиная с той вещи, о которой вы мне рассказали. Встретился с некоторыми туземцами.
Конрад посмотрел на него вопросительно и Константин захохотал:
— Вы не имеете ни малейшего представления о том что вы получите здесь для себя. Оставьте латиноамериканцев для русских, мой друг. Ваше немецко-швейцарское ядро пострадает от сердечного приступа после двух часов переговоров с ними.
— Это вопрос приручения,- сказал Конрад
— Обломов первым прибыл туда и он был шокирован тем что он увидел. Это само по себе много говорит о них. Я возвращаюсь туда через два дня, хочу выбрать себе дом и приглядеться к художникам. Мне предложили одну очень интересную современную коллекцию Латинской Америки за отличные деньги.
— Тогда вы должны купить её, пока кто-нибудь вас не опередил. Как считаешь, Фердинанд?- спросил Конрад и его друг хмуро кивнул,- И что же такого интересного в этой коллекции?
— Уже пытаетесь украсть её у меня, Конрад? - сказал Константин с однобокой улыбкой
— Нет, просто интересно её увидеть. Если мне понравится почему бы и не поторговаться? Бороться с вами не в моих интересах,- Конрад вернул ему улыбку.

***

По настоянию Константина, Конрад и он ужинали в ресторане казино. Для россиянина невозмутимое выражение лица Конрада было самым интересным. Оно говорило об обсессивно-компульсивном расстройстве. Конрад находился на грани коллапса, только потому что люди ели здесь не по форме одетыми или громко говорили.
— Как Ваня? - спросил Конрад, чтобы начать разговор и не видеть этот аляпистый, ярко освещенный ресторан, эти пахабные зеркала в орнаменте, висящие на стенах и потолке. «Почему они так громко говорят? Неужели интересно, когда тебя слышит пол ресторана?»
— Ваша спецслужба разве не доложила вам, что у него любовник из Вирджинии, фотограф, и зовут его Стивен?
— Я имел в виду вашего младшего сына, Ивана Константиновича. Вы рассказывали мне как-то, что он слишком мал для своего возраста,- поправил Конрад Константина,- Я был впечатлен, что Стивен получил отставку неделю назад и что теперь вы единственный его любовник,- добавил он злонамеренно, и Константин расхохотался от души.
— Не могу отрицать что я более предсказуем чем вы, Конрад. Вы можете следить за мной, но за вами следить практически невозможно. Вы отправите моих людей в могилу. Вы меняете каждую ночь женщин или город?
— Я сочетаю и то и другое. Это менее эмоционально чем менять любовников ежемесячно,- ухмыльнулся Конрад,- А у вас есть предпочтения?
— Конечно! - ответил ложно шокированный Константин,- Я точно знаю чего я хочу! Проблема заключается в том, что ни один из них не соответствует моему идеалу,- он вздохнул и подозвал сомелье, чтобы тот налил им вина, - А вы? Единственно что мы знаем о вас, что вы любите брюнетов, не имеет значения девушек или юношей.
— Брюнеты надежней,- коротко ответил Конрад,- Я предпочитаю мужчины постарше, женщины моложе.
— Какие проблемы? Вы что-то хотите мне сказать, Конрад? - пошутил Константин и прикрыл глаза, а Конрад от души рассмеялся, в первый раз за эту ночь.
— Вы имеете в виду нас? Вместе? Интересно было бы посмотреть, кто кого убьет первым.
— Это как в моем браке. Как я и Ольга. Мы в браке 20 лет, но готовы убить друг друга.
— Я по прежнему ставлю на ваш брак, Константин,- сказал Конрад серьезно и тот кивнул в ответ.
— Это хорошо что вы не доверяете женщинам. Будет интересно присутствовать на вашей свадьбе.
— Я убежденный холостяк,- ухмыльнулся Конрад, - А вы? Когда вы успокоитесь?
— Пожалуйста не говорите что у вас возрастной кризис. Со мной тоже такое было один раз, и продолжалось две жалкие недели.
— И как вы поступили?
— Поменял любовника на более молодую модель. Может быть вам тоже следует это сделать? Разве она не осточертела вам? Эта итальянка, которую вы предпочитаете так часто в последнее время.
— На более молодую модель? Как это сделали вы? Подростка, чтобы оглохнуть от их Walkman? Я сам разберусь со своим кризисом.
— Вы сказали Walkman? - хмыкнул Константин- Позвольте мне поговорить с вами об одной новой торговой марке. Логотип звучит как-то по детски, но мне кажется у них есть будущее: Apple!
— Очень забавно. Я перефразирую. Я глохну от этих Discman.
— Ну мы пережили девяностые, и МР3 плееры.
— По крайней мере я могу возвращаться в свой дом, и в свой мир,- сказал Конрад.
— У вас есть точка отсчета, куда можно возвращаться. Любовники требуют внимания, которое не всегда заслуживают.
— Проблема высоких эксплуатационных расходов может решиться двумя способами: сокращением численности или повышением эффективности на производственной линии,- пошутил Конрад.
— В Downsizing об этом не может быть и речи, но эффективность всегда можно улучшить,- ответил Константин с самодовольной улыбкой.
— В конце концов всё сводится к тому чтобы найти для себя правильного человека. Эту знаменитую вторую половину,- сказал Конрад мечтательно, с грустью в голосе.
— Я никогда не думал о вас как о романтике и тем более философе, но вы правы. Если бы я нашел нужного человека, я не позволил бы ему уйти.
— Я поступил бы так же. Но Принцев не так легко найти, они замаскированы в лягушек,- пошутил Конрад
— Поэтому я целую всех лягушек в пруду, в надежде что однажды мне улыбнется удача,- сказал Константин полушутя.
— Вы представляете себе своего принца?
— О, да! Во первых он должен быть талантлив, должен видеть суть вещей и воплощать это всё в шедевре!
— У вас очень высокие стандарты, Константин,- мягко сказал Конрад,- А я хотел бы просто жить с ним рядом, чтобы он был способен поддержать беседу и понимать хотя бы на 50 процентов о том что я ему говорю. И если еще этот человек не будет использовать меня в корыстных целях, будет только плюсом.
— Для меня все остальные качества не имеют значения. Только талант. Я прекрасно понимаю, что художники немного сумасшедшие, но это как раз и делает их интересными. Талант- это острый интеллект, в этом мире он управляется высшим идиотизмом, а если этот талант имеет хоть немного мозгов, это приводит его к невменяемости.
— Не знаю, может быть, - сказал Конрад мрачно,- А как насчет физических характеристик?
— У меня склонность к блондинам с мягкими чертами лица, но я гибкий в этом плане человек, мне плевать на внешность и на всё. Только глаза. Талант и глаза,- сказал Константин и Конрад приподнял бровь,- Я романтик в этом плане. Я считаю что если глаза красивые то и все остальное потрясающе. Я хочу видеть прозрачный и чистый взгляд его глаз, в которых ты уверен и знаешь что он человек, по природе своей хороший и бескорыстный. Вы понимаете меня?
— Больше, чем вы можете себе представить,- ответил Конрад, чувствуя себя очень тронутым, он опять вспомнил о своей неудаче с Роджером, но от отогнал эти мысли.
— Я думаю что принцы действительно существуют, просто их матери скрывают их, пока не найдут для них кого-то, кто подходит им. Это единственное логическое объяснение,- сказал полусерьезно Константин.
Конрад рассмеялся со странным облегчением.
— Наверное это только мечта.
— Может быть,- ответил Константин,- Время покажет.

Громкий шум спора за столом привлекло внимание обоих. Ругались молодая супружеская пара, шум становился громче и Конрад заметил как два официанта промчались мимо него к беспокойному столу. Шум от звона посуды заставил Конрада посмотреть на пару. Женщина громко кричала на своего партнера по испански, она бросила в него бокал, что потрясло его.
« Видимо парень был пойман с поличным,- подумал он и посмотрел на Константина, который с наслаждением наблюдал за боем. Парень что-то кричал женщине, она с криком отвечала ему, бросая в него тарелки. Один из официантов вмешался и что-то сказал женщине и она расплакалась.
— Этот бедняга уж точно не целовал лягушку, это очевидно,- сказал с пренебрежением Конрад, наблюдая как женщина покидает ресторан,- Да и её принцессой не назовешь.
— Выходить замуж по любви- это худшая из причин. Поведение в браке имеет важное значение, больше чем верность. Ну, по крайней мере они обнаружили несовместимость еще в медовый месяц.
— Вы понимаете испанский?- спросил искренне удивленный Конрад.
— Ни единого слова. Но посмотрите как он вертит кольцо на пальце, как будто он не привык носить его,- сказал Константин.
— Или уже сожалеет об этом. Похоже в спальне он не нашел удовлетворения,- пожал плечами Конрад и вернулся к десерту, забыв уже о скандальной паре,- Я ненавижу такие шоу.
— А я нахожу их интересными, как удовлетворение художников,- сказал Константин с блеском в глазах,- Давайте лично встретимся с ними?
— Что? С этой истеричной бабой и офисным клерком? Это как работа Боккаччо для художников,- Конрад покачал головой и усмехнулся, уже понимая что Константин хочет пойти.
— Где ваше чувство приключения, Конрад? Простая конкуренция, чтобы избавиться от скуки. На спор?
— Вы задели моё моё любопытство. Что у вас на уме? - спросил Конрад.
— Это сложная задача, поэтому и приз должен быть дорогой. Что-то связанное с сегодняшней темой нашего разговора.
— Мы говорили о второй половине.
— Нет. О том чтобы целовать лягушек, и найти принца или принцессу.
— Вы безусловно романтик, Константин. Хорошо, давайте пари...на лягушку!
— Нужна особенная лягушка!
— Только ничего ядовитого, или какой-нибудь исчезающий вид,- быстро уточнил Конрад.
— Ваша концепция политически правильна, Конрад. Как насчет «Лягушки Фаберже»? Я видел одну в каталоге «Rutdger». Она очень красивая.
— Мне нравятся лягушки. Я согласен на «Лягушку Фаберже»,- Конрад протянул свою руку Константину, чтобы заключить сделку,- Кого из них вы предпочитаете?
— Вы знаете мои вкусы. Может быть я смогу дать ему совет как укротить жену.
— Это будет очень скучная и бесполезная ночь с клерком. Значит мне досталась женщина.
— Боюсь что вы станете более шовинистом чем прежде,- ухмыльнулся Константин,- Если это случится конечно.
— Ну что, результатами обменяемся за завтраком?
— Конечно. Для меня вашего слова будет достаточно,- галантно сказал Константин.
— Спасибо. Что может представлять собой альянс, если между партнерами нет доверия.

***

То что Герцог больше часа завтракал с Константином Репиным, был очень плохой знак. Вчера ночью они вели себя очень цивилизованно, и даже шутили друг с другом. Очевидно они достигли какого-то согласия по поводу присутствия русских в Латинской Америке, и войны удалось избежать.
— Вы ошибаетесь, Хольгерсен. Нам необходимо присутствие Репина в Латинской Америке, чтобы держать туземцев под контролем. Наилучшим выходом было бы, заставить их обрабатывать свою прибыль через нас и заставить держаться подальше от нашей земли,- сказал ему Герцог,- Лобовая атака любого из нас, будет нам обоим вредна. У Репина искривленное чувство целостности, но он предпочтительнее других русских мафиози. Мы даже в чем-то дополняем друг друга.
Охранники распахнули дверь и Хейндрик выпрямился увидев выходящего Герцога, и провожающего его, Репина, который ехидно улыбался.
— Не расстраивайтесь, Конрад, дама просто была не в себе. Женщины не предсказуемы, мой друг,- сказал он на русском языке,- Возможно в следующий раз.
— Уверен, в следующий раз я выиграю,- ответил Конрад с наигранной веселостью,- он пожал руку Константина,- Эти двое были пара уродливых жаб.
— Ничего, в конце концов мы найдем своего принца,- пошутил Константин, довольный что он выиграл приз.
— Да, я уверен в этом. Прощайте, мой друг!
— До свидания! И спасибо за советы,- приветливо сказал Константин, наблюдая как уверенно шел Конрад своей царской походкой, - «Он умеет проигрывать»,- подумал он.
Хейндрик шел быстро, едва успевая за боссом.
— Найдите мне каталог «Rutdger»,- сказал Конрад,- видя что Хольгерсен готовит для него документы, которые нужно прочитать во время полета в Монтевидео.
— Да, сир. Еще что нибудь?
— Нет, все работает по плану.

********************************************
1.Казино-Отель «КОНРАД»- 1.bp.blogspot.com/-ZM0EODcVKSg/T34GJAKzPVI/AAAA...
2.«Лягушка Фаберже»- 4.bp.blogspot.com/-_cYLTd40wuU/T3bFMgmGKBI/AAAA...
3. Апартаменты Репина, где он принимал Конрада- pp.userapi.com/c636927/v636927794/5a7e1/zGDvPHw...
***********************************************************************************************
Конец 13 главы. «Игроки»

22:38 

Тионн Роджерс. "О доброте и сострадании жаб и лягушек (перевод)

Жизнь прекрасна!
О доброте и сострадании жаб и лягушек.
Глава 12.
«Измазанные маслом свиньи и школьники.»
Буэнос-Айрес.
19 октября 1999 года.

********************************************

— Сэр?
— Да, де Лиль? - ответил учитель не поднимая глаз от журнала.
— Простите, сэр, но на окне боров,- сказал Гунтрам робко, он смотрел на розовую небольшую свинью, ходившую туда-сюда по парапету викторианского окна.
— Сколько раз я должен повторять, вы не правильно называете бедное животное. Повторите: «На окне находится....,»- поправил его учитель, и весь класс едва сдерживал смех.
— Я имею в виду, свинья на окне, сэр,- ответил 17-летний молодой человек испуганным голосом.
— Вот это другое дело,- сказал старый учитель, продолжая что-то записывать в журнал.
— Простите, сэр, но она может выпасть из окна,- настаивал Гунтрам застенчиво, но отчаянно смотрел как неловко свинья ходила по парапету.
— От любого другого из ваших товарищей, я мог бы ожидать такую детскую шалость. Но от вас, де Лиль? Объясните мне, в чем заключается ваша шарада? Я должен прервать работу и посмотреть в окно, и тем самым развлечь ваших одноклассников?
— Нет, сэр. Можно мне отнести свинью в сад? - спросил Гунтрам, и учитель ударил рукой по столу, и поднялся с места.
Небольшая свинья шагала взад- вперед по подоконнику, а потом, быстро как комета, спрыгнула с подоконника и бросилась в открытую дверь классной комнаты и весь класс, не дожидаясь разрешения, бросился с криком догонять животное.

Гунтрам смотрел на мистера Стюарда со смесью вины и стыда, в то время как его одноклассники с боевым кличем убежали за свиньей, призывая школьников из других классов.
— Не стесняйтесь, де Лиль, присоединяйтесь к своим одноклассникам,- бормотал пораженно учитель.
Не дожидаясь чтобы ему повторили дважды, Гунтрам встал, опустил пристыжено голову и вышел за дверь, забыв свое пальто висевшее на вешалке у стены.

Выйдя в коридор он удивился, что ученики почти всех классов выскочили в коридор. Увиденная картина напомнила ему апокалиптический фильм, тетради и карандаши были разбросаны на полу. Он быстро прошел коридор псевдвикторианского готического замка, построенного в 1879 году, как было написано на мемориальной доске у главного входа, школы-интерната, рассчитанного на сто учеников из богатейших провинциальных семей. И еще 400- учеников очников, которые не жили в интернате, а возвращались каждый вечер домой.
Ни какие демографические изменения, не могли убедить высокопоставленных сановников Святого Петра, увеличить количество учеников, так как основатели этого заведения, три британских учителя, решили что это идеальное число. Школа пользовалась былой славой и давала детям лучшее образование. Были длинные очереди, желающих поступить в неё и высокие ежемесячные сборы, которые платили родители за образование своих чад.
Приглушенные крики доносились из внутреннего двора и Гунтрам понял, что свинья наверно бегает по кругу в галерее. Он толкнул тяжелую, деревянную дверь, которая ведет во внутренний двор, построенный по подобию монастыря Жеронимуша в Лиссабоне Белене, Португалия и стал свидетелем дантовской сцены. Две трети учеников школы кричали и бегали за свиньей, которая по узким тропинкам бежала к центральному фонтану.
К большому разочарованию толпы, господин Каррутерс, преподаватель гимнастики, смог наконец поймать испуганное животное в кустах, но скользкая свинья выскользнула у него из рук и ловко побежала по лабиринтам.
— Она намазана вазелином,- крикнул один из учеников
— Смазанная свинья!!! - подхватили другие ученики.
Гунтрам увлеченно наблюдал за столпотворением, устроенным маленькой свиньей, как она быстро побежала на лужайку, а её преследовало около сорока учеников.
— Наше заведение уже не назовешь Оксфордом, правда Коко?- усмехнулся Гунтрам
— Или Итоном,- рассмеялся Коко,- Нам всем достанется после этого от директора.
— С днем рождения, Гунтрам,- сказал Мариано Бромштейн,- Мы кое-что купили для тебя, но наш уважаемый Коко съел это.
— Я понятия не имел, что эта помадка предназначалась для Гунтрама. Я думал что она Брауна,- защищался Коко.
— Не переживайте. Спасибо вам, ребята,- ответил Гунтрам
— Вот, возьми это,- сказал Коко и вытащил из кармана пиджака живую жабу.
Гунтрам посмотрел удивленно на коричневато-зеленую рептилию и быстро прикрыл её рукой, чтобы никто из преподавателей не заметил.
— Откуда ты взял её?,- спросил Гунтрам
— Из лаборатории,- сказал Мариано,- Мы воспользовались переполохом чтобы спасти эту бедолагу от расчленения. Ты можешь загадать желание, а потом выпусти её у реки.
— Я не думаю что кого-нибудь из нас отпустят к реке в ближайшее время, Мариано. К тому же сейчас холодно, а я забыл взять пальто.
— Ты просто сходи туда один, никто тебя не хватится, тем более все считают тебя святошей,- сказал Коко.
— Вот, возьми моё пальто,- сказал Мариано, снимая пальто.
Гунтрам засмеялся и сунул жабу в карман своей куртки, чтобы не испачкать пальто.
— Ок. Я думаю что никто не соскучится по мне, если я исчезну сейчас.
— Не забудь попросить желание у жабы,- засмеялся Коко
— Это не сказочные крестные, Коко. Разве ты не узнал об этом еще в детском саду?
— Разве это не жаба? - спросил Коко с удивлением
— Нет. Это лягушка. Если поцелуешь её в день рождения, станешь принцем,- объяснил ему Мариано.
— Я не хочу быть принцем. Я не гей,- сказал Коко с отвращением.
— Нет, ты идиот. История гласит, что если ты принцесса, и поцелуешь лягушку, она превратится в принца,- сказал Мариано.
— Это жаба, а не лягушка,- протестовал разгневанно Коко.
— Увидимся позже, ребята, - сказал Гунтрам, прерывая спор друзей.

