03:00 

Феликс Яровой. Вопреки всему.

Chevolga
Жизнь прекрасна!
ПЕРВАЯ ЧАСТЬ



Было чуть за полночь. Санитарка в приемном покое городской больницы не спеша домывала полы, лениво возя шваброй. Медсестра, уйдя в сестринскую, устроившись на диванчике, пыталась уснуть, отдавшись во власть Морфея. Тишина стояла необычная, странная...
Вдруг, резко зазвонил телефон, и санитарка, умудренная опытом, подошла к столу и взяла трубку.
- Алло! Приемный!- начальственным тоном произнесла она.
Через несколько секунд, выслушав собеседника на том конце провода, она положила трубку и, не спеша, направилась в сестринскую. Там дежурная медсестра только стала окунаться в царство снов.
- Нин, слышь? Там "скорая" что-то везет! Позвонили, попросили вызвать хирурга и реаниматолога...
- Господи!- фыркнула та спросонья и стала подниматься со своего ложа.- Вот не спится им....
Вместе они прошли в приемное, где медсестра стала набирать номера и вызывать специалистов.
- Они что хоть везут-то?- спросила Нина, оторвав на секунду ухо от телефонной трубки.
- Не сказали, или я не поняла. Что-то серьезное, наверно, раз Пал Иваныча просят!- предположила та.
- Мы не в курсе, но просили спуститься Вас, - елейным тоном, уже в трубку ответила медсестра. - Ерунда какая-то, скорее всего. Любит "скорая" почем зря кипишь наводить,- и положила трубку, надела очки на нос и, уткнувшись в компьютер, стала раскладывать пасьянс.
Через несколько минут обе услышали, как у входа скрипнули тормоза машины. В приемное быстрым шагом зашел фельдшер, молодой парнишка лет 23-х, и стал выкатывать на улицу каталку.
- Что там хоть у вас?- с кислой миной поинтересовалась она ему вслед.
- ДТП: машина прохожего сбила!- и исчез в темноте ночи.
Задержался он там недолго, уже через полминуты в приемный покой вкатил вместе с врачом, который до этого находился в машине с больным, каталку, на которой весь в крови, с воротником на шее, с шинами на одной руке и одной ноге, лежал молодой мужчина. Хотя сразу так Нина и не могла определить кто это: на все лицо была огромная кровоточащая рана.
Доктор "скорой" одной рукой толкал каталку, а другой сжимал периодически мешок, присоединенный к трубке, торчащей у парня изо рта. Капельница, которая была поставлена уже в машине "скорой", лежала рядом с ним.
- Павел Иванович здесь? Кто хирург сегодня?!- громко спросил он у Нины, стоявшую с равнодушным видом и наблюдавшую за происходящим.
- Леонтьев сегодня. Еще никто не спускался,- сообщила дежурная медсестра.
- Стойку надо,- сказал врач, продолжая нажимать на резиновый мешок, доставлявший воздух в легкие пациента, и одновременно щупая пульс на сонной артерии.
Тут открылась дверь, и с царственным видом зашел в приемный покой заведующий реанимационным отделением, долгожданный всеми - Павел Иванович Смарыгин, который в эту ночь взял дежурство (все знали об этом в больнице, так как именно в последнее воскресение каждого месяца он это делал). Следом за ним появился молодой хирург - Аркадий Романович Леонтьев, который только недавно ходил по больнице в роли врача-интерна.
- Что тут такое?- голосом, как раскат грома на Сионе, когда Моисей получил от Бога скрижали, произнес тот.
- ДТП: парня машина сбила, очевидец видел, как та наехала на него и скрылась...
- А что он там делал-то?- спросил, в свою очередь, подойдя ближе к каталке, с лежащим на ней пациентом.
- С собакой гулял,- проинформировал фельдшер.
Павел Иванович строго посмотрел на него и повернулся к врачу "скорой".
- Так что тут у него?- вновь задал он вопрос.
- Ушиб мозга, мозговая кома, множественные переломы конечностей, тупая травма живота, по всей видимости, с повреждением внутренних органов. Предполагаю внутреннее кровотечение, давление не определяется, пульс еле-еле на магистральных артериях, - сообщил врач. - На ИВЛ доставлен...
- Да, я вижу!- и тут Павла Ивановича как подменили. - Быстро поднимаем его к нам! Аркаша, - это он обратился к хирургу,- со мной. Там на месте разберемся!- и, подсоединив свой мешок, который быстро поменял, взял капельницу и, вместе с многоопытной санитаркой и хирургом, покатил каталку с молодым мужчиной в недра городской больницы.
Как только за ними закрылась дверь, Нина обратилась к доктору "скорой".
- Данные-то есть? Или как неизвестный пойдет? Одет вроде неплохо – явно не БОМЖ.
- Мы ничего не знаем, очевидец сказал, что парень точно не с их двора.
- Значит - неизвестный!- подытожила медсестра и уселась за компьютер, предварительно взяв у врача "скорой" сопроводительный документ на пациента.
Бригада покинула приемный покой, и через секунду Нина услышала, как машина отъехала от больницы.
В приемном покое вновь воцарилась тишина, нарушаемая только тихим жужжанием люминесцентных ламп. Дежурная медсестра не спеша начала заполнять историю болезни, медленно и не торопясь, внимательно вглядываясь в каждую графу.
Тут входная дверь резко хлопнула так, что Нина даже подпрыгнула на своем стуле от неожиданности. Она повернула голову в сторону своего раздражителя и увидела, входящего быстрым шагом в приемный покой мужчину, который с тревогой, и громким нервным голосом, спросил.
- Сейчас вам не привозили парня, молодого,27 лет... Игорь Воронцов?
- А вы-то кто!?- поинтересовалась в свою очередь дежурная медсестра.
- Я друг... друг...- на секунду он замолчал и тут же добавил. - Друг семьи!
- С ним что случилось?- задала очередной вопрос она.
- Девушка (при этих словах Нина кокетливо повернулась к нему полностью), послушайте, сюда мог поступить парень. Я не знаю точно с чем, но...предполагаю, что-то серьезное. Привозили, обращался?- беспокойно повторил он.
Медсестра, которая совсем недавно праздновала свой 52-й день рождения, с радостью в душе восприняла слова незнакомца насчет девушки и только сейчас рассмотрела его: в модном сером костюме с отливом, при галстуке, с "испанкой", кареглазый, с черными, как смоль, волосами. На нее он произвел впечатление. И взгляд автоматически переместился на правую кисть, где на безымянном пальце было тонкое золотое кольцо. Вздохнув, она вмиг потеряла к нему интерес.
- Вам-то зачем, мы такую информацию не даем, вот так - людям с улицы! - строго заметила она.
- Умоляю вас, скажите! Прошу вас, ради Бога, это очень, очень важно!- тут Нина взглянула в его темные глаза и увидела в них такую неподдельную тревогу и боль, что внутри что-то щелкнуло, и она ответила.
- Да тут недавно парня в коме привезли, весь перебитый - какая-то авария, или сбили его что ли.
На этих словах в приемный вошла санитарка, везя перед собой каталку, на которой лежала окровавленная простынь.
- Парень не жилец, точно. Сразу ясно!- произнесла она свое умозаключение, не обращая внимания на присутствие мужчины.
Тот, побледнев, увидел простынь, на которой лежал серебряный браслет, так хорошо ему знакомый. И сразу же быстрым шагом покинул приемный покой. Нина пожала в недоумении плечами, погрозила демонстративно санитарке и вновь уселась за компьютер.

