21:09 

«СОБЛАЗН» Слэш. Автор- Кононова Ксения.

Chevolga
Жизнь прекрасна!
1 глава.

— Соблазн — это искушение, непреодолимое влечение, предвкушение чего-то запретного, приманка на краю ловушки, в которую, не смотря ни на что, хочется попасть. Даже не задумываясь о последствиях…

— А секс — это самый большой соблазн в жизни человека, суть я уловил, — элегантно одетый мужчина снисходительно улыбнулся сидящему напротив собеседнику и его спутнице. — Чего именно вы хотите от меня?

— Поддержки. Нам кажется, это идеально перекликается с тем, чем вы и ваша команда занимаетесь. Было бы замечательно, если бы мы смогли…

— Вы предлагаете нанять мне одного из ваших хастлеров для просвещения необразованного в этих вопросах народа и провести у себя мастер-класс? — левая бровь удивленно изогнулась, но в светло-голубых глазах застыла насмешка.

Его собеседник явно нервничал. Это было заметно даже в слабо освещенном помещении, заполненном бесчисленным количеством людей. Стакан в его руках был уже практически пуст, но он продолжал время от времени прикладывать его к губам.

— У нас нет, как вы выразились «хастлеров», наше заведение не предоставляет такого рода услуги, мы не занимаемся проституцией. Наша концепция несколько в ином ключе. И было бы замечательно, если бы вы смогли привлечь к нему как можно больше внимания. А появление отдельной колонки, посвященной еженедельным шоу, проводимым в нашем клубе, как нельзя лучше этому поспособствует. Поверьте, это будет выгодное сотрудничество, тем более мы платим не малые деньги… Иначе нам придется искать другие издания…

Он опять умолк, немного нервно поднеся пустой стакан к губам.

— Хорошо, мы обдумаем как это лучше сделать, — мужчина поднялся с дивана и холодно попрощавшись, направился к выходу, чувствуя, как его загнали в глухой угол, и особого выбора у него не было с самого начала этого разговора.

Алексей Ветров вышел на улицу и с облегчением вдохнул колючий морозный воздух. Редкие снежинки били в лицо, покалывая кожу десятками острых иголочек. Сложно поверить в то, что до весны осталась всего одна календарная неделя. За его спиной захлопнулась дверь в одно из тех ночных заведений, гостеприимно принимающих всех желающих развлечься или расслабиться в любое время и в любой день недели. Выпустив изо рта облачко пара, мужчина задумчиво взглянул на небо, на котором не было видно ничего кроме отражающихся огней мегаполиса, ибо видеть звезды, живя в многомиллионном городе — это редкая удача. Натянув перчатки, поднял повыше ворот черного пальто и уверенным шагом направился в сторону своего автомобиля. Несмотря на то, что последние несколько часов его жизни прошли в развлекательном заведении, он был трезв как стекло. Да, иногда приходится и в таких местах решать деловые вопросы. Исход сегодняшней встречи был весьма двояким, и надо признать, что его все-таки прижали к стенке. Один из главных источников их финансовой поддержки может себе позволить манипулировать им, но это не значит, что ему должно это нравиться. Праздновать, по сути, было нечего. И вряд ли предшествующий встрече скандал с его очередной пассией делал этот вечер лучше. За несколько их отнюдь не платонических встреч она умудрилась вбить в голову, что имеет хоть какое-нибудь право, чтобы вести себя как собственническая сучка.

Достав брелок, Алексей отключил сигнализацию у своего Ауди и уже открыл дверцу, чтобы забраться внутрь, как с противоположной стороны улицы что-то зацепило его взгляд. Огромный плакатный щит с изображением нового выпуска журнала «Твой Лайф Стайл» не мог не привлекать к себе внимания, рекламщики знают свое дело. Слоган «Хватит размышлять. Просто действуй» заставил уголки его губ скривиться в подобии иронической усмешки. Главный девиз его детища, который он сам и придумал, как нельзя лучше характеризовал его личный стиль жизни — минимум слов, максимум дела. Оказалось, что многим пришлись по душе пропагандируемые им взгляды и идеи, которыми он и его команда так щедро делились на страницах мужского периодического издания уже на протяжении нескольких лет. После секундного изучения подсвеченного лампами бигборда он забрался в салон и, повернув ключ в зажигании, вырулил с припаркованного места.