***

Гунтрам шел к берегу реки, раньше он ходил туда только тогда, когда были уроки парусного спорта, или во время летних школьных каникул. Он почувствовал что за ним следят. Присев на песок, он услышал потрескивание среди растений и быстро спрятался в камышах.
— Пепе, что ты здесь делаешь?- спросил Гунтрам, когда узнал одного из самых маленьких мальчиков, с которым он работал на кухне благотворительных обедов. Кухня была создана при школе, в помощь голодающим поселенцам.
— А, это ты, Гути,- сказал разочаровано Пепе,- Я не узнал тебя в этом пальто.
— Что ты здесь делаешь? Директор школы может вызвать полицию, если найдут тебя здесь.
— Охотимся,- сказал другой мальчик выйдя из камыша.
— Вы уже слышали о свинье? - спросил Гунтрам
— Какой свинье?
— Кто-то принес свинью в школу и она бегает там.
— Мы ищем другого вида свиней. Твоих опрятных друзей. Они приходят сюда, и у них в карманах всегда полно денег,- сказал пожимая плечами, один из взрослых парней Пулга,- Тебя мы не тронем, не беспокойся.
— Мы собираемся раздавить этих высокомерных стукачей, слабоумных идиотов,- сказал второй парень с ненавистью.
— Отец Патрисио убьет вас, если узнает,- сказал Гунтрам,- Это частная территория, находится здесь, это все равно что залезть в чужой дом. У вас будет много неприятностей, если вас увидит кто-нибудь из школьных крыс.
— Они все дерьмо. Кто им скажет? Тот кого мы поймали тогда?,- сказал парень и Гунтрам расстроился.
— Что у тебя там? - спросил Пепе, когда он увидел шевеление в кармане Гунтрама.
— Жаба. Хочу вернуть её в воду.
— Она умрет здесь. Тут недостаточно глубоко. Отнеси её в болото, рядом с домом где мы живем,- сказал Пулга
— Я не могу. Я не могу покинуть территорию школы.
— Эх ты, шляпа!
— Если я покину территорию школы, директор выгонит меня.
— Ваша школа- отстой, правда, Пулга?- спросил один из парней, тот поддакнул и повернулся чтобы уйти.
— Пепе, подожди,- сказал Гунтрам, шаря рукой в своем кармане,- У меня есть несколько печений оставшихся с завтрака,- он вытащил маленькую пачку печений и отдал ему и два маленьких мальчика тут же их съели.
— Если ты не боишься, пойдем с нами, мы покажем тебе пруд,- сказал Пулга и Гунтрам кивнул жалея мальчишек. Он понял, что они голодные, раз охотятся.
— Скажи своим друзьям, чтобы принесли свинью сюда- сказал 10-летний мальчик.

***

Гунтрам шел за группой из пяти парней, одежда которых была рваной и не подходящей для холодной погоды и влажного ветра, дующего с реки. Они дошли до забора с колючей проволокой и перелезли на другую сторону. Гунтрам полез за ними, стараясь не испортить пальто Мариано колючей проволокой.
Пепе, которому было лет восемь, по внешнему виду, а может и больше, он выглядел очень худым от недоедания, рассказывал Гунтраму о недавно сформированной музыкальной группы- кумбия, которую он обнаружил.
— Они называют себя Pibes Choros, такие же бандиты как и мы,- сказал он с гордостью и Гунтрам хмыкнул.
— Они играют рок. Ты знаешь что двое из этой группы сидели в тюрьме за вооруженное ограбление?
Они дошли до небольшого грязного, естественного пруда и Гунтрам достал жабу из пиджака. Ребята окружили его, чтобы лучше увидеть жабу сидящую в руке Гунтрама.
В то время как все смотрели жабу, к ним подбежал запыхавшись еще один, постарше:
— Копы ищут тебя, Пулга. Проваливай.
— Почему?
— Ты застрелил того парня в Пунта-Чика,- серьёзно сказал мужчина,- Вот возьми и удачи тебе, - он вытащил из брюк пистолет 32 калибра и дал ему, а в другую руку высыпал четыре патрона,- Ты не проболтаешься? - спросил он Гунтрама грозно, заметив его среди членов своей банды.
— Ты сам не проболтайся. Я по крайней мере не дал бы своим людям пули другого калибра,- ответил Гунтрам,- Пулга, смотри, пистолет 32 калибра, а пули- +0,22. Оружие вообще не будет работать.
— Что? - Пулга внимательно посмотрел на пули в своей ладони,- Ах ты ублюдок! Стукач!- проревел тот и с силой толкнул того человека, а потом вся банда прыгнула на него и все стали его избивать.
Гунтрам попытался хотя бы маленьких оттащить от него, но не смог.
— Копы идут,- крикнул Гунтрам, и вся банда разбежалась в рассыпную.
Мужчина выглядел сильно избитым, но Гунтрам вместо того, чтобы уйти подал ему руку, и помог встать. Дрожа и сплевывая кровь, мужчина поднялся и посмотрел на своего спасителя:
— Ты из прихода?
— Да.
— Зачем ты сказал ему?- ухмыльнулся он,- Я не хочу неприятностей с тобой. Я знаю что твой опекун человек из Перонистской партии. Уголовный судья. Мы все будем мертвы, если что-то с тобой случится. Поклянись что не скажешь ему ничего.
— А кто меня спрашивать будет?- ухмыльнулся Гунтрам.
Он смотрел как уходит этот человек, и вытащил из кармана почти сухую жабу и положил её рядом с водой и та сразу прыгнула в воду.
— Эй! Послушай моё желание. Я хочу чтобы у меня была семья и много денег, чтобы помогать таким как Пепе. Он заслуживает лучшего чем воровство и наркотики. Эти ублюдки используют маленьких детей, заставляя их воровать, чтобы самим избежать тюрьмы. Я хочу чтобы все эти ублюдки сдохли.

***

Не спеша Гунтрам вернулся в школу. Посмотрев на свои старые часы Casio, он понял что пропустил обед. Он пошел на урок рисования, где молодая учительница как всегда мечтала о создании шедевра, а одноклассники бездельничали, делая вид что они ищут вдохновения.
— А, это ты де Лиль, вернулся? Садись на место.
Гунтрам сел на своё обычное место и достал свой альбом для рисования. Доставая свой пенал с карандашами, он задел его рукой и он упал с грохотом на пол и все рассыпалось на полу.
— Мне очень жаль, мисс Пенья,- сказал он с притворным сожалением и нагнулся чтобы собрать карандаши.
В то время как он пыхтя собирал карандаши, он услышал звук еще одного падающего пенала и увидел под столом Федерико.
— Мартиарена!- закричала она, зная его проказы,- Выйди вон!
— Хорошо, мисс Пенья. Мне идти сразу к директору?
— Вон! - крикнула она истерично,- Вы тоже, де Лиль!
— Да, мадам,- ответил Гунтрам из под стола своего одноклассника Лауча, а тот пнул его ногой и засмеялся.
Гунтрам схватил его за лодыжку и скинул со стула.
— Ты тоже. Вон из класса!
Все трое вышли из класса.
— Боже, что за день сегодня,- пробормотал Гунтрам.
— Её уволили сегодня. Директор сказал ей сегодня утром, - ухмыльнулся Федерико,- Она идиотка, она не может контролировать даже такого как ты, тыквочка.
— Это все благодаря тебе, Фэфо.
— Директор сказал ей об увольнении сегодня, на заседании Совета. Моя мать была там,- сказал Лауча,- Но я все же должен закончить эти 20 рисунков,- добавил он мрачно,- За ту же цену, Гунтрам?
— Посмотрим. Caran d"Ache?
— Staedler, и коробку из 12 карандашей.
— Ни за что! Коробку из 24 карандашей и 2 белых карандаша №5, с стирающей резинкой.
— Это грабеж!
— Как хочешь.
— Гунтрам, мы же друзья! - протестовал Лауча
— Это нормальная цена! С других бы я взял коробку из 36 карандашей и 4 карандаша №5. Я спасаю тебя, Лауча, иначе ты останешься на второй год!
— Хорошо,- прорычал Лауча, и ушел в сад.
— Что будем делать?- спросил Гунтрам,- Пойдем к директору?
— Где ты был сегодня? Ты пропустил самое интересное,- спросил Федерико, не ответив на вопрос.
— Нет, я частично видел это представление. Это было просто невероятно, Фэфо!
— Тебе понравилось?
— Конечно! Эта свинья была такая смешная. Ты не знаешь где она сейчас?
— Я думаю садовники поймали её,- Фефо заразительно засмеялся,- Пойдем, поиграем с муравьями, учителям сейчас не до нас.
— Ты думаешь они не заметят что тебя нет в классе? Тебя могут выгнать из школы, Фэфо,- засмеялся Гунтрам, и пошел за Федерико.
— Так что ты делал в обеденный перерыв, почему тебя не было на обеде?- снова спросил Федерико
— Просто спасал жизнь жабе,- пожал плечами Гунтрам,- Фуэнтес хотел расчленить бедолагу.
— Он настоящий садист, без сомнений,- пробормотал Федерико.
- Если свинки нет, пойдем в библиотеку, подготовим домашнее задание по математике на завтра. Тебе обязательно это надо сделать,- сказал Гунтрам и Федерико заскулил,- Что? Ты тоже можешь остаться на второй год как и Лауча и я хочу тебе помочь.
- Ты говоришь как, Отец Гунтрам,- хмыкнул Федерико, в тайне радуясь, что его друг заботится о нем, как ни о ком другом.

***

На следующий день, во второй половине дня, все старшие классы были вызваны в большую аудиторию, и сорок мальчиков смотрели друг на друга с удивлением. Как правило за такое происшествие наказывали на построении, на школьном дворе, общим нагоняем, так как не было определенного виновного, и почти все участвовали в этом происшествии.
В аудиторию вошел директор школы, г-н Стоил и за ним шли еще 4 преподавателя. И к директору присоединился Отец Патрисио, чем вызвал коллективный вздох ужаса. Потому что, если он присутствует, значит сегодня кого-то будут исключать из школы.
— Садитесь, господа,- сказал директор школы и сам сел в президиум, священник присоединился к нему.
Гунтрам сидел между Федерико и Мариано и его сердце быстро билось от страха.
— Сегодня был один из самых позорных дней в заведении нашей школы. Мы делаем все возможное, чтобы научить вас, быть настоящими джентльменами, но наши уроки грубо игнорируются.
— Дети бывают озорными, и это тоже является частью образования,- сказал Отец Патрисио,- Но сегодня ваши действия сделали больно Божьему существу. Бедное животное дрожало от страха и усталости.
— Животное тайно могли пронести в школу только ученики старших классов,- сказал директор,- Такое поведение не допустимо в Соборе Святого Петра! И виновные будут наказаны по всей строгости!
— Это животное не могло попасть в школу в понедельник утром, поэтому единственным вариантом остается, что его пронесли тайно в школу в воскресение, во второй половине дня, когда ученики вернулись в интернат из дома. Я даю вам возможность искупить свою вину, господа, вы должны признаться в вине по собственной воле.
Тишина в аудитории была оглушительной, и никто не нарушил молчания. Гунтрам посмотрел на своих друзей, у них были невинные лица.
— Должен ли я допрашивать каждого из вас?- спросил директор.
Гунтрам посмотрел на Отца Патрисио и заметил что он пристально рассматривает каждого ученика и почувствовал себя плохо, потому что знал, что если он возьмется за дело, то узнает больше чем контрабанда свиньи. На его лице было реальное чувство вины, и священник посмотрел на него с искренним удивлением.
— Очень хорошо, господа, я начну опрашивать каждого пансионера, остальные могут вернуться в классы, - сказал директор,- Вы тоже, де Лиль, можете быть свободны. Я знаю что в воскресенье вечером вы вернулись вместе с Отцом Патрисио с благотворительной кухни.

Гунтрам сначала обрадовался, а потом вспомнил о своих друзьях Коко и Мариано и сильно обеспокоился, потому что знал что обмануть Отца Патрисио практически невозможно, и они могут признаться что утащили лягушку из лаборатории. Отец Патрисио обладал шестым чувством, когда чувствовал что его обманывают.
Гунтрам медленно поднялся со стула и подошел к директору.
— Простите, сэр,- застенчиво сказал Гунтрам
— Что тебе, де Лиль?
— Я был в воскресенье вечером на благотворительной кухне с Отцом Патрисио....
— Да, я знаю об этом
— Простите сэр, но я хочу кое-что сказать..
— Говори, де Лиль.
— Когда я был в поселке с Отцом Патрисио, я заметил там несколько свиней. Я думаю что та свинья принадлежит тем людям и надо её вернуть им,- сказал Гунтрам дрожащим голосом,- Я думаю что я видел свиней, когда мы возвращались, но я не совсем уверен.
Директор школы и священник посмотрели друг на друга в удивлении.
— Я не помню чтобы я видел свиней,- сказал Отец Патрисио,- Но обычно там люди содержат свиней, чтобы поддержать себя.
— Возможно свинья сбежала и заблудилась, нам надо спросить их - сказал Гунтрам.
Оба класса смотрели на Гунтрама с надеждой, а Федерико усмехнулся. Директор и священник посмотрели друг на друга в сомнении.
— Свинья очень ценное животное,- сказал Гунтрам,- Возможно владелец ищет её, мы не можем держать её здесь. Возможно она проникла в школу через забор и бродила в школе, пока мы не нашли её.
— Мы проверим вашу версию, де Лиль,- сказал директор пораженно, так как не видел другого выхода. Нельзя было обвинять учеников, когда было возможно другое объяснение. Это могло привести к осложнениям отношений с родителями,- До дальнейшего уведомления, ваши привилегии приостанавливаются. Все свободны! - сказал директор школы, оставшимся 16 ученикам, и все они быстро покинули помещение.

***

— Это было чертовски гениально, Гути,- сказал Мариано, во внутреннем дворике.
— Стоил должен вернуть животное,- серьезно сказал Гунтрам,- Это правда, и я не шучу.
— Забудь об этом,- рассмеялся Коко,- Учителя зажарят её сегодня.
— Не будь противным, Коко,- сказал Гунтрам
— Если ты станешь адвокатом, де Лиль, позвони мне,- сказал один из старшеклассников, и похлопал его по руке,- Знаменательный день, в этой вонючей дыре.
— И главное никто не пострадал. У Стойла точно будет язва.
Гунтрам чувствовал себя неловко, он был уверен, что шалость со свиньей принадлежит кому-то из его одноклассников. Кто это мог сделать? Это было конечно смешно, но жалко бедное животное, должно быть ей было очень страшно, когда все бежали за ней.
Два наставника вышли во двор и сказали, чтобы все возвращались в классы.

***

Чувствуя сильную усталость, Гунтрам закончил делать домашнюю работу на следующую неделю. Никаких привилегий у них не было. Не было телевизора, никаких десертов, и у мальчиков не было другого выбора кроме учебы. Его сосед по комнате был в лазарете из-за простуды и врач предпочел держать его в изоляции, чтобы не заразить других. На следующий год он может уже сам выбирать себе соседа по комнате. Кого-нибудь, Федерико, Мариано или Хуана, а Коко будет со своим кузеном.
Гунтрам собрал тетради и учебники для следующего дня, сложил в сумку, а затем стал делать серию эскизов своих одноклассников, и их охотой за свиньей, зная что эти рисунки никогда не повесят на обозрение в школе.
Гунтрам вспомнил Пепе и их банду, когда они убежали якобы от полиции. Неужели Пулга правда убил кого-то?
Я должен как-то сообщить об этом Отцу Патрисио, ведь если они поджидали кого-то из учеников, это может быть опасно. Полиция захочет поймать их. И родители будут спокойны. Я скажу ему в воскресенье на исповеди. Да, это будет удобно, чтобы поговорить с ним.
— Де Лиль, ложись в постель,- сказал смотритель, заглянув к нему в комнату.
— Да, сэр,- ответил Гунтрам, он собрал учебники и убрал со стола.
Он переоделся в пижаму, сходил в ванную, почистил зубы и уснул сразу же как голова коснулась подушки.

