01:57 

Заместитель-2 (перевод)

Chevolga
Жизнь прекрасна!
2 книга 6 часть 27 глава
27 мая 2012 года
Цюрих.

************************************

Большой лимузин остановился на стоянке перед домом. Конрад занервничал, его сердце сильно билось, хотя не было никаких причин для беспокойства. Он еле дождался водителя, который должен был открыть ему дверь автомобиля.
Он освободил ребенка из детского сидения и с наслаждением увидел как он улыбнулся ему. Он прижал его к своей груди. Защищая его головку правой рукой, Конрад выбрался из лимузина.
Фридрих подошел к нему и посмотрел на светловолосого ребенка, сжимающего шею Конрада и стыдливо пряча голову в его плечо и в то же время он уставился на старика.
— Можно мне...?- спросил Фридрих прерывистым голосои и Конрад дал ему ребёнка
— Его тоже зовут Конрад, - тихо сказал Конрад, - он прекрасно себя чувствует
— Это сын Гунтрама?
— Я не знаю, мне это безразлично, я уничтожил анализы ДНК даже не взглянув на них. Гунтрам не хочет этого знать, так что это не должно иметь значения и для меня тоже.
— Он очень похож на него, - сказал Фридрих, ласково поглаживая его головку жесткой рукой, - Что будет, если кто-то оспорит отцовство?
— Адвокаты сохранили результаты, Фридрих. Они вскроют конверт в случае медицинской необходимости. Гунтрам сказал мне, что он не унаследовал генетическую сердечную недостаточность от своего рода. Врачи будут обследовать его на этот предмет время от времени, для страховки.
— Когда он приедет домой?
— Сегодня, если в клинике пройдет всё нормально, им нужно сделать ещё несколько тестов, но в любом случае он приедет.

Голубые глаза старика смотрели на Конрада с печалью и он ещё теснее прижал к себе ребенка.
— Даст Бог чтобы ему стало лучше, Фридрих, или мы будем искать ему донора. Он на пределе, - мягко сказал Конрад, - по словам врача, чудо что он жив.

Фридрих наблюдал, как Конрад взял у него ребёнка, улыбнувшись ему понёс на детскую площадку, где Карл и Клаус играли субботним утром.

Еберхард поцеловал на прощание свой первоначальный план отправить детей самостоятельно играть на площадку , а самому почитать книгу в тишине. Оба брата сегодня проснулись не с той ноги, и ссорились друг с другом с самого завтрака.
— Карл! Оставь своего брата в покое, вы же помирились десять минут назад. Давайте сделаем перерыв до обеда, и не таскай ведро с песком, ты рассыпаешь его везде, хочешь поиграть с песком, иди играй в песочницу, - строго сказал Эберхард
Карл с достоинством вернулся в песочницу, поглядывая на своего брата, надеясь застать его врасплох.
— Папа! - крикнул Клаус, видя что к ним приближается отец держа на руках маленького ребёнка.

