20:58 

«СОБЛАЗН»

Chevolga
Жизнь прекрасна!
3 глава.

— Ну, вроде все в сборе, так что давайте начнем, — Алексей присел на край стола и взглянул на сидящих перед ним коллег по работе.

Понедельник день тяжелый не только в поговорке, но и на самом деле. Олежка тщательно прятал красные глаза за стеклами солнцезащитных очков, сонно зевая и что-то лениво чертя карандашом в блокноте. Наталья "незаметно" обменивалась многозначительными взглядами с Павлом (очевидно выходные они провели вместе во всех смыслах этого слова), не замечая мрачного вида Никиты, лицо у которого было покрыто двухдневной щетиной, а под серыми глазами живописно залегли темные круги — следствие очередного приступа депрессии. Темно-русые волосы были взъерошены и торчали в разные стороны, видимо, их сегодня расчесывали в лучшем случае пятью пальцами.

— Так, похоже, я у нас тут единственный, кто провел вчера скучный вечер и лег спать до полуночи, тем не менее, прошу всех приложить титанические усилия и все-таки сосредоточиться на том, что я говорю. Иначе наша пятиминутка затянется до обеда.

Алекс внимательно посмотрел в лица друзей и, заметив, что они более-менее настроены на восприятие информации, продолжил.

— Итак, наш последний выпуск уже вышел с верстки и поступил в продажу, так что пора приступать к следующему. Из хороших новостей могу вам сообщить, что за последние три месяца у нас увеличилось количество подписчиков, а соответственно поднялись тиражи. Плохая новость вам уже известна — от нас требуют со следующего выпуска ввести новую колонку. Поскольку вы уже поняли, что выбора у нас нет, я готов выслушать рациональные идеи как сделать это наиболее простым и безболезненным способом.

— Хорошо, хоть не разворот, — хмыкнул Олежка, — хотя представляю, какие красочные там могли бы быть фотографии.

— Сплюнь и постучи по дереву, — бросил на него взгляд Алексей.

— Мы могли бы в разделе «Твой досуг» ввести что-то типа путеводителя по развлекательным заведениям и одним из таких упомянуть «Соблазн», — предложил Никита.

— Да, но все дело в том, что от нас требуют не единичного и незаметного упоминания где-то между строк, а полноценный раздел, описывающий еженедельные предстоящие прелести, которые будут вас ожидать при посещении этого самого «Соблазна», — покачал головой Ветров.

— Плюс ко всем не слишком радостным новостям, — продолжил он, — мне уже успел позвонить Гришаев. Он и не сомневался, что мы, цитирую: «с радостью поддержим эту идею». Наш глубокоуважаемый спонсор, — выражение лица Алексея и его интонация со всей красочностью передавали эмоции, которые он испытывал относительно самого Гришаева, и его идеи, — видит это как рассказ со слов очевидца. То есть нам нужен человек, который будет присутствовать на всех, с позволения сказать, «мероприятиях», а потом делиться своими, естественно, исключительно положительными, впечатлениями с читателями. В конце должен будет прилагаться график всех предстоящих шоу на будущий месяц.

— Весьма креативный подход, ничего не скажешь, — вздохнула Наталья. — Есть идеи, кому ты это поручишь? Даже если мы и найдем место для этой колонки, разумеется…

— А вот отсюда и вытекает наша следующая проблема, — Алексей встал со стола и, обойдя его, уселся в кресло, — У нас некому это поручить. Я уже перебрал все возможные варианты. Наши ребята загружены по полной программе, и я не могу ни от кого из них потребовать постоянно ходить в это место, а потом еще и писать о нем лестные отзывы.

— Ну, может, там не все так плохо? — с надеждой предположила Наташа.

— Нет, не плохо, — кивнул Алексей, — там еще хуже. Уж поверьте словам очевидца.

— Ты был там? — удивление проскользнуло только на лицах Натальи и Павла.

— Да, мы с Ником и Алексом были, так сказать, в тылу врага, — мечтательно улыбнулся Олежка.

— Олег, из твоих уст это звучит особенно интригующе, — повернулся к нему Павел.