***

— Эй! Что ты здесь делаешь?- промямлил Гунтрам просыпаясь, он почувствовал, что Федерико скользнул к нему в постель поздно ночью.
— Крадусь к одинокому голубю.
— Потому что я здесь один, а вы все побежали к мамам. Наш класс был наказан, помнишь? Но это шоу со свиньей того стоило.
— С Днем рождения, Гунтрам!
— Так это ты?- спросил он в шоке,- Я думал что это кто-то из старших классов.
— Да, это мой поросенок,- ответил Федерико с удовлетворением,- Ты это на долго запомнишь.
— Это было невероятно смешно, и это безусловно надолго запомнится. Зачем ты это сделал? Почему не подождал следующего года?
— Ты всегда бываешь грустным в этот день. Могу поспорить что тебе сегодня было весело.
Гунтрам рассмеялся и обнял своего друга.
— Спасибо. День рождения трудный для меня день, ты же знаешь об этом.
— На следующий год я что-нибудь взорву,- сказал Федерико с улыбкой,- Я всегда смогу обвинить в этом ботаников из химической лаборатории.
— Привет! Не забыл что я один из них? Но твоя проделка со свиньей здорово придумана. Не знаешь что случилось с ней?
— Её пожарили и сожрали учителя. Ты думаешь они побежали отдавать её хозяину?- они оба громко засмеялись, но тут же угомонились, испугавшись, что смотритель придет к ним с проверкой.
— У меня есть что-то для тебя,- сказал Гунтрам мягко
— Что?
— Сигареты. Лауча заплатил мне сигаретами. У него не было денег на карандаши и я не хотел чтобы у него были неприятности с ведьмой по рисованию.
— Ты же не куришь?
— Я не курю, но ты же куришь.- сказал Гунтрам и Федерико крепко обнял его.
Гунтрам вытащил из-под матраса пачку сигарет и протянул её Федерико.
— Мальборо? Я впечатлен, тыковка,- сказал Федерико и притянул за талию Гунтрама к себе, и тот лег, положив голову ему на плечо, потому что привык к таким замашкам Федерико с 13 лет. Он только поправил свое тело так чтобы не касаться его близко.
— Ты должен был дождаться чтобы он принес тебе карандаши,- добавил ласково Федерико, не убирая свою руку с талии Гунтрама.
— Нет, ему рисунки нужны были уже в понедельник,- сказал Гунтрам и смутился от их непосредственной близости.
— Я возьму тебя в бар в следующую субботу и куплю тебе там полный Crazy Jar. Я сделаю из тебя там человека.
— Нам запретили выходить из школы до конца учебного года, помнишь?- ухмыльнулся Гунтрам,- Благодаря тебе, Эйнштейн.
— Подожди, я решу этот вопрос с помощью своей матери. Против нас нет никаких доказательств, и благодаря тебе не нашли виновника. Стоил наоборот сохранил лицо, от этой глупой затеи.
— Что такое Сумасшедший Jar?- спросил Гунтрам
— О, это напиток Богов! В конце вечеринки, все что остается из напитков в баре, сливают в ведро из-под шампанского и разыгрывают между веселыми гуляками. Большая честь выпить хотя бы глоток этого пойла.
— Фу!- поморщился Гунтрам с отвращением,- Ты когда-нибудь пил эту дрянь?
— Нет. Леди Фортуна никогда не была на моей стороне,- сказал надменно Федерико, и Гунтрам чуть не упал с кровати от смеха.
— Я передам твое приглашение,- смеясь сказал Гунтрам, но тут же став серьезным сказал,- Мне не нравится когда ты с ребятами ходишь туда. Ты пристаешь там к девушкам, а они заслуживают уважения.
— Отец Гунтрам! Девушкам нравится когда к ним пристают! Или ты думаешь я в своем возрасте буду сидеть дома по вечерам и макать бисквит в кофе с молоком?
— Ты отвратителен, Фэфо,- хохотал Гунтрам и стукнул его по руке.
— Если ты не хочешь чтобы я ходил по таким местам, то ты должен выйти за меня замуж. Ты же хочешь чтобы я стал на праведный путь?- сказал Федерико резко, а Гунтрам хохотал без умолку,- Давай, тыковка. Давай, шокируем мою мать и преподавателей. Мы можем сбежать в Бразилию, поженимся там и будем жить вместе, до конца дней.
— Не глупи.
— Ты идеально подходишь мне,- хихикал Федерико,- Ты делаешь для меня домашнюю работу, помнишь все мои даты и тесты, приносишь мне сигареты, защищаешь мою невиновность перед директором школы чтобы я прилично выглядел в его лице.
— И прикрываю твою тупость.
— У всех есть свои недостатки. После того как я покажу тебе кое что, ты больше никого не захочешь, кроме меня,- сказал серьезно Федерико, а его рука гладила спину Гунтрама.
— Ты читал Альянс Францез Тест?- выпалил Гунтрам смущаясь тирады Федерико.
— Да, я уже выбрал там один столбец, который мне понравился. Кое-что из дружеских отношений Патриция.
— Пейрефит? Ты будешь мертв, если мадам Мендоса услышит тебя.
— Пошла она к черту, старая карга! Представь себе, яркие описания двух мальчиков о любви, в школе-интернате.
— Попробуй, и твоя Французская Революция закончится прямо там. Ты дурак, если думаешь что тебе это сойдет с рук, Фэфо. Почитай лучше главу из Le Petit Prince,- это то, что она задала и хочет от тебя услышать.
И Федерико стал декламировать наизусть выученный стих на французском языке так, что Гунтрам открыл рот от удивления.
— Откуда ты это взял? - спросил удивленный Гунтрам
— Это стихотворение одного французского парня, Телфиль де ....Нечто! Это то, что я прочитаю мадам Мендоса, если она не оценит моё чтение Пейрефита!
— Ты сумасшедший! - усмехнулся Гунтрам,- Это очень приятно, хотя...?- сказал Гунтрам странно тронутый услышанным,- Означает ли это, что ты читал ненормативную книгу?
— Это книга поэзии и коротких высказываний. Тебе понравилось?- пошутил Федерико слегка дрожащим голосом.
— Да. Запомни это, потом будешь рассказывать очень особенной своей девушке,- сказал Гунтрам, догадавшись куда клонит Федерико.
— Или особенному парню,- сказал просто Федерико
— Давай лучше...,- Гунтрам взбил подушку,- Помнить о том что нам завтра собирать картошку в поле,- сказал Гунтрам краснея, и отодвинулся от него, настолько, сколько позволяла ширина кровати.
— Ты прав,- ответил Федерико расстроено, убирая руки от Гунтрама,- Давай спать,- «Может все-таки у меня есть шанс,- подумал Федерико,- Он не ударил меня, когда я прочитал ему стих. Лауча или Браун убили бы меня за это»,- расстроено размышлял Федерико. Он встал с постели Гунтрама и лег рядом, на свободную кровать.
« Гунтрам все же ещё молодой, но возможно, позже он не будет против меня. Он ещё предвзято относится к этому.»
« Возможно позже у меня появится шанс. Это было бы здорово!»

********************************************
1. Рисунок Гунтрама- pp.userapi.com/c636927/v636927794/5a7e9/2oXEUXn...

2. Федерико - pp.userapi.com/c636724/v636724794/2e58d/YLWu2nv...
**********************************************************************************
Конец 12 главы. «Измазанные маслом свиньи и школьники.»

12:56 

Тионн Роджерс. "О доброте и сострадании жаб и лягушек (перевод)

Жизнь прекрасна!
О доброте и сострадании жаб и лягушек.
Глава 11
«Праздник День рождения»
19 ноября 1997 года
Цюрих.

****************************************

« Не каждый день исполняется сорок лет,- подумал Конрад, проснувшись на рассвете,- Не могу понять, зачем нужно праздновать его? Нечего праздновать, мы уже бросили партию на поглощения Xentrex.»
Он повернулся в постели и посмотрел на часы брошенные на ночной столик. Золотые часы «Rolex» светились сумрачно.
« Я должен был выбросить их давно, но до сих пор их ношу. Это слабость, я должен избавиться от них,- подумал он, механически просунул руку в браслет и защелкнул, пряча глаза чтобы не прочитать надпись «Je t'aime, R», которая до сих пор выгравирована в его сердце.
« Малейшее промедление, и уже моя голова слетела бы с плеч, а не его,- напомнил он себе, он откатился на своей кровати, не в силах встать и начать свой день,- Фердинанд прав, я сошел с ума, если до сих пор думаю о человеке, который чуть не убил меня. Где он может быть сейчас? Змеи знают где прятаться.»

Понимая что больше не заснет, он отбросил одеяло в сторону, встал и пошел в ванную принимать душ.
« Сегодня я стал на год старше, так что ничего не случится, если я пропущу тренировку с Хольгерсеном.
Он оделся, и быстро вышел из спальни.

Как обычно, Фридрих размеренно устанавливал поднос с завтраком в гостиной. Он поздравил его с днем рождения, с доброй, отеческой улыбкой. Конрад поблагодарив его, сел за стол и развернул газету Financial Times, продолжая игнорировать старика.
— Будет ли, ваше превосходительство ужинать дома вечером?,- спросил Фридрих, накрывая на стол.
— Нет, я буду ужинать в «Ritz со Стефанией,- ответил Конрад вызывающе,- Это проблема?
— Нет, сэр - ответил сквозь зубы Фридрих
— Хорошо,- сказал Конрад, довольный что заставил Фридриха замолчать.

Фридрих покинул комнату, чтобы не искушать себя ударить Конрада ложкой по лбу.
« От одной шлюхи к следующей, когда он уже повзрослеет? Ему уже сорок лет, пора уже остепениться, найти жену и исполнить свой долг, завести наследников.»
— Ах, да, забыл спросить,- сказал Фридрих вернувшись в гостиную, привлекая внимание Конрада,- Должен ли я попросить миссис Ван дер Лейден, чтобы она купила подарок для вашей шлюхи, мой Герцог?- спросил он невинно.
Конрад почувствовал ярость, от того что Фридрих невинно напомнил ему, что он решил праздновать свой день рождения с девушкой по вызову, но вспомнив слова отца:
« Никогда не забывай что он Принц, сын мой. Фридрих хоть и выбрал жизнь монаха, но по крови он принадлежит Габсбургам. Это не его вина, что его земли были захвачены коммунистами.»
— Я сделаю это сам, спасибо, Фридрих,- ответил он высокомерно.

***

После неудачного утра, обед был отменен, поскольку ему потребовалось появиться в лондонском офисе. Голодный и расстроенный, он вспомнил, в два часа дня, что у него не было времени съесть что-нибудь перед встречей с технологической компанией, которая должна состояться через 5 минут.
Он неохотно слушал доклад молодого исполнителя и его взгляд остановился на картине Писарро, висевшая на стене.
— Мне сорок лет, и до сих пор нет детей. Это социальная смерть для человека моего положения. В конце концов, моя обязанность как аристократа, произвести на свет наследников. Надо позаботиться о продолжении рода. У Фердинанда уже трое детей, у Альберта- четверо, и один на подходе, у Адольфа- две новорожденных девочки. Даже у Роджера была дочка,- вспомнил он мрачно,- Сорок лет, а у меня до сих пор нет детей.
Он заметил ошибку в viewgraphs, быстро исправил её, и опять погрузился в неприятные размышления.
— Я должен.... Что? Женится на Роджере? Ни за что! Я должен был женится на скучной корове Цу Ловенштайн, которую пытался сосватать мне Роджер, и окружить себя маленькими идиотами, пока я трахал его на матрасе?

— Господа, я благодарю вас за вашу презентацию, но боюсь я вынужден отклонить ваше предложение,- сказал Конрад, заметив что отведенные 30 минут прошли.
— Потенциал роста интернета неслыханно. После того как наша компания станет публичной, её акции будут расти ввысь и будут больше чем Netscape, протестовали в громкоговоритель.
— Я не вижу реального роста такого рода компаний,- ответил Конрад категорично,- Вы могли бы убедить меня инвестировать во что-то связанное с распределительной сетью, как например Amazon, но не на содержание Веб-страницы. Если бы вы предложили мне новый процессор, компьютер, телефон, программное обеспечение или распределительную сеть, я с удовольствием вложил бы деньги в вашу компанию.
— Интернет- это будущее,- сказал один из руководителей, удивленный что банкир может быть таким идиотом.
— Я не сомневаюсь в этом. Но это безумство вкладывать деньги в веб-содержимое вашей страницы. Пузырь лопнет. Мой ответ- «НЕТ»,- сказал Конрад, встал из-за стола и вышел из комнаты. Даже Фердинанд был шокирован его ответом.

***

— Конрад, ты в порядке?- спросил Фердинанд, войдя в кабинет друга,- Ты просто так отказался от проекта на 300 миллионов долларов? Должен ли я тебе напомнить о прибыли, которую мы могли бы получить от него?
— Миру не нужен второй AOL, Фердинанд,- устало сказал Конрад,- Я долго говорил с Дахлером, и он прав. Мы должны сосредоточиться на других компаниях.
— Горан Павичевич привел какого-то моряка из Боснии и он стал нашим советником?
— У этого моряка докторская степень в области астрофизики, полученная в Университете Людвига Максимилиана, Фердинанд. Он понимает больше в компьютерах чем ты и я. Он не видит потенциал роста в этой компании. Может быть через пару лет, но мы не можем себе позволить ждать такой срок.
— Единственное его достижение это то, что он поймал Горана на контрабанде, и он сразу же получил должность? Что дальше? Этот русский, которого прислал Обломов, станет генеральным директором?
— Через несколько лет возможно станет. Антонов очень хороший дипломат, и таких воинов как он я еще не видел. Репин много потерял отправив его мне. А я много приобрел в его лице. Дахлер составил список технологических проектов, которые по его мнению могли бы нас заинтересовать. Проверь это с ним, и сегодня же начинайте вкладывать туда деньги.
— Что???
— Я хочу убедиться, такой ли он умный как я думаю.
— Этот кретин с лодки теперь принимает решения за тебя?
— Будущее принадлежит ботаникам, мой друг. Подружись с ним. Что-то ещё?
— С Днем рождения,- проворчал Фердинанд, и вышел из комнаты, всё ещё злясь на своего друга.

Конрад прислонился к спинке стула и открыл свой ноутбук, чтобы проверить свою электронную почту. Он увидел много писем помеченные как личные, видимо юбилейные поздравления, он пометил их для пересылке Монике, чтобы не тратить на них время. Ничего не изменится с этим юбилеем, я не стану мудрее, только старше.
Он посмотрел на часы и опять вспомнил Роджера.
— Моника, не могли бы вы купить какой-нибудь подарок для мисс Барберини?,- спросил он через интерком,- В 5 часов я поеду в аэропорт, предупредите моего водителя.
— Хорошо, сэр,- ответила она
— И еще, когда будете покупать подарок, купите мне новые часы. Что-то ручной работы. Закажите Patek Philippe или Tourbillon.
— Хотите ли вы Lange und Sohne, мой Герцог?- спросила она удивленно,- Часы ручной работы будут готовы только через несколько месяцев, сэр. Я видела такие, очень красивые в ювелирном магазине. Я сегодня же их куплю.
— Да, Ланге и сыновья будет замечательно. Благодарю вас, Моника.
« «Ролекс» носит молодежь,- подумал он,- Или новички-трейдеры. Мне уже 40 лет. Возможно мне уже нужно носить Vacheron, которые отец подарил мне в 21- годовщину. Я всегда считал что такие часы для стариков. Я должен действовать. Мне уже 40, а не 30.»

Он почувствовал себя опустошенным, и совершенно не хотел видеть женщину, которую презирал, но не мог найти источник беспокойства.
« Стефания наверно думает что я собираюсь на ней жениться и завести детей. Глупая женщина. Мне просто нужна подружка, чтобы не быть столь «очевидным». Сегодня я с удовольствием бы посидел дома у горящего камина с книгой, чем проводить с ней ночь на дискотеке, трахать её, не получая удовлетворения, а потом спать в отеле»,- подумал он.
— Моника!- вызвал он по селектору
— Да, сэр.
— Отмените мой полет на сегодня. И передайте мои извинения мисс Барберини. Но пожалуйста, купите мне часы, о которых вы говорили.
— Очень хорошо, сэр - сказала она веселым голосом, и Конрад подумал, не может же она ревновать к Стефании, но по какой-то причине она её ненавидит.
— Я еду домой, что-то я не важно себя чувствую,- сказал он и удивился сам себе. Это было не в его стиле, объяснять свои действия,- Пусть мой автомобиль будет готов через 30 минут,- резко добавил он.

***

Конрад сидел в семейной столовой и заметил что Ганс и Дитер обслуживали его.
« Вероятно Фридрих до сих пор расстроен из-за моего неподобающего поведения сегодня утром,- подумал он, но ничего не спросил. Он смотрел как Ганс налил ему вино в бокал, а Дитер поставил перед ним первое блюдо.
« Суп из черного трюфеля,- подумал он,- Маленькая компенсация за сегодняшний отвратительный день.»

Услышав что дворецкий покинул столовую, Конрад расслабил спину.
Чтение в одиночестве в своей библиотеке, тоже не доставило ему ожидаемого душевного равновесия..
« Я старею. Отказался проводить веселую ночь, в пользу одинокого чтения и раннего подъёма. Может мне найти кого-то, жениться, завести детей, ходить в кино по выходным, страдать над фильмами Диснея, чтобы мои брюки пачкали мороженным. Может быть в этом счастье? Фердинанд доволен своими мальчиками, даже если он терпеть не может их мать. Я мог бы сделать это... И разрушить свою жизнь, как когда-то мой отец.»
Он отложил ложку и посмотрел на суп с отвращением.
« Суп кислый или трюфели старые? Нет! Суп идеальный. Это ты кислый и старый,- сказал ему внутренний голос,- Какая женщина будет настолько сумасшедшей, которая пойдет за тебя замуж, только та, которая полюбит твои банковские счета, или она будет настолько глупой, что поверит в твои ухаживания. Тебе не нравятся абсолютно все женщины, и ты хочешь жениться на одной из них?»

Разозленный и разочарованный самим собой, он бросил свою желтую дамасскую салфетку на стол и поднялся.
— Скажите повару я не голоден сегодня,- сказал он двум удивленным дворецким, которые снаружи ждали приказаний и пошел к себе в кабинет.
— По крайней мере никого не уволил сегодня,- пробормотал Ганс,- Хорошо что мы уже отнесли его любимый коньяк в кабинет.
— В таком настроении он обязательно найдет кусок пробки в бутылке.

***

Конрад зашел в библиотеку и увидел на серебряном подносе бутылку с «Реми Мартин», он налил в стакан янтарную жидкость и сел на свой любимый диван читать книгу. Однако чтение быстро ему наскучило, он отложил книгу.
Он не видел ничего кроме бесперспективного будущего развернувшегося перед ним. Стремится заработать только больше денег и власти.
« Бог избрал вас на эту должность. Ваша обязанность служить Ему и Его воле на этой земле, Конрад, - сказал ему отец, когда ему было не более восьми лет,- Мы правители, а не обычные люди.»
« Да, это так. Мой ребенок - Орден. Я всего лишь инструмент Господа.»
Он поднялся и стал ходить по комнате как лев в клетке.
« Моя обязанность заключается в увеличении мощности нашей Церкви и защищать её от врагов.»

Он вышел из комнаты и направился к выходу, где его перехватил Дитер.
— Моё пальто,- сказал Конрад, и дворецкий побежал за ним.
— Должен ли я подать машину, Ваше превосходительство?- спросил дворецкий, помогая ему одеть пальто.
— Нет, я иду на прогулку. Один.
Конрад вышел из дома, пересек внутренний двор и пошел в сторону леса. Он почувствовал, что один из телохранителей бежит за ним.
— Я не нуждаюсь в сопровождении,- сказал Конрад сербу, тихо идущему за ним.
— Да, сэр. Но собаки...
— Загоните их в загон,- сказал Конрад удаляясь от замка.

Наконец-то он добрался до пруда, который иногда посещал в летнее время и где в детстве играл с братом и с друзьями. Это место всегда вселяло в него душевное спокойствие, в котором он так отчаянно сейчас нуждался.
— Ну, здравствуй Hubertus. Ты должно быть Hubertus Шестнадцатая, - пошутил он с жабой,- В детстве я поймал много твоих предков,- добавил Конрад
Жаба продолжала смотреть на него, он наклонился над перилами и захохотал.
— Хочешь узнать мой секрет? Моя жизнь отстой и я пришел за советом к уродливой жабе. По-моему я схожу с ума.
Жаба прыгнула обратно в воду. Ну вот, единственное доверенное лицо, предпочло замерзший пруд вместо него.
« Я сгорел. Я понятия не имел как устал. Возможно я должен ко всему относится проще?»
« В ту минуту, как ты перестанешь работать, считай что ты мертв, Конрад»,- голос отца вернул его из прошлого, чтобы напомнить ему о его обязанностях.
« Вам было не легче, не так ли сэр?- подумал он сочувственно,- Возможно Фридрих принес вам утешение, но я знаю что это не то что вы хотели. Может быть вы его любили, но не знали как сказать ему об этом? Или может быть ваша любовь была взаимна, но он никогда не осмеливался нарушить свои обеты данные Христу. Где мне найти кого-то вроде Фридриха? Который дал бы мне всё, ничего не требуя взамен. Возможно Фридрих был наградой данным Господом отцу, после всех испытаний через которые он прошел?»
« Нет, друг не может быть спутником вашей жизни, нужно чтобы он был родственной душой.»
« Если бы я встретил женщину похожую на Роджера, я женился бы на ней мгновенно.»
« Почему, черт возьми я постоянно вспоминаю его, когда мне хочется убить его, за то что он сломал мне жизнь.»
« За что я полюбил его? Он был очень привлекательным, но таких сотни. Да, он был красив, но эгоистичным и слабым. Может быть это я был настолько жалким, что одно проявление нежности и сострадания заставило меня испортить свою жизнь? Немного ласки и несколько правильно подобранных слов и я почти отдал свою жизнь за него.»
« Не волнуйся, я рядом с тобой»,- сказал он мне однажды, и я был самым большим идиотом, что поверил ему.
« Идиот! - его кулак врезался в перила, когда он вспомнил жаркие ночи проведенные вместе,- Это был всего лишь очень хороший секс с очень дорогой шлюхой.»