На улице, немного поодаль, стоял тот самый мужчина, обратив свой взор на темное звездное небо. Было прохладно, конец сентября. Ветер пронизывал все его тело, но он попросту не замечал этого. По его щеке текли слезы, и он тихо шептал: "Господи, прости меня за все!!! Прости меня, умоляю тебя!!! Пусть Игорь выживет, накажи меня, забери мою жизнь, но пусть только он живет... Боже, как виноват я перед ним! Как я мог быть так слеп и эгоистичен! Я не смогу без него: все просто потеряет смысл, ведь он появился именно тогда в моей жизни, когда я больше всего в этом нуждался! Господи, прошу тебя... будь милосерден к нему! Умоляю, Божеееееее..."
Он опустился на колени и, закрыв руками лицо, заплакал навзрыд, не замечая ничего и никого вокруг.


ЗА СЕМЬ МЕСЯЦЕВ ДО ЭТОГО......


ВТОРАЯ ЧАСТЬ.


А ЗА СЕМЬ МЕСЯЦЕВ ДО ЭТОГО.......

Он стоял перед жаркой плитой, в маленькой однокомнатной "хрущевке", которую снимал, и готовил свое любимое блюдо – жареную картошку с луком, с золотой корочкой. Вдруг раздался резкий, пронзительно дребезжащий звонок в дверь.
"Год живу в этой квартире и никак не могу привыкнуть к этому чудовищу!" - подумал молодой человек и направился в прихожую, чтобы открыть дверь нежданному гостю.
Распахнув ее, потерял дар речи: на площадке стояла его мать, невысокая, худенькая женщина.
На минуту повисла пауза, он смотрел внимательно на нее и видел, как она постарела за то время, что они не встречались. В каштановых, чуть вьющихся волосах появилась проседь; морщинки, протянувшиеся от глаз в виде лучиков.
Сердце вдруг защемило и часто забилось. По щеке готова была побежать предательская слеза. Он сглотнув, раскрыл дверь шире и произнес:
- Проходи, мама!
Женщина, робко переступила порог квартиры и вошла внутрь. Он поспешно отошел в сторону, пропуская ее вперед и закрывая дверь.
- Здравствуй, Игорь! - чуть слышно, своим мягким, тихим голосом сказала она.
- Мама!!! - от нахлынувших внезапно чувств, он не смог сдержать себя и крепко обнял ее. - Мамочка! - прижался к ней сильнее.
Он чувствовал, как вздымается ее грудь от тяжелого дыхания.
- Игорек, сынок! - слышна была дрожь в ее голосе, и она тоже обвила его руками в ответ.
Парень положил голову на ее плечо и ощутил себя как много лет назад, в детстве, когда она, если кто-нибудь обидит его, так же прижимала к себе и успокаивала, подбирая самые простые и нежные слова. Боже, как же ему этого недоставало все это время, как он скучал по ней. Скучал, тосковал, потому что, несмотря на все произошедшее, он любил ее, любил больше всех на свете.
Все-таки слезы заблестели в его глазах, но он попытался их тут же смахнуть, чтобы она их не увидела. Именно при ней он почему-то всегда стеснялся своих чувств и слабостей. Так прошло несколько минут, пока он, отойдя от эмоций первой встречи, проговорил:
- Ой, что же я тебя держу у порога. Проходи, проходи! – и, разомкнув свои объятия, потянул за руку на кухню, где все шкварчало и кипело.
Она послушно последовала за ним, на ходу снимая куртку. Он усадил ее напротив себя и сказал:
- Я так рад! Рад, что ты приехала. Ведь мы так давно не виделись!!
- Да... Почти семь лет…- подтвердила она, не отрывая глаза от своего сына. Он видел в этом взгляде всю материнскую любовь и нескрываемую радость от встречи. - Мне жаль... я очень корю себя за то, что тогда произошло… что не сумела защитить тебя, что опустила руки и оказалась так слаба...- она отвела глаза и стала рассматривать и теребить нервно кольца на руках.
При этих ее словах он напрягся, и в одно мгновение мысли унеслись в прошлое...
В тот вечер была какая-то студенческая вечеринка, с которой он решил возвращаться на такси: жили они в пригороде. В дороге ему было очень весело, он болтал безумолку, разгоряченный алкоголем. Водитель подхватывал его бессмысленную трескотню. Сам не заметив, как так получилось, но рука Игоря оказалось у него на бедре. Такую мелочь он уже и не мог вспомнить, но водитель не оттолкнул его, не стал оскорблять, а просто спросил.
- Ты что, парень, из этих? - и замолчал, пытаясь подобрать правильное слово, но Игорь не стал ждать окончания вопроса и ответил с усмешкой.
- Ага, из этих, этих... Мы все из них, из людей, из человеков!! - и тут же громко рассмеялся.
Таксист улыбнулся и устремил, неотрывно, свой взгляд на дорогу.
Через минут десять они подъехали к его дому, через окно в машине парень взглянул на свои темные окна.
- Не хочешь кофе? Наверно, с такой работой и попить-то некогда?
- Ну, времени, конечно, мало. А что, приглашаешь?- взглянув на него, поинтересовался мужчина.
- Без проблем! Я всегда охотно принимаю гостей! Тех, кто нравится, естественно!- фыркнул парень и уже более пристально посмотрел на водителя.
На вид ему было лет 35, в короткой кожаной куртке, со стрижкой и темными очками.
- Тебе хоть 18 есть? - осторожно спросил тот, выключив двигатель своей машины.
- Не волнуйся! Я тебе ведь кофе предлагаю выпить: думаю, за это не дают статью, - и он вышел из такси, хлопнув дверью, направляясь к своему подъезду. Остановившись, развернулся.
- Ну? Идешь?
Таксист не стал больше медлить и, выбравшись из машины, двинулся за ним. Игорь шел первым, поднимаясь по лестнице на 4-й этаж, и чувствовал пристальный взгляд на своей спине и, он был уверен, чуть ниже, идущего сзади.
- Ты один, что ли, живешь?- спросил мужчина.
- Нет, с родителями, но они на даче. У меня отчим фанат приусадебного хозяйства и рыбалки!- ответил Игорь ему и стал открывать ключом дверь в квартиру.
Толкнув ее, он театрально раскинул руки и произнес.
- Милости прошу в наши скромные апартаменты!- и шагнул за гостем в полумрак квартиры.
Игорь развернулся к мужчине и вплотную подошел к нему.
- Думаю, у нас нет света: отключили, какая-то авария. Как смотришь на это?- в темноте водитель лишь видел его силуэт.
- Меня Паша зовут.
- Отлично, Павлик. Меня – Игорь, - он поднял руки и стал гладить его щеку. - Ты напряжен. - чувствовалось, как тот тяжело дышит, прижавшись к стене.
- Ты боишься?- Игорь пытался внимательнее взглянуть в его глаза.
- Нее...просто...у меня никогда не было такого…- заикаясь, произнес Павел.
Почувствовав, как юноша расстегивает ему ремень на брюках, он не сопротивлялся. Делая это, Игорь впился поцелуем в его губы и спустил ему штаны, которые упали на пол.
- Ооо, ты смотрю...уже...
Павел ощутил, как рука парня стала ласкать его.
И тут резко открылась входная дверь, и в просвете появился грузный мужчина: это был отчим Игоря.
- Почему дверь открыта?!- пробурчал он и включил в прихожей свет: от увиденного он оторопел……


ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ.



От увиденного он оторопел... Перед ним предстала вполне недвусмысленная картина: в прихожей, прижавшись к стене, стоял какой-то мужик со спущенными штанами, считай, голый, причем на самую откровенную половину. А рядом его Игорь, которого он воспитывал с 9 лет, женившись на его матери 11 лет назад. И судя по всему, было понятно, что они тут не в прятки в темноте играли. Незнакомец стал поспешно натягивать штаны и застегивать ремень, а Игорь весь растерянный, ничего не говорил, глядя на отчима испуганными глазами. Бывший военный, с твердыми убеждениями и железным характером увидел то, что так люто ненавидел и презирал, да еще и в собственном доме.
- Пошел на х..й отсюда!- протянул он тоном, не терпящим возражения.
Паша выскользнул на площадку и побежал вниз по лестнице, через минуту хлопнула входная дверь в подъезде. Отчим гневно взглянул на Игоря.
- А ты скройся с моих глаз!!- только тут парень увидел, тихо стоящую рядом с ним маму.
Молодой человек взглянул сначала на него, потом на нее... и пошел в комнату. Там он забрался на диван с ногами и, обхватив их руками, стал прислушиваться к происходящему на кухне, которая находилась за стеной.
А там, разъяренный отчим - Николай Егорович- нервно курил сигарету и, не обращая внимания, что стряхивает пепел на пол, громким голосом произнес.
- Вот, что я тебе скажу, Люда, чтобы ноги в моем доме не было этого пи...ра! - женщина хотела что-то ответить, но он не дал ей такой возможности.- Ублюдок, что удумал... Нет, ты только подумай, да если все мои узнают, меня же со свету сживут! - он работал в военном комиссариате!!! - Нет, ни дня он здесь не задержится, пусть собирает свои шмотки и уматывает отсюда! Немедленно!- брызгая слюной от негодования.
- Но сейчас ночь, куда он пойдет?! Я отвезу его завтра к моей матери, она ведь в городе живет, пусть пока...- но тот не дал ей договорить.
- Я и слышать о нем ничего не хочу, меня это совершенно не волнует! Пусть со своими пид...ми обитает, где вздумается! Таких душить надо! В зародыше... на корню… развели… Черт знает, что устроили со своей свободой, да знаешь, что с такими на зоне делают?!!
Этот монолог продолжался еще несколько минут, но Игорь все для себя понял. Он взял спортивную сумку, покидал туда несколько своих вещей, плеер, паспорт и тихо, чтобы никто не слышал, пока продолжался разговор на повышенных тонах в кухне, вышел из квартиры, предварительно оставив ключи на крючке в прихожей. Теперь он понимал, что возврата для него в этот дом нет, и обратной дороги в его Судьбе тоже нет.
Он знал, что себя изменить невозможно: ты можешь врать и притворяться перед другими, но от себя ты никуда не убежишь. Ты будешь такой, каким появился на этот свет, да - непохожий на других, да - с иными взглядами на многое, но ты такой, и это неизменно, надо просто принять это и продолжать жить дальше. Да, впереди много будет непонимания, людской ненависти и унижений, но Игорь знал, что обмануть себя у него просто не получится.
Это он понял еще в 15 лет, когда ему без ума стал нравиться парень из соседнего дома, с ним он ходил в одну секцию по плаванию: там они потом и познакомились. Как-то, после очередной тренировки они задержались, выслушивая наставления тренера насчет предстоящих соревнований в областном центре. Парня звали Денис. И так совпало, что в душ они пошли вместе. Игорь уже несколько раз задерживался там, чтобы полюбоваться объектом своего обожания - подросткового, неосмысленного полностью.
Они расположились в соседних кабинках. Игорь стоял, подставив теплым струям воды свое лицо, когда услышал, как сзади подошли. Повернувшись, он увидел свою тайную любовь, который внимательно смотрел на него оценивающим взглядом. Игорь почувствовал, как от этого пронзительного взгляда столь дорогих его сердцу серых глаз, сильнее забилось сердце, ноги стали ватными. И казалось, в душе восстановилась липкая, давящая на все вокруг тишина, и только его сердце, как Биг-Бен, отсчитывало секунды!
- Ты что тут? Не спешишь домой?- спросил Денис с улыбкой и подошел ближе, почти вплотную. Игорь опустил руки, выронив намыленную губку.
- Да... я... так...- заикаясь, попытался он что-то пробормотать, но тут Денис встал к нему под струи воды и серьезно произнес.
- Не тушуйся, парень, я давно замечал, как ты на меня заглядываешься на тренировках, тысячу раз ловил твой взгляд на себе! Ты просто этого не видел, - он положил руки ему на плечи. - Я все прекрасно понял. И знаешь, мне ты тоже симпатичен! - больше говорить ничего не стал, а просто впился своими губами в его.
Боже, что же испытал в этот миг Игорь! Он просто не мог описать это словами. Все так стремительно развивалось. И это был совсем иной, жесткий, властный, напористый поцелуй: не тот, которым он обменивался в классе с девчонками. Денис обнял его и сильнее прижал к себе, продолжая целовать. Игорь хотел отпрянуть, разум вопил: «Беги! Беги отсюда!», но тело противилось и поддавалось на зов чего-то неизвестного, тайного, грешного, но так желаемого…
Денис принялся гладить теплыми ладонями его спину, опускаясь ниже и ниже. Вот, наконец, был пройден тот предел, и Игорь почувствовал, как одна рука парня сжала его ягодицу. От нетерпения, от того томного и приятного чувства, он застонал, почти завыл. Возбуждение росло, и Игорь почувствовал это, когда Денис прижался к нему плотнее. Через секунду, он даже и не заметил, что уже опустился перед ним на колени...
Они встречались еще не раз, пока через полгода Дениса не выбрали в команду Олимпийского резерва, и он уехал из Добровольска. Первое время Игорю казалось, что время просто остановилось, он потерял интерес ко всему. Его родители не могли понять, что же происходит с ним. Тогда-то он, впервые, понял и осознал все полностью. А так же, что ему суждено идти совсем другой дорогой, чем большинству людей.
Сейчас он вспоминал все это, когда с сумкой через плечо шел по тротуару, к автовокзалу, чтобы уехать прочь отсюда. Его душила горечь и обида на то, что именно в этот момент он остался один. Холодный сентябрьский ветер пронизывал насквозь, он застегнул легкую куртку, поежившись. Стал накрапывать мелкий дождь. Когда он подошел к автовокзалу, то увидел знакомую "Тойоту" белого цвета и, набрав полной грудью воздух, направился уверенным шагом к ней, открыл дверь и сел рядом с водителем. Паша (а это был именно тот таксист) удивленно посмотрел на него.
- Ты? Что ты тут делаешь?
- Поехали, - кратко ответил Игорь.
- Куда это ты собрался?
- Вперед! В новую жизнь...


ЧЕТВЕРТАЯ ЧАСТЬ.