Дети побежали к отцу с любопытством поглядывая на новичка. Конрад держал ребенка на руках, а тот извивался, прося отпустить его к детям.
— Как его зовут спросил Клаус, дергая отца за другую руку
— Конрад!
— Мы знаем как тебя зовут, засмеялся Карл- Его имя?- указав пальчиком на хихикающего ребенка
— Его зовут Конрад, как и меня, - с улыбкой сказал Конрад, - Как думаете, могли бы вы поиграть и поухаживать за ним после обеда?, - спросил он выпуская ребенка и видя как он быстро, своими маленькими ножками пополз к песочнице.
— Он останется здесь? - спросил Карл, видя как малыш, опрокидывает ведерко с песком, наводя беспорядок.
— Не на долго, - невинно сказал Конрад, - вы должны следить за ним, чтобы он ничего не брал в рот, - он подошёл к ребенку и забрал из его ручек розовую формочку для песка, которую тот усердно грыз.
Клаус прыгнул в песочницу, ребенок захихикал и пополз к нему.
— Он смешной, - сказал он и взъерошил волосы ребёнка, - Он умеет говорить?
— Ещё нет, но он понимает английский, вы можете научить его немного немецкому языку.
— Он надолго останется? - спросил Карл, - пытаясь привлечь внимание ребенка к себе, видя как Клаус строит ему смешные рожицы
— До сегодняшнего вечера, по крайней мере,- он отошёл от песочницы, радуясь, что дети переключили все своё внимание на ребенка
— Это ребенок Гунтрама ? - прошептал Эберхард ему на ухо
— Да. Кажется он понравился детям.
— Точно. Что мне делать с ним? Я ничего не знаю о детях.
— Бригитта будет ухаживать за ним. Она знает что делать. Кстати, я не буду нанимать другую няню, она будет занимать эту должность с этого момента и далее, мальчики уважают её.
— Я понимаю. Это хороший выбор. Когда Гунтрам возвращается домой?
— Я не знаю. Возможно сегодня вечером, но я не уверен. Всё будет зависеть от него. Сейчас я возвращаюсь в больницу.
— Передавайте ему привет.
Взглянув на детей последний раз и видя что они миролюбиво играют все вместе, Конрад пошёл к машине.

— Как всё прошло? - спросил Горан, когда Конрад вошёл в частную клинику
— Кажется они поладили, мальчики находят его забавным. Я не сказал им кто он.
— Не нужно. Гунтрам скажет им сам. Он всё ещё спит под наркозом, доктор Ван Хорн говорит, что после катетеризации он будет чувствовать себя лучше.
— Спасибо.
— Лакруа пришел ко мне вчера вечером, он принес мне все, что у него было. Ребята сейчас смотрят файлы.
— Это ничего не меняет, не так ли?
— Не для нас, но и не для него.
— Горан, не говори загадками.
— Я разговаривал с Гунтрамом. Он не хочет его видеть. Я старался как мог, но он сказал что у Лакруа на уме лишь его собственный бизнес.
— Правда?
— Он сказал, что если этот кусок дерьма приблизится ко мне или к моему сыну я пристрелю его, у меня есть навык благодаря ему.
— Должны ли мы избавится от него?- с надеждой спросил Конрад
— Нет, Лакруа готов сотрудничать, чтобы вернуть сына. Это выгодно для нас. Возможно Гунтрам успокоится в будущем, Репин всё рассказал ему о сделках своего отца.
— Есть новости от Антонова?
— Пока нет. Нет никаких контактов. Только след тел оставленный им. Это было месяц назад, с тех пор ничего.
— Алексей всегда работал в одиночку, может быть сейчас что-то пошло не так?
— Я думаю он охотится за Репиным, как я, когда убили моего брата
— Если Репин вернётся...
— Он вернётся. Он считает маленького Конрада своим сыном. Он вернётся за ним.
— У нас сильная охрана, только безумец рискнул бы...
— Репин безумец. Он уже обманул нас несколько лет назад. Он ждал семь лет чтобы похитить Гунтрама. Может через десять лет, но он вернётся за ребёнком.
— Мы должны найти его. Обломов же нашёл.
— Обломову повезло. Репин усвоил урок, он не повторит ту же ошибку. Всё что рассказал мне Гунтрам бесполезно. Курагин, его деньги и его люди исчезли, как только Обломов канул в лету. Я даже не уверен, что люди, которых Гунтрам видел в Стокгольме были люди Репина- удрученно сказал Горан- Гунтрам сделал несколько эскизов лица Репина и его людей, но это бесполезно.
— Это не может больше так продолжаться. С этим надо кончать.
— Меня это тоже приводит в бешенство, но другого выхода нет
— Так что, нам сидеть и ждать?- прошипел Конрад
— Мы продолжим поиски, но вы не должны быть вовлечены в это ради Гунтрама, для него эта война должна закончиться, иначе он не выдержит. Он должен всё забыть и продолжать жить дальше.
— Ты психиатр?
— Нет. Война- это состояние ума, а не реальное физическое событие, мой Гриффин, война начинается в нашем уме за долго как мы попадаем на поле боя. Война заканчивается, если цель достигнута.
— Что же нам делать?
— Отпустить ситуацию. Ваша война с Репиным дорого нам стоила, вы же не хотите сделать жизнь Гунтрама ещё сложней?
— Я подумаю об этом- сказал Конрад и обернулся к молодому Бреговичу - Двойная мера безопасности вокруг моего дома и продолжить искать эту женщину, она может быть полезна нам.
— Хорошо, мой Гриффин.