Он вспомнил серьезное лицо Жерома де Лиля предлагающего своего собственного сына за жизнь Роджера:
« Через несколько лет вы будете иметь то, что потеряли сегодня, мой Гриффин»,- сказал адвокат.
« Сколько лет этому мальчику сейчас? Четырнадцать? Пятнадцать? Какой-нибудь вонючий подросток, который не может связать два слова, слушает ревущее стерео, мятежный, невежливый, как павлин, и...которому нужны будут только его деньги.»
« Именно этого, мне хватало в моей жизни. Ещё одного жадного де Лиля.»
« Где он сейчас? Эта крыса, его отец, так и не сказал нам где он. И если честно, меня это не заботит. И даже если бы мы нашли его, отправили его в семью Гуттенберг Саксен. Поскольку у них не было никакого контакта с Жеромом де Лиль с 1983 года, маловероятно, что он оставил ребенка у них.
И тем не менее Гунтрам был хорошим ребенком. Как сказал Иероним, он унаследовал мягкий и сладкий характер своей матери.»
« ....Кто-то с лицом Роджера, но без вмешательства нашей семьи. Кого-то молодого, кого вы можете контролировать, и который будет лучше чем мой брат.»
« Очнись, Конрад, фей не существует. И даже если они что-нибудь сделают для тебя, они это сделают не бесплатно. Наверно какое-нибудь отвратительное, эгоистичное существо. Маленький демон, который скрываются за красивым лицом. Такой же как Роджер.»
« Будь честен с самим собой, Конрад, если бы кто-то с внешностью Роджера и характером Фридриха, вошел в твою жизнь, ты бы бросился за ним со всех ног»,- сказал ему внутренний голос.

Прежде чем он ответил, идея зародилась в его мозгу. Это было глупо и по детски. А почему бы нет? Правда это не фонтан «Треви», но почти то же самое. Я никогда не просил ничего для себя. Сегодня мой день рождения. Все равно хуже не будет.

— Я хотел бы встретить кого-то, кто полюбил бы меня как себя. И позволил бы иметь детей. Троих или четверых. Это было бы замечательно,- сказал он вслух, и даже хихикнул как ребенок, но как ни странно, почувствовал себя на много лучше когда сказал об этом вслух.
Его смех умолк, как только он услышал шорох, и он взялся за оружие, которое всегда носил с собой. Но расслабился, когда увидел что это просто жаба.
— Так ты вернулась! Я знал что тебе понравится моя компания. Ответь мне пожалуйста на один вопрос, и я обещаю что никогда не позволю своим детям ловить жаб.
Жаба проигнорировала его.
— Да, я схожу с ума, но лучше я доверюсь жабе, чем любовнику или психиатру.

— Должен ли я жениться на 15- летнем мальчике, которого я видел еще младенцем, и завести с ним детей? - спросил он еле сдерживая смех,- Один раз квакнешь, значит- НЕТ, если два раза квакнешь, значит- ДА.

Жаба дважды квакнула в ночи.

Конрад был немного в шоке, он покачал головой, отвергая нелепую мысль.
« Следовало спросить еще, стоит ли возиться с Thermofusion. Прекрасная возможность получить бесплатную консультацию.
Но в чем-то она права. Я должен двигаться дальше. Хватит плакать над предательством Роджера. Это ничего не решит.»
— Вот, возьми жаба, золотую фишку за свои услуги,- он снял золотые часы и бросил их в пруд,- Я надеюсь что золото будет хорошей платой за твои магические услуги, - пошутил он.

Жаба опять дважды квакнула.

Конрад опять в шоке уставился на амфибию.
— Может быть она всегда по два раза квакает? Проверим.
— Должен ли я жениться на Стефании? Я знаю, что жадней её женщин нет. Но у меня достаточно средств чтобы оплатить её жадность.

Жаба квакнула один раз.

Конрад от страха даже отпрянул от перил.
— Нееет, это невозможно,- подумал Конрад со смехом. Он повернулся и пошел обратно, в безопасность своей стерильной, хорошо организованной жизни. Но уже в отличном настроении....и полный надежд.
**********************************************
С Днем рождения Конрад! -pp.userapi.com/c636927/v636927794/5a7f7/ybG8sKk...
***************************************************************************
Конец 11 главы. «Праздник День рождения»

17:30 

Тионн Роджерс. "О доброте и сострадании жаб и лягушек (перевод)

Жизнь прекрасна!
О доброте и сострадании жаб и лягушек.
Глава 10.
«Сделка.»
2 июля 1989 года. Гюстро.

***********************************************

« Почему он просто не исчез из моей жизни?,- спрашивал себя Конрад уже в сотый раз. Пятеро оставшихся в живых людей жались друг к другу, их одежда была разорвана в клочья и окрашена кровью, - Я бы простил его, я действительно сделал бы это. Я любил его, несмотря на то что его семья предала меня.»
Заключенные замерли от страха, когда увидели высокую фигуру которая приближалась к ним с хитростью пантеры. За ним стояло еще шестеро таких же свирепых мужчин.
— Вы примирились с Господом, господа? - спросил Конрад низким голосом.
Один из самых молодых, бледный юноша, лет двадцати пяти закричал:
— У меня есть семья!
— Раньше надо было думать о семье, когда ты поднялся против нашего Гриффина,- ответил один из сопровождавших Конрада.
— Умри как человек, де Mouchelles,- сказал Конрад с отвращением,- Эти люди даже не профессионалы, - пробормотал разъяренный Конрад,- Недооценили меня, как всегда.

Конрад только слегка качнул головой, и два серба взяли молодого человека под руки и потащили в центру большого, частично разрушенного подвала дома семьи Линтрофф. Третий палач выйдя из тени, нес длинный меч, привезенный в то утро из Цюриха, и заключенные забыли гордости начали молиться и плакать.
Вошедший смотрел как палачи привели молодого мужчину, грубо толкнув его в спину, заставили встать на колени и обнажить шею.

Не обращая внимания на мольбы, Конрад подошел к мужчине державшего его меч и взял его у него из рук. Ещё раз он восхитился простотой его дизайна. На серебряной рукоятке и на лезвие был нанесен силуэт умирающего Христа.
— Мой Герцог, пожалуйста, позвольте мне исполнить свой долг,- попросил палач, и тем самым отвлек Конрада от чар созерцания оружия.
— Это мой меч. Никто кроме меня не может использовать его,- сказал строго Конрад, и серб склонив голову отступил на три шага.

Конрад повернулся в сторону ютившихся в страхе пленников и сказа громким и ясным голосом:

Я избран Богом на эту должность! Ваша обязанность как Его слуг, была в том чтобы принять Его ГОСПОДСТВО и моё правление над вами. Но вас ввели в заблуждение враги и вы восстали против меня. Вы нарушили свои клятвы и плюнули в лицо нашему Господу. Вы убили своих братьев и пытались убить меня в моем собственном доме. Ваша измена карается смертью!

— Ты с ума сошел, Линтрофф! - заорал самый старый заключенный, но Конрад проигнорировал его, он поднял свой меч, который сверкнул от света одинокой лампы в подвале.
Сербы посмотрели друг на друга с беспокойством. Усекновение требует большой выносливости и долгой практики, и перспектива неуклюжего обезглавливания может плохо отразится на истощенном духе Герцога. Их Summus Marescalus лежал мертвым наверху в гостиной, вместе с двумя их братьями, и у Герцога была рана на левом плече, что делало почти невозможным получить чистый срез.
— Сэр, мы обучены этому,- сказал Михайлович, тот кто принес меч, попытался вмешаться ещё раз, но сталь в глазах Герцога, заставила его умолкнуть и отступить.

Герцог держа меч за рукоятку, подняв его над головой и обрушил над обреченным пленником.
Быстрый и брутальный срез отделил голову от тела и она отлетела на пол метра от падающего туловища, и сербы прыгнули пораженные, поскольку они не ожидали, что их Hochmeister сможет это сделать с первой попытки. В течении долгих десяти секунд они наблюдали, как голова моргнула несколько раз, прежде чем глаза стали стекловидными и мертвыми.
— Приведите сюда Welsingham. - сказал Конрад со сталью в голосе.

***

Ночь опустилась над замком, разрушенным в конце войны, и разграбленным Красной Армией. Только несколько комнат и погреб остались целыми. Конрад посетил свое имение со специальным разрешением правительства. Это одолжение чуть не стоило ему жизни. Павичевич и двое его людей были мертвы, и он не имел представления как он перевезет тела из ГДР в Швейцарию.

« Приезжать сюда было ошибкой. Здесь ничего не осталось. Ничего. Волводьянов не звонил. Не имело смысла предъявлять претензии на землю, после того как Советский Союз оставил её.»
Конрад закрыл глаза, почувствовав жгучую боль в левом плече. Он попытался повернуть его, чтобы уменьшить боль, но прикусил губу от резкой, жгучей боли. Глубоко вздохнув, он вспомнил нападение на его дом прошлой ночью.

« Мои братья пытались убить меня,- подумал он мрачно,- Отец человека, которого я любил больше всего, заказал мою смерть. Я простил де Лилей. Они выкачали из меня денег более чем достаточно, чтобы уйти и начать всё заново. Но они решили убить меня, и заставили меня действовать. Все де Лили!»

Не выдержав больше гнетущего созерцания на разрушенный замок, он пошел быстрым шагом прочь от него, по тропе которая вела в лес.
Он шел один в темноте, его путь освещала луна, и увидел большой пруд окруженный тростником. «Играл ли здесь мой отец со своими братьями?»
« Как сюрреалистично,- подумал он восхищаясь ландшафтом,- Так много красоты и так много крови отделяют всего лишь несколько метров. Что мне делать? Эти пять предателей только начало. Или они меня, или я их, другого не дано.»

Услышав всплеск воды он вскочил и схватился за оружие, готовый убить нападавшего. Прислонившись к иве, он пытался обнаружить противника.
— Конрад успокойся,- сказал он сам себе,- Неужели ты думаешь, что отправив дилетантов в количестве 10 человек чтобы убить тебя, они после всего наймут профессионала? Они даже не уважают меня настолько, чтобы нанять профессионалов, наняли молодых горячих партнеров и мелких воров, которые во всем сознались, как только мы взяли их.
Ещё один всплеск воды, уже гораздо ближе к нему и он быстро нашел источник звука, так как его учили сербы, на тренировках ночной охоты.
— Привет!,- сказал он жабе и хмыкнул, поняв что испугался простой жабы. Он вспомнил пруд в Цюрихе,- Когда я был маленьким и умер мой брат, я часто говорил с лягушонком, который жил в нашем пруду. У вас все просто. Из года в год вы возвращаетесь сюда для спаривания. Вы следуете своим инстинктам. И я, должен найти себе жену и завести детей, но умереть внутри, потому что люблю человека, который хотел только мои деньги и власть. Я хотел любить и быть любимым, а был просто марионеткой в их руках, и только когда они поняли что я не прогнусь под их требования, они решили меня убить. Почему меня преследует неудача? Почему меня не воспринимают всерьёз? Ничего, на этот раз я покажу им на что я способен.

Он услышал треск прутьев и вскочил на ноги.
— Мой Гриффин,- услышал он одного из телохранителей,- Нам пора возвращаться.
Вздохнув, он пошел к замку. «Я должен убить Роджера, прежде чем он убьет меня.»

***

— Верно ли то, что они говорят? - спросил Цу Ловенштайн Конрада лежащего на больничной кровати в Цюрихе.
— И что же они говорят?
— Что вы казнили предателей своими руками?
— Двое из них были моими ровесниками,- сказал Конрад,- Я должен был подать пример и последовал нашему Кодексу.
— Значит сербы сказали правду. Волводьянов позвонил Герману, он в ярости, что вы подвергли их средневековому наказанию, сир.
— Мы сделали это, после того как они убили Павичевича и двух моих людей, люди сошли с ума от ярости, и я позволил им сделать то, что они заслужили.,- сказал Конрад и Князь кивнул в ответ.
— Как твое плечо?
— Хорошо. Это просто вывих и заражение от пули. Вытаскивать её ножом было плохой идеей, но мне нужно было владеть рукой, чтобы наказать предателей. Я выйду отсюда через пять дней.
— Значит, Совет должен заменить вас на этот срок,- Конрад пристально посмотрел на него, оценивая его намерения, - Де Лиль, дю Mouchelles, Гюнтерсон и Бедлам- руководители этого восстания, мой Гриффин. Мы должны действовать в соответствии с нашим Кодексом.
— Я думаю что отправить их в изгнание, будет достаточно.
— Тогда они сговорятся и вступят в союз с нашими врагами, если их отправить в изгнание. Нужно быстрое и правильное решение. Вы уже доказали свою ценность, рвение и преданность нашему делу, мой Гриффин. Теперь пусть Совет решит их судьбу.

Конрад пристально смотрел на Князя, он понимал, что Совет собирался сделать с предателями. И знал что по закону Кодекса, все должны были быть казнены.
— Мария Августа замужем за де Лилем,- прошептал он
— У неё есть выбор. Быть казненной вместе с мужем или уйти в изгнание. Я не верю, сир, что де Лиль стал бы церемониться с нами,- сказал цу Ловенштайн,- Моя жена поймет.
— Наше финансирование проигрывает ошеломляюще, мой друг,- признал Конрад,- Я просматривал прошлые четыре позиции с фон Кляйстом, и это то, на чем нужно сейчас сосредоточиться.
— Два или три года плохих результатов, ничто по сравнению с тем что вы сделали чтобы увеличить доходы для Комтурен, и помогли нашему делу. Они ваша сила. Помните, как они поступают с предателями, мой друг. Если вы отправите предателей в изгнание, это будет расцениваться как проявление слабости с вашей стороны. Я был информирован, что многие восхищаются вами, из-за того, как вы поступили с убийцами.
Конрад смотрел на блестевшую воду озера, через пуленепробиваемое окно своей комнаты, в частной клинике и вздохнул
— Температура из-за инфекции лишает меня возможности править в военное время. Я беру отпуск на неделю. Magnus Commendator, я доверяю вам и надеюсь на рассудительность Совета, сэр.

26 июля 1989 года.

— Тебе еще больно? - спросил Фердинад Конрада, заметив гримасу боли на его лице, когда он взял в руку папку.
— Нет, не очень,- солгал Конрад,- Уже лучше.
Фердинанд подавил вздох, из-за упрямства своего друга и перевел свое внимание на доклады разложенные перед ним на столе.
— Это хуже чем мы могли себе вообразить. Я не знаю как мы сможем решить эту проблему. Как это могло произойти прямо у нас под носом и мы не знали что происходит.
— Тебе не пора домой, Фердинанд? Гертруда наверно беспокоится? - мягко спросил Конрад, когда часы над камином пробили 11 часов вечера.
— Она в порядке,- сказал Фердинанд, складывая бумаги, чтобы скрыть свое разочарование,- Мальчики у моей матери.

Конрад наблюдал как Фердинанд собирает документы и опять вспомнил о Роджере, который уверял его, что он не имел ничего общего с планами его отца и братьев.
— Неужели ты думаешь что я мог придумать что-то вроде этого? - кричал он возмущенно,- Ты первый, кто говорил всем что я придурок!
— Ты был в это вовлечен или нет? Видно что это придумали Паскаль и Жером.
— Я никогда не любил тебя! Ты заставил меня трахаться с тобой!
« Маленькая шлюха, это то, кем был Роджер,- подумал Конрад в сотый раз,- Сожаления ничего не решат. Я сам должен исправить весь этот беспорядок, прежде сем он поглотит нас всех.»

— Я до сих пор удивляюсь, как это все произошло и кто стоит за всем этим? - мягко сказал Фердинанд,- Это практически невозможно выяснить кто за этим стоит. Но кто-то же сообщил нам о заговоре?
— «Кто-то», кто предпочитает меня на моем месте, а не наших врагов,- мрачно сказал Конрад,- Я считаю, что этот «кто-то» дважды предал наших врагов.
— Инсайдер? - спросил Фердинанд не веря своим глазам,- Может быть.
— Здесь нет никакого другого объяснения. Я жду его, я знаю что он придет просить нашего милосердия.
— И что ты сделаешь?
— Посмотрим. Я отчасти обязан ему.

Шум на парковке автомобилей во внешнем саду, за которым последовала серия мужских криков, заставила мужчин вскочить на ноги, и Конрад быстро взял оружие из верхнего ящика стола.

***

Конрад посмотрел в окно и увидел что трое его людей тащили кого-то. Он не смог рассмотреть кто это был, потому что мужчины уже завернули за угол.
— Кажется у нас гости сегодня,- ухмыльнулся Фердинанд,- Спасет нас от скуки.
— Что ты имеешь в виду? - спросил озадаченный Конрад
— Они привезли Жерома де Лиль. Я узнал его.
— Пусть приведут его сюда, до того, как мужчины свершат свое правосудие,- сказал Конрад и Фердинанд уставился на него,- Может быть он скажет что-то полезное для нас,- пояснил он.
— Оставь это сербам.
— Нет, сербы слишком эмоциональны. Иди, Фердинанд, позови его. Мертвый он нам бесполезен.

Бормоча свое несогласие с идеей друга, Фердинанд покинул библиотеку, чтобы догнать телохранителей, и они не успели бы ничего сделать с средним сыном старого де Лиля. Жером был жутким, такой же как и его отец. Я рад что они все стали пеплом. Фердинанд громко крикнул, когда увидел что два серба уже ударили адвоката.
— Достаточно! Герцог хочет поговорить с этим человеком,- сказал он и увидел как мужчины с ненавистью смотрят на него,- Чего вы ждете? Ведите его в библиотеку.
— Он де Лиль!- зарычал один из мужчин и ударил его в живот.
— Хватит, я сказал! Герцог не будет этим доволен, Антонович!