Проносящиеся мимо яркие огни сливались в нечто бесформенное и размытое, обтекая корпус его автомобиля и растворяясь где-то позади во мраке зимней ночи. Часы на приборной панели показывали одиннадцать вечера, когда в салоне раздался звонок его мобильного. Алексей включил блютус гарнитуру.

— Да.

— Где, твою мать, тебя носит?

— И тебе привет, — он затормозил на светофоре, нетерпеливо барабаня большими пальцами по рулю.

— Тащи свою задницу сюда немедленно и даже слышать не хочу никаких отговорок!

— Ник, я чего-то как-то сегодня не в настроении…

Наконец загорелся зеленый свет, и Алексей плавно нажал на педаль газа. Но от друга его бурной юности и компаньона по работе Никиты не так легко было отделаться.

— У тебя пятнадцать минут, чтобы добраться сюда. Кстати, как прошла встреча с Гришаевым?

— Он прислал своего прихвостня Поленина. Решил, видимо, что не стоит утруждать себя личным присутствием. И приятная новость… Мы как всегда встряли по самое дальше некуда, — едва заметный досадный вздох.

— Да ну? То-то я думаю давно тишина и спокойствие, даже не интересно как-то… Ладно, приезжай, обсудим.

Никита отключился, а Алексею пришлось свернуть в противоположную сторону от своего дома. Туда, где в клубе «Коффеин» его ждали друзья.

Атмосфера вечного праздника, независимо от времени года или дня недели, всегда фонтанировала в этом заведении, который они с друзьями облюбовали. Оставив машину на стоянке (вряд ли сегодня она ему уже пригодится), Алексей взбежал по немногочисленным ступенькам и вошел в помещение ночного клуба. Килобиты энергии и громкой музыки поглощали моментально, окутывая сюрреалистическим коконом и мозг, и тело. Оставив верхнюю одежду и пиджак в гардеробе, он уверенным шагом направился в зал, пытаясь протолкаться среди танцующих людей к барной стойке.

— Коньяк, сто грамм.

Бармен послушно кивнул и, поставив перед новым посетителем стакан, наполнил его темно-янтарной жидкостью. Опрокинув залпом содержимое, Алексей мотнул головой и, подняв взгляд, наткнулся на свое отражение в зеркале бара. После того как он несколько лет назад перешагнул тридцатилетний барьер никакой межгалактической катастрофы не случилось и никаких необратимых изменений в себе он тоже пока не замечал, но что-то ненавязчиво дышало ему в затылок, будто теперь время начало двигаться незаметней и быстрее. Высокий брюнет с почти прозрачными голубыми глазами не мог долго оставаться незамеченным.

— Скучаешь?

— Хочешь развлечь меня? — он с вызовом взглянул на севшую за стойку рядом с ним девушку. Блондинка, маникюр, татуаж… Силикон? Алексей саркастически усмехнулся, отметив, что это как раз его любимый тип. Сексуально и без претензий на долгие интеллектуальные разговоры.

— Наконец-то, — за его спиной раздался голос Никиты, — пошли за столик.

Алексей повернулся и взглянул на друга. Они с Ником были одногодками, и, казалось, знали друг друга уже целую вечность. Открытый и обаятельный, он вовсе не был похож на Ветрова по характеру, тем не менее их дружба была проверена временем.

— А мне тут уже предложили компанию поинтересней, — он медленно перевел взгляд, указывая им на ожившую каким-то непостижимом образом куклу Барби, и вновь обратился к бармену. — Повтори.

Никита непонимающе проследил за его взглядом и, закатив глаза, мягко втиснулся между девушкой и другом.