Из немого оцепенения его вывел голос матери: так далеко в прошлое унеслись его мысли.
- Игорь, как ты?- неуверенно начала она.
Он посмотрел на нее более пристально и увидел в глазах столько любви, нежности и ласки: именно того, чего ему все это время не хватало. Обстоятельства разлучили их, хотя изредка они все же общались по телефону. Да и бабушка, у которой он жил первое время, вводила его в курс дела.
- Все прекрасно, мама, сейчас я работаю в одном издании, пишу репортажи, публикуюсь, иногда приглашают на телевидение, да и в интернете веду свой блог. - Сообщил он ей. – Поэтому свободного времени практически не остается, и тебе просто повезло, что меня застала дома. Вечером иду на один официальный прием у мэра. Он там кого-то будет "окучивать", чтобы инвесторов заманить в город: вроде как планируется строительство нового развлекательного комплекса. - А у тебя-то, как дела? Как здоровье, что нового?
- Собственно, я и приехала по этому поводу, Игорёша, - осторожно сказала она, делая паузу на каждом слове.
- А что случилось? Если что-то надо, если деньги - без проблем! Я не миллионер, но все-таки могу в силу своих возможностей помочь, - ответил парень.
- Знаешь, между нами было много непонимания, иногда я осознавала, как оказалась не права и слаба, что не смогла принять твою сторону...
При этих словах Игорь почувствовал, как напрягся.
- Брось ты, мама, все это в прошлом уже! Как говорил классик: "Дела давно минувших дней, предания старины глубокой!"- и улыбнулся, взяв ее руки в свои, почувствовал какие они мягкие, но в них все-таки ощущалось напряжение. - Ведь я люблю тебя, мамочка!
- Сынок, поймешь ли ты меня, не знаю, но сейчас сложилась такая ситуация, - она остановилась и посмотрела на него в упор. - Николай Егорович вот уже как четыре месяца очень сильно болеет…- попыталась продолжить она, но выпустив ее руки из своих, он резко поднялся и отвернулся к окну.
- О нем я ничего и слышать не хочу! Его я из своей жизни вычеркнул тогда, семь лет назад, когда ушел из дома! – нервно закурив сигарету, открыл форточку.
- Знаешь…- стала мяться мать. - Перед Новым годом у него обнаружили тяжелое заболевание желудка. Он сильно похудел, почти ничего не ест, только лежит. Особенно последнее время, даже на улицу не ходит.
- Мама, прошу, не надо мне этих душещипательных подробностей о состоянии его здоровья - мне это просто ни к чему!
- Я… Он... Он хочет повиниться, попросить прощения у тебя, увидеть: он осознал, по-моему, что был не прав!- на этих словах она встала и подошла ближе к сыну.
Парень повернулся к ней и ухмыльнулся ядовито, зло, даже сам не ожидая от себя такого.
- Значит, теперь, когда ему плохо, он решил успокоить свою совесть? Интересно получается - за семь лет его ни разу эта проблема не занимала! Ведь мне было всего лишь 20, когда я остался без средств к существованию, без крыши над головой! И спасибо бабушке, Царство ей Небесное, что она не дала мне сгинуть в неизвестности!
- Я посылала тебе деньги, всегда волновалась о тебе, передавала продукты с огорода нашего, - попыталась вставить мама в свою очередь, но Игорь продолжил свою отповедь.
- Нет, мама, сейчас совсем разговор не об этом! Он, именно он виноват, что нас с тобой разделила пропасть, что не виделись так долго! Думаешь, я не представляю, как ты со своей крохотной зарплаты откладывала мне деньги? Поверь, я принимал их лишь только, чтобы не обидеть, не оскорбить тебя и то, только после того, как убедился, что там нет ни одной его копейки! Так что сейчас, просить ему у меня покаяния просто нет смысла! Я ненавижу его за все, что он сделал мне. За то, что разлучил с тобой, и родной дом стал чужим. За то, как я скитался по квартирам после смерти бабули, и часто приходилось обращаться за помощью к друзьям: пусть на время, но я мог пожить у них. Как мне приходилось работать ночью, таская ящики и мешки, а днем прилагать максимум усилий, чтобы не заснуть на лекциях. После них я бежал в подсобку, чтобы поспать часок-другой, а потом вновь на оптовую базу к своим кетчупам, сокам и лимонадам! После института стало конечно легче. Хорошо себя зарекомендовал еще на практике, взяли сразу, но не это главное… Главное, что рядом не было тебя, не было моего старенького дивана, той смешной плюшевой обезьянки, что ты подарила мне в детстве! В один миг я всего этого лишился! И почему? Почему?! Только лишь потому, что я другой, потому что мне нравятся мужчины и сплю с ними? Разве я не имел право быть счастливым и жить, как я хочу, как все это делают в свои двадцать лет?- он на секунду остановился, туша докуренную сигарету и прикуривая новую.
- И кто этого всего меня лишил? Он! Тот, которого теперь совесть замучила?! Да не верю я этому ни на каплю, такие люди как он не меняются! Они просто по определению не могут сочувствовать, понимать, прислушиваться к мнению других!
- Но вспомни, как он растил тебя! Да, он погорячился тогда, но как для меня, так и для него, происшедшее было просто шоком! Вспомни, как он возил тебя на море, - умоляюще произнесла она, сама понимая, что сейчас что-либо говорить сыну бесполезно, что совершила ошибку, поддавшись просьбе умирающего человека, и пришла сюда.
Да, она любила своего сына больше всех на свете, но всю совместную жизнь ни разу не осмелилась ослушаться мужа, беспрекословно подчиняясь ему. Теперь, спустя 18 лет совместной жизни, она могла признаться себе самой, что попросту боялась его. Муж всегда все делал для семьи, для ее тогда еще маленького сына, всегда дом их был полной чашей, они ни в чем не нуждались. Всегда знал, где что можно достать, как благоустроить квартиру. За ним она тогда почувствовала силу и надежность, стабильность, когда дала согласие выйти замуж. Он был вдовец, без детей, но оказался очень властным.
Тот случай с парнем 7 лет назад был для нее как гром среди ясного неба. Хотя материнское сердце чувствовало тревогу, ведь к тому моменту Игорь ни разу не привел ни одну девочку домой и все время где-то пропадал. Потом она обратила внимание, что он как-то странно порой отзывается о мужчинах, смотря телевизор – об их внешности, одежде. Но тогда она верила, что у Игоря просто не хватает времени, так как он всего себя посвящал учебе: и в школе, и потом на факультете журналистики, куда поступил без всякого "блата", с первого раза. Она гордилась им, очень гордилась! А вот в тот вечер ей все стало ясно. Ясно, и так больно, и обидно…
Как и большинство людей, она имела превратное мнение о подобных людях, хотя понимала, что это присутствовало всегда и везде. Но тоже, как и ее муж не ожидала, что именно ее Игорь будет из их числа. Сколько ночей она проплакала, сожалея о разлуке с сыном, о том, что так все получилось, но запрет мужа - не видеться с сыном, нарушить не решилась.
- Какое воспитание, какое? Подзатыльники, вечный крик и муштра, как в армии? Не смеши меня, мама, и вообще, давай закроем эту тему! О нем я говорить просто не хочу: пусть там делает что хочет, со своей грешной душой, мне это по барабану! Давай поедим - картошка только что дожарилась, - предложил Игорь, чтобы сменить тему.
- Ты меня прости, сынок, но я, наверно, пойду. Там Николай Егорович один, его кормить надо, перестелить постель: ведь он не ходит, а лежит. И лекарства ему дать. Ведь их принимать надо четко по графику.- Ответила ему мать.
- Ну, что же... Я вижу, в этом смысле у вас ничего не изменилось: ты по-прежнему скачешь возле него, как прислуга!
- Игорь...
- Что, мама? Что?!
- Ладно, пойду. Прости меня, прости за все, сынок!- она стояла, не решаясь сделать первый шаг по направлению к выходу. Сын подошел к ней и снова обнял, но уже более отстранено и как-то холодно.
- Иди, мама, если тебе надо - иди!- проводив ее к выходу, проговорил. - Двери моего дома всегда открыты для тебя!
Уже выйдя на площадку, она повернулась и произнесла.
- До свидания, сынок!- и стала спускаться по лестнице.
Когда он вернулся на кухню, то подошел снова к окну и увидел, как мать направляется к остановке.
Сердце его тягостно заныло. Горло сперло, он стал кашлять, и тут слезы из глаз полились ручьем. Парень сел за стол и, обхватив руками голову, окончательно понял, что он, несмотря ни на что, один на белом свете. Один-одинешенек...


ПЯТАЯ ЧАСТЬ.



