Chevolga
Жизнь прекрасна!
5 глава.

Понедельник начался с ощущения жуткого похмелья и не менее жуткой головной боли. Домой он вернулся только в три ночи и спал всего около четырех часов. Естественно, этого было недостаточно для восстановления организма. Приведя себя в божеский вид, Алексей оделся, вновь натянул солнцезащитные очки, благо день выдался солнечным, и вызвал такси. Забирать свое авто в таком состоянии не представлялось возможным, поэтому он решил сделать это после работы.

Добравшись до офиса и поднявшись на лифте на нужный этаж, Алекс направился прямиком к автомату с кофе. Черный и без сахара. Пока он пил первую порцию, автомат уже готовил ему следующую.

— Тяжелая ночка была?

Никита оперся на стенку рядом. Алексей перевел взгляд на безупречно-белый джемпер своего друга и лишь безмолвно кивнул, поморщившись от очередного приступа головной боли.

— Да уж, выглядишь паршиво, — усмехнулся тот. — В твоем возрасте ночные тусовки не проходят бесследно.

— Еще одно слово, — мрачно предупредил его Алекс, — и будешь сегодня сам разгребать все дела.

— Ага, мечтай, — хмыкнул Ник. — И кто она? Блондинка? Брюнетка?

Перед глазами Алексея застыла картинка, раскрашенная богатой палитрой эмоций и ощущений. Чьи-то пальцы мягко скользят по его коже, путаются в волосах, пока губы оставляют следы на его шее и губах. Все то, что интересует его друга. За одним маленьким исключением. Это была не блондинка, а блондин. Ветров нервно скомкал одноразовый стаканчик и бросил его в урну.

— Откуда такой живейший интерес к моей личной жизни? — поинтересовался он, взяв вторую порцию и направившись по коридору к своему кабинету.

— Да ладно, — догнал его Никита. — Раньше тебе рот нельзя было закрыть, пока ты не расскажешь о своей очередной победе. Откуда вдруг такая таинственность?

— Времена меняются, — философски заметил его друг, на ходу распахивая дверь в кабинет Павла. — Пал Палыч, наш чудо-мальчик еще не появлялся?

Тот отрицательно покачал головой, прикрыв ладонью трубку телефона.

— Отлично, дашь мне знать, когда произойдет это явление народу. Хочу лично познакомиться с нашей драгоценностью. И заодно подготовь все необходимые бумаги на подпись.

Захлопнув дверь, Алексей двинулся дальше в направлении своего кабинета.

— Слушай, ты может, влюбился, наконец? — не отставал Никита.

Алекса непроизвольно передернуло от этих слов.

— Ты с возрастом превращаешься в клинического романтика, — парировал он, открывая дверь к себе и оставляя ее открытой для преследующего его сегодня друга.

Ветров снял пальто, повесив его на вешалку, и закатал рукава серо-стальной рубашки, поверх которой была одета жилетка с геометрическим рисунком. Несколько секунд разглядывая разложенные у него на столе папки с документами и определяя фронт работ на сегодня, он не спеша допивал кофе.

— В любом случае, когда созреешь, я с удовольствием с ней познакомлюсь. Уверен, буду, как всегда, приятно сражен твоим выбором.

— Не сомневаюсь, что так и будет, — пробубнил Алексей, усаживаясь за стол и живо представив себе эту картину.

Звук нового входящего сообщения на мобильном телефоне на миг отвлек Никиту от разговора, чему его друг был несказанно рад.

— Так, меня уже хотят. Все, пошел я поработаю, потом договорим, — на ходу бросил он, выходя из кабинета.

— Непременно, — натянуто улыбнулся Алексей. — Через час собираемся на планерку, — напомнил он, перед тем как дверь его кабинета захлопнулась.

Они с Никитой знали друг друга уже много лет, настолько много, что достаточно неплохо разбирались в настроениях и состояниях души друг друга. Только вот на этот раз его друг и понятия не имел, что на самом деле происходит с Алексеем. Как, впрочем, и он сам. Алекс прекрасно отдавал себе отчет (во всяком случае, на трезвую голову и при свете дня) в том, что его «игры» с каждым разом заходят все дальше и что, вполне возможно, он уже давно пропустил свою точку возврата.