— Куколка, сходи попудри носик или чего вы там еще делаете… Взрослым мальчикам нужно поговорить.

Блондинка обижено фыркнула, но слезла с высокого стула и направилась прочь.

— Я тебя позже найду, — нахально улыбнувшись, выкрикнул Алексей, салютировав удаляющейся нимфе новым стаканом коньяка, за что в ответ получил многообещающую улыбку.

— Ты хоть знаешь, как ее звать-то? — засмеялся Ник.

— Нет, а разве это обязательно? — очередная порция алкоголя приятно обожгла внутренности Алексея.

— Похоже, что нет. Еще не надоело прыгать из кровати в кровать?

— Ну, обычно это они ко мне прыгают, а не наоборот, так что…

— Ну естественно, — похлопав по плечу друга, усмехнулся Никита, — Только когда ешь слишком много шоколада, он со временем начинает горчить.

Алексей прекрасно понимал, что именно тот имеет в виду. Чувство пресыщения постепенно стирало ощущение волнующей новизны и больше походило на спорт, чем на чистое удовольствие.

— Так что там с Гришаевым? — напомнил Никита, и Ветров посерьезнел, вспомнив о недавней встрече.

— Этот засранец четко проинструктировал, на какой мозоль нам нужно давить. Так что если мы не выделим отдельную колонку для раскрутки его нового провокационного проекта, то можем забыть о финансовой поддержке, потому что найдется целая масса…

— …других изданий, желающих сотрудничать с его финансами.

— Именно.

Они несколько секунд молчали. Каждый обдумывал возможные варианты выхода из ситуации. Наконец, Никита заговорил вновь.

— А что хоть за проект?

— Клуб «Соблазн». Новое слово в теме ночных заведений нашего замечательного города, — помпезно провозгласил он, и губы растянулись в циничной ухмылке. — И не спрашивай меня, какое именно это слово, которое приходит мне на ум.

— Ну, у меня не настолько скудный словарный запас, могу себе представить. Только у нас нет возможности на введение дополнительной колонки, — и немого помолчав, поинтересовался, — это тот новый клуб для любителей погорячее?

Алексей утвердительно кивнул.

— Полуобнаженные бармены и танцоры, феерические сексуальные шоу. Уже представляю себе наш заголовок «Смотри, но не трогай — вот наш девиз»! Или лучше «возбудим и не дадим»? — он вопросительно взглянул на друга.

— Это хоть легально?

Очередной утвердительный кивок

— Вроде как.

— Ладно, не загружайся. Сегодня все-таки пятница. В понедельник будем решать, что с этим дерьмом делать. Пошли за столик.

Алексей дал ему увести себя от барной стойки, предусмотрительно захватив перед этим третью порцию коньяка и заплатив за предыдущие две. Протолкавшись сквозь заслон двигающихся в непрерывном ритме тел, они поднялись по ступенькам на второй этаж, нависающий над танцполом, где размещались столики с мягкими кожаными диванчиками. Их друзья уже были там.

Павел — высокий с крепким телосложением, рыжий тридцатипятилетний мужчина, занимающий должность начальника отдела кадров, был одним из тех людей, которые умеют препарировать человека, всего лишь единожды взглянув на него. Он чертовски хорошо разбирался в человеческой психологии, и это его умение было незаменимо. Рядом с ним сидела миловидная брюнетка Наталья, еще не достигшая тридцатилетнего рубежа, в отличие от мужского состава команды, и славившаяся умением говорить все, что думает, но делать это по-разному в зависимости от ситуации. Хотя результат всегда достигался одинаково эффективно. Занимаясь связями с общественностью, ей всегда удавалось убедить тем или иным способом кого бы то ни было сделать что бы то ни было. В другом углу, положив ногу на ногу, сидел Олежка. Светло-русая челка закрывала лоб, спадая на очки в прямоугольной оправе, за которыми скрывались карие глаза. В руках он держал бокал с каким-то коктейлем ядовитого голубого цвета и скользил взглядом по присутствующим с видом скучающей интеллигенции. Немного женственный, немного манерный, немного… гей. Хотя нет, геем Олежка был не немного, он был им до мозга костей, что, впрочем, не мешало быть ему замечательным человеком и неподражаемым редактором-оформителем. Все вместе, включая его лучшего друга и по совместительству главного редактора Никиту, они являли собой настоящую команду, нерушимый тандем, проверенный временем и способный справиться с любым заданием и добиться великолепных результатов при любых обстоятельствах.