— Я уже подумал что ты проспишь здесь до ночи, - сказал Конрад с обожанием глядя на любовника, - Если мне не дадут чего-то посущественней кофе, доктор получит второго пациента.
— Привет, - пробормотал Гунтрам с сонной улыбкой- Где Конрад?- испугано спросил он оглядываясь по сторонам.
— Усложняет жизнь Эберхарду. Между нами говоря, твой кузен очень ленив.
— Он что, с кузеном?!- закричал Гунтрам, - Почему?
— Когда-то же он должен встретиться с Карлом и Клаусом. Они подружились и счастливы вместе. Мальчикам с ним очень весело. Даже после того как Конрад побросал все машинки Клауса в пруд, и что-то начертил в школьной тетради Карла...
— Ты оставил его с ними? - недоверчиво спросил Гунтрам, - Зачем? Я же просил вас ,ухаживать за ним.
— Привозить ребёнка в больницу не очень хорошая идея. Бригитте прекрасно за ним ухаживает, он пообедал, поспал, перевернул всё в детской с ног на голову. Он прекрасно провёл время со своими братьями. Клаус сказал, что он хочет такого братика на Рождество.
— Я...
— Доктор сказал что мы можем ехать, с тобой всё в порядке, - сказал Конрад ровным голосом, - Почему бы тебе не одеться и мы поедем домой, если ты поспешишь мы успеем пообедать вместе с детьми.
Гунтрам молча обнял скрещённые колени
— Ты не можешь вечно скрываться от своих собственных детей, Маус, - сказал Конрад сладким голосом.
— Я плохо выгляжу. Посмотри на кого я похож, - прошептал Гунтрам.
— Я смотрю на тебя и не вижу ничего плохого. Поехали домой, Маус, к тому же уже поздно везти Конрада в город.
— Я боюсь, - признался Гунтрам.
— Мне бы тоже было страшно, если бы Клаус собрался прыгнуть на меня сверху, он так вырос, - сказал Конрад и был рад заметив на губах Гунтрама улыбку.
— Я не знаю...
— Возвращайся домой, котёнок.
— Мне нужно предупредить Горана...
— Не беспокойся о нем, он уже выгнал меня из своей квартиры, ему тоже нужно побыть одному, он не любит когда нарушают его пространство
— Он мой лучший друг, - мечтательно сказал Гунтрам
— Завтра он пойдёт на службу. Я надеюсь что Патер Бруно готов крестить Конрада, потому что Горан больше не может ждать, может он сам это сделает? Я уверен, что он уже купил свечку.
— Немного сложно будет что у вас с ним одинаковые имена. А Конрад-младший звучит ужасно.
— Имя как у банкира, - хихикнул Конрад,- Как насчет «Курт»? Кон- звучит как-то не очень, на французском и на немецком означает вульгарное слово..
— Да, ты прав, я не подумал об этом когда выбирал ему имя. Курт звучит хорошо, - согласился Гунтрам, - Не будет ли это слишком запутанно для него, сначала Конор, потом Конрад, теперь Курт?
— Думаю что нет. Конрад- останется его именем, а Куртом мы будем звать его дома. Он очень умный мальчик.
— Как ты думаешь, они хотят чтобы я вернулся? Я сильно изменился, - засомневался Гунтрам
— Ты не изменился, Гунтрам. Ты немного болен и похудел, но ты быстро восстановишься. Они так давно не видели тебя и мечтают чтобы ты вернулся скорей домой. Они достаточно взрослые чтобы понять что то, что произошло было не по твоей вине.
— Я надеюсь что ты прав, - сказал Гунтрам, утешаясь в объятиях Конрада.