От этих мыслей головная боль только усилилась, и Ветров попытался отвлечься от них, сосредоточившись на работе. Когда через какое-то время дверь в его кабинет приоткрылась, и он заметил Наталью с Олежкой, Алексей понял, что уже пролетел час, и пришло время для их еженедельной «пятиминутки». Вскоре появился Никита, не хватало только единственно-недостающего звена — Павла. Алекс набрал его номер и подождал, пока длинные гудки превратятся в голос начальника по отделу кадров, но тот все не отвечал. Скользнув глазами по лицам коллег, он заметил обращенный в свою сторону несколько непонятный пристальный взгляд Олежки. Прикрыв трубку ладонью, он вопросительно приподнял бровь:

— Ты что-то хотел, Олег?

Тот слегка вздрогнул, будто очнулся от своих мыслей, и слишком поспешно отрицательно покачал головой. Так и не дождавшись ответа на том конце провода, Алексей положил трубку.

— Ладно, давайте начнем. Думаю, наш Пал Палыч скоро подтянется, — он присел на краешек стола и сложил руки на груди, — Наташа, чем порадуешь?

— Ну, вообще-то есть чем, — улыбнулась она. — Как вы знаете до небольшого юбилея нашего издания осталось чуть больше месяца. Сегодня окончательно решится вопрос о месте его проведения, остались практически формальности, которые я планирую в течение дня уладить. После этого можно высылать приглашения, чем я тоже планирую заняться на этой неделе. Олежка уже показал мне образцы, они как всегда креативны…

— И гениальны, — вклинился Олег.

Наталья согласно улыбнулась:

— И гениальны, так что тут тоже никаких проблем.

— А что насчет самого мероприятия, — поинтересовался Алексей.

— Как мы и решили, будет организован фуршет, розыгрыш призов среди подписчиков и выступление звезд. Я уже договорилась с продюсерами практически всех интересующих нас.

— Отлично. По поводу апрельского выпуска, какие есть вопросы?

— Ну, трудимся в поте лица, — отозвался Никита. — На днях ребята едут в Прагу, обещают как всегда сногсшибательный разворот. Марья Захаровна в экстазе, что мы наконец-то нашли нового сексопатолога и ей больше не придется тянуть на себе раздел «Секс и здоровье». Снежанна в поисках последних сплетен из жизни великих и скандальных мира сего… В общем, работаем, — подытожил он.

— У меня есть кое-какие идеи по поводу обложки, — вклинился Олежка. — Я уже попросил нашего фотографа Матвея сделать несколько промофото, позже обязательно…

Олег не успел закончить свою мысль, потому как дверь в кабинет распахнулась, и на пороге появился Павел.

— Прошу прощения за опоздание. Алексей Петрович, вот подготовленные документы на подпись, — он протянул папку Алексу, — и вы просили дать знать, когда появится наш новый внештатный журналист.

— Замечательно, — губы Ветрова скривились в ухмылке, — зови нашу прелесть сюда, заодно познакомим его с коллективом, — он взял документы из рук Павла и, обойдя свой стол, склонился над ними, пробегая взглядом содержимое.

— Дмитрий, проходите, — Казанцев кивнул куда-то в сторону и вошел в кабинет, а через минуту на пороге появился молодой человек в джинсах и расстегнутой черной кожаной куртке.

Когда Алексей оторвал взгляд от бумаг и посмотрел на их долгожданного нового сотрудника, ему показалось, что Ад восстал и теперь впереди без сомнения ждут все его семь кругов, потому что первый уже только что начался. На пороге замер тот самый парень, который всего каких-то восемь часов назад касался его шеи и губ своими губами и на поцелуи которого он с готовностью отвечал. Еще чуть-чуть и под Алексеем, несомненно, разверзнется зияющая дыра в тартарары, в которую он сейчас с превеликим удовольствием и провалился бы, чем стоять как парализованный.

В этот момент ему стал хорошо понятен смысл фразы «И вся жизнь промелькнула перед его глазами». Только мелькающей оказалась не вся жизнь, а всего лишь последний ее месяц. Картинки подобно вспышкам, сменялись одна за другой, услужливо напоминая о том, что его связывало с этим молодым человеком.