***

Антонович втолкнул Жерома в библиотеку, где Конрад сидел за большим письменным столом. Мужчина средних лет с высокомерием держал голову и с презрением смотрел на Конрада.
— Как обычно ваши манеры оставляют желать лучшего, Линтрофф,- сказал он с ухмылкой выходя на середину комнаты.
— Не совсем,- сказал Конрад, наблюдая как Фердинанд обошел комнату и встал рядом с ним на страже.
— Я ожидал больше утонченности от вас. Для начала можно было хотя бы задать вопрос, прежде чем задушить врага. Сложно говорить с веревкой на шее.
— Вы тоже не особо церемонились, когда послали своих людей напасть на меня и убив моих людей. Мои люди только выполняют приказ Совета.
— Да, мои погибшие племянницы все это понимают. Вы хотя бы убили их, прежде чем сжечь?
— Дети были нейтрализованы во сне, безболезненно. Но это не относится к вам. Я не окажу вам такую милость.
— Я здесь, чтобы поговорить с вами от имени своего брата,- сказал Жером, и Фердинанд был шокирован его наглостью.
— Вы все осуждены!
— Мы проиграли. Я не обсуждаю этот факт,- сказал Жером высокомерно,- Но прежде чем убить, выслушайте меня.
— Я слушаю тебя.
— Я здесь, чтобы предложить мою жизнь и моё состояние на жизнь моего сына и жизнь моего брата.
— Мы и так заберем твою жизнь и твое состояние. И я намерен истребить весь ваш род, согласно Кодексу. Так что твое предложение меня не интересует.
— Мой Герцог, вы прекрасно понимаете, что вы не найдете такого как мой брат. Ваша душа разрушится и вы никогда не сможете вернуть его обратно. Я могу дать вам то, что вы хотите больше всего, в обмен на жизнь моего брата и моего сына.
— У вас ничего нет. Твой род истреблен. Убирайся де Лиль. Твой брат для меня был наказанием и ничего больше.
— Уверен вы всё ещё любите Роджера. Но он презирает вас. Вы были втянуты в это из-за вашей любви к нему. Или я ошибаюсь?,- Жером дразнил Конрада, чтобы привлечь его внимание,- Я предлагаю вам шанс иметь кого-то, внешне похожего на него, но сладкого и добродушного. Кого-то с лицом моего брата, но у которого нет тех порочных привычек, которые были у Роджера.
— Кого? - спросил Конрад Фердинанда, зная что французу верить нельзя.
— Моего собственного сына, Гунтрама. Он физически выглядит как мой брат. Посмотрите фотографии, мой Герцог,- Жером вытащил фотографии из кармана и отдал их Конраду.

Герцог медленно открыл Конверт и вытащил из него несколько фотографий. Некоторые из них были черно-белые, некоторые цветные. Конрад вспомнил ребенка, которого несколько лет назад он держал на своих руках. «Забавно, улыбка все та же, какая была когда он был младенцем.»
— Да, сходство примечательное, де Лиль, но с чего ты взял что мальчик примет меня? Или ты продаешь мне своего сына, чтобы я изнасиловал его в обмен на твою жизнь? Ваша семья не имеет границ в цинизме! Маму свою готовы продать, лишь бы самому выкрутиться. Только за одно это тебя хочется прибить мне самому!
— Вы никогда не навредили бы ему. Вы честный человек, несмотря на то что бремя Гриффина наложила на вас отрицательные замашки. Я не могу гарантировать вам что Гунтрам понравится вам полностью, но этот риск вам придется принять.
— Прочь с глаз моих! Мне противно на вас смотреть! На человека, который такого ребенка подкладывает, под своего врага чтобы спасти свою шкуру! Как мои люди вас убьют, меня это не интересует! Я только надеюсь чтобы они не торопились. Мой Бог! Как мне жаль того малыша, отец которого торгует телом сына. Ты мне противен, де Лиль! Убирайся!
— Если вы не примете моё предложение, то ваши люди убьют моего сына. Я принимаю свою судьбу и свою жизнь с покаянием. Мой сын всегда жил далеко от нас, с тех пор как он родился. Он никогда не имел контактов с моей семьей. Он не такой как мы. Его мать была хорошей женщиной, наполовину немка. Неужели вы позволите убить моего ребенка? Его смерть будет на вашей совести!

Вспышка сомнений и образ маленького мальчика, прошибла молнией. Нет, это безумие! Я не смогу погубить ребенка, независимо от того, заслуживают ли его родственники смерти.
— Почему ты не подумал о ребенке, когда поднялся против своего Гриффина?
— Гунтрам очень милый мальчик,- сказал адвокат, почувствовав что в Конраде растут сомнения,- Он никогда не ссорится со своими друзьями, и целые дни проводит в рисовании. Он мог бы быть хорошим художником. Он умный, чувствительный и ласковый к любому, кто проявляет к нему внимание. Может быть он немного упрям, когда считает что то что он делает правильно, но это было бы хорошо для вас, мой Герцог, вам нужен кто-то, чтобы уравновешивать вашу доминирующую личность. Он очень застенчив, в отличии от моего брата. Я практически вырастил Роджера, и могу заверить что их сходство только физическое.
— Убирайся, де Лиль, или я прострелю сам твою голову, а другую пулю пущу в твоего ублюдка,- взревел Фердинанд, боясь что слова адвоката повлияют на измененную психику друга.
— Молчи, Федринанд! - крикнул Конрад, и махнул рукой Жерому, приглашая его сесть,- Расскажи мне о своем мальчике, де Лиль.

Повинуясь Герцогу, Жером сел перед ним, выбрал одну из фотографий сына, где тот был в школьной форме, и положил её прямо перед глазами Конрада.
— Он похож характером на свою мать. Сесиль была очень милая женщина, терпеливая, и совершенно невинна. Она не могла никого обидеть. Я боюсь, что его милая природа принесет ему много боли в будущем. В некотором смысле он напоминает моего кузена Герхарда Гуттенберг Саксена. Через 10 лет вы можете иметь то что сегодня потеряли, но на этот раз без вмешательства моей семьи. Гунтрам ничего не знает, ни о заговоре, ни о нашей родословной. Он только один раз был в Европе, когда я его привозил для крещения, когда в тот раз вы встретились с ним. В тот день я повез его к теткам моей жены, а оттуда мы улетели обратно в Нью-Йорк. Никто кроме нас не знает о ваших отношениях с Роджером. Мой сын на 25 лет моложе вас, им легче будет управлять чем моим братом.
— Я хочу увидеть мальчика, прежде чем принять какое-либо решение,- сказал Конрад, и Жерому пришлось подавить вздох облегчения. Он был уже уверен, что добился своего.
— Нет, я не скажу где он находится, пока вы не дадите мне слова, что с его головы не упадет ни один волос.
— Я и сам могу узнать о его местонахождении в кратчайшие сроки, де Лиль.
— Может быть, мой Герцог, я хочу чтобы вы поклялись, что будете защищать его от других и будете уважать его решение, если он не примет вас. Ваше превосходительство уже знает каково быть в вынужденных отношениях, я предпочел бы чтобы Гунтрам полюбил по своей воле. Вы так же поклянитесь что не тронете его, пока ему не исполнится 18 лет.
— Конрад! - крикнул взбешенный Фердинанд.
— Оставь нас, мой друг,- холодно ответил Конрад, и Фердинанд уставился на него,- Пожалуйста, Фердинанд,- добавил он тоном, не оставляющем место для споров
— Хорошо, я буду снаружи, зови если что,- сказал Фердинанд и со злостью посмотрел на адвоката.
Конрад дождался пока за Фердинандом закроется дверь и пристально посмотрел на Жерома, чтобы прочитать в его глазах правду о его намерениях.
— Должен ли я получить от вас клятву, что вы покинете этот мир? - спросил он выбирая неопределенную формулировку,- Этот мир, может означать «эту жизнь»? Ни Орден, или наше окружение?
В некотором смысле он уже устал от ненужных смертей. Он хотел сосредоточиться на восстановлении и увеличении своей силы.
— Вы можете взять мою жизнь, как доказательство моей доброй воли.
— Если я приму ваше предложение, я буду ухаживать за вашим сыном, как это указано в Кодексе.
— Мне нужен только месяц, чтобы привести в порядок свои дела и принять необходимые меры для его переезда. Он живет далеко, в школе-интернате. С моей смертью вы обретете гораздо больше прибыли. Я склоняюсь перед вашим правлением и принимаю свою судьбу. Ваше решение должно остановить внутренний бунт.
— Смерть вашего отца и старшего брата достаточно, чтобы остановить бунт против наших убеждений. Вы прекрасно осведомлены о вражде между нашими кланами и это не имеет ничего общего с моим решением.
— Имя моего сына- Гунтрам. Я назвал его в честь Короля Меровингов. Мы те, кто должны были править, а не вы. Мы являемся истинными наследниками Христа, а не вы.
— Это всего лишь ваша легенда!- разбушевался Конрад
— Она подтверждается в соответствии с актами Филиппа.
— То есть, вы имеете в виду апокрифический текст. Это не признается нашей Церковью,- ответил Конрад
— Не признается?
— Нет.
— Почему тогда наши люди идут за моим отцом? Из-за денег? Вы сделали больше денег для нас, чем ваш отец когда-либо делал. Люди встали на нашу сторону из-за того, кто мы есть на самом деле! Из-за нашей линии крови!
— Да, и все римские императоры произошли от Энея, но это всего лишь замечательное стихотворение Вергилия,- ответил Конрад сухо,- Линтроффы создали Орден из пепла тридцатилетней войны. И я не помню никого из ваших предков, в наших ранних документах. Вы не можете доказать ни одной из ваших претензий. А те кто примкнул к вашему отцу, всего лишь из-за невежества, потому что ваш отец задурил всем головы.
— Мы были одними из первых членов Ордена Храма и Приората Сиона,- сказал Джером,- По сравнению с нами вы новички в нашей борьбе против зла.
— Только Господь может рассудить нас. И он передал свое осуждение на вас. Вы прокляты из-за вашего высокомерия, де Лиль. Ты предал меня. Но Господь защитил меня, и направил ко мне человека, который обличил весь ваш коварный замысел.

— Возможно «этот» человек решил, что правление заговорщиков будет в сто раз хуже, чем ваше?,- мягко сказал Жером и Конрад пристально посмотрел на него.

Все кусочки мозаики встали на свои места, и Конрад понял кем был «этот» человек.
— Время нас рассудит и оно укажет вам на правду.
— У вас нет больше времени,- мягко упрекнул Конрад, подавленный подозрением, и сопоставляя все в своем уме. Таким образом, это Жером сообщил Фердинанду о заговоре. Всё это имеет смысл. Он тот, кто придумал большинство ловушек, и никто из наших людей не поняли, что они оказались в нужном месте, в нужное время. Почему он предал свою семью?
— Это правда, у меня мало времени.
— Так, ладно. Чего вы действительно хотите?
— Жизнь моего брата. Избавьте его от смерти.
— Нет. Я могу позволить вашему сыну жить, даже если это представляет опасность для меня в будущем. Из благодарности к человеку, который направил нас на след предателей. Я сохраню жизнь вашему сыну и даже возьму его под свою опеку. Но Роджер является частью заговора против меня. Я не буду отменять наказание назначенное ему.
— Вы прекрасно понимаете, что мой брат никогда не имел ни мужества, ни терпения, чтобы спланировать все это. Он был просто инструментом в наших руках.
— Очень эффективным инструментом. Нет, его прощение не является предметом переговоров.
— Мой Гунтрам за его жизнь.
— Вы продаете мне дым. По-моему так говорят американцы?,- ухмыльнулся Конрад,- Семилетний ребенок в обмен на того, кто представляет определенную угрозу моей власти? Опять же- нет.
— Гунтрам последний из нас. С ним наша родословная заканчивается. Дочь Роджера ни в счет, мы по прежнему следуем закону Salic. Обучайте его как вы хотите, он ничего не знает обо всем этом. Я отдам вам все документы подтверждающие наше происхождение и Линтроффы никогда не будут оспорены никаким другим кланом. Наши претензии закончатся здесь и таким образом все будут удовлетворены, и вы и все наши братья.
— Эти документы не принадлежат вам, они принадлежат вашим детям, разве не этому нас учили?
— Я уверен что вы их не уничтожите. Ни смотря ни на что, потому что вы грамотный человек.
— Они будут хранится в хранилище, ради истории.
— До тех пор, пока Господь не решит что настало время им возродиться. Я принимаю это как свою судьбу.
— Где они?
— В портфеле, который отобрали ваши люди. И ещё во это...,- Жером достал небольшую деревянную коробочку, и открыл её, в ней был небольшой глиняный кусочек, на котором было что-то написано на арамейском языке.
— Я не разбираюсь в этом языке,- сказал Конрад, взяв коробочку из рук Жерома с почтением и он был поражен увиденным.
— Спросите вашего учителя. Он должен знать этот язык. Я не вру.
— «Жозебан сын Мариамны»- пробормотал Конрад, он был околдован этим артефактом.
— Это секрет. И я унесу его с собой в могилу. Только наша кровь может прикасаться к ней. Только Христос выбирает хранителя его Чаши.
— Он оставил её человечеству,- потрясенно сказал Конрад,- Она не принадлежит вашей семье или вашим потомкам. Она принадлежит всему народу!
— Если Господь так решит, то она попадет в руки человечеству. А пока пусть она хранится в тайнике. Есть много ключей ведущих к ней. Те, кто их разгадает, тот и найдет Чашу.
После долгой паузы Конрад сказал:
— В некотором смысле, я согласен с вами, де Лиль. Такая реликвия слишком мощна и священна для любого человека. Я не верю, что любой из нас готов держать такую вещь в безопасности. Хорошо ли она защищена?
— Да. Ни один еретик никогда к ней не прикоснется. Моя линия видимо не была достойна хранить её, и именно поэтому мы были наказаны,- признал наконец Жером,- Придет новая кровь, которая не запятнана как наша, мой Гриффин.
— В это отчаянное время я был вынужден принимать отчаянные меры и использовать все ресурсы для того чтобы защитить нашу Церковь. Я не хотел увеличивать на столько мощность Комтурен, но мы практически вынуждены были это сделать из-за врагов католической церкви.
— Люди, которые используют услуги Комтурен уже отклонились от нашего пути и они должны спасти себя. Мы можем только указать им путь, но если они не захотят услышать нас и следовать тем путем, что мы указали, то ничего уже нельзя сделать,- осторожно сказал Жером.
«Конрад оказывается на последней стадии психического состояния. Еще хуже чем мы думали. Неужели он действительно верит в это? Неужели он думает что это Иисус спас ему жизнь? Это я спас ему жизнь. Прямые потомки от Марии Магдалины? Он точно сумасшедший, и никто не понял это?»- думал Жером.
— Я всегда верил в создание более справедливой системы, но на самом деле, никто ни о ком не заботится,- сказал вслух адвокат,- Нет никакого чувства братства между нами больше. Ничто из того чему нас учил Иисус, не было на самом деле нами узнано,- Жером выбирал слова с большой осторожностью, в надежде адаптировать свою речь к пути мышления Конрада. «Конрад в бредовой фазе, но если это спасет жизнь Гунтраму, пусть так и будет.»
Конрад ничего не отвечал, он просто наблюдал за Жеромом и медитировал в течении длительного времени и взвешивал свое решение. В конце концов он сказал:
— Она находится в Монсегюр?
— В Монсегюр, мой Гриффин,- ответил адвокат с уверенностью.
— Фердинанд! - крикнул Конрад,- Нам нужен свидетель.
Фердинанд ворвался в комнату, все еще разъяренный поступком друга. Конрад поднялся со стула и протянул правую руку Жерому, который взял её.
— Я принимаю ваше предложение, и снимаю с вашего рода все обиды, за то что вы пошли против Ордена. Я принимаю твоего сына за жизнь Роджера. Я даю вам слово перед Господом и перед свидетелем, что буду защищать вашего сына от любого вреда. И если через 10 лет он станет моим любовником, я буду чтить его как своего Консорта, - сказал Конрад. Он решил сообщить Фердинанду только часть их сделки.
— Я принимаю ваше слово, мой Герцог. Пусть Господь даст вам силу и ясность мысли чтобы не отказаться от него,- ответил Жером и опустил голову, - Вы наш Гриффин, посланы нам Господом.
— Где сейчас находится мальчик?
— В нейтральном месте. В Аргентине. У меня есть письмо для Гунтрама. Вы отдадите ему письмо только в том случае, если вдруг он узнает о Роджере и вас. Оно не запечатано и находится в портфеле с другими документами, у ваших людей.
— Я отдам ему письмо, если сочту необходимым. У вас есть месяц, чтобы выполнить остальную часть сделки. В противном случае я отдам Ролжера своим людям, в качестве компенсации, а наш договор потеряет силу.
— До свидания, мой Герцог! Увидимся в аду! Поскольку никто из нас не смог выполнить свои обязательства по отношению к Господу,- сказал Жером.
— Я уверен в человеческой природе,- сказал Конрад,- Мы оба обречены, но Господь укажет путь другим. Иди с миром.

Фердинанд смотрел недоверчиво как Жером встал на колени перед Конрадом, поцеловал ему руку и немедленно встал. Потом что-то шепнул ему на ухо и тот только кивнул. Француз прошел мимо Фердинанда, даже не взглянув на него.
— Мы все еще в состоянии войны мой Гриффин,- сказал Жером стоя у двери,- Это только перемирие между нами. Кровь моей семьи до сих пор остается в отмщении. Это только способ спасти моего сына от твоего народа.
— Бог решит кто из нас победит,- ответил торжественно Конрад, воспринимая слова Жерома как истерику, которые частенько ему устраивал Роджер, и такие же тирады бросал ему старый Виконт,- Иди с миром! У тебя есть месяц, чтобы исполнить свою клятву, или я забуду о своих обязательствах данные мною в отношении твоего сына.

Как только Жером вышел за дверь, один из сербов схватил его за локоть, но один взгляд Конрада заставил его отпустить руку.
— Проследите, чтобы он покинул мой дом невредимым,- сказал философски Конрад, сел за стол и погрузился в свои мысли.
Фердинанд фыркнул, не в силах поверить что адвокату каким-то образом удалось обмануть его друга.
— Я надеюсь что ты отпустил его, только с той целью чтобы выяснить где находится маленький слизняк, чтобы Младич сделал свою работу,- сказал Фердинанд строгим голосом, борясь с желанием убить своего друга занятого созерцанием какого-то куска старой глины.
— Нет. Я сделал это чтобы защитить мальчика. Убийство семилетнего мальчика не решит наши проблемы. Старая гвардия слишком устарела чтобы тратить на нее свои ресурсы. Никто не смеет прикоснуться к мальчику. Что касается Роджера, Младич может идти и найти его. Я хочу увидеть, выполнит ли Жером свою клятву. Если он выполнит своё обещание, мальчик может нам пригодится в будущем.
— Ты сумасшедший!?
— Почему? Если он похож на своего дядю, но не имеет его характеристик, он может быть хорошим спутником для меня. Ты говорил мне неоднократно, что Жером не имел ничего общего с его братьями. И я в этом убедился. Никто кроме тебя, Фридриха, Левенштайна и меня не знают о моей связи с Роджером.
— Ну и что?
— Если я полюблю его, я удержу его возле себя.
— Конрад, тебе серьёзно нужно обратиться к профессиональной помощи врачей!
Неожиданно Конрад расхохотался на всю комнату.
— Фердинанд, ты настолько серьезен, что с тобой невозможно шутить,- хохотал Конрад, отпуская свое напряжение накопленное за неделю,- Ты действительно думаешь что я буду сидеть и ждать 10 лет нового любовника? Который выглядит точно так же как эта змея, которую я хочу раздавить? Я понял свой урок. Больше никогда в жизни я не позволю встать своему любовнику между мной и моими обязанностями по отношению к моей работе.
— На минуту я думал ты серьёзно говоришь,- сказал с облегчением Фердинанд.
— Я даже не собираюсь заботится о мальчике. С меня достаточно де Лилей с их манией величия. Роджер прекрасно трахался, и я любил его, но теперь с этим покончено. Сейчас я должен заботиться о других проблемах. Любовь приносит только хаос и страдания.
— Что он сказал тебе?
— Где находится Монсегюр?- спросил Конрад, он закрыл коробочку и понес её прятать в сейф.
— Монсегюр? - спросил с недоумением Фердинанд,- Ах, да... Но это же легенда!
— Может быть, мой друг, может быть...
— Ты серьёзно?
— Ты знаешь, чем старше мы становимся, тем меньше верим всему? Неверие. Это везде. Даже внутри нашей церкви.