Поднимаясь в лифте на седьмой этаж, Кирилл Леоновский крепко держал в руке полный пакет с продуктами из ближайшего супермаркета. А сам представлял, как ляжет сейчас отдохнуть после утомительного рабочего дня, пока его жена Вера будет готовить ужин. Ведь сегодня еще надо было к девяти вечера появиться на официальном приеме в мэрии, где его настоятельно просил показаться отец, Анатолий Федорович - мэр Добровольска.
Открыв входную дверь своим ключом, он прошел в квартиру, поставив пакет в прихожей. Стояла подозрительная тишина, хотя он знал, что супруга должна быть дома, так как сразу после их свадьбы, Вера ушла с прежнего места работы и, вот уже как 4 года, считалась домохозяйкой. Да и нужды в этом, в принципе, не было - Кирилл хорошо зарабатывал в юридической консультации, которую открыл, не без помощи отца, около 9 лет назад на пару со своим однокурсником по факультету - Тарасом Самойловым.
Зайдя в одну из комнат, он увидел спящую на диване жену, в домашнем халате и тапочках: там стоял стойкий запах алкоголя. Рядом, на стеклянном столике стояла початая бутылка вина и бокал с остатками напитка на дне. Кирилла эта картина просто взбесила и он, в который раз убедился, что данное женой обещание не значит совершенно ничего.
То, что она стала выпивать в его отсутствие, он заметил не сразу, а спустя какое-то время, когда обратил внимание, что Вера перестала вести хозяйство, ссылаясь, все время, на постоянную занятость. Поначалу, он верил во все ее отговорки: то подруга попросила посидеть с ребенком; то участвовала в какой-то благотворительной акции от имени их семьи. То ее мама, которая жила на окраине города, просила помочь: в общем, каждый раз была новая история, пока Кирилл просто не увидел все своими глазами - придя с работы раньше времени. Именно после этого у них состоялся серьезный разговор. Вера объяснила ему свою слабость стрессом, длительными душевными переживаниями и одиночеством.
Дело в том, что они долгое время пытались завести ребенка, но у них никак это не получалось. Тогда они обратились в лучшую клинику областного центра, где выяснилось, что причина бездетности их семьи была в Вере. Оба не ожидали тогда однозначного приговора со стороны врачей, но именно так и случилось: эскулапы сообщили, после тщательных исследований пары, что детей они завести не смогут. Кирилл видел, как глубоко восприняла это супруга, и первое время старался не отходить от нее ни на минуту, как-то отвлечь от мыслей о ребенке: они даже вместе слетали в путешествие по Европе. Ему показалось, что Вера действительно успокоилась, и все пошло по-прежнему. Но теперь он понял, как ошибался по этому поводу. Другая, более серьезная проблема пришла в их семью - алкоголь. После того откровенного разговора, жена дала слово ему, что такое не повторится, но теперь стало ясно, что она создавала лишь видимость благополучия, а сама продолжала выпивать как и раньше, и длилось это уже достаточно долго, с непродолжительными периодами «пауз».
- Вера! Вера, - потряс он ее за плечо.
Она томно приоткрыла глаза и, увидев перед собой мужа, прямо-таки вскочила с дивана.
- Ой, Кирилл, извини! Что-то меня сморило, видимо смотрела телевизор и заснула, - стала она оправдываться в очередной раз, застегивая распахнувшийся халат.
Кирилл скептически посмотрел на бутылку, на выключенный телевизор и покачал головой.
- Не надо снова придумывать отговорок, Вера!- с укоризной произнес он.
- Нет, что ты…- начала она, но он перебил ее.
- Сейчас мне некогда говорить об этом, да я и не знаю, имеет ли смысл! Скажу просто: мне кажется, это становится для тебя и меня большой проблемой, похоже, нам не справиться без специалистов.
- Ты что же, считаешь, что я какая-то алкоголичка подзаборная?!- на повышенных тонах стала отвечать ему она, решив, что лучшая защита - это нападение.
- Я считаю, что у тебя проблемы и их надо решать! Причем в самое ближайшее время!- твердо заявил он. - Но в настоящий момент мне некогда, у меня прием в мэрии. Ты, я так понимаю, идти не можешь.
- Почему это? Разве сына мэра, видного в городе адвоката, не должна сопровождать супруга?!- язвительно заметила она, стоя перед ним чуть пошатываясь: остатки хмеля еще будоражили сознание.
- Нет, думаю, такая ты никуда не пойдешь, это мое последнее слово!
- Ну, да, конечно! Ваша семья всегда дистанцировалась от меня. Я простая, не белая кость и кровь не голубая!- чуть ли, не прокричала она.
- Смени свой тон, Вера! Не говори ерунды, тебе просто надо еще немного поспать.
- Что - неприятная тема, задело?!
- Думаю, на этом и закончим! Я в душ!- и он ничего больше не говоря, вышел из комнаты.