— Всем привет! — произнес Алексей.

Олежка первым заметил подошедших к столику друзей.

— Алекс, ну наконец-то! — сияющая улыбка озарила его лицо. — Мы думали, тебя уже успел кто-то перехватить по дороге.

Он многозначительно повел бровями. Ветров усмехнулся и плюхнулся на диванчик рядом с ним. Никита сел напротив, рядом с Павлом и Наташей.

— Судя по твоему выражению лица, не все спокойно в королевстве Датском, — опираясь на столик, бросил Павел, глядя на друга.

— Тонко подмечено. Впрочем, как всегда, — он отпил глоток из стакана и оглянулся по сторонам. Все молчали в ожидании его объяснений. Алекс почувствовал, что пауза затянулась, и по очереди посмотрел в лица друзей.

— Давайте оставим хоть что-нибудь на планерку в понедельник, а то и поговорить будет не о чем, — за безразличным тоном и саркастической улыбкой явно сквозило напряжение и досада.

— Могут быть проблемы? — на Наташу его арсенал колючек никогда не действовал.

— Могут… Но не будет. Как всегда. Серьезно, я хочу над кое-чем поразмыслить, а в понедельник поделюсь с вами своими соображениями.

Друзья недоуменно переглянулись. Все кроме Никиты. Не поднимая глаз от бокала пива, он произнес:

— Гришаев поставил нам ультиматум. Либо мы раскручиваем его новое злачное фривольное заведение в отдельно отведенной колонке нашего издания, либо можем не надеяться на его финансовую поддержку, — он сделал большой глоток.

— Ник, какого… — зло бросил Алексей.

— Какая разница, когда они узнают? Сейчас или в понедельник, — пожал тот плечами. — За два дня ничего не поменяется.

— Вот именно!

— Не кипятись, — спокойно осадил его Павел. — Насколько я правильно понял либо мы исполняем роль адвоката дьявола, либо теряем существенную долю капиталовложений в наше дело, так? — холодный рассудок и трезвая оценка ситуации всегда была одним из его несомненных плюсов.

Алексей, молча кивнул, все еще бросая яростные взгляды на Никиту.

— Но мы всегда можем отказаться и найти другого спонсора, правда? — осторожно поинтересовался Олежка, ставя свой бокал на столик.

— Не все так просто, — покачала головой Наталья. — Гришаев вполне способен перекрыть нам кислород. Пока мы на гребне, но стоит хотя бы одному из наших конкурентов, дышащих нам в спину, получить его поддержку, как мы тут же превратимся в историю.

— Тогда в чем проблема? Давайте выделим ему пару десятков слов, и все будут счастливы, — предложил Олег.

— Ну, если ты собираешься переквалифицировать наш журнал в чтиво для дальнобойщиков, то без проблем. Я сам себе буду противен, если мы начнем пропагандировать подобные заведения солидным людям, — жестко проговорил Алексей. — Почему бы тогда не начать рекламировать все публичные дома столицы. Думаю, у нас не будет отбоя от клиентов.

Он вытащил из пачки Мальборо сигарету и, щелкнув посеребренной зажигалкой, вспышка от которой на секунду осветила резкие черты его лица, подкурил ее. Выпустив большое облако табачного дыма, Алексей тяжело вздохнул.

— Да, дела… — Никита взглянул на друзей.

— До понедельника есть время все обдумать, а там будем взвешивать все за и против, согласны? — Павел поставил жирную точку в сегодняшнем обсуждении этого вопроса. — Мы слишком устали за неделю, чтобы принимать какие-либо решения в полночь пятницы, сидя в ночном клубе.