***

Документы были разбросаны по всему столу, и Фридрих смотрел на них скептически.
— Все это сказка, Конрад,- сказал Фридрих, намеренно назвал по имени своего ученика.
— Ты думаешь это обман?
— Я не историк и не ученный. Но все что написано здесь идет в разрез тому что мы знаем и во что верим.
— А что если...,- начал говорить Конрад, но внезапно умолк
— Если что?- рявкнул Фридрих,- Как ты смеешь отрицать Божественную природу Христа!
— Нет! Конечно нет! Вероятно что все это обман, придуманный де Лилями, чтобы обосновать свои претензии. Если бы документы были действительны, они доказали бы свою принадлежность, а не были бы теми кто они есть на самом деле.,- сказал Конрад тоном, маскируя свои страхи, сомнения и неуверенность.
« Я поклялся защищать Церковь, а всё это идет против того во что мы верим,- сказал Конрад сам себе в сотый раз, реликвия должна быть научно подтверждена, и даже если бы она была подлинна, в то время там было сотни людей с такими именами. Бог покажет мне правильный путь как он всегда это делал.»
— Тогда не о чем говорить. Все эти документы нужно сохранить и забыть об этом. Как говорит де Лиль, это возможность зафиксировать преемственность к их удовлетворению. За последние 200 лет, многие французы утверждали, что они являются истинными наследниками нашего Господа, оспаривая наше правило.
— А что если это правда и мы идем против Его воли?
— Конрад, в самом деле! Допустим это правда, ты думаешь что Иисус Христос отказался бы от своих собственных детей из-за тебя? Я никогда не видел ничего достойного ни в ком из де Лилей. Абсолютно все в их семье жадные и эгоистичные до невероятности. Все! И еще утверждают что они Меровинги!,- Фридрих выплюнул последнее слово с полным презрением
— Я не могу не думать, о том что Бог защищал меня на протяжении всего этого ада, через который я прошел,- пробормотал Конрад, ненавидя путаницу охватившую его сердце.
— Хвали Господа. И убери все эти вещи! Виконт де Мариньяк всегда был камнем в ботинке твоего отца. Слава Богу это закончилось! Они ушли навсегда!
— А как насчет ребенка?
— Я не могу тебе советовать что делать. Это должно быть твоим решением.
— Должен ли я принять его? Его отец назначил меня юридическим опекуном.
— Ты готов к этому? - мягко спросил Фридрих
Кондад долго думал и лицо ребенка опять появилось перед его глазами. Он вспомнил свое стерильное детство и почувствовал что печаль опять поглощает его.
— Нет. Я не готов нести ответственность за другого человека. Я даже за себя не могу отвечать. Какую жизнь я могу предложить ребенку? Я думал что любил, но ужасно ошибся. Его жизнь под моим руководством, была бы такой же скучной какой была у меня. Я даже не знаю что такое любовь на самом деле. И все больше и больше убеждаюсь что никогда не узнаю.
— Любить- это приносить себя в жертву, Конрад,- сказал Фридрих, глядя на него с сочувствием. Он понял, что идеалистический молодой человек, который жил в Конраде, умер.
— Я жертвовал так много, что у меня не осталось радости давать чего-то ещё,- сказал Конрад и впал в депрессивную тишину.
Чтобы вывести его из этого состояния, Фридрих спросил:
— Мальчик ведь Гуттенберг Саксен тоже? Может вам предложить финансовую поддержку его биологической семье, как только они решат заботиться о нем?,- предложил Фридрих, желая вывести его из этого состояния.
« Он такой же как его отец, несет всю тяжесть мира на своих плечах и не знает как разделить это бремя. Оба считали что заслужили наказание за свои слабые места, а на самом деле, они просто хотели чувствовать себя любимыми.»
— Да, я так и сделаю,- пробормотал Конрад,- Извини пожалуйста, есть другие вопросы, которые требуют моего внимания,- сказал он и вышел из комнаты с гордо поднятой головой, как его учили.

*******************************************
Кусочек от предполагаемой Чаши Грааля- 1.bp.blogspot.com/-Je3SDvOU520/UIaBKuYPUBI/AAAA...

Конец 10 главы. «Сделка.»

06:43 

Тионн Роджерс. "О доброте и сострадании жаб и лягушек (перевод)

Жизнь прекрасна!
О доброте и сострадании жаб и лягушек.
9 глава.
«Ночь, которую запомнишь»
11 марта 1983 года. Париж.

*****************************************************


Встреча страшной Страстной Пятницы маячила на горизонте. И что бы он ни делал, все равно был недостаточно хорош для них. Они ищут способ избавиться от него.

Конрад почувствовал страшную усталость, несмотря на то что ему было всего 25 лет.
Его единственными сторонниками были дядя Герман, Густав Цу Ловенштайн- Magnus Commendator, Разим Младич, а так же Павичевич- Summus Marescalus. Они сильны, но тем не менее, он должен набрать две трети голосов, а это составляет 42%.»
« Только один год, это всё что я прошу у них. Всё чего я добился за прошлый год, может быть уничтожено за один день.»

Он открыл дверь в большой эксклюзивный люкс, который арендовал в течении последних двух лет, и задался вопросом, зачем он это делает?
« Это надо прекратить. Ну встретился бы с ним ещё пару раз, и всё. Он сын главы во Франции и женат на Марии Августе. Если Виконт узнает могут быть неприятности. И Ловенштайн разозлится узнав о том что я загубил брак его племянницы. Другого пути нет. Я должен избавиться от него. После сегодняшней встречи я разорву наши отношения.»

Зайдя в гостиную, он бросил портфель на парчовый диван и заметил маленький конверт на журнальном столике. Вскрыв его, он увидел карточку, на которой было написано «327», и вздохнул.
« Роджер мог бы проявить инициативу и встретить меня, или занял бы вторую спальню, нет, он хочет чтобы я ползал за ним.»

« Одна сумасшедшая ночь, и я разрушил свою жизнь. Этой встречи не должно было быть, но это случилось, и он никак не может освободится от этой связи, от невидимых цепей, которые тянули его в постель Роджера. Из-за этого он почти живет в самолете. Быстро закончил все дела в Нью-Йорке, 8 часов перелета на Конкорде, и мчится сюда, чтобы провести одну единственную ночь веселья.»
Конрад снял шелковый галстук и бросил его на стул. Туда же последовал пиджак и рубашка. Он размял немного мышцы шеи и никак не мог определить источник печали.
« В чем причина? Я только встречусь с Роджером сегодня и всё. Его жена сейчас в Вене. Проблем быть не должно.»

***

— То что ты чувствуешь к этому человеку, есть только одно название, Конрад фон Линтрофф,- похоть! Это ясно как день!,- ругал его наставник неделю назад, после того как Конрад признался ему в своей запретной связи, - Тебя привлекает в этой связи только опасность и риск, и ничего другого. Судя по тому, что ты рассказываешь, это не любовь!
— Что вы можете знать о любви?!,- крикнул Конрад, выйдя из себя, его отчитывают как маленького мальчика, а ему нужна поддержка и понимание,- Вы никогда не были женаты и не жили ни с кем!

Конрад сразу же пожалел о своих словах, потому что он видел что чувствовал Фридрих после смерти отца, несколько лет назад. Он оставался с отцом до последнего его дыхания, в то время как он сам решал вопросы по инвестициям в Юго-Восточной Азии. Он опустил голову, потому что ему было стыдно смотреть в глаза Фридриху.
— Я знаю больше, чем ты можешь себе представить, мальчик,- сказал Фридрих,- Любить, это значит приносить себя в жертву ради любимого человека! Любовь, это товарищеские отношение и благородство! А то что ты чувствуешь, это только похоть! Удовлетворяй свою похоть, но не называй это любовью!
Но Конрад не хотел сдаваться, его учили не отступать от своей цели. Поэтому он ответил так, как учил его покойный отец.
— Я поступлю так как считаю нужным, Фридрих, спасибо.

Услышав это, Фридрих развернулся и вышел из комнаты. Конрад знал что потребуется некоторое время, чтобы ярость Фридриха прошла, из-за его неблагодарных слов, но Фридрих тоже должен понять, что я уже не маленький мальчик, я Герцог, в конце концов. Мы с Роджером любим друг друга, а Фридрих как и все не понимает этого.
Они считают, что банковское дело, это только кредитные деньги от продажи дома или полисов, а это далеко не так. Только Роджер понимает меня. Если бы только он относился ко мне более серьёзно, всё было бы прекрасно.

***

Конрад зашел в спалю и вытащил из шкафа бежевые джинсы, светло-голубую рубашку-поло, Лакосте, и свитер из ангоры с V- образным вырезом. Быстро переоделся, упиваясь возможностью свободно разбрасывать вещи. Он ненавидел беспорядок, но строгая дисциплина, к которой его приучил Фридрих, вводила в соблазн вести себя как свинья вдали от дома.
Горячий душ вернул его к жизни и он почувствовал себя снова на 25 лет. Он оделся, причесался, накинул на плечи свитер, вышел из номера и пошел улыбаясь к лифту. Всё ещё улыбаясь он нажал на кнопку лифта и вспомнил, что образованные люди не улыбаются как Dodos. (Dodos- вымершая птица, с огромным клювом). Как Dodos может улыбаться если у них клюв? Войдя в лифт он увидел там двух дам в коктейльных платьях. Их волосы были длиннее чем юбки. Неужели они не понимают как смешно они выглядят в этих нарядах? Выйдя на третьем этаже, он быстро пошел к нужному ему номеру и дважды постучал в деревянную дверь.
— А, это ты уже,- невозмутимо сказал Роджер и отошел в сторону, позволяя ему войти. «Он всё ещё был в рабочей одежде, не удосужился даже переодеться. Ну да, для него же это просто ужин и секс, а не свидание», - У меня тут гость, так что сегодня придется трахнуться по быстрому.

Конрад почувствовал как кровь закипела в его жилах от этих слов и он сделал всё возможное, чтобы сохранить хладнокровие изображая отчужденность.
— Я сегодня в первой смене или во второй, Роджер?
— Это зависит от него. Он очень устал и спит.
— У тебя здесь кто-то есть?!!! Это уже слишком!
— Конечно, почему нет?,- бросил Роджер вызывающе, - Сосет он классно!
— Ты шлюха, Роджер! Постельная шлюха!
— Ну что тебе на это сказать, делай выводы. Ты просто невежественен. У тебя вообще есть кровь в жилах, немец? Или она разбавлена дешевым пивом?
— Я не знаю, зачем я трачу на тебя время?,- прорычал Конрад, и повернулся чтобы уйти,- Шлюхи мне обойдутся дешевле и они менее притязательны чем ты.
— Потому что у шлюх четкое рабочее время и они не ухаживают за своими племянниками,- сказал Роджер, его очень позабавил взрыв Конрада. «Господи, какой он еще ребенок, устроил истерику, шуток не понимает.»
— Что?
— Не мог подождать 15 минут, тогда увидел бы его с бутылкой?,- Роджер насмехался над ним с явным удовлетворением в голосе.
— Я не понимаю...,- спросил Конрад, ему так надоели эти постоянные игры Роджера.
— Мой брат Жером оставил ребенка со мной. Он улетел в Женеву, а Анжелик, его няня, отпросилась в последнюю минуту. Ребенок спит в своей корзине, после того как выпил целую бутылку. Не волнуйся, Жером поменял ему подгузник прежде чем ушел. Завтра утром он заберет его.
— Он что, останется здесь? С нами?,- спросил Конрад в шоке
— Он останется со мной. Не волнуйся, он был крещен в декабре прошлого года. В тебя не переселится демон, если он укусит тебя,- хмыкнул он,- Ты можешь остаться или уйти. С меня достаточно одного ребенка, Конрад.

Конрад посмотрел на Роджера, а тот вызывающе поднял бровь, и опять он потерялся в синеве его глаз, они затягивали его как в омут.
— Гунтрам очень крепко спит как только выпьет свою бутылку. С ним совершенно нет проблем.
— Тогда он точно пошел в свою мать, а не в ваш род. Сколько ему?
— Трудно сказать. Он родился в Нью-Йорке, 19 октября. Семимесячным. У его матери произошел почти выкидыш, пока они летели в самолете. Мой брат привез его домой в декабре, чтобы крестить его, после того как его выписали из больницы. Он был таким маленьким, и вероятно будет идиотом. Все недоношенные дети в основном слабые и отсталые.
— Это не правда!
— Они недостаточно сформированы, когда рождаются недоношенными. Его мать умерла при родах, у неё было больное сердце. Но не смотря на её болезнь, мой придурок брат женился на ней. Папа был в ярости из-за его женитьбы. Но потом успокоился, когда увидел Гунтрама. У нас же в роду одни девочки.
— Я не знал. Кто его мать?
— Она не нашего круга. Полукровка. Художница. Мой брат встретил её на улице. На роль жены она не годилась. Ужасный выбор. Но Жером всегда был немного с придурью.
— Я никогда не встречался с ним. Нет, наверно встречался, но не помню.
— Ты ничего не потерял. Мой брат один из самых скучных людей на этой земле. Представь себе, он корпоративный юрист. С моим отцом веселее чем с ним.
— В это трудно поверить,- хихикнул Конрад, вспоминая образ сурового Виконта. «Этот старый стервятник ненавидел меня, он предпочитал видеть Георга на моем месте»
— Так что, хочешь встретиться с ним?,- спросил Роджер, целуя его и выводя из задумчивости.
— С твоим братом? Нет, спасибо.
— С ребенком. Ты же теперь тоже застрял с ним здесь.
— Нет, это ты застрял с ним здесь. Я ничего не знаю о детях. Для этого есть няни.
— Все няни хотят долгосрочные контракты. Трудно нанять няню на короткий срок. Не сервис, а кошмар у нас.
— Это точно,- пробормотал Конрад,- Ты сможешь сменить ему подгузник, если что-то случится? Отнеси его ко мне в люкс.
— Сначала извинись.
— Извинится? За что?
— Ты неоднократно назвал меня шлюхой,- напомнил ему сладко Роджер,- Если тебе нужна шлюха, спустись в бар.
— Роджер, твоя репутация не лучше. Три недели назад ты исчез с брюнетом и кинул меня.
— Да? И что, теперь меня можно обзывать?
— У тебя нет стыда!
— Кто виноват что ты не можешь заинтересовать меня? А приходишь ко мне только плакаться. Знаешь что? Иди-ка ты отсюда, научись нескольким вещам, и возвращайся, лет так через пять, когда вырастишь,- пренебрежительно сказал Роджер,- Маленькие мальчики становятся жаркими после сорока, а до этого от них только неприятности. Вечно прижимаются к руке и плачут по малейшему поводу. Доброй ночи!

Роджер открыл дверь, приглашая Конрада к выходу, а тот стоял и растерянно смотрел на него.
« Роджер бросает его? В конце концов он всем рискует из-за этих отношений. С Роджером всегда так, из огня да в полымя, он уже хорошо изучил его за эти годы. Одна чертова ночь, и он готов свой ум, богатство и положение бросить к его ногам, чтобы покорить эту шлюху.»
— Иди к себе, Конрад, тебе пора спать,- устало сказал Роджер.
— Я прошу прощения за свои слова. Моё поведение было непростительно, Роджер,- сказал Конрад с достоинством, высоко подняв голову.
— О Боже! А попроще нельзя? Мы не в кабинете у директора школы,- глумился Роджер,- Ладно. Конрад, ты безнадежен! Ты хоть на улицу выходил когда тебе исполнилось 17 лет?
— Конечно выходил. С Фердинандом и Альбертом!
— Могу себе это представить,- хохотал Роджер,- Попкорн, Звёздные войны! Неужели втихаря купили пачку сигарет? Держу пари, ты ни разу не курил траву. Ты хоть раз встречался с дилером?
— Если бы ты имел хоть малейшее представление о том, как мы проводили эти дни, не шутил бы так ни над нами, ни над нашими клиентами. Они наша истинная сила, умные и агрессивные бизнесмены, беспощадные, но с честью. Мы должны восстановить как-то всё это богатство, которое какие-то идиоты бросают на улицах. Надо создать экономический импульс, и остановить этот спад экономики. Что тянет нас вниз? Старые модели индустриализации. Почему некоторые люди не могут понять, что если дать кому-то, с умными технологическими идеями, один миллион долларов, это лучше чем похоронить 50 миллионов инвестированием в старую фабрику. Технология, это будущее. И мы должны скопировать здесь модель Силиконовой Долины. Капитал больше не является ключевым фактором. Двое мужчин в гараже могут создать империю, а мы до сих пор спорим о размерах монолитных конструкций.
Да, отвечу на твой вопрос, Роджер, я пробовал один или два раза марихуану, но мне не понравилось, меня тошнило. Один раз я пробовал кокаин, но мне тоже не понравилось. Никогда не употреблял таблетки, поскольку не уверен в их происхождении. Скажи, ты участвовал в выпуске акций для компании в Лондоне, как я сказал тебе?
— Ты выбросил деньги в мусор, Конрад. Четыре миллиона фунтов стерлингов вложены в небольшую компанию, которая производит программное обеспечение! Компьютеры стоят очень дорого. Никто не будет покупать их.
— Ты уверен в этом?
— Да, конечно. Теперь ты гордый владелец 67% клуба ботаников под названием Shock Software Solutions.
— Хорошо,- пробормотал Конрад, думая что необходимо переговорить с главным программистом. В конце концов он был ответственен за разработку большей части программного обеспечения для обработки банковских операций,- Надо сказать Эрику, чтобы он назначил мне встречу с ними. Этот протокол TCP-IP - звучит интригующе. И мы должны его проконтролировать. Arpanet- может означать прорыв, когда он покинет сферу Министерства Обороны Америки. То что они показали мне, передачу данных между Стенфордом и Университетским колледжем Лондона, очень впечатляет! Только представь себе, мы будем в состоянии торговать весь день и не будет никаких границ между рынками. Мы проделали очень долгий путь с Энигмой. Мне нужны советники по новым технологиям, потому что у меня мало знаний в физике и механике.
— Может хватит?- пробормотал Роджер, недовольный что в очередной раз Конрад потерялся в своих мыслях и прожектах. «Я никогда еще не видел кого-либо ещё с меньшим знанием человеческих отношений чем он. Отец со своими сторонниками собираются порвать его и съесть живьем на встрече.»
— Извини,- сказал Конрад возвращаясь к настоящему, - Да, IBM- это будущее! И это Apple! Какое имя дать компании? Думаю это будет- Looks! Действительно очень перспективно! Разные концепции но обе ориентированны на людей! Персональные компьютеры возьмут мир штурмом! Если бы могли их просто соединить, мир изменился бы коренным образом!
— Ты не обращаешь внимания на меня! Повторяю! Мы будем ужинать здесь или в твоей комнате? Гунтрам проснется через час или два,- разбушевался Роджер.
— Нет, пойдем в мой люкс. Поместишь его в маленькой спальне и можем заказать что-нибудь на ужин,- сказал Конрад,- Если они рефинансируют не большие долги Угледобывающей компании, которая имела с банком....
Не дожидаясь Роджера, Конрад вышел из комнаты и пошел по коридору что-то бурча себе под нос.

