Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:36 

Тионн Роджерс. "О доброте и сострадании жаб и лягушек (перевод)

Chevolga
Жизнь прекрасна!
О доброте и сострадании жаб и лягушек.
25 глава.
«Терпение паука»
27 января 2013 года. США.

*********************************

« Ничто никогда не получается так как хочется. Но я всегда знал как из худшей ситуации выбрать лучшую.»
« Ален хороший парень, но уж слишком провинциальный. Он ничего не хочет менять в своей жизни, ему нужна только его музыка и жалкая профессия учителя. Я оставил ему дом и немного денег, думаю что для него достаточно.»

« Никто кроме Ангела не будет идеален для меня. Но он превратился в сумасшедшего когда стал отцом. Единственно хорошее что получилось от нашей связи, это мой Конор. Но я и его потерял.»

« Павичевич сейчас у власти и мне нельзя больше оставаться в Европе. Америка тоже небезопасна для меня. Еще месяц, и я покину её.»

Константин окинул взглядом комнату ожидания, стены окрашенные в мягкие тона, блестящий сверкающий мраморный пол и современными картинами на стенах.
— Мистер Арсеньев? Вы можете увидеть своего сына. Он здоровенький мальчик.
— Спасибо,- ответил он,- С суррогатной матерью всё в порядке?- спросил он из вежливости.
— Врач побеседует с вами позже,- ответила медсестра, чувствуя себя неуютно, от того каким холодным тоном назвал он женщину родившую для него ребенка.
— Могу ли я сейчас увидеть своего сына?
— Да, следуйте за мной, пожалуйста,- сказала она сухо, и Константин последовал за ней по коридорам.
Медсестра посадила его в комнате, где через большое окно можно было увидеть новорожденных. Она поднесла его к окну и он посмотрел на спящего ребенка на её руках, и еще раз почувствовал знакомое тепло.

« Он очень похож на моего Конора»,- подумал он и прижался к окну, чтобы посмотреть внимательнее.
Медсестра повернулась и пошла к двери, чтобы дать ребенка его отцу.
— Он очень милый ребенок,- сказала медсестра и приготовилась объяснить ему, как правильно держать младенца на руках.
— С ним всё в порядке,- сказал Константин, взял у неё ребенка и квалифицированно прижал к своей груди.
— Да, его состояние оценивается в 9 баллов.
— Вы его покормили?
— Пока нет. Вы четко сказали чтобы у него не было контактов с его матерью.
— Ну вы должны были покормить его. То что он спит, не означает что вы можете пренебрегать своими обязанностями,- резко сказал Константин.
— Да, сэр. Но я подумала что вы предпочтете сделать это сами.
— В коридоре?- ухмыльнулся он.
— Я могу дать вам стерильную одежду и вы можете покормить его в детской комнате. Или пойдите в администрацию и попросите предоставить вам отдельную комнату.
— Я думаю халата будет достаточно.
— Хорошо, сэр. Подождите здесь пожалуйста,- сказала она и ушла в стерильную зону.

Константин сидел в маленькой прихожей и внимательно, с нежностью рассматривал каждую деталь лица ребенка. Волосы у него были светлые как у Конора. Ребенок на секунду приоткрыл глаза и Константин заметил что они были темно-голубые, как у отца.
« Это было Благословением, что осталось ещё три эмбриона. Ты будешь таким же красивым как был твой отец и брат.

***

Константин смотрел на новое свидетельство о рождении, которое передал ему сегодня адвокат в холле гостиницы. Он вздохнул и отставил бутылочку из под молока в сторону и осторожно похлопал по шестидневному ребенку, чтобы он отрыгнул, прежде чем закрыть глаза.
— Ты еще спокойней чем твой брат Конор, мой Костя. Должно быть сладкий характер моего Ангела достался и тебе,- сказал он обращаясь к ребенку на русском языке, - У нас все готово к отъезду и скоро мы уедем.

С большой осторожностью Константин подошел к кроватке и положил в неё спящего ребенка. И рядом с ним положил игрушку, зеленую плюшевую лягушку.
« Больше ничего французского у нас не будет, Костя»,- подумал он и прочитал свидетельство о рождении:
КОНСТАНТИН АРСЕНЬЕВ, сын Франсуа Арсеньева.
« Теперь ты гордый гражданин Америки.»

« Аргентина, последнее место на земле, куда сунется Линтрофф. У него ничего нет в этой стране. И Гунтрам никогда сюда не приедет. Так что Аргентина для нас, безопасное место.»
« Никто не будет нас там искать. И Буэнос-Айрес удобен для меня. Павичевич после 2010 года тоже туда не сунется. Римский держит эту зону и не пустит туда крестоносцев. Там есть неплохие частные школы и у нас достаточно денег, чтобы хорошо прожить остаток жизни. Никто и ни о чем вас не будет спрашивать, если у вас есть деньги.»

« Жаль что ты никогда не встретишь своего брата. Он был замечательным ребенком.
Самое прекрасное что у меня когда-либо было. Никто и ничто не мог сравниться с моим Конором. Ни одно художественное произведение не было таким невероятным как он.»

« Гунтрам потерял половину моей любви, когда я увидел Конора.»
« Теперь, когда я увидел своего Костю, я буду заботится только о нем.»
« Возможно я когда-нибудь забуду Конора.»
« Может быть мой Костя станет ученным или инженером.»
« Время покажет.»
« Это новое начало для нас всех.»

*************************************
Конец 25 главы. Терпение паука.

URL
   

moydnevnichok-57

главная