Выходя из лимузина припаркованного во дворе, Гунтрам сильно волновался. Не обращая внимание на дождь, он мучительно оглядывал знакомые места, по которым так страдал последние годы. Он никак не мог прийти в себя, стараясь взять себя в руки он как мантру повторял, - «Успокойся, ты у себя дома».
— Пойдем, - сказал Конрад, а то простудишься.
Гунтрам последовал за ним и остановился любуясь цветущим вишнёвым деревом.
— Господи! Сколько же я здесь не был...
Рука Конрада вывела его из задумчивости.
— Пойдём, Фридрих ждёт нас...
И Гунтрам автоматически пошел за ним.
Фридрих стоял посреди фойе разведя руки принимая в свои объятия Гунтрама.
— Мой мальчик, наконец-то ты дома!
Уткнувшись в плечо Фридриха, Гунтрам начал плакать. Дитер быстро исчез на кухне. Конрад подошёл ближе, но Фридрих жестом остановил его.
— Всё в порядке, сынок, всё кончено. Ты в безопасности дома. Мы все молились о твоем возвращении и Господь услышал наши молитвы, - приветливо шептал старик.
Гунтам не мог остановиться и Фридрих утешая, гладил его по спине.
— Это пройдет. Все кончено.
Гунтрам не мог остановиться, завывая в голос. Фридрих заметил, что Конрад начал не на шутку волноваться.
— Пойдём в библиотеку, сынок, посидим там, поговорим..
Кивнув, но не отходя от Фридриха, Гунтрам пошел с ним в библиотеку. Они сели на диван и Гунтрам уронив голову ему на грудь зарыдал в голос.
Фридрих ждал пока утихнут рыдания, ласково гладил его по голове. Он вытащил из кармана носовой платок и предложил Гунтраму.
— Мне очень жаль, Фридрих, я испортил твою куртку, сказал Гунтрам вытирая слёзы.
— Не страшно, самое главное, что ты здесь. Переоденься, мой мальчик, и мы поднимемся к вашим детям. Малыш Конрад чудесный ребёнок, я был бы счастлив стать его учителем, - сказал он.
— Я хотел бы чтобы ты был моим учителем, - печально сказал Гунтрам
— Да, я тоже бы этого хотел. Конрад был слишком энергичным, а ты более спокойный и светлый, я бы с радостью вас поменял.
— Я всё слышу...,- заговорил Конрад из своего угла. Гунтрам нервно засмеялся, - Альберт и Армин вели себя хуже чем я, но ты всё равно любил меня больше.
— Нет, мой Герцог, они были более озорными чем вы, но более послушными, вы же не могли остановиться пока не получали то чего хотели, - сказал он со смехом держа в руке правую руку Гунтрама, боясь прикоснуться к левой.
— Клевета, - сказал Конрад улыбаясь.
— Князья у себя в комнате, они уже наверно пообедали, - сказал Фридрих, - У малыша Конрада очень хороший аппетит, он поел, я раздобыл кроватку и установил её в спальне мальчиков. Они очень рады что он будет спать с ними.
— Правда?
— Почему нет? У него очень хороший характер. Он сегодня целый день с ними играл, Князья очень гордятся что им позволили ухаживать за ним. Они сегодня играли в семью, малыш Конрад конечно был их сыном. Но я думаю что их наставник, г-н Гуттенберг Саксен очень устал, десять минут назад он удалился отдыхать в свою комнату, - сказал Фридрих с игривой улыбкой, - Пойдем, Гунтрам, умоешься и навестишь Князей, для них это будет большой сюрприз.
Гунтрам кивнул, рассеяно вспоминая где пиджак и галстук.
«Я должен сказать повару, чтобы он хорошо кормил его», подумал Фридрих ведя Гунтрама в одну из ванн на первом этаже.