Ночной клуб «АКВАРЕЛИ» находился недалеко от здания мэрии, в закоулке. Хозяйка этого известного в городе заведения - мадам Юлиана, поддерживала репутацию своей «святой обители», как она называла клуб, на высшем уровне: здесь можно было хорошо отдохнуть, поиграть в бильярд. Прекрасные напитки, музыка и, конечно, известные на всю округу ночные шоу, которые проходили, непременно, каждую субботу с двух до четырех. Правда публика, которая посещала данное заведение, старалась не особо афишировать свое присутствие здесь: тем более, что на шоу можно было попасть только лишь по специальному приглашению, которые были в ограниченном количестве. Да и сама фигура хозяйки «Акварелей» была загадочной, а ее появление в городе оставалось тайной. Никто не знал, когда и откуда она появилась, да и видели ее, только посетители заведения. Приближенные к ней люди, вообще, держали язык за зубами и не распространялись по этому поводу.
Большинство же жителей Добровольска считали «Акварели» Содомом и Гоморрой: источником разврата и непотребства, причем делали подобные выводы и нелицеприятные высказывания в адрес клуба и его хозяйки те люди, которые ни разу не были там и, просто улавливали какие-то слухи, а, как известно, незнакомое и непонятное, всегда пугает и раздражает. Днем клуб был закрыт для посетителей, но внутри всегда кипела бурная деятельность – подготовка к открытию, закупка всего необходимого, репетиции очередного шоу.
Именно сюда направился Игорь, договорившись встретиться там со своей близкой подругой - Олей, которая была постановщиком субботних шоу у мадам Юлианы. До приема в мэрии оставалось еще около часа, а ему требовалось скоротать время, тем более сейчас так не хотелось оставаться одному в квартире, наедине с самим собой, после разговора с матерью.
Оля встретила его на входе и сразу же провела внутрь, усевшись за одним из столиков, которые были расставлены перед небольшой сценой, на которой и происходили все мини-спектакли, как их называла девушка.
Они познакомились около двух лет назад, когда Игорь пришел к ней по объявлению о съеме жилья: как-то сразу они нашли общий язык и сблизились. Оля оказалась прекрасным, добрым человеком, хотя и с определенными странностями, которые порой очень забавляли Игоря. Ее импульсивность и непредсказуемость постоянно держали в тонусе всех тех, кто был с ней знаком. Внешность тоже была специфическая, как она говорила: «Внешнее отражает внутренне!» и, судя по этому, внутри у нее творилось черт знает что! Волосы она красила в ярко-рыжий цвет, завязывая их в тысячи хвостиков на разноцветных заколках-бабочках. Одевалась вызывающе ярко, и практически не пользовалась косметикой: ее стиль - длинные разлетающиеся платья-балахоны и куча бижутерии. Игорь определенно подмечал у нее отсутствия вкуса, но той видимо все это было просто по барабану. Как она любила повторять: «Я не произведение искусства и одеваюсь так, как того пожелает моя душа, сумасшедшая и бесшабашная!» Парню всегда нравился ее заразительный смех и масса энергии, которая, казалось, никогда не иссякнет.
- Ну, что! Все-таки решил посетить эту богемную тусовку, где соберутся все эти чинуши?- поинтересовалась она, когда они уселись. И тут же закурила - дымила она как паровоз.
- Да, газета настоятельно попросила сделать официальный репортаж обо всем этом: сама понимаешь, лишние деньги никогда не помешают!- улыбнулся он в ответ.
- Ясно! Хочешь, пойду с тобой? Поддержу! Знаю ведь, как ты не любишь всю эту бодягу!
- Меня там будет встречать фотограф: главный редактор откопал где-то в провинции молоденькую девушку, сказал, что она просто самородок и знает дело, к тому же подходит творчески к процессу.
Игорь тоже закурил сигарету, осматриваясь вокруг: здесь стоял полумрак. За стойкой чем-то занимался бармен, которого Игорь знал - Леня, учившийся в университете и подрабатывающий в клубе несколько дней в неделю. Одному Богу известно, как он получил это место, ведь мадам Юлиана - очень избирательна в подборе служащих. Несколько парней и девчонок о чем-то болтали, усевшись в кружок на сцене. Игорь видел нескольких из них в последнем шоу. Заходил он, правда, сюда не так часто, но всегда знал, что окажется среди своих.