Очевидно, то же самое происходило и с ним. Те несколько мгновений, которые они изумленно смотрели друг на друга, показались часами. Всего в одну долю секунды это все перестало быть игрой и обрело слишком реальные очертания. Обрело плоть, кровь и даже имя. И имя ему было…

— Дмитрий Гришаев, прошу любить и жаловать, — произнес Павел, представляя их нового сотрудника.

Дима с трудом нашел в себе силы отвернуться и, обратив внимание на остальных присутствующих в кабинете, рассеянно им улыбнулся. Казанцев по очереди назвал имена и занимаемые должности, которые тот едва ли успел запомнить и, наконец, повернулся к мужчине за столом, превратившемуся в каменное изваяние.

— Это Алексей Петрович Ветров. Отец, царь и бог издания, — проговорил Павел, указав на Алекса.

— Рад знакомству… Алексей Петрович, — сознание Дмитрия еще не до конца оправилось от серии коматозных приступов, но он протянул руку для рукопожатия.

— Взаимно, — кивнул тот и коротко ее пожал.

Только вот Дмитрий помнил ощущение этих рук не таким сухим и безличным. Именно эти руки не далее, чем вчера заставляли его кожу покрываться мурашками. Именно эти пальцы путались в его волосах… Продолжать эту логическую цепочку не стоило. Особенно здесь и сейчас. Но с другой стороны, теперь у него была возможность взглянуть на него при дневном свете и то, что он видел, заставляло его сердце неосознанно пропускать удары.

«Он тебе явно не по зубам. На что ты надеялся?» — пронеслось в отчасти функционирующем мозгу. Рассчитывать на какое-либо продолжение теперь было бы инфантильностью даже для Димы.

Никто не уловил ничего особо необычного в происходящем, кроме Олежки, который все это время просидел, будто в ожидании взрыва водородной бомбы. Переводя взгляд с одного лица на другое, он искренне жалел обоих мужчин. Это был не лучший способ официального знакомства, особенно после того, свидетелем чего он стал вчера. Алексей произнес несколько односложных предложений, сутью которых было, что Дмитрий теперь под шефством Никиты и тот ему все объяснит, затем подписал документы и быстренько свернул планерку, отправив всех по рабочим местам.

На протяжении всего рабочего дня Алекс старался не покидать своего кабинета, опасаясь случайно столкнуться с Димой. Это было глупостью и ребячеством, но он даже представить себе не мог как теперь ему себя вести с ним. Шок успел смениться растерянностью, которая привела к внутренней панике и злости на себя самого. Это как же его угораздило ввязаться в это? Да еще и с кем? С сыном Гришаева! Да уж, жизнь над ним посмеялась вдоволь. Еле дождавшись вечера, он схватил свое пальто и отправился на такси к Петровичу в мастерскую за своим автомобилем.

Петрович был человек слова, и его красавица действительно выглядела как новая. Ничто не указывало на полученные недавно повреждения. Перебросившись парой фраз, поблагодарив своего автомеханика и расплатившись за ремонт, Алексей уже собирался забраться в салон, как невдалеке заметил знакомый ему Шевроле с вмятиной на левом крыле. Через мгновение из авто выбралась та самая блондинка, которую он помял в пятницу. Короткое ярко-красное пальто, высокие черные сапоги на шпильке, светло-пшеничные волосы заплетены в косу.

Алексей захлопнул дверцу и направился к девушке.

— Добрый вечер, Анна, — подойдя ближе, приветственно улыбнулся он.

Девушка непонимающе взглянула на него, но затем на ее лице мелькнуло узнавание.

— Добрый, — кивнула она, — вы же не думали, что я не воспользуюсь вашим щедрым предложением?

Ветров вновь смотрел на нее во все глаза и поражался той очевидной схожести. Даже челка, скрывающая часть лба и контур губ… Поймав себя на этой мысли, он силой заставил выбросить из головы все, что произошло с ним за последнее время.

— Отчего же? Как-раз-таки наоборот, думал, вы его проигнорируете, — произнес он. — Я как раз забираю свой автомобиль и с удовольствием подброшу вас домой.

Девушка слегка растерялась, но Алексей добавил:

— Все-таки это моя вина, что вы временно лишились своей машины, поэтому я просто не могу позволить вам тратиться на такси. А в общественном транспорте полно непонятных личностей…

— Ну, одной явно меньше, вы же здесь, — парировала Анна, взглянув на него.