Бригитте пришлось задушить крик радости, когда она увидела Гунтрама в коридоре. Только суровый взгляд Фридриха остановил её.
— Я очень рада видеть вас, сэр, - сказала она
Гунтрам слабо улыбнулся ей.
— Дети спят? - спросил Конрад
— Нет, сэр, они в постели, разговаривают друг с другом, они очень взволнованы из-за молодого... принца...- сказала она нерешительно, не зная как назвать ребёнка, - Он очень устал, и заснул когда я его переодевала в пижамку.
— Спасибо, Бригитте, г-н Элзассер, поговорит позже о ваших новых обязанностях, - она склонив голову удалилась.
— У тебя тот же «любящий» метод лечения сотрудников?
— Некоторые вещи не меняются, - ответил Конрад с лукавой улыбкой, - Готов?
— Не совсем...
— Жаль, - усмехнулся Конрад, и открыл дверь в спальню к детям, где те прыгали на кроватях и с удивлением посмотрели на отца, удивляясь что он так поздно посетил их.
— У меня для вас сюрприз! Только не будите Конрада, - сказал он входя в комнату.
Конрад отошёл от двери показывая им Гунтрама, стоящего за его спиной.
Крик счастья и восторга Клауса раздался по всему крылу дома. Он подбежал к Гунтраму, обнял его, уткнувшись лицом в его живот, в то время как Карл застыл глядя на него. Он осторожно слез с кровати, тихо подошел пристально глядя ему в глаза.
— Это ты, Гунтрам? - боязливо спросил его Карл.
— Это я, Карл, - ответил он, - Я сильно изменился, дорогой?

Мальчик узнал его голос и толкнув брата в сторону, чтобы прижаться к его груди. Гунтрам опустился на колени, чтобы детям удобнее было обнимать его. Гунтрам поцеловал Клауса и тихо прошептал:
— Я не хотел так долго быть в дали от вас.
— Папа нам сказал, что тебя украли, - плача сказал Клаус.
— Это правда. Я убежал от них с Конрадом несколько недель назад. Мы долго добирались, чтобы вернуться к вам, - мягко сказал Гунтрам, - Конрад- мой сын.
— И ваш новый брат, - быстро добавил Конрад, - Он будет всегда с нами.
— Он правда останется с нами?, - спросил с надеждой Клаус.
— Конечно!- ответил Конрад с улыбкой,- Только дома мы будем называть его Курт, чтобы не путать наши имена.
— Тогда Гунтрам тоже останется с нами навсегда?- спросил с улыбкой Клаус, крепко держа Гунтрама за шею, - Ты останешься с нами?
— Да, я остаюсь с вами,- сказал Гунтрам.
— Конрад твой сын? - с любопытством спросил Карл, - Как же ты его...?
— Я...
— Уже очень поздно. Вы должны вернуться в постель, пока не разбудили своего брата. Завтра поговорите с Гунтрамом, после того как он отдохнёт. Все эти годы он находился под большим давлением, ему нужно отдохнуть и восстановиться.
— Где ты будешь спать, - осторожно спросил Карл
— Гунтрам будет спать со мной. В моей комнате, - подтвердил Конрад строгим голосом, - Вы должны успокоить Курта, если он проснётся ночью и испугается.
— Он спит как бревно, - сказал Клаус широко улыбаясь, отец растеряно посмотрел на него, - Бригитте даже не успела поменять ему памперс, а он уже уснул. Он быстро съел свой обед, пока мы крутились за столом.
— А потом снял носки зашвырнув их проч, - смеясь добавил Карл.
— Маленькие дети иногда так делают, - сказал в защиту сына Гунтрам, - Вы тоже так делали, у меня вечно болела спина подбирать ваши носки и ботинки, - пошутил он
— Он мой сын!- объявил Карл гордо, - Я теперь не самый маленький в семье!
— Он не слушается тебя, -возразил Клаус, - Он не отзывается когда ты его зовешь!
— Он не собачка, - ответил Карл, - Это на тебя он не обращает внимания!
Гунтрам с грустью и тоской смотрел на своих сыновей, когда он услышал знакомую грызню и неважно из-за чего, из-за книги или игрушки, теперь предметом спора был его сын.
— Вы должны позволить и ему быть вашим папочкой.
— Нет!- ответили братья в унисон.
— Он еще не может говорить или писать, - возразил Карл
— Точно! Он же ещё ребёнок!- поддержал его Клаус, - он может играть с нами! Он классный!
— Было бы очень КРУТО, если бы вы вернулись в постель, - вмешался Конрад, - завтра вы можете провести день с Гунтрамом, а сегодня он должен отдохнуть.
Мальчики заскулили, но строгий взгляд отца заставил их вернуться в постель. Гунтрам поцеловал мальчиков на ночь, подошёл к спящему Конраду, и погладил его по щеке. Карл попросил Гунтрама рассказать им сказку на ночь, но Конрад опередив его сказал ему- Нет!- прежде чем Гунтрам согласился.