— В общем, единственно возможный вариант — это нанять внештатного сотрудника, которому мы и поручим этим заняться, — подытожил Алексей. — На все про все у нас есть две недели. Всего две недели, чтобы найти место для колонки, найти внештатного журналиста и подготовить к публикации его материал.

— Звучит как план, — хмыкнул Никита.

— Именно. И ты как главный редактор назначаешься ответственным по решению вопроса с колонкой, а Павел, — Алекс повернулся и взглянул на их начальника по отделу кадров, — отправляется на поиски нового внештатного журналиста. Чем раньше мы с этим разберемся, тем больше нервов сбережем. Все всё поняли?

Почти одновременно кивнув, его коллеги поднялись со своих мест и отправились приступать к работе. Когда за последним из них закрылась дверь в кабинет, Алексей откинулся на спинку кресла и слегка покрутился в нем. Опираясь на подлокотники, он сложил пальцы рук в замок и, уткнувшись в них, задумчиво взглянул в окно. Его мнение о клубе «Соблазн», как о клоаке, практически не изменилось, но было в этом заведении одно единственно светлое нечто, которое заставило его туда вернуться в субботу.

Ветров не давал себе времени сильно задумываться над тем, что же его так сильно тянет туда. Но при мимолетных воспоминаниях, проносящихся в сознании, внутри начинало осязаемо вибрировать какое-то новое необъяснимое и бесконтрольное ощущение.

Ощущение оргазма и цепляющего взгляда светлых глаз.

Алексей мотнул головой, отгоняя эти мысли и открыв лежащую перед ним папку с документами, погрузился в работу.

В целом, рабочая неделя пролетела практически незаметно и без особых изнуряющих трудностей. Единственное, что до сих пор так и не сдвинулось с мертвой точки — это поиски нового внештатного сотрудника. Казалось бы, что может быть проще, но когда это требовалось кровь из носа, то либо не было подходящих вариантов, либо подходящие варианты не были заинтересованы в их предложении.

Никита попытался вывернуться практически наизнанку, и это таки дало определенный результат. Каким-то немыслимым образом ему почти удалось отвоевать 500 слов у раздела по досугу, посвященного активному отдыху. Да уж, чем походы в «Соблазн» отличаются от обычного активного отдыха? В общем, этот вопрос уже практически был решен.

Вечер пятницы обещал быть спокойным. В «Коффеине» и только с Никитой, поскольку Олежка умчался на свидание со своим новым, таинственно-обретенным после похода в «Соблазн», поклонником. А Наталья с Павлом по очереди сослались на плохое самочувствие. Алексей лишь мог догадываться, чем была вызвана эта «эпидемия». Естественно, в разговорах с Никитой они столь щекотливую тему не затрагивали. Набрав необходимую для вечера пятницы алкогольную норму, наигравшись в бильярд и накурившись кальяна, друзья отправились по домам. И теперь для Алекса было огромнейшей загадкой, почему он до сих пор не в своей мягкой теплой постели, а все еще на ногах. Даже более чем. Его ноги вместе со всем телом двигались в едином ритме с сотней точно таких же танцующих вокруг. Он уже не помнил, в какой из моментов попросил таксиста свернуть и отвезти его к клубу «Соблазн».

Пытаясь найти в своем хмельном мозгу оправдание этому поступку, он упускал из вида такую логичную причину и такой очевидный повод. Тот самый, который только что вошел в клуб и, облокотившись на стойку бара, что-то себе заказывал. Пояс холщевых брюк цвета хаки с множеством карманов накрывала обтягивающая фигуру черная трикотажная майка, светлые пряди волос скрывали часть лба, падая на глаза, а их кончики слегка торчали в разные стороны.

Пребывая в непонятном состоянии, будто наглотался экстази или еще какого-то дерьма, которое по волшебству превращало его в совершенно другого человека, вытягивая из глубины подсознания наружу нечто абсолютно не свойственное ему, Алексею Ветрову, он напряженно бросал взгляды в сторону барной стойки. Какое-то отдаленное эхо внутреннего голоса затравленно повторяло, что не стоит затевать эту игру. Но странный и необъяснимый спортивный интерес крылся как раз за той гранью, достигнуть которую ему помогло выпитое сегодня количество алкоголя. Соблазн как всегда был непреодолим. И сладок. И запретен.