- А, совсем забыла!- произнесла Ольга, туша сигарету и засовывая руку в карман. - Вот тебе два билета на субботнее шоу, можешь кого-нибудь пригласить. Знаю, хрень какую-нибудь не притащишь: ты же у нас эстет, это даже сама мадам заметила!- улыбнувшись, закончила подруга.
Игорю сразу вспомнился один из вечеров в «Акварелях», когда он праздновал свой день рождения в прошлом году. Именно тогда он познакомился лично с мадам Юлианой, так как договариваться о съеме заведения на целый вечер следовало лично с ней.
- Неужели она еще помнит то мероприятие?- удивился Игорь.
- Конечно, она ничего не забывает!
- Хотя, навряд ли, ту вечеринку можно забыть - такой сабантуй устроили!- засмеялся Игорь и посмотрел на часы. - Ой, время так пролетело! Извини, надо туда явиться пораньше, разведку провести, ракурсы посмотреть, списком гостей поинтересоваться.
- Иди, иди, глянь на жизнь буржуев и их прихлебателей!- пошутила Ольга.
Игорь вышел на улицу и, молча, направился к зданию мэрии, где ему предстояло провести скучный, муторный вечер…


ШЕСТАЯ ЧАСТЬ.


Когда Кирилл зашел в банкетный зал мэрии, тут уже толпилась куча народа. Оглядевшись, подозвал одного из официантов и взял у того с подноса бокал шампанского. Сразу же заметил своего отца, который оживленно беседовал с парой бизнесменов. Кирилл их знал - это были известные в городе люди. Сделав глоток шипучего напитка, он хотел направиться к ним, чтобы поприветствовать родителя и узнать, зачем тому понадобилось обязательное его присутствие, но тут ему сзади закрыли глаза чьи-то теплые руки.
Он почувствовал сладкий аромат духов и дыхание за спиной. С силой отодвинув руки, он развернулся и увидел, стоящую перед ним, родную сестру - Инну.
- Ты то, что тут делаешь?- удивился Кирилл, разглядывая девушку.
Та была одета в светлое, почти прозрачное платье кремового цвета, которое было чуть выше колена и с откровенным декольте: как всегда - в своем репертуаре. Мастер провокаций, своенравная, отличающаяся вздорным характером, требовательная к другим, немного капризная, но добрая и душевная. Инна всегда поступала так, как хотела, и ей было совершенно наплевать на то, что о ней скажут: отчего отцу приходилось постоянно проводить с ней беседы, которые, в принципе, были для нее как пустой звук.
- Ну, вот! Ни привета тебе, ни здрасьте! Ведь уже около двух недель не виделись,- обиженно произнесла, эффектная внешне, брюнетка. - Еще родной брат называется!
- Привет, конечно!- и Кирилл поцеловал ее в щеку.
- Ну, сподобился. Спасибочки, большое!- ухмыльнулась она. И, выхватив из его рук бокал, осушила его полностью, вернув пустой. - А ты то, зачем приперся? Вроде всю эту суету не очень любишь,- поинтересовалась она в свою очередь.
- Отец позвал. Я даже не в курсе зачем!
- Любит он сюрпризы делать, не представляешь. Позавчера решил меня сосватать в очередной раз: пригласил на ужин какого-то идиота. Так я чуть со смеху не лопнула, когда он пытался произвести на меня впечатление. Хотя наш папочка и предупредил меня, чтобы я вела себя достойно и приняла гостя с теплотой, и благожелательностью. Но я, как увидела этого лопоухого, так просто не смогла сдержать улыбки. Еще, и рыжий… брррр!- она передернула брезгливо плечами. – В общем, как всегда все закончилось ничем - этот Семен пообещал сводить меня куда-нибудь, поближе познакомиться. Вот сегодня с самого утра и названивает: симку менять, что ли, придется.- Пока слушал трескотню сестры, в зале прибавилось народу: мелькало много знакомых лиц.
- Ты меня совсем не слушаешь, Киря!- хлопнула она его по руке.
- Почему? Очень внимательно! А где мама?
- Не пришла - приболела: вот меня и потащили сюда, за компанию. Наверно, снова мне кого-то приглядел.
- А что с мамой?
- Да так, простудилась немного, температурит. Как там Вера? Ее что-то не видно.
- Она дома осталась, вроде несварение какое-то, - в проблемы своей семьи Кирилл никого не посвящал, даже родных.
- Это новость! Может это не несварение? А просто-напросто, я скоро стану тетей? - ухмыльнулась Инна, поправляя волосы.
- Нет, Вера не беременна,- резко отрезал он, но спохватившись, более спокойно добавил. - Ты первая об этом узнаешь.
- Ловлю тебя на слове, ведь ты - мой любимый старший братик!- и она обняла его.