Алекс усмехнулся.

— Тем не менее, окажите мне услугу.

— Хорошо, — через некоторое время кивнула она, — только мне нужно не домой, а к ресторану «Нобель». И в этот раз вы будете внимательней следить за дорогой.

— Обещаю, — обворожительная улыбка хищника расплылась на его лице.

— Ну, я думаю, через неделю все будет готово, — подошел к ним Петрович, вытирая руки о какую-то промасленную тряпку.

— Петрович, дорогой, — повернулся к нему Алексей, — мы же не можем так надолго лишать личного транспорта такую красивую девушку.

Тот усмехнулся, почесал затылок и, осмотрев вмятину еще раз, наконец, проговорил:

— Ладно, постараемся вложиться дня в три-четыре.

— Отлично! — Ветров повернулся к Анне. — Мы едем?

— Если через несколько дней я за ней не вернусь, — повернулась девушка к Петровичу, — запомните, что последний раз вы видели меня живой и здоровой с ним, — она указала на Алексея.

— Очень остроумно, — распахивая перед ней дверцу своего Ауди, ядовито заметил Ветров.

Подождав пока девушка забралась внутрь, он захлопнул дверцу и, обойдя авто, сел за руль. Ресторан, к которому она попросила ее подбросить, находился в противоположной стороне от его дома, но обещание есть обещание. Какое-то время они ехали молча.

— Давно в разводе? — поинтересовался он между делом, когда они стояли на очередном светофоре.

Анна машинально взглянула на свои руки.

— Вы это к чему?

— Завожу светскую беседу, — пояснил Алекс, надавливая на педаль газа.

— Исправьте меня, если я ошибаюсь, но… — начала было она.

— Просто у вас еще след от обручального кольца не сошел, — пожал он плечами, — соответственно, вы либо просто сняли его, либо сняли потому, что в разводе. Вот и решил поинтересоваться.

— Уже почти пять месяцев, — просто проговорила девушка.

— А в ресторане вас ждет…

— Деловая встреча. А вы что, почву пытаетесь зондировать? — Анна вопросительно приподняла бровь.

Алексей засмеялся.

— В какой-то мере. Просто хотел тоже пригласить вас как-нибудь поужинать. В качестве все той же моральной компенсации, — быстро добавил он.

«Господи, какого хрена я делаю?» — пронеслось в его мозгу. К счастью, они успели подъехать к ресторану прежде, чем он успел предложить ей что-нибудь еще. Как то поехать к нему домой, или выйти за него замуж.

Поблагодарив Алексея, Анна вышла из машины, а затем наклонилась и произнесла:

— Если я решу принять и это ваше предложение, я обязательно вам перезвоню, — улыбнулась она и захлопнула дверцу.

Ветров усмехнулся и, проследив пока девушка не скрылась за дверями ресторана, вырулил на дорогу. Весь салон пропитался ее сладким парфюмом. Алекс приоткрыл окно и сделал радиоволну громче, чтобы она смогла заглушить его собственные мысли.

Утро вторника напомнило ему о все том же круге первом, с которым ему очевидно придется теперь сталкиваться повсеместно. Когда он зашел к Никите, то наткнулся там на Диму, с которым они обсуждали концепцию статьи. Проронив нечто «Я загляну позже», он поспешил быстренько ретироваться прочь. На протяжении дня, куда бы он ни шел, он везде сталкивался с ним. В коридоре, возле автомата с кофе, даже в туалете…

Насколько Алексею было известно, то смысл внештатного сотрудника заключался в том, чтобы заниматься своей работой дома, а не болтаться в офисе. Он стоически пережил вторник, но в среду и четверг все повторилось опять. То он черновик приносил Никите, то они меняли концепцию, то еще что-то… Алексей с каждым днем становился все мрачнее и раздражительнее, пока в один прекрасный момент в дверь его кабинета не раздался настойчивый стук.

— Да? — Алекс стоял у окна и рассматривал слайды с промофотографиями, которые ему еще утром принес Олежка и настоял, чтобы тот до обеда обязательно отобрал наиболее удачные.

— Нам нужно поговорить.

Алексей и не заметил, как первый круг Ада плавно сменился вторым. На пороге стоял Дмитрий.