Поэтому, когда к предмету его наблюдения присоединился еще один жаждущий получить внимание, Алексей решительно преодолел расстояние, разделяющее его от барной стойки. От напряжения и какой-то уже едва ощутимой неловкости на лице заходили желваки, когда он облокотился на стойку и заказал одну, совершенно лишнюю, стопку текилы для себя и вторую. Для него. Он внимательно следил за выражением лица парня, когда бармен поставил перед ним порцию текилы и взглядом указал на угостившего его человека. Доминирующая черта характера — самоуверенность — и сегодня не подкачала Алексея. Он был уверен, что это сработает для привлечения внимания. И когда они встретились взглядами, пришло осознание того, что он сам только что добровольно дал приглашение к игре. Ничего не предлагая и ничего не требуя. Своего рода вызов. Не это ли зовется соблазном?

Цель была достигнута. Парень улыбнулся и направился к нему. «Ну, все, Ветров, ты только что перешагнул какую-то невидимую и негласную линию» — мелькнуло в мозгу. И хотя всегда была возможность повернуть назад, противиться тому возбуждающему ощущению чего-то запретного не хватало силы воли. Алексей смотрел в глаза приближающегося к нему молодого человека, и когда между ними оставалось расстояние всего в несколько шагов, резко оттолкнулся от стойки и, не отрывая взгляда от своего визави, медленно попятился к танцующей толпе. Еще одно безмолвное приглашение. Это была та самая цена за сделку с совестью. Ни слов, ни имен — ничего. Только игра.

Парень на миг замер, недоверчиво прищурившись, но в следующее мгновение, улыбнулся и все-таки последовал за ним. Затерявшись где-то среди подчинившихся ритму музыки тел, Алексей попытался выбросить из головы абсолютно все мысли, в попытке почувствовать себя не самим собой, а другим человеком, который внезапно вырвался на волю из его подсознания. Сначала они просто танцевали. Точно также как и неделю назад. Вместе. Рядом. На определенном расстоянии друг от друга. Но в какой-то момент это расстояние стало самопроизвольно сокращаться, и Алекс отчетливо почувствовал прикосновение к своей руке. Это произошло случайно и, взглянув в лицо своего «партнера», он заметил, как на нем промелькнула тень сожаления. Возможно, если бы это было сделано с умыслом, события развивались бы в другом направлении, но то, что он увидел в глазах напротив, только еще больше раззадоривало. Будто проснувшийся внутри дьяволенок подстегивал его своим дерзким вызовом со скрытой насмешкой: «Что, Ветров, слабо? Нет? Ну так рискни! Если нельзя, но очень хочется, то можно…»

Жар волной прошел по коже и, сделав последний шаг, разделяющий их, он, не переставая двигаться, мягко взял парня за руку, положив ее на свою талию. Его ладонь легла на пояс партнера. Руку жгло так, будто он касался раскаленного металла, но Алексей ее не убрал. Ощущая мягкость трикотажа под своими пальцами, он медленно поднял глаза и наткнулся на целую гамму эмоций, мелькающих в зеленых глазах. Одно было очевидно — этого жеста тот явно не ожидал. Подняв вторую руку, он, поддавшись какому-то необъяснимому импульсу, едва ощутимо потрогал пальцами кончики светло-пшеничных волос, не нарочно черкнув по скуле парня тыльной стороной ладони. Алекс наблюдал, как глаза того медленно прикрываются, а дыхание сбивается. Ветров несколько секунд заворожено смотрел на реакцию, которую смогло вызвать его прикосновение. Он прикасался к десяткам женщин, но почему-то сейчас не мог вспомнить ни одной, у которой точно также перехватило бы дыхание. Это осознание коснулось невидимой внутренней струны, и Алексей неожиданно почувствовал эрекцию, к которой совершенно не был готов морально. Восторг и испуг одновременно завладели телом и сознанием. Эту опасную игру пора было заканчивать. Алекс мягко отпустил парня и, оставив его посреди танцпола одного, начал пробираться к выходу.