Роджер вздохнул. «Конрад как сумасшедший, даже не замечает где стоит. Его большой план, о котором он всем говорит заключается в нескольких ботаниках и нескольких стран третьего мира. Папа и другие партнеры сожрут его живьем. Ему нужно подружиться с Иеронимом и присоединиться к Гринпису, пусть изобретает ветряные мельницы и солнечные батареи, в самом деле. Он не достоин быть Hochmeister. Его отец был гораздо умнее и знал как получить капитал, вместо того чтобы тратить его на мельницы. Он даже не в состоянии был обеспечить эти государственные контракты на Sturzenegger! Надо было только подкупить кого-то, и дело бы было сделано! Но нет, господин «Кодекс деловой этики» сказал что Sturzenegger дилетантская компания, и нуждалась в полной реформации.»

Роджер вошел в спальню, где его племянник спал в своей кроватке. Его крошечные ручки лежали по обе стороны головы, волосы были цвета платинового блондина. Откуда у него такой цвет? У всей нашей семьи были темные волосы.
« Он конечно крошечный для своего возраста, его плюшевый мишка больше его самого. По крайней мере он тихий, по сравнению с дочерьми Паскаля и его дочкой. И с ним вообще не было проблем.» Он осторожно взял люльку с ребенком и повесил на плечо сумку с вещами младенца. «Спит как бревно. Это просто замечательно.»

Конрад держал двери лифта открытыми, чтобы Роджер с люлькой смог войти, он посмотрел на спящего ребенка:
— Когда он был крещен? Я даже не знал что у тебя есть племянник. Как говоришь его зовут?
— Гунтрам Филипп Альфонс де Лиль Гуттенберг Саксен, мой Гриффин!,- шутя сказал Роджер, показывая ему ребенка.
— Это очень старое доброе имя. Я надеюсь что он хорошо нам послужит. Пусть Бог оберегает тебя, малыш,- сказал Конрад ребенку.
— А ты не мог подождать несколько лет, прежде чем сказать это ребенку?,- Роджер усмехнулся неодобрительно, вышел из лифта и пошел к знакомому люксу.
— Чем скорее он узнает свое место, тем лучше для него. Сколько ему лет?
— Почти 5 месяцев.
— Он такой маленький...
— Что, у тебя такой большой опыт с маленькими детьми,- пошутил Роджер.

Конрад встал перед ним и скрестил руки на груди, выражая свое недовольство тоном Роджера, его постоянным покровительственным поведением. Всё таки он Hochmeister с 1981 года, и как бы там ни было, никто не должен забывать об этом. Роджер сразу понял свой промах и смягчился.
— Да, ты прав, он маленький, потому что родился недоношенным, на 30 неделе, и весил менее 2 килограммов. Он догонит свой вес и рост. Будем надеется что он не будет недоумком. В конце концов, он единственный мальчик в нашем роду.
— Он будет в порядке, и он замечательный ребенок,- сказал Конрад и малыш открыл свои большие голубые глаза и внимательно посмотрел на него,- О Боже! Он проснулся! Прости, я разбудил его.
— Не волнуйся, нужно будет дать ему бутылку с молоком или игрушку, и он опять уснет,- сказал Роджер и посмотрел на улыбающегося племянника, он предложил ему игрушку, но тот был больше заинтересован разглядыванием незнакомого человека. Ребенок улыбнулся ему мягкой, солнечной улыбкой и Конрад протянул руки чтобы взять его из люльки, которую Роджер поставил на стол, но Роджер отодвинул его.
— Улыбки младенцев в этом возрасте, это просто рефлексы. И это ничего не значит,- бесстрастно сказал Роджер, - Давай, Гунтрам, ты очень хорошо себя вел весь день, надеюсь не доставишь трудностей и дальше.
— Он очень милый ребенок. Он плачет вообще?
— Я не слышал ни разу чтобы он плакал. Иероним и Анжелик всегда знают что он хочет, даже если он не плачет. В выходные дни мы были в Сен-Сире, и даже не слышали его. Папа был очень впечатлен. Я приготовлю ему бутылку с молоком.
— Зачем? Он же не плачет. Может быть ему нужна компания, наверное ему скучно лежать на спине целый день? Давай положим его на ковер, посмотрим что он будет делать?
— Он ещё не ползает, только валяется. Подержи его, пока я закажу ужин. Заказывать как обычно?
— Да, конечно,- сказал Конрад и Роджер вышел в другую комнату. «Он что, всерьез мне предложил взять ребенка? Но я же не знаю как.»
— Не смей писать на своего Hochmeister, Гунтрам, подожди пока тебе исполнится 30 лет!
— Ты что-то сказал?,- крикнул Роджер из другой комнаты, и Конрад смутился застигнутый разговором с ребенком.
— Ничего. Не знаешь, памперсы водонепроницаемые?
— Возьми и узнаешь, мой Гриффин!
— Как Фердинанд это делает....? Ах, да...Головка в правой руке, а левой придерживать попку, нужно его обнять, прижать к себе и молиться чтобы он не выпал. Только не жалуйся, Гунтрам, если я что-то сделаю не так, потому что в прошлый раз, я чуть не уронил ребенка Фердинанда,- сказал он улыбающемуся, что-то ворковавшему ребенку, который протянул к нему крошечные ручки.
К удивлению Конрада, ребенок прижался к его груди и внимательно смотрел на него снизу вверх и улыбался.
— Спасибо за улыбку, малыш,- ласково сказал Конрад и тронул его пальцем за кончик носика, отчего Гунтрам засмеялся,- Твоему отцу не придется много денег тратить на игрушки, малыш. Однажды мне тоже придется завести одного или двух детишек, но я даже не представляю как смогу это сделать. Я не доверяю женщинам, и не представляю как смогу быть привязан только к одной из них до конца своей жизни. Альберт, мой друг, планирует жениться в ближайшее время, а жизнь Фердинанда с Гертрудой просто ужасна. Она постоянно ругается с ним из-за того что он не хочет уйти из армии. Лёвенштайны давят на меня, чтобы я женился на одной из их дочерей, или племянниц, а это не возможно. Как я смогу сказать им что люблю другого человека?,- мягкое воркование малыша как будто ответило на его тираду,- К счастью для тебя, малыш, у тебя ещё есть 25 лет свободы. Пойдем, я покажу тебе город,- сказал Конрад, он встал со стула и понес его к большому французскому окну.

***

Роджер делал всё возможное, чтобы не зевать, пока Конрад разглагольствовал об Индонезии последние 25 минут. Он потерял интерес к теме разговора после первых двух предложений и думал как бы соблазнить Джеральдина, горячего нового секретаря из отдела анализа рисков. К счастью Гунтрам стал издавать какие-то звуки из корзины и Конрад вскочил и побежал к ребенку, чтобы проверить что случилось. «По крайней мере он хорош в качестве няни.»
— Мне кажется он голоден,- объявил Конрад,- Ты пойдешь сегодня домой?
— Мария-Августа уехала на уик-енд с нашей дочерью, так что я сегодня свободен. Мой брат завтра утром заберет Гунтрама в аэропорту Шарля де Голя.
— В аэропорту?
— Да. Оттуда он поедет в Лилль, показать Гунтрама тетушкам его покойной жены. Я думаю он оставит его там. У него нет времени на него. И вообще он не знает что с ним делать.
— Почему ты или Паскаль не возьмете малыша на некоторое время? Кто его крестный отец?
— Я его крестный отец. Моя жена занята нашим собственным ребенком. Нашей малышке всего два года и она очень требовательна. Последнее что мне нужно, это возиться с ребенком брата, потому что ему надо, видите ли, оплакивать свою жену. Это его вина в том что она умерла, так что, пошел он к черту, пусть отсосет прежде чем я буду ему помогать.
— Как ты можешь быть таким холодным, Роджер, это же твой родной брат и племянник?
— Зачем он полетел в Нью-Йорк с беременной женой? Она чуть не родила в Конкорде! Он виноват в её смерти, и он должен смотреть правде в глаза, вместо того чтобы плакать о ней. К тому же у него есть нянька, Анжелик, вот пусть она и заботится о Гунтраме.
« Да, не повезло малышу Гунтраму с его семьей. Бедняжка,- подумал Конрад, но ничего не сказал Роджеру,- Это не моё дело, и он не первый ребенок, который будет привязан к своей няне. Так же было и со мной, пока не появился Фридрих.»

Он взял мальчика и бутылку с молоком, сел на стул и начал кормить ребенка. А малыш присосался к соске и стал сосать с такой силой, как будто не ел три дня. Он действительно быстро наверстает упущенное время. Не докончив бутылку до конца, малыш крепко заснул.
— А теперь очередь дяди Роджера,- сказал Конрад и понес Гунтрама в спальню,- Я думаю что ребенку нужно поменять памперс. Думаю что ты более квалифицирован в этом, поскольку у тебя есть дочь. Вставай, не забывай что ты крестный, будь ответственен хоть в этом.
— Ты уверен, что не хочешь ещё поиграть в доброго дядю?
— Нет.
Конрад передал ребенка Роджеру и вернулся в комнату чтобы доесть свой ужин, в то время как тот, фыркнув, забрал ребенка зашел в ванну и хлопнул за собой дверь.
« Во всем есть предел, Роджер, я никогда не буду подтирать за тобой дерьмо, как бы я не любил тебя.»

***

Конрад развлекал сам себя какое-то время, читал документы связанные с работой, но желание уже теплилось внутри него. Ни один сексуальный партнер не доставлял ему такое дикое желание, доставляющее невыносимое удовольствие. Он похож на греческого бога, и он чувствует невероятное удовлетворение подо мной, Если бы он ещё был чуть менее напористый, мы могли бы больше времени проводить вместе.
— Гунтрам спит как бревно,- объявил Роджер, мягко закрывая дверь в спальню.
— Итак, ничего слишком дикого сегодня,- сказал Конрад, убирая бумаги в сторону, глядя на Роджера и оценивая его настроение, кого он сегодня собирался играть: Маленького ягненка? Игривость? Дикого или спокойного? Никто не мог понять Роджера.
— Сегодня без игр обойдемся,- сказал Роджер, снимая галстук.
Роджер встал на цыпочки и обвил руками шею Конрада, целуя его в ухо. Он хорошо знал своего любовника, тот был даже в постели Hochmeister, даже когда был в экстазе, он всё держал под контролем.
В ответ Конрад штурмом захватил губы своего любовника, вовлекая его в глубокий поцелуй. Не прерывая поцелуя, он резко прислонил его лицом к стене, раздвинув его ноги. Расстегнув быстро молнию на брюках, он приложил свой член к Роджеру и укусил его в шею со страстью.
— Не кусай меня, а то у меня будут неприятности с женой,- прошептал Роджер, и Конрад остановился расстроившись, что любовник напомнил ему о своем положении.
Он сорвал с Роджера рубашку, не заботясь о её сохранности и оголил его торс. Стройное, но мужское тело, именно то, что он любил в своем любовнике, он ненавидел женоподобных мужчин, как это было модно в наши дни. Ему нравились мужчины, которые были похожи на мужчин. Если он захочет женщину, он может и так найти и трахнуть её.
Конрад наклонился к Роджеру, который задыхался от удовольствия, и взяв в рот сосок, кружил языком вокруг него, играя чувствительной кожей и слегка посасывая, а другой рукой снимая с него оставшуюся одежду, которую отбросил в сторону. Он опустился перед ним на колени, принимая член своего любовника в рот, ему приятно было слышать стоны Роджера, когда он был в его власти. Он кружил языком вокруг головки, сминая мошонку. Он остановился и посмотрел в глаза Роджеру, которые были замутнены похотью.
— Почему остановился? - проворчал Роджер
— В постель. На четвереньки. Тебе же так нравится, не так ли?
— Как я теперь доберусь до кровати? Надеюсь ты донесешь меня туда?,- сказал Роджер, и извиваясь как змея пополз в спальню.
Толкнув Роджера на кровать, он навис над ним, продолжая целовать его, взяв в руку его член, он стал массировать его, доставляя удовольствие любовнику.
— Давай уже трахаться,- сказал Роджер неровно дыша
— Рано еще, я сделал свою работу, а ты пока нет...
— Хорошо,- сказал разозлившись Роджер, он взял презерватив, разорвал зубами фольгу и надел его на эрегированный член Конрада и взял его в рот,- Я покажу тебе кое-что, чтобы ты научился хоть чему-нибудь,- добавил он игриво.
Конрад закрыл глаза, упиваясь блаженством, которое он всегда получал от орального секса с Роджером. Убаюканный от приятных ощущений, он почувствовал проникновение, которое его любовник пытался сделать пальцем. Он со злостью оттолкнул его, что Роджер свалился с кровати.
— Какого черта? Что ты делаешь?- прорычал Конрад
— Показываю тебе, как хорошо тебе может быть. Просто расслабься и ты увидишь, не будь такой скотиной, Конрад.
— Я не буду делать это.
— Так что, я всегда должен быть снизу для тебя? Всегда сверху будут Линтроффы? Так дело не пойдет! Мы должны быть на равных правах, а не только ты всегда сверху!
— Ты прекрасно знал, что я только сверху. Я всегда ясно давал тебе это понять.
— Да, я забыл, что мы подписали контракт. Я только нижний для тебя, а ты сосешь у меня,- язвительно сказал Роджер,- Я с этим не согласен. Я ухожу домой!,- сказал он в ярости, вскочив, стал собирать свою одежду,- Учись делиться, и возможно когда-нибудь ты найдешь себе партнера! Ты невозможен!
— Роджер, подожди...
— Я устал ждать. Мы вместе уже почти два года, и всё одна и та же история, трахаемся в пятизвездочном отеле, пока твои телохранители играют в карты. И в то же время я еще должен мириться с твоими требованиями в банке! Я устал от всего этого,- ревел Роджер
— Я отношусь к тебе на работе так, как и ко всем сотрудникам,- рассуждал Конрад
— Вот именно! Но ты не ебешь своего секретаря или трейдеров!
— Конечно я этого не делаю. Потому что я люблю тебя.
— Нет, ты меня не любишь. Я просто игрушка для тебя! Я рискую браком и своей должностью из-за тебя! Кто заплатит, если нас обнаружат? Ты? Нет, я буду за всё платить! Я ненавижу тебя за то что ты заставляешь меня делать это!,- крикнул Роджер и попытался ударить Конрада по лицу, но тот поймал его кулак и оттолкнул его, что Роджер отлетел.
— И не пытайся, Роджер, у тебя нет шансов против меня!
— Конечно у меня нет шансов! Я же не тренируюсь с этими убийцами ежедневно! Такими же сумасшедшими как ты!
— Мне полезны эти тренировки,- сказал Конрад, видя что Роджер уже умерил свою браваду,- Иди сюда, Роджер. Я сделал тебе больно?,- сказал ласково Конрад,- Я не хотел. Я сейчас под большим давлением, и ты это знаешь.
Конрад встал с кровати, подошел к Роджеру и прижав его к себе, ласково поцеловал.
— У меня тоже стресс и неприятности, Конрад,- сказал Роджер дрожащим голосом
— Какие у тебя неприятности, котенок? Скажи мне.
— В банке. С новым менеджером по операциям. Наши отношения с ним на пределе. Он говорит что мне нужно больше торговать, чтобы увеличивать комиссионные банку. Я потерял почти две недели из-за покупки этого программного обеспечения, которую ты мне поручил, так что в этом месяце у меня ниже минимального стандарта. Я не хочу получить выговор за это, чтобы мне испортили мой рабочий лист. Я пытался восстановить потерянное время, но это невозможно и нет никакого способа сделать это. Теперь я могу попрощаться со своей премией. Мария-Августа рассчитывала на неё.

Конрад почувствовал злость, когда понял что опять попал в одну из ловушек Роджера. По крайней мере, сейчас он не просит списать долги, одному из друзей его отца.
— Я сожалею о твоих проблемах, Роджер, но я же заплатил тебе комиссионные, и не маленькие, за то дело, которое ты сделал для меня.
— Я потерял двух клиентов из-за этого дела, из-за тебя и твоих ботаников! И я добился значительного снижения цены!
— Хорошо, я заплачу тебе компенсацию. На сколько крупные были эти два клиента?
— Около 12 миллионов немецких марок! Теперь они предпочли другого продавца!
— Что если я увеличу твою позицию на 15 миллионов немецких марок? Этого будет достаточно для тебя?,- сказал Конрад, подчеркнув слово «достаточно»,- Торгуй с ними сколько угодно, но не теряй их.
— Это было бы прекрасно! Спасибо!,- сказал Роджер и поцеловал Конрада, уже в уме подсчитывая, сколько из тех денег он перекинет на свои счета. «Старый трюк в торговом деле, использовать капитал клиента в свою пользу.»
Роджер взял его за руку и потащил обратно в кровать.
— Давай не будем тратить чудную ночь, и не будем больше спорить. Если ты любишь сверху, будь по твоему.
— Ты сводишь меня с ума, Роджер!
— Это потому что я люблю тебя, а ты любишь меня!
— В самом деле? Ты уже любишь меня?
— Да. С кем бы я ни трахался на стороне, но всегда возвращаюсь к тебе. С тобой никто не может сравниться.
« Или с моими деньгами,- подумал Конрад. Если бы он был правдив со мной, я был бы самым счастливым человеком на земле, но это все было ложью.»

— Как насчет второго раунда?- спросил Роджер, рисуя пальцем на груди Конрада, через пол часа после того как они кончили вместе.
— Да хоть на третий, если хочешь,- «вот что я люблю больше всего в нем, ему всегда бывает недостаточно секса»
— Господи, ты так трахаешься, что я уже хочу третий,- сказал задыхаясь Роджер,- Я хочу тебе кое-что сказать, только не злись, и не веди себя как ребенок. Знаешь, я думаю тебе нужно жениться в ближайшее время. Тебе уже 25 лет. Я тоже женился в этом возрасте. Почему бы тебе не жениться на кузине Марии-Августы? Она более менее симпатичная и добрая. Она не создаст тебе проблем, нарожает тебе детей и будет о них заботиться. Посоветуйся с Принцем по этому вопросу.
— Я не собираюсь жениться на женщине,- проворчал Конрад,- Тем более не соглашусь на брак по договоренности. Посмотри на моего отца. Его жизнь была адом, только потому что он женился на принцессе по приказу. И я тот, кто заплатил за ненависть моей матери к моему отцу. Женщины коварные, расчетливые и мстительные существа. Хороши лишь для того, чтобы трахать их. Мне придется сделать детей с одной из них, но я ни с одной из них не буду делить свою жизнь. Я только сделаю ребенка и всё.
— Не надо так расстраиваться, Конрад. Я только предлагаю лучший вариант. Она не встанет между нами. Марию-Августу не волнует ничего, лишь бы я был дома в восемь часов и заботился о нашей дочери. Её кузина хорошая, благочестивая женщина.
— Ты предлагаешь мне жениться на монахине?
— Ну твоя жена не может быть сумасшедшей шлюхой.
— Я не намерен жениться. И запомни это.
— Тебе же нужны наследники? Даже у моего брата есть наследник. А тебе с твоим статусом тем более нужен наследник. Эта женщина не будет нам мешать, мы будем любить друг друга как прежде.
— Нет. Это окончательный ответ, Роджер.
« Я должен убедить его жениться на этой корове из Хильдегарда,- подумал Роджер,- Если я сделаю это, я добьюсь чтобы он назвал меня Консортом без проблем и подозрений, а потом...»