— Алиллуя! — мрачно бросил Алексей.

— Потанцуем? — меняя тему, Павел повернулся к Наташе и вопросительно приподнял бровь.

— С удовольствием, — она соблазнительно улыбнулась в ответ.

Через несколько минут они растворились в массе танцпола.

— Боже мой… — таинственно проговорил Олежка, — разве только я это замечаю?

— Ты о чем? — усмехнулся Никита.

— О Пашке и Натали, о ком же еще?

Алексей незаметно наступил Олегу на ногу под столом.

— Ай! — вскрикнул тот, но в следующую секунду понял свой прокол. — Извини, Ник.

По лицу Никиты скользнула едва заметная тень, но он равнодушно пожал плечами.

— Это уже в прошлом. Она совершенно свободна делать все, что ей вздумается и с кем ей вздумается.

— Но ведь это же не кто вздумается, а наш Павел! — не выдержал Олежка, — разве это нормально?

— Олежек, Олежек, хочешь мой орешек? — поддразнил его Алексей, пытаясь сменить эту скользкую тему.

Это как всегда сработало, потому что Олег не мог спокойно игнорировать его подколки.

— Я все жду, когда же они у тебя вырастут до размеров кокосовых, милый, тогда можешь смело предлагать, — он наградил друга ехидной улыбкой.

— Не раньше, чем ты отрастишь себе грудь третьего размера.

— Иди в задницу, Алекс!

— Даже не мечтай, сладенький. Ты не в моем вкусе, — искренне рассмеявшись, он потрепал Олежку по волосам.

Никита тоже засмеялся, его всегда веселили эти постоянные взаимные, но беззлобные подколки. Тем не менее, взгляд как намагниченный тянулся к танцующим внизу людям.

— У меня появилась блестящая идея, — проследив за тяжелым взглядом Ника, объявил Олежка, — почему бы нам не наведаться в это самое злачное и фривольное заведение?

— Не обижайся, но вряд ли это самая блестящая из твоих идей, — откинувшись головой на спинку диванчика и выпуская вверх клубы табачного дыма, произнес Алекс.

— Позвольте не согласиться с вашей экспертной оценкой Алексей Петрович, я придерживаюсь мнения, что врага нужно знать в лицо…

Алексей с Никитой обменялись взглядами.

— … а поскольку для принятия окончательно правильного решения нам нужно обладать как можно большей информацией по этому вопросу…

— Я лучше сегодня пойду пообладаю той очаровательной блондинкой, которая уже заждалась моего внимания и ласк, одиноко скучая у барной стойки, — улыбаясь подобно Чеширскому коту, перебил Олежку Алексей, — но тебя пусть ничто не останавливает, мой друг.

Он похлопал ладонью по его колену и поднялся с дивана. Подойдя к поручням и облокотившись на них, Ветров взглядом пытался отыскать планы на сегодняшнюю ночь, пока не заметил ту самую блондинку, удаляющуюся из клуба с каким-то более проворным экземпляром.

— Похоже, не так уж она и скучала… — пожал плечами, подошедший сзади Олежка и уже серьезно добавил, — Ника нужно забрать отсюда, иначе он будет продолжать заниматься этим мазохизмом и дальше.

Алексей перевел взгляд на Никиту, поедающего взглядом танцующих Наташу и Павла, и тяжело вздохнул. Через час они уже стояли на пороге того таинственно-фривольно-злачного заведения под названием «Соблазн», которое открылось несколько недель назад.

— Кто-нибудь может мне повторить, что мы тут делаем? — скептически приподняв бровь, поинтересовался Никита, разглядывая бронированную дверь, по бокам от которой сверкали неоновые вывески с витиеватыми узорами.

«Пытаемся тебя отвлечь каким-то хреново-непонятным даже мне образом»

— Решили изучить врага, — улыбнувшись одной из своих порочных улыбок, вслух произнес Алексей.