Проснувшись рано утром следующего дня, он обнаружил рядом с собой обнаженную сладко-спящую девушку. Непонимающе разглядывая ее незнакомое лицо, Алексей не мог не то что ее имени вспомнить, но даже не имел ни малейшего понятия, где и когда ее снял. Разбудив незнакомку, он мягко, но настойчиво выпроводил ее из квартиры и отправился в душ. Жуткое похмелье заставляло чувствовать себя раздробленным на куски, а в голове будто бы стучала тысяча молоточков. В короткие моменты, когда их гул слегка затихал, мозг выхватывал из памяти воспоминания о вчерашнем вечере. Давая горячей воде щедро смывать с него угар прошлой ночи, он отчетливо помнил Никиту, «Коффеин», а следом за этими воспоминаниями яркой вспышкой осветилось еще одно — его рука на поясе уже знакомого незнакомца. Fuck!

Парень был геем, и это Алексей знал наверняка, как и то, что сам он никогда не принадлежал к этой «команде». Даже гипотетически. И еще он знал, что нравится ему. А вдогонку приходило еще одно весьма опасное осознание — ему нравилось нравиться этому парню. Даже больше чем всем его случайным партнершам вместе взятым. Но, вероятно, пришло время остановиться и прекратить это немедленно. Алекс вышел из душа, энергично растираясь полотенцем, с окончательным решением, что больше ноги его не будет в клубе «Соблазн».

Но в эту ночь он вновь вернулся туда, а потом и в следующую… И все повторилось опять. Они танцевали, уже не избегая легких касаний и мимолетных объятий, которые с каждым разом становились все более частыми и продолжительными. Это было похоже на какую-то компьютерную игру, где с каждым разом ему приходилось проходить новые более усложненные уровни, где за каждым преодоленным барьером вырастал новый, еще более высокий. Хотя все это было не более чем самообманом и иллюзией. Он не делал того, чего не хотел делать. Его никто к этому не принуждал. Но он не имел сил остановиться и прекратить эту «игру».

Утром он вновь просыпался в своей постели с очередной незнакомой девушкой. При свете дня все виделось в другом ракурсе, и Алексей уверял себя, что с него достаточно и то, что произошло накануне, было последним в его истории посещения «Соблазна». Но стоило густым сумеркам окутать город, как он продолжал накачиваться алкоголем, все отчетливее ощущая непреодолимую тягу вернуться туда. Где и как он пропустил тот момент, когда превратился в доктора Джекила и Хайда? Эти два засранца прочно разделили его на две разные жизни — обычную, повседневную и ту, которая начиналась, стоило ему переступить порог того злополучного заведения. Жизнь, наполненную одним единственным непреодолимым соблазном. Соблазном прикоснуться к чему-то запретному. Он снова и снова повторял себе сотни причин и доводов против своего неразумного поведения, но один сумасшедший повод вновь увидеть искреннюю светлую полуулыбку и нечто, что не имело названия, в глубине зеленых глаз, был в тысячи раз сильнее их всех.
***

— Привет, солнце! — Анна подлетела, будто вихрь и, чмокнув Диму в щеку, плюхнулась на свободный стул напротив брата.

В обеденное время в торговом центре кишело людьми. А уж возле размещенных вокруг небольшого фонтанчика кафешек и подавно было не протолкаться. Вокруг витала пятничная атмосфера предвкушения выходных.

— Привет, красотка! — Дмитрий затолкал в рот последний кусок гамбургера и, прикрываясь салфеткой, тщательно пытался его пережевать.

Заметив на себе пристальный взгляд сестры, он сделал глоток колы и растерянно улыбнулся.

— Что?

— Господи, да ты посмотри на себя! — недоверчиво покачала она головой.

— Да, я настоящее животное, знаю, — рассмеялся он.

— Нет. Хотя и это тоже, — хмыкнула Анна. — Но… Ты прямо весь светишься изнутри.

— Разве? — Дима вытер руки и отодвинул в сторону поднос. — Тебе показалось.

— Нет, не показалось. Я чего-то не знаю?

Ее брат по-детски наморщил нос.

— Зато я знаю это выражение лица, — не собиралась сдаваться она. — У тебя кто-то появился?