Они вышли из спальни, тихо притворив дверь.
— Ты только что сказал «круто»? - спросил Гунтрам с недоверием, - С ума сойти! Может быть мне нужны таблетки от сумасшествия, несмотря на то что этот новый доктор думает?
— Да, набрался новых ненужных выражений, благодаря твоему кузену Эберхарду, - глумился Конрад, - Представляешь, он сказал мне, что я со своим мышлением как допотопная реликвия!
Гунтрам хихикнул, но взял себя в руки.
— Где он сейчас?
— Дезертировал с корабля, как обычно, когда дело доходит до неуправляемых близнецов.
— Кажется ты близко сдружился с ним?- едко сказал Гунтрам, чувство ревности опять кольнуло в сердце,- Константин сказал мне что он всё время с тобой, он даже показывал мне фотографии.
— Ревнивый как всегда, мой котёнок, - Конрад с ухмылкой посмотрел на Гунтрама, -Твой кузен говорит без остановки, у любого человека либидо умрёт ещё не начавшись. Он дружит с одним из моих адвокатов. Горан познакомил их, после того как Ратко под угрозой отставки отказался сопровождать его в качестве телохранителя в гей-клубы. Эберхард сказал что я тупой и древний и живу уныло. Я думаю Ланусси затыкает уши когда они занимаются любовью, чтобы не слушать его болтовню.
— Горан их познакомил?- озадаченно спросил Гунтрам, - с трудом вникая в информацию.
— В Рождество, в 2010 году. Это была его идея. И я уже не Hochmeister, меня сместили, но я сохранил свой титул, и они не подчиняются мне больше, - пожаловался ему Конрад.
— Я думал ты сам ушёл, - сказал Гунтрам тихим голосом, успокаивая его.
— Отчасти, но они не остановили меня. Они уволили меня, и теперь в моей книге стоит запись- «уволен», и это после того, сколько я сделал для этих ублюдков.
— Мне очень жаль, Конрад, всё это случилось по моей вине, - Гунтрам обнял его утешая, - Орден был твоей жизнью, - он поднялся на цыпочки и поцеловал его в лоб.
— Не всей моей жизнью, Гунтрам, но важной её частью, - сказал Конрад, тайно радуясь что его обнимают и жалеют, - Ты и мальчики моя жизнь, - сказал он с застенчиво.

Гунтрам целовал его лицо и губы прижимаясь к его груди как он делал это много раз на протяжении многих лет, чувствуя как он расслабляется.
— Ты найдешь способ всё вернуть, как делал это раньше. Я уверен в этом.