— По всем интересующим вопросам обращайтесь к Никите. Он у нас главный редактор, — не удостоив того взглядом и продолжая изображать неимоверную занятость, проговорил Алексей.

— Ты избегаешь меня.

«Действительно, какой смысл обращаться на «Вы» после того как мой язык побывал у него во рту? Причем не единожды».

— Если ты не заметил, я сейчас немного занят.

— Да посмотри на меня, наконец, — не выдержал Дмитрий.

Алексу стоило неимоверных усилий заглянуть в зеленые глаза, но ни один мускул не выдал его внутреннего напряжения, когда он это сделал.

— Ты избегаешь меня, — повторил парень.

— Нет, — достаточно ли убедительно это прозвучало?

— Это был не вопрос, — Дима сделал шаг ближе. — Послушай, ладно… между нами было…что-то, но ты же не предложение руки и сердца мне сделал…

Тяжелый и мрачный взгляд, будто у дикого загнанного зверя, был ему ответом.

— Если… Если в этом вся проблема, я могу уйти…

— Да, сделай одолжение, у меня много работы, — Алекс обошел стол, будто тот был способен спрятать его от самого себя.

— Я имел в виду уволиться, — осторожно уточнил тот.

Алексей уперся руками в стол и метнул яростный взгляд на Диму.

— Ну, уж нет! Ты взялся за эту работу и будешь ее делать! Ты понял меня? У нас выпуск на носу и абсолютно нет времени на твои детские выходки!

— Детские? — не веря своим ушам, переспросил Дмитрий. — Это я что ли шарахаюсь по углам, стоит мне заметить тебя в противоположном конце коридора? — голос стал на полтона выше и в нем явно проскакивали возмущенные интонации.

— Разговор окончен, — безапелляционно произнес тот. — Я — твой босс, ты — мой подчиненный. Поэтому, Дмитрий Анатолиевич, не будете ли вы так любезны, мать вашу, покинуть мой кабинет и вернуться к своим прямым обязанностям, — процедил Алексей сквозь зубы.

— Как вам будет угодно… Алексей Петрович, — холодно бросил Дима и решительно открыл дверь, столкнувшись со стоящим на пороге Олежкой.

Олег едва успел отскочить в сторону, чтобы тот не сбил его с ног. Проводив Дмитрия взглядом, он вошел в кабинет Алекса и плотно прикрыл за собой дверь.

— Что? — нетерпеливо рявкнул Алексей.

— Ты мог бы быть с ним помягче, — осторожно заметил Олежка.

— С чего вдруг?

— Ну, ввиду ваших… эмм…не формальных отношений… — сделал предположение Олег.

— Не имею ни малейшего понятия, о чем ты. Я посмотрел твои промо и думаю, что…

— Алекс, я видел вас… — собравшись с духом, выпалил Олежка, — в «Соблазне»…

В голове Ветрова сейчас неоновым светом переливалось только одно слово. Одно огромное «Блядь!»

— Не знаю, что ты там видел, но у нас нет никаких не формальных отношений.

— Хорошо, ввиду ваших не формальных не отношений… Алекс, — вздохнул тот, — я видел, как вы целовались.

— Олег, — предостерегающе начал Алексей.

— Можешь не волноваться, я никому ничего не говорил… — заверил его друг, — и не скажу, но… Я не понимаю…

— Я не гей, если тебя это интересует. Мне не нравятся парни.

— Но, очевидно, что тебе нравится он.

Эта фраза гениальная по своей простоте разом лишила Алексея всех возможных аргументов. А когда происходило подобное, их место занимала ярость. И ввиду произошедших за последние дни событий, эта ярость уже давно искала выхода.

— Это не твое гребаное дело, понял? — Олежке показалось, что его барабанные перепонки вот-вот лопнут. Похоже, он только что со всей силы наступил на самый больной мозоль.

— Я лучше зайду позже, когда ты будешь в более адекватном состоянии, — спокойно проговорил он, пятясь обратно к двери.

— Твою мать, я и ЕСТЬ в адекватном состоянии! — проорал тот.