Дима немного помялся, но через мгновение склонился над столиком и доверительно произнес:

— Помнишь, мы говорили об одном мужчине, которого я встретил в клубе отца?

— Эмм… Насколько я помню, мы говорили только о каком-то натурале, — неуверенно проговорила Анна, и вдруг ее выражение лица начало меняться, — или… Что? О, Боже! Только не говори мне, что ты его соблазнил!

Она ошарашено посмотрела на брата. Дмитрий, вздохнув, покачал головой.

— Нет, но порой мне кажется, что это он пытается соблазнить меня… И весьма в этом преуспевает.

— Натурал пытается тебя соблазнить? Звучит не очень правдоподобно, должна признаться.

— Знаю и оттого еще больше в этом запутываюсь, — взгляд Димы стал более глубоким и мечтательным, — но когда он прикасается ко мне…

— Ого! А вот с этого места подробней, — Анна в предвкушении подвинулась ближе к брату, — ну, интимные подробности, конечно, можно опустить.

— В том-то и все дело. Нет никаких интимных подробностей. Мы просто танцуем вместе каждые выходные. Я даже не знаю, как его зовут, — усмехнулся он. — Но стоит заметить его в толпе, как со мной начинает происходить что-то необъяснимое.

— Да, дело — дрянь, — подытожила она.

— Почему это? — удивление застыло в зеленых глазах.

— Да это же видно как Божий день! Ты влюбился!

— Вовсе нет, — начал отнекиваться Дима, но по выражению лица его сестры было понятно, что она видит его насквозь.

— Ну, может быть чуть-чуть. Самую малость, — сдался он, расплываясь в озорной улыбке.

— Тогда чего ты ждешь? Дай ему понять, что ты уже соблазнен, и пора переходить к более решительным действиям. Хотя, может, он маньяк какой?

Дима засмеялся.

— Из тебя великолепный стратег. Но похоже на то, что он действительно гетеросексуал, и я до сих пор не могу найти объяснения его действиям.

— Знаешь, я не помню уже где, но прочитала весьма умную вещь: «не бывает гетеросексуальных или гомосексуальных людей. Они либо сексуальны, либо нет». Вот и все. И если даже натурал проявляет к тебе интерес, значит ты охренительно сексуальный, братишка.

— С этим жизнеутверждающим выводом не могу не согласиться, — счастливо улыбнулся он в ответ.

— А если он и правда натурал, но между вами что-то происходит, то у тебя есть все шансы на то, чтобы обратить его…

— Звучит, как будто из истории о вампирах.

— Ну, тогда тебе остается только укусить его где-то в области шеи, — Анна многозначительно повела бровями.

— Обязательно запомню твой совет, и при удобном случае непременно ним воспользуюсь, — заговорщицки кивая, проговорил он. — Ну а чего ты хотела меня видеть?

— Да, точно. Ты уже нашел себе работу?

— Пока в процессе, а что?

— Я видела Маришку, так вот у ее подруги появился новый бой-френд, у которого есть друг…

— Можно как-то сократить это генеалогическое дерево? — с надеждой поинтересовался Дима.

— Ты не дал мне договорить. Так вот, этот друг работает в каком-то издательстве и им срочно нужен внештатный журналист. Я подумала, пока ты не подыщешь что-нибудь более подходящее своим способностям, это вполне не плохой вариант. Вот, — Анна полезла в сумку и, достав свернутую пополам бумажку, протянула ее брату, — здесь номер телефона, адрес и название издания.

Дмитрий развернул клочок бумаги и пробежал его глазами.

— «Твой Лайф Стайл». Звучит вдохновляющее. Спасибо, Анют.

— Только обещай, что позвонишь им, — потребовала она.

— Обещаю.

Его сестра поднялась со стула и, обняв его, чмокнула в кончик носа.

— Все, мне уже пора. Я побежала. Люблю тебя.

— И я тебя.

— И счастливой охоты этой ночью! — Анна уже на ходу подмигнула брату и изобразила роковой укус.

Дима смеясь, покачал головой и несколько секунд провожал взглядом сестру, затем вновь взглянул на вырванную из блокнота страницу в своей руке. Повертев ее в руках, он несколько минут взвешивал все за и против, а затем, приняв окончательное решение, схватил свою сумку с соседнего стула и, перебросив ремешок через голову, отправился по указанному адресу.