— Разведка боем, — пояснил Олежка. — Ну, чего застыли? Или из нас всех я тут единственный мужчина?

— Ладно, пошли, — обняв Ника за плечи, выдохнул Алексей, — а то наш единственный мужчина разозлится и забросает нас ромашками.

— Очень смешно, мачист недоделанный, — с видом оскорбленного достоинства ответил Олег и уверенно направился к входу. — Хотя, скорее всего там ужасная скукота. Они же только недавно открылись, вряд ли за это время смогло набраться большое количество завсегдатаев.

Открыв дверь и переступив порог, они в следующую секунду попали в какую-то параллельную реальность.

— Мать моя женщина, — выдохнул Олежка, пытаясь аккуратно обойти целующиеся и полураздетые пары, которые, не стесняясь никого, продолжали вести себя как будто готовились к пробам если не в порно (секс сам по себе в клубе был запрещен, о чем свидетельствовали предупреждения, висевшие внутри), то в откровенной эротике уж точно.

Среди них были и гетеросексуальные и гомосексуальные пары, которые весьма мирно уживались друг с другом, что в первую очередь бросалось в глаза.

— И почему я раньше сюда не заглядывал? — ни к кому конкретно не обращаясь, благоговейно проговорил он. — Мне здесь определенно нравится.

— Добро пожаловать в Содом и Гоморру, — обняв друзей, прокричал Алексей, когда миновав длинный подсвеченный люминесцентными лампами коридор, они остановились на пороге огромного танцевального зала.

Перед ними расположилось самое сердце клуба «Соблазн», пульсирующее и греховное. Мигающая и поражающая своим разнообразием цветов и эффектов подсветка сменяла друг друга, превращая картину происходящего в какую-то полуреальную фантасмагорию, состоящую из эротических фантазий, облеченных в плоть. Откуда-то сверху сыпались небольшие разноцветные перья вперемешку с разноцветными блестками, покрывая сотню блестящих от пота тел, не прекращающих двигаться в такт музыке. Многие танцевали обнаженными по пояс.

— Мальчики, подберите челюсть с пола, и пошли на поиски бара, — саркастически заметил Алекс, двинувшись вглубь.

— Мне определенно нужно что-то выпить, — ошарашено оглядываясь по сторонам, проговорил Никита, и, повернувшись к Олежке, добавил, — да уж, скукота просто ужасная, лучше и не скажешь.

Они протолкались к длинной барной стойке, занимающей почти всю правую стену помещения. Ее голубое матовое покрытие подсвечивалось изнутри, точно также как и все остальное декоративное оформление зала. Окон здесь не было, а все стены по периметру были задрапированы золотистой тканью. Заказав выпивку, они несколько минут молча разглядывали барменов, на которых из всей видимой одежды были воротничок на шее с черной бабочкой и манжеты на руках. Все остальное — куда не глянь — идеально прокаченное тело. Могло показаться, будто они попали на неизвестную планету неизвестной вселенной.

— Теперь я знаю, как себя чувствовала Бейби в «Грязных танцах», когда случайно попала на закрытую вечеринку только для персонала, — наклонившись к друзьям и многозначительно кивая, проговорил Олежка.

Друзья непонимающе переглянулись, но решили не вдаваться в подробности.

— А вон тот очень даже ничего, — заметил он еще через несколько секунд, кивком головы указав на обнаженного по пояс парня, весьма прилично двигающегося.

— С каких это пор ты начал интересоваться гетеро представителями? — усмехнулся Алексей.

— Поверь мне, он такой же гетеро, как и я.

Будто в подтверждение слов Олега, парень обернулся и после секундного обмена взглядами, не прекращая танцевать, приблизился к нему. Мягко взяв за пояс джинсов, он призывно улыбнулся и дернул его на себя, а затем потянул на танцпол.

— Не скучайте, — поставив стакан на стойку, томно прошептал Олежка. Через мгновение он исчез в толпе.

— Что это только что было? — на лице Никиты застыло шоковое выражение.