Если он так меня ласкает, значит Горан был прав, и со страстью поцеловал его.

Гунтрам подталкивал Конрада к стене целуя его более страстно.
— Подожди, врач...
— Не может запретить мне жить, - сказал Гунтрам углубляя поцелуй, - Пойдём в постель...- умолял он.
— Я думаю что сначала нам стоит поужинать с хорошим вином, чтобы ты опьянел и был более раскованным, - сказал Конрад с улыбкой.
— Как ты мне сказал однажды - «порядок факторов не изменит продукт», - ответил Гунтрам и поцеловал его.
— Если мы пропустим ужин, то утром мне попадёт от повара и Фридриха, и порядок факторов изменит продукт. Мне нужно поужинать и выпить вино, чтобы раскрепоститься, я уже не так молод как раньше, знаешь ли..

Дрожа как нетерпеливый подросток, Конрад открыл дверь в гостиную перед спальней. Он отошёл в сторону пропуская Гунтрама. Молодой человек почувствовал, что он входит сюда как в первый раз. Он смотрел на освещённую камином комнату и обнаружил, что в ней ничего не изменилось с тех пор как он был здесь в последний раз. Его картина с Конрадом и мальчиками стояла на тумбочке, тот же маленький столик на котором они завтракали, кресло у камина.
— Ничего не изменилось, - сказал он мягко.
— Я консервативен с рождения и ты любишь меня за это, - самодовольно сказал он, и Гунтрам поцеловал его с нежностью.

Гунтрам прервал поцелуй и отошел от него на два шага.
— Я много раз спал с Константином, но я никогда не испытывал с ним того наслаждения, удовольствия и волнения, оттого когда ты просто смотришь на меня. Я не слушал тебя, когда ты предупреждал меня насчёт него, и это моя вина в том что случилось.
— Я вел себя как ревнивый дурак не доверяя тебе, этим я оттолкнул тебя от себя и сожалею об этом.
— Конрад ты имел полное право злиться на меня.
— Нет, я не должен был срывать свой гнев на тебя, мне нужно было выслушать тебя и постараться понять, вот к чему привели последствия моей несдержанности..
— Я тоже был на грани всё время и сходил с ума от ревности. Я должен был поговорить с тобой прежде чем лететь в Россию. Я действительно не знаю, что мне взбрело в голову лететь в Россию.
— Маус, я никогда бы не использовал тебя в борьбе против Репина. Ты никогда не был частью этой игры.
— Сможем ли мы начать всё сначала? Что, если нам не удастся?
— У нас всё будет хорошо, любовь моя. Твой духовник, Отец Патрисио, посетил меня однажды и я с ним очень долго говорил. Он мне сказал - «...я дам тебе совет, который даю всем женатым людям, не ложись спать с гневом в сердце. Кричите, ругайтесь друг с другом, но выясните между собой всё, и исправьте, иначе обиды и недосказанность превратятся в снежный ком, который будет расти».
— Сможем ли мы вообще говорить?- боязливо спросил Гунтрам, - Мы всегда говорим что будем говорить, но не делаем это.
— Мы делаем это сейчас, любовь моя, я не могу жить без тебя. Эти годы были адом для меня и я спрашивал, за что Бог так наказал меня. Я стал терять веру. А теперь, когда ты вернулся, вера возвращается ко мне. Я сделал выводы и я не буду совершать старые ошибки.