День выдался самым по-весеннему теплым и солнечным за все последнее время. То же самое можно было сказать о настроении Дмитрия. Когда он решил вернуться, то прекрасно знал, что никто его здесь не ждет. Кроме Анны, конечно. И что остаться в Лондоне было бы проще и, возможно, даже благоразумнее… Но сейчас ему достоверно было известно только одно. Если бы он не вернулся, то никогда бы не встретил того, встречи с кем теперь ждал, будто Новый Год, Пасху и День рождение одновременно.

Какая-то часть его рационального сознания все еще сопротивлялась при попытках фантазий зайти слишком далеко. Дима понимал, что все это может не иметь никакого продолжения, и что каждый их проведенный вместе вечер может оказаться последним. Он осознанно не выступал инициатором каких-либо шагов, предоставляя незнакомому мужчине самому постепенно привыкать к нему и каждый момент, когда они продвигались на миллиметр вперед, был ему самой ценной наградой. Дима старательно запоминал эти ощущения, чтобы потом иметь возможность извлекать их из памяти и растворяться в той необъяснимой эйфории, которую вызывали неловкие прикосновения и сбивчивое дыхание, касающееся его волос.

Было бы наивно полагать, что все испытываемые им чувства взаимны, но рамки постепенно стирались, барьеры методично рушились один за другим, а расстояние все больше сокращалось. И этого уже было более чем достаточно. Неужели его сестра права и его действительно угораздило влюбиться в натурала? И крохотный голос надежды тут же мягко, но настойчиво интересовался: «А такой ли уж он натурал, если сам соблазняет и провоцирует тебя? Что если…»

Эти последние два слова и были тем спасительным кругом, цепляясь за который, Дима снова и снова возвращался в клуб, сгорая от предвкушения того, насколько дальше они зайдут в этот раз. Пусть это была своего рода игра, не важно, это были самые сильные эмоции, которые ему доводилось когда-либо испытывать рядом с другим человеком. И то, что они не знали имен друг друга, не имели ни малейшего представления о том, кто кем является в реальной жизни, еще больше обостряло эти эмоции. Они жили в придуманном ими же мире, который ограничивался стенами ночного клуба «Соблазн». Мире, в котором все эти мелочи были не столь важны и который принадлежал только им. Пусть и всего на несколько часов.

Сегодня была пятница, и все внутри Дмитрия замирало от одной мысли об их предстоящей встрече вечером, но сейчас пора было вплотную заняться поисками работы. Тем более, если Анюта предложила ему один из вариантов, почему бы не воспользоваться этим предложением.

Нужный ему офис находился на десятом этаже двадцатипятиэтажного строения и, поднявшись на лифте, он направился к девушке, сидящей за полукруглой стойкой ресепшена. На стене за ее спиной красовалась объемная надпись «Твой Лайф Стайл» в черно-серебристых тонах, так что Дима понял, что попал по адресу. Представившись и озвучив причину своего пребывания здесь, он поинтересовался к кому ему следует обратиться. Девушка приветливо улыбнулась и направила его в пятый кабинет налево прямо по коридору. Поблагодарив, Дмитрий отправился в указанном направлении, на ходу расстегивая кожаную куртку.

Он открыл стеклянную дверь с большими хромированными ручками, которая находилась напротив лифтов и вела из холла в саму редакцию. Дверь бесшумно и мягко закрылась за его спиной, когда Дима прошел внутрь. Под офис был отведен весь этаж с многочисленными кабинетами по обеим сторонам широкого коридора, из которых время от времени суетливо выходили люди, чтобы вновь исчезнуть за какой-нибудь другой дверью, создавая рабочую атмосферу. Чуть дальше справа было небольшое свободное пространство. Сплошь стеклянное, слегка тонированное окно, во всю стену, выходило на улицу. В этом фойе размещался большой кожаный белый диван. На стене над ним висело некое абстрактное черно-белое полотнище, а напротив дивана стоял стеклянный журнальный столик, заваленный журналами. У противоположной стены стоял автомат с кофе, наполняя пространство ароматом этого напитка. Сразу за фойе и находился необходимый Дмитрию кабинет.