Конрад проснулся не понимая, что потревожило его сон. Сел на кровати и увидел, что Роджер глубоко спит. Он потряс его за плечо.
— Я думаю, ребенок проснулся.
— Правило номер один, кто первым услышал ребенка, тот к нему и идет,- сказал Роджер, повернулся и продолжая спать.
Конрад встал, одел халат и вышел в гостиную, подошел к спальне где спал ребенок, прислушался, ожидая что ребенок плачет, но Гунтрам только ворковал счастливо в своей корзине.
— Ты проснулся в такой ранний час?- спросил Конрад ласково,- Один в темноте и не кричишь? Храбрый маленький человечек!,- он взял ребенка на руки и пошел к Роджеру за советом.
— Я думаю он голоден. Он не плачет, но он не ел уже почти 5 часов,- объяснил Конрад ситуацию
— Он орет?
— Нет. Он смеется и агукает.
— Тогда он не голоден. Дети орут как сумасшедшие, когда они голодные.
— Его нужно накормить!- нажал Конрад
— Хорошо, тогда приготовь ему бутылку.
— Я понятия не имею как это делать.
— Разве не ты мне сказал что хочешь быть отцом-одиночкой? Вот и практикуйся. Налей в чистую бутылочку 150 мл. горячей воды, 5 столовых ложек детского питания, взболтай его хорошо, остуди и дай ему.
— И это всё?
— Можешь поменять ему подгузник, если хочешь.
— Нет, спасибо,- сказал Конрад и вышел из комнаты с ребенком на руках,- В следующий раз, Гунтрам, я возьму с собой няню.
Придерживая ребенка в руках чтобы не уронить, Конрад подготовил ему бутылку со смесью, под пристальным взглядом голубеньких глазок.
— Я банкир, а не нянька, Гунтрам, так что это лучшее что я могу сделать для тебя, малыш.
После того как Конрад накормил ребенка, тот улыбнулся и устремил свой взгляд на Конрада, который улыбнулся ему в ответ.
— Ты не плачешь, как многие дети, не так ли? Если у меня когда-нибудь будет ребенок, я хотел бы чтобы он был таким как ты. Твой отец наверное очень гордится тобой. Кого я обманываю? Если у меня когда-нибудь будет сын, он будет такой же как я. Он никогда не будет мирным и уравновешенным, как ты. По сравнению со своим дядей Роджером, ты очень милый и чистый человечек. Никогда не меняйся, хорошо? Настало время вернуться в твою кроватку, а мне посмотреть некоторые документы.

***

Роджер был в блаженстве и удивлен тем, что Конрад разбудил его на третий раунд и с удовольствием отвечал на его поцелуи. Внезапно Конрад отодвинул его и сел на кровати.
— Если тебе не понравилось, так и скажи,- разозлился Роджер.
— Спокойно! Мне показалось что я услышал ребенка!
— Разве ты не дал ему бутылку?
— Дал, но может быть что-то случилось с ним? Может быть он заболел?
— Дети могут плакать без причины. Оставь его. Я его не слышу.
— Знаешь, в нем что-то есть. И он не плакса!
— Хорошо, тогда можешь провести остаток ночи в его комнате. Вы мне оба надоели.
— Очень хорошо, Роджер. Я с удовольствием лучше пойду к нему,- он встал, собрал свою одежду и вышел из комнаты.

Выйдя в гостиную он пошел проверить ребенка, все ли с ним в порядке. Заглянув к ребенку в спальню, он увидел что тот распинал ножками одеяльце и дрожит от холода. «Пятизвездочный отель называется, даже обогревателя нет» Он накрыл мальчика одеяльцем и услышал недовольные звуки, которые издавал младенец.
— Я только недавно давал тебе бутылку, и ты не пахнешь. Пожалуйста, не говори мне что дело в подгузнике, я не смогу поменять его. Но раз ты так сучишь ножками, значит дело в нем. Нет, я не могу, я не готов быть отцом.
— Роджер! - крикнул он,- Иди сюда срочно, дядя ты или нет?
— Чего ещё? - спросил Роджер, даже не обеспокоившись, что ребенок может быть болен.
— Подгузник полный. Поменяй его.
— И это всё?
— Он твой родственник! Исполняй свои обязанности!- суровое выражение глаз Конрада не предвещало ничего хорошего.
— Ты говоришь как Гриффин!- хмыкнул Роджер
— Если ты еще раз, когда-нибудь используешь свой тон в отношении меня, ты сполна ощутишь как говорит Гриффин,- сказал тихо Конрад,- А теперь исполняй ответственность по отношению к своему роду и своей семьи!
— Хорошо! - крикнул Роджер, схватил ребенка и вылетел со злостью из комнаты.
Через несколько минут Роджер вернулся в гостиную, после того как уложил малыша и увидел Конрада, который сидел на диване и читал свои бумаги.
— Возвращайся в постель, Роджер,- сказал Конрад не отрывая взгляда от документов, и Роджер ушел чтобы не нарываться на неприятности.
Услышав агуканья Гунтрама, Конрад отложил бумаги и пошел к нему в комнату, чтобы проверить что с ним.
— Ты не спишь и не даешь мне думать, малыш,- он улыбнулся, видя обожаемый взгляд,- Вот, возьми кольцо и игрушку.
Немного подумав, Конрад взял корзину с ребенком, принес её в гостиную и поставил на диван рядом с собой. Ребенок увлеченно разглядывал игрушку, а Конрад читал спокойно свои документы, поглядывая в корзину время от времени, пока на горизонте не взошло солнце.

***

Роджер был немного зол на своего возлюбленного, который как обычно встал в 5 часов утра, чтобы работать и не проявлял к нему никакого интереса. Подумал что нужно позвонить домой и прослушать автоответчик, может быть Мария-Августа звонила и ей что-нибудь нужно. Он нахмурился, когда автоответчик сообщил ему, что жена звонила вчера вечером, и что её мать хочет видеть его в Вене, поскольку у её матери годовщина свадьбы.
« Кровавая ведьма! Но если я не поеду, она целый год будет гнобить меня.» Роджер набрал номер Аир Франсе и забронировал себе билет на 11-45, понимая что Жером прилетит из Женевы только в 12-30, и ребенка не с кем оставить. « « Ну, Конрад, вот и побудешь отцом на час. Не ты ли хотел ребенка? Да и он лучше за ребенком смотрит и беспокоится о нем, по сравнению со всеми родственниками у них в доме.»

Роджер быстро встал с кровати, понимая что ему придется ещё заехать домой, переодеться. Оделся и вышел в гостиную. Конрад увлеченно читал документы, а ребенок лежал на ковре, довольный и счастливый что его достали из корзины и что-то лепетал играя с игрушкой. Было уже 8-35 утра.
— Мне надо сейчас срочно уйти.
— Отлично. Мне тоже нужно лететь во Франкфурт.
— Почему ребенок на полу?
— Я его освободил из этой корзины. Мы с ним уже позавтракали. И он очень хорошо катается и быстро передвигается на ковре. Он скоро начнет ползать,- сказал Конрад не отрываясь от документов,- Они что, думают что я идиот? Что Линдберг себе думает? Нет, он не думает, он меня предает! В понедельник вышвырну из банка его и его друзей!
— Ты собираешься застрелить своего генерального директора?
— Он не мой. Мой отец назначил его. У него было два года, чтобы доказать свою верность мне. Он меня грабит. Люди ошибочно думают, что раз я молод, значит глуп.
— Конрад, ты не можешь уволить его. Он был с вами на протяжении 15 лет.
— Еще как смогу. Тем более у него было достаточно времени чтобы научиться правильно работать. Я его вышвырну. И пока я жив он и близко к банку не подойдет!- сказал Конрад, холодно смотря на Роджера, такого холодного взгляда Роджер еще не видел, и он испугался,- Моё доверие уменьшается с каждым днем, Роджер!
— Мне нужно попросить тебя об услуге,- сглотнул Роджер, Конрад только посмотрел на него, но ничего не сказал,- Я должен сейчас улететь в Вену. Мария Августа звонила и сказала что её мама хочет меня видеть. Мой рейс в 11-45 утра.
— Ну иди тогда. Я сейчас поеду в аэропорт и улечу во Франкфурт.
— Жером прилетает в 12-30. Сможешь ли ты позаботиться о Гунтраме это время? У меня нет никого, кого я мог бы попросить об этом.
— Я не квалифицирован, чтобы ухаживать за маленькими детьми.
— Пожалуйста, Конрад, мне не кого просить. И Гунтрам знает тебя. И по-моему он уже тебя любит. Я не хочу оставлять ребенка в ВИП салоне до приезда Жерома.
— Он твой племянник, а не мой. Это слишком большая ответственность для меня.
— Конрад, ты охраняешь чужие деньги! А это всего на несколько часов до возвращения Жерома! Он будет очень благодарен тебе! Ну он отработает дополнительное время. Он же тоже на тебя фактически работает. Пожалуйста, Конрад, ты очень нравишься Гунтраму, он даже ни разу не заплакал,- взмолился Роджер,- Я ненавижу тебя просить, но у меня нет другого выбора!
— Я ничего не знаю о детях,- сказал Конрад сдаваясь
— Ты сказочно обращался с ним, как никто другой. Я поменяю ему перед уходом подгузник.
— Что я скажу твоему брату? Что ты пришел ко мне в Нью-Йоркский офис и оставил там ребенка?
— Конрад, Жером знает о нас и он никогда не скажет ни слова ни Паскалю, ни моему отцу. Он самый сдержанный человек в мире и очень скрытный. Черт возьми! Он бросал камни в полицию в 1968 году! Он женился на художнице и жил на Монмартре! И для нас с тобой не плохо бы иметь хоть одного союзника. Ему ничего не стоит убедить моего отца!
— Ни в коем случае, Роджер! Твой отец не должен о нас ничего знать!

***

Молчаливый телохранитель Стефан Павичевич не ожидал увидеть молодого Герцога с детской люлькой в руках. Не смотря на это, Герцог шел как Король через роскошный холл к выходу. Павичевич толкнул локтем своего товарища и оба мужчины пошли к выходу.
— Вы знаете что-нибудь о младенцах, Павичевич?,- спросил Конрад, прежде чем они задали ему вопрос, откуда взялся младенец.
— У меня есть два сына, мой Гриффин. Горан и Павел.
— Отлично. Тогда возьмите ребенка,- сказал Конрад и отдал ему люльку с невозмутимым лицом,- Сейчас мы едем в аэропорт,- добавил он садясь в лимузин припаркованный перед входом в отель.

Павичевич стоял с люлькой в руках и смотрел как кроха спит в корзине. «Милый малыш, будь спокоен, пожалуйста.»
Он оправился от шока и пошел к машине, думая куда же ему поставить люльку. В багажник нельзя, на переднее сидение- опасно. Он открыл заднюю пассажирскую дверь и сказал:
— Простите, мой Гриффин, но у меня нет места, куда я мог бы поставить корзину. Разрешите мне поставить её здесь?
— Хорошо, поставьте ее здесь, - сказал Конрад не глядя на него, и продолжая рыться в портфеле,- Возьмите мне билет до Франкфурта, когда мы приедем в аэропорт. Вы будете сопровождать меня. И свяжитесь с Summus Marescalus, чтобы он прибыл во Франкфурт сегодня вечером.
— Хорошо, сэр,- сказал Павичевич устанавливая корзину на сидение с большой осторожностью, а потом пошел на свое место рядом с водителем. «Чей это ребенок? Может это наследник? Почему он захотел видеть моего брата вечером?» Его ум был в смятении, и он готов был ущипнуть себя, лишь бы не смотреть в зеркало заднего вида на Герцога.
Почувствовав на себе любопытные взгляды телохранителей, Конрад решил закрыть разделительное тонированное окно, чтобы остаться одному, и только потом посмотрел на спящего малыша.
— Ты очень спокойный малыш. Ты точно принадлежишь роду Гуттенберг Саксен. Как говорил мой отец, они очень симпатичные и безобидные люди. Хорошая семья, где можно найти себе жену. Но у них вроде нет подходящей невесты на выданье. Есть ли у тебя тетка, о которой я не в курсе, а Гунтрам?
Он посмотрел в окно на пейзаж и понял что Роджер вероятно прямо сейчас садится в самолет в Вену.

« Я не могу отпустить его. Он как эгоистичный ребенок, но он хороший человек. Если бы он был смелее и сделал правильный выбор, у нас не было бы проблем,- подумал Конрад и вздохнул,- Мы любим друг друга, так почему же все так сложно? Я не первый его любовник, но он продолжает всем говорить что предпочитает женщин. Чего он так боится? Отца? Скандальный развод? Никто не посмел бы пойти против меня. А я смог бы защитить его, от его же семьи. За последние два года Ловенштайны получили больше денег, чем когда-либо прежде. И я стал на много сильнее и богаче, чем в то время когда был жив мой отец, и я могу дать бой любому, кто посмеет выступить против меня. Я здесь, чтобы остаться! Каждый имеет свою цену, его семья только должна назвать её.»

— Всегда говори что думаешь людям, которым ты доверяешь, малыш. У тебя не будет столько головной боли в будущем,- сказал Конрад спящему ребенку.
Автомобиль остановился на стоянке аэропорта и один из телохранителей из второй машины, побежал, чтобы открыть дверь Конраду. Он вышел из машины, а один из его людей взял ребенка и последовал за ним в большой зал. Конрад подошел к стойке, где Павичевич, покупал билеты.
— Сэр, я должен купить билет для ребенка?
— Нет, его отец заберет его в 12-30, из ВИП зала. Скажите одному из мужчин, чтобы встретил его в зале прилета. Он должен прилететь из Женевы. Его имя де Лиль,- сказал Конрад холодно и Павичевич ещё больше запутался.
В ВИП салоне стюардесса была очарована ребенком.
— Я ожидаю его отца, Жерома де Лиль.
— Хорошо, сэр. Приготовить бутылочку для него?
— Возможно, через пол часа,- сказал Конрад и пошел в дальний конец салона чтобы остаться одному, а Павичевич потрусил за ним неся ребенка.

***
— Вы господин де Лиль?- спросил рейфен вежливо человека спешащего к выходу.
— Да, это я,- сказал человек среднего роста, который осмотрел телохранителя с головы до ног.
Де Лиль элегантно выглядел, у него были поразительно зеленые, гипнотические глаза. Он был одет в темный, деловой костюм с черным галстуком, и на лацкане пиджака у него был маленький, золотой амбразурный крест, который говорил о том что он был членом одной из старейших семей.
— Герцог фон Вишток просит вас пройти со мной в ВИП салон. Ваш сын у него.
Жером де Лиль очень хорошо спрятал свое удивление и только ответил:
— Хорошо, я последую за вами,- сказал Жером.
« Я убью Роджера за то что отдал моего сына Линтроффу,- подумал Жером в ярости. Это он заставил меня лететь в Женеву чтобы исправлять то что он накосячил, а потом просто отдал Гунтрама в руки Линтроффу! Он должен был позаботиться о моем ребенке всего одну ночь! Как можно быть настолько безответственным?! Если он взял ребенка на одно из своих приключений, я убью его!»

Адвокат вошел в большой салон и нашел взглядом Линтроффа, который стоял в дальнем углу с Гунтрамом на руках, показывая ему самолеты через большое окно. Как ни странно ребенок был счастлив у него на руках.
— Добрый день, мой Гриффин. Меня зовут Жером де Лиль.,- сказал Жером. «Странно. Роджер говорил что он питает отвращение к Линтроффу до рвоты, когда он по принуждению находится в его постели. И тем не менее Линтрофф вроде хорошо относился к ребенку. Странно.»
— Вы должно быть очень гордитесь своим сыном, господин де Лиль. Он замечательный и смелый мальчик,- сказал серьезно Конрад, но не сделал и шага по направлению к нему, чтобы отдать ребенка, который заплакал от счастья увидев отца.
— Да, я горжусь своим сыном, сэр. И я благодарю вас за помощь и прошу прощение за беспокойство и неудобства, которые доставил вам мой сын. Я думал что мой младший брат присмотрит за ним.
— Он должен был срочно вылететь в Вену, по семейным делам. Гунтрам только что выпил бутылочку своей еды. Я сожалею о вашей потере, г-н де Лиль, ваша жена должно быть была замечательной женщиной, родив для вас такого изумительного ребенка.
— Благодарю, вас, сэр.
— У Гунтрама очень хороший характер и он хорошо воспитан.
— Благодарю вас, сэр. Прощайте.
— Не хотите пообедать со мной?
— Нет, сир. На этом наши пути расходятся.,- сказал жестко Жером,- Нам предстоит долгий путь в Ллиль, и мне нужно срочно ехать.
— Я понимаю,- сказал Конрад раздражаясь от такого отторжения,- Между мной и вашим братом особая дружба, и он сказал мне что вы знаете об этом.
— Я знаю об этом. Но как я сказал и ему, я предпочитаю не касаться его дел.
— Я понимаю. Вы не одобряете его?
— Я свободомыслящий человек, месье, я не могу судить вас или своего брата. Наш Господь не осудит вас из-за выбора вашего партнера. Он проповедовал любовь и терпимость к нашим братьям. Если бы мой брат был свободным человеком, я бы ничего не имел против. Но он женат. Он принял таинство брака, и вы пятнаете его. Вы не можете защищать нашу Мать Церковь, если вы пренебрегаете его таинствами. Если в вас есть порядочность, уважайте ваши обеты как наш Hochmeister. Найдите себе другого человека и подарите ему свои чувства.,- очень серьёзно сказал Жером,- Пойдем, Гунтрам, мы уходим.,- сказал Жером,- забрал сумку с люлькой и пошел на выход.

Конрад стоял и смотрел на уходящего Жерома с ребенком, и продолжал стоять уже после того как они ушли. Он сел на диван и надолго задумался о словах сказанных Жеромом, которые прозвучали как предзнаменование его будущего.
**************************************
Инрушка Гунтрама «Мишка Жак.» 3.bp.blogspot.com/-zH284ySqEMI/Ted3C0P47KI/AAAA...
_**************************************************************************

Конец 9 главы. «Ночь, которую запомнишь.»

moydnevnichok-57

главная