— И пучина сия поглотила… — продекламировал Алексей, отвернувшись от танцующих полуобнаженных тел и уставившись на поверхность столешницы.

— И как ему всегда удается отличить «своих» от «наших»?

— Это риторический вопрос, надеюсь? Даже не мечтай, что я буду об этом всерьез задумываться, — усмехнулся Алекс и отхлебнул коньяк из своего стакана.

— Ладно, я пойду на поиски еще одной очень важной детали этого заведения.

— По-моему, туалеты там, — кивнул Алекс другу в противоположную сторону от барной стойки.

Разглядывание столешницы оказалось весьма умиротворяющим. Он все еще не знал, как стоит поступить. Они с трудом добились высокого уровня их издания и солидного контингента подписчиков, и если хоть один из них придет сюда после того как прочтет об этом заведении в их журнале, поймет какой такой стиль жизни они им предлагают. Хотя, может, именно это многим и нужно.… Втайне от всех и от себя самих тоже.

— Ваша выпивка.

Голос бармена нарушил путающиеся мысли Алексея, и он запоздало сообразил, что ничего не заказывал. Тем более что его личный стакан еще не был пуст. О чем он, собственно, и сообщил в ответ.

— Вас угостили, — улыбнулся тот и указал кивком головы куда-то в сторону. Алексей проследил взглядом, ожидая увидеть одну из пышногрудых и полуобнаженных нимф.

Угощение выпивкой было ему впервой и только ради этого стоило взглянуть на щедрое создание, способное на такой жест. Он медленно повернул голову и… это был первый раз, когда он его увидел. На углу барной стойки стоял невысокий молодой парень, на вид которому было чуть больше двадцати лет. Длинноватые прямые светло-пшеничные пряди спадали на лоб и закрывали уши, едва касаясь шеи. Белая футболка без рукавов обнажала руки и слегка накрывала пояс джинсов. Парень разглядывал толпу, но выражение лица было отстраненным, будто в данный момент он был не здесь, а где-то в другом месте. Незнакомец обернулся и наткнулся на взгляд Алекса. Встретившись глазами, они несколько секунд внимательно смотрели друг на друга, и Алексей почему-то растерянно улыбнулся. Присутствие этого молодого человека с ангельским лицом здесь показалось Ветрову, по меньшей мере, странным — он не был похож на основной контингент, посещающий такие места, и это бросалось в глаза. Парень вернул ему его улыбку, которая выглядела чересчур искренней и по-детски светлой для этого заведения и, поставив пустую стопку на стойку, растворился среди толпы.

— Кто это? — поинтересовался Алексей у бармена.

Тот лишь пожал плечами в ответ, но заговорщицки подмигнул. Алекс еще раз посмотрел в ту сторону, где только что стоял незнакомый ему молодой человек, но никаких признаков его присутствия не было, как и оставленной им на стойке рюмки. Может ему померещилось?

— Привет, красавчик!

Алексей резко обернулся и его взгляд наткнулся на такой любимый третий размер. Подняв глаза выше, он был приятно удивлен. Высокая шатенка с длинными вьющимися волосами и соблазнительной фигурой призывно улыбалась, ожидая его приветствия.

— И тебе привет, — губы сами собой расплылись в одной из улыбок «привет-красная-шапочка-а-я-серый-волк».

— Первый раз здесь? Надеюсь, я угодила с выпивкой.

До Алексея постепенно дошло, что это и есть та самая щедрая пышногрудая и полураздетая нимфа, угостившая его еще одной порцией коньяка. Абсолютно неожиданно для самого себя он почувствовал необъяснимый укол разочарования внутри.

— Более чем, — он поднял стакан в приветственном жесте и осушил его залпом.

Похоже, выпитое за сегодня количество алкоголя дошло до определенной внутренней отметки, и дальше уже простиралась другая зона. Нечто, что можно было охарактеризовать как “No Limits”

— Потанцуем?