Игорь стоял неподалеку от входа и внимательно наблюдал за всем происходящим в банкетном зале. Рядом с ним крутилась молоденькая девчушка, которую звали Рита, и периодически, по его указанию снимала того или иного гостя на приеме. Все это ей было в новинку.
- А это кто, вон тот - такой представительный?- спрашивала она у него.
- Это председатель Счетной городской комиссии...
- А - этот? Вон, который в черном костюме с фиолетовым галстуком, ухвативший сразу два бокала.
- Директор колбасного завода - Путехин.
Игорь откровенно скучал. Ему с самого начала было понятно, что здесь ничего интересного не будет: простая протокольная фотосъемка и сухой официальный репортаж, и чтобы как-то развеселить себя самого, он двинулся к одному из официантов, которые суетились между гостями, урвать небольшой бутерброд. «Бокал прохладного вина – тоже, не помешал бы!» - решил он. Когда все это он взял, то быстрыми шагами направился к Рите, но нечаянно споткнувшись, чуть не упал, удержавшись на одной ноге. Хотя неприятности все-таки не избежал - перед ним стояла пара, и все его вино расплескалось, со всего маха, по спине стоящего мужчины.
- Ты что, под ноги не можешь смотреть, косолапый?!!- возмутилась, находящаяся к нему лицом брюнетка.
Мужчина развернулся, и Игорь обомлел: такого красавца он просто еще не видел. Казалось, время остановилось, и он на секунду забыл обо всем, не отрываясь, глядя на того, кого только что облил вином.
- Что такое!?- произнес тот вслух.
- Да этот олух тебе костюм испортил!- продолжала возмущаться брюнетка.
- Извините!- выдавил еле-еле из себя Игорь, не отрывая взгляда от незнакомца. Руки онемели, он не мог сдвинуться с места.
- Ничего, ничего - это поправимо!- улыбнулся Кирилл (а это был именно он). - Инна, не стоит так реагировать на такой пустяк, ведь он не специально. Давно здесь надо переложить паркет, пока себе кто-нибудь шею не свернул. Не переживайте!
- Д…да…даа, – заикаясь, ответил Игорь и поспешил удалиться.
Он увидел, как Кирилл направился к выходу из банкетного зала, а брюнетка пошла в сторону мэра, который разговаривал с солидными на вид мужчинами.

Зайдя в мужской туалет, который был отделан мрамором, Кирилл решил смыть пятна и, сняв пиджак, стал оттирать их под проточной водой носовым платком. Через минуту, туда же неуверенно вошел молодой парень, который стал виновником этого происшествия: он несмело остановился неподалеку и, замявшись немного, произнес.
- Вы извините меня, очень неудобно и как-то нелепо получилось!
Кирилл внимательно взглянул на него и улыбнулся.
- Ну, что Вы, это такая ерунда и не стоит переживать по этому поводу! Меня, Кирилл зовут,- и он протянул ему руку.
Игорь взял ее и крепко пожал - она была теплая, шершавая.
- Нуууу… все-таки, еще раз дико извиняюсь! Меня - Игорь.- Он, не отрываясь, смотрел на него и понимал, что просто не может отвести взгляд от нового знакомого.
- Забудем! Вы какими судьбами на этом мероприятии, если не секрет?- спросил Кирилл.
- Да вот, я журналист, делаю репортаж об этом вечере,- протяжно ответил он, понимая, что сейчас уже ничего не интересует вокруг, только этот мужчина, стоявший напротив него.
Парень не знал, кто он, видел его в первый раз, но Игорь понимал, что очень хочется продолжить их случайное знакомство и после этого официального приема в мэрии. Да, ведь на самом деле, он специально прошел вслед за ним в туалет, чтобы иметь причину познакомиться лично, благо повод был.
Молодой человек наблюдал, как Кирилл перекидывает пиджак через руку и направляется к выходу.
- Прошу прощения, Игорь, но мне надо идти. Дела! Надеюсь, в репортаже все будет отражено максимально объективно?- пошутил он и вышел, оставив Игоря одного.
Игорь подошел к умывальнику и посмотрел на себя в зеркало, и тяжело вздохнул. Он понял, сразу понял все, что произошло с ним в этот вечер. Он влюбился - с первого взгляда, хотя раньше в эту чушь не верил, но теперь осознал в полной мере, что это такое. Влюбился, как никогда себе не позволял, как мальчишка… до безумства, до головокружения.
И теперь он просто не знал, что делать и как быть...

URL
Комментарии
2017-10-07 в 13:52 

Новенькое ?

   

moydnevnichok-57

главная