Быстро скользнув за дверь, Олежка успел захлопнуть ее за секунду до того, как что-то врезалось о стену и осыпалось со звенящим звуком на пол. Находящиеся в коридоре люди с интересом посмотрели в его сторону. Олег нарочито равнодушно улыбнулся, жестом показывая, что все в порядке, а произошедшее просто производственное разногласие. Всем был известен вспыльчивый характер их начальника, поэтому они тут же потеряли к происходящему интерес. Олежка вновь взглянул на дверь и тяжело вздохнул. Определенно, в общей атмосфере их коллектива наступили не самые лучшие времена. Он прекрасно мог понять состояние Алексея, как и то, что кроме него самого никто не сможет справиться со сложившейся ситуацией. Как производственной, так и личной.

Заметив Дмитрия, терзающего автомат с кофе, Олежка вздохнул, но не смог проигнорировать желание поддержать парня.

— Похоже, кому-то не помешает чашечка липового чая, — мягко улыбнувшись, проговорил он, подойдя к нему и наблюдая за манипуляциями Димы.

Тот бросил на него быстрый взгляд.

— Вряд ли, но спасибо за предложение.

— Послушай, ты должен постараться понять Алекса… Алексея Петровича, — поправил он сам себя, — ему и так нелегко…

— Ты даже понятия не имеешь, о чем говоришь, — перебил его Дмитрий, беря стакан с кофе и направляясь прочь.

— Ты думаешь?

То, какой интонацией была произнесена эта фраза, заставило Диму остановиться и обернуться.

— Пойдем, — позвал его Олежка, — липовый чай еще никому не вредил.

В небольшой комнате отдыха, куда они пришли, было одно небольшое окошко с жалюзи, несколько навесных и напольных кухонных шкафчиков с мойкой и холодильником, у противоположной стороны стоял кожаный угловой диван, напротив которого расположился журнальный столик. Вся комната, включая мебель, была выдержана в зеленых тонах.

— Зеленый успокаивает, правда? — улыбнулся Олег, включая электрочайник. — Даже не представляешь, через что мне пришлось пройти, чтобы заставить Алексея сделать из этой захламленной кладовки такое уютное местечко.

Дмитрий рассеянно улыбнулся, сняв, одетую через голову сумку и сел на диван.

— У него, конечно, ужасный характер, но это лишь способ защититься от окружающего мира, — продолжил Олежка. — Обычно, он очень болезненно реагирует на перемены, которые не вписываются в его планы.

— И зачем ты мне все это говоришь? — поинтересовался Дима.

— Чтобы у тебя было представление о человеке, который тебе не безразличен. Не похоже, чтобы вы много общались…

— С чего ты взял, что…

— Я видел, как вы смотрели друг на друга, когда тебя привел Павел…

— Это еще ничего…

— И еще я видел вас в «Соблазне» — добавил Олег многозначительно.

Дима пока не решил, можно ли доверять этому человеку, но отрицать очевидное тоже не было никакого смысла.

— В любом случае, мы по-разному воспринимаем сложившуюся ситуацию.

Чайник закипел и Олежка, заварив две чашки липового чая, поставил одну из них перед Димой.

— Алекс изначально был против идеи с этой колонкой, — произнес он — Но твой отец крепко его прижал, поэтому выбора не осталось. И тут появляешься ты. Его тайное увлечение, которое оказывается сыном своего отца. Как еще, ты думаешь, он мог прореагировать?

Дмитрий сосредоточенно вглядывался в светло-золотистый чай в своей чашке и понимал, что в словах Олега есть смысл. Он и не знал, что у Алексея был конфликт с его отцом, хотя разве это удивительно? У кого не было? Ему ли не знать своего родителя.

Олежка заметил, что его слова достигли цели и мягко добавил:

— Просто дай ему немного времени. Чтобы привыкнуть ко всему.

Дима сделал несколько глотков душистого чая, затем поднялся с дивана и взглянул на Олежку.

— Спасибо. За чай. А насчет остального, можешь не переживать. Если и было что-то, то теперь оно вряд ли получит какое-либо продолжение.

Дмитрий попрощался и, захватив свою сумку, вышел за дверь, а Олег задумчиво смотрел ему вслед, допивая свой чай. Определенно, в общей атмосфере их коллектива наступили не самые лучшие времена. Отлично зная Алексея, он мог только догадываться, как теперь будут выгребать (по поводу и без повода) все вокруг, пока они с Дмитрием не разберутся в своих НЕ отношениях.