Девушка взяла его за рубашку и плавно потянула за собой. В центре разгоряченной и возбужденной толпы сложно было не поддаться физически ощутимой энергетике, которая подобно извергаемой из вулкана лавы пожирала все на своем пути, отключая разум и оставляя лишь дикие инстинкты. Он чувствовал трение ее бедер, касания пальцев, слегка щекочущее ощущение ее волос на лице. В какой-то момент Алекс осознал, что они уже не танцуют, хотя продолжают двигаться. Только эти движения были несколько другого характера.

Влажное ощущение ее языка на шее, чертящего древние и забытые руны, сменялось сладким дыханием на губах. Всего одно движение и все кнопки его рубашки расстегнуты. Прижавшись спиной к неизвестно откуда взявшейся стене, Алексей запустил пальцы в ее волосы. Прохладные касания скользнули по его груди, животу и остановились на ткани брюк. Тем же маршрутом проследовали губы. Запрокинув голову и прикрыв глаза, Алексей жадно ловил ртом воздух пока чьи-то (он уже и не помнил, как именно эта девушка выглядит) губы все быстрее приближали его к необратимому падению в омут. О, да! Она точно знала, что нужно делать и как это нужно делать. Влажное скольжение языка сменялось плотным обхватом губ вокруг его возбужденной плоти.

Сколько прошло времени он уже не помнил, но когда разноцветный калейдоскоп ощущений наконец-то сложился в единую картину, а затем блеснул ослепительным светом, Алекс открыл затуманенные глаза и первое, на что наткнулся его взгляд, было лицо того незнакомого парня, которого он недавно видел у бара. Тот стоял в паре метров от них и просто смотрел. Его лицо не выражало ни одобрения, ни осуждения, только интерес. Этот цепляющий взгляд не позволял отвернуться и Алексей продолжал смотреть ему в глаза, пока та, что секунду назад подарила ему наслаждение, целовала его грудь, шею и, наконец, губы. Ответив на поцелуй и на миг прикрыв глаза, он все равно продолжал ощущать на себе пронизывающий взгляд, а когда оторвался от ее губ, парня уже не было. Он вновь растворился подобно плоду его богатого воображения.

Когда Алекс вернулся к барной стойке, то обнаружил там Никиту и Олежку, очень эмоционально обсуждающих что-то.

— Привет, детишки. Развлекаемся?

— Возвращение блудного сына, — хмыкнул Ник. — Ты можешь себе представить, за то время пока я был в туалете, мне сделали как минимум три недвузначных предложения! — пожаловался он. — Стоит ли тебе напоминать, что я был в МУЖСКОМ туалете?

— В чем проблема? В следующий раз иди в женский, — похлопал друга по плечу Алексей.

— Я тоже ему сказал, что новичкам всегда везет, — ехидно улыбаясь, поддел Ника Олежка и, повернувшись к Алексу, добавил, — мы уж думали, что тебя растерзала беснующаяся толпа.

— Ну, почти так и было, — Алексей привалился к стойке и сквозь пьяный угар, отравляющий его сознание, заказал еще порцию коньяка.

— Нет, сладенький, думаю, на сегодня ты уже свою норму набрал, — Олежка движением руки, отменил заказ, — Золушке пора возвращаться домой, пока ее карета не превратилась в тыкву, — нравоучительно добавил он.

— Слушаюсь фея-крестная, только еще одну хрустальную туфельку опрокину и все, — Алекс вновь подозвал бармена.

Друзья не стали дожидаться, пока он повторит попытку, и под возмущенные протесты практически силком потащили его к выходу. Пока Никита помогал ему натянуть пальто, Олежка вызвал такси. Поездку домой Алексей уже практически не помнил. Последнее, что прочно застряло перед его внутренним взором, был некий непонятный симбиоз ощущения оргазма и спокойного взгляда светлых глаз неизвестного ему парня.

URL
Комментарии
2017-08-04 в 22:23 

Chevolga
Жизнь прекрасна!
Читайте и оставляйте комментарии.

URL
   

moydnevnichok-57

главная