После формального стука в дверь, он нажал на ручку и толкнул ее внутрь. В небольшом помещении, заставленном по периметру стеллажами со всякими папками, за столом слева сидел мужчина, склонившись над бумагами и зажав между плечом и ухом телефонную трубку.

— Алекс, я делаю все возможное… Да, я знаю, что нас крепко держат за яйца, но это никак не способствует продуктивности поисков, — мужчина поднял взгляд и заметив парня в дверях, жестом пригласил его пройти и присесть в кресло напротив. Дмитрий бесшумно прикрыл за собой дверь и последовал приглашению.

— Хорошо… Угу… Я понял… Нет, я не хочу писать эту статью сам… Ладно, я зайду к тебе. Когда? А ты сейчас на производстве? Договорились, — мужчина положил трубку и внимательно посмотрел на Дмитрия. — Я вас слушаю.

— Здравствуйте, на ресепшене мне сказали, что я должен обратиться к вам. Это по поводу работы. Вы ведь еще ищете внештатного журналиста? — с надеждой поинтересовался он.

— Павел Павлович Казанцев, — представился мужчина. — Я начальник отдела кадров мужского периодического издания «Твой Лайф Стайл» и да, нам требуется внештатный журналист для ведения новой колонки. Вас это интересует?

Дима кивнул и представился в ответ:

— Дмитрий Гришаев, — он привстал и пожал мужчине руку, но заметил, как едва уловимое удивление проскользнуло у того на лице.

— Анатолий Валериевич Гришаев случайно не ваш отец? — поинтересовался мужчина.

— К сожалению, родителей не выбирают, — равнодушно пожал плечами Дима, про себя удивившись, что о его отце и тут наслышаны. — А это имеет какое-то отношение к делу?

— Нет, вообще-то, но, вероятно, вы удивитесь, когда узнаете, в чем именно заключается предлагаемая нами работа. Разумеется, в том случае, если вы здесь не по наводке вашего отца, — Павел выжидательно посмотрел в лицо Дмитрия, изогнув левую бровь.

— Мой отец не имеет к этому никакого отношения, — спокойно заверил его парень. — Так что же это за работа?

Павел несколько секунд задумчиво чесал подбородок, вроде внутри его головы происходило какое-то экстра важное совещание. Наконец, он заговорил:

— Какой у вас опыт?

— Имею степень магистра по журналистике, стажировался в Лондоне около года, — начал Дима, — если необходимы мои статьи для ознакомления я могу их предоставить в следующий раз…

— А почему вы согласны на место внештатного сотрудника, если могли бы подыскать себе место получше?

— Я недавно вернулся из Англии и нужно с чего-то начинать. Почему бы не с работы в одном из лучших мужских периодических изданий? — легкая полуулыбка тронула его губы.

Павел усмехнулся в ответ и, откинувшись на спинку кресла, поинтересовался:

— Вы, вероятно, слышали о новом ночном клубе «Соблазн»?

«О, да! И не только слышал…»

— Это новый клуб моего отца, — кивнул Дмитрий.

— Именно. И нам необходим человек, который будет присутствовать там на всех шоу и затем воодушевленно делиться своими впечатлениями с читателями. Причем это должно быть сделано в таком ключе, чтобы всем сразу захотелось туда пойти. Но, думаю, как для сына своего отца, для вас это не будет проблемой…

— Сколько слов?

— Колонка на 500 слов раз в месяц, оплата сдельная. Если вам это подходит…

— Отлично, я согласен, — Дима не был уверен, что стоит это делать, но решение само собой сорвалось с его языка.

Павел привстал и пожал ему руку.

— Тогда добро пожаловать в команду, Дмитрий. Приходите в понедельник утром, и мы решим все организационные вопросы.

Тот согласно кивнул в ответ, поднялся и покинул кабинет. Павел какое-то время смотрел на закрывшуюся за парнем дверь, а затем взял мобильный телефон и набрал номер.

— Да, это опять я. Кажется, я нашел нам внештатного журналиста. Погоди праздновать, ты даже представить себе не можешь кто он…

URL
   

moydnevnichok-57

главная