Гунтрам улыбнулся и открыл дверь спальни. Глядя на кровать он вспомнил сколько раз они любили друг друга на ней. Окинув взглядом комнату, он увидел что здесь тоже ничего не изменилось. Его глаза остановились на тумбочке, на которой лежала его недочитанная книга, оставленная им перед переездом в свою квартиру. Он взял её в руки с нежностью гладя обложку, нервно глотая ком в горле.
— С тобой всё нормально? Мы можем отложить это на другой раз, - тихо спросил Конрад
— Она всё ещё здесь, - Конрад смотрел на него не понимая, - Моя книга. Ты не убрал её. Как будто всё время ждал моего возвращения.
— Я ждал тебя. Или может быть не хотел признавать что ты можешь не вернуться, - сказал Конрад затягивая его в свои объятья.
— У меня было время когда я не мог даже вспомнить твоё лицо, любовь моя, в памяти всплывали только фрагменты лица, глаза, нос, губы, но лицо стиралось из памяти. Я мог вспомнить многие вещи которые мы делали, но лицо ускользало от меня, - признался Гунтрам медленно
— Ты был в невероятной стрессовой ситуации, ты ничего не делал по собственной воле. Меня волнует только то, что ты вернулся ко мне.
Конрад взял в руки лицо Гунтрама и посмотрел в глаза.
— У нас трое детей, любовь моя, и у нас ещё будет достаточно стрессов до конца нашей жизни пока вырастут наши дети, - увидев слёзы в глазах Гунтрама он постарался разрядить обстановку, - Давай выпьем, нам обоим это нужно, - и повел его к столику еде стояла бутылка с двумя стаканами.
Гунтрам сразу узнал бутылку.
— Подожди, Конрад, это очень ценный экземпляр.
— Мы выпили уже одну в твою честь. Горан сказал отложить эту до твоего возвращения.
— Это последняя? Я не хочу ее пить.
— Тогда оставим её до крещения Курта, выпьем её вместе с крёстным. Он безусловно заслуживает уважения.

Гунтрам поцеловал Конрада и стал раздевать его.
— Я люблю тебя, Конрад!- сказал он застенчиво.
— Ты моя жизнь, котёнок, - Конрад опустился на кровать и поместил Гунтрама на себя.
Гунтрам лихорадочно начал целовать его. Конрад был слегка удивлен, когда котик начал кусать его шею не обращая внимания на метки. Он сорвал с него галстук и несколько пуговиц отлетели, Когда он пытался добраться до его тела. Его губы путешествовали по груди, не оставляя без внимания каждый дюйм. Он попытался стащить с него пиджак, но руки Конрада вернули его лицо обратно.
— Конрад, одежда...
— Что?
— Надо раздеться...
— Хорошо, - он быстро раздел Гунтрама и напал на него с поцелуями, забыв о своей собственной одежде, даже об обуви.
Гунтрам посмеивался над его рвением.
— Конрад, мы не на заднем сидении автомобиля, у нас впереди вся ночь.
— Три года без секса сведут любого с ума, - проклиная галстук запутавшийся о булавку.
— Ты...Все эти годы..., - Гунтрам смотрел на него в шоке.
— После того как ты ушел, я просто не мог...- признался Конрад, - Я сильно скучал...и никого не хотел..
— Иди сюда

Они упали на кровать и Гунтрам обхватил шею своего любовника руками.
— Я люблю тебя, Конрад.
— Я всегда знал это, котик, я никогда не сомневался в твоей любви, как бы мы не ссорились, ты никогда не причинял мне боль. У нас настоящая любовь.
— А в Аргентине?
— Всё было не так. Я давил на тебя, а ты упирался как сварливый котёнок. Давай забудем то время, - Конрад отчаянно стал его целовать и Гунтрам был на грани кульминации.
— Возьми меня Конрад, - пробормотал он дрожащим голосом и Конрад посмотрел на него глазами полными слёз.
— Ты совсем не изменился, Маус, эти же самые слова ты сказал мне тогда в Венеции и украл моё сердце.
Чувствуя что Гунтрам сейчас расплачется Конрад осторожно стал растягивать его пальцами с большой заботой и любовью.
«Я до сих пор могу свести его с ума как раньше»- с гордостью подумал Конрад, когда он спровоцировал первый стон Гунтрама, видя как он кусает свои губы. Это было ни с чем не сравнимое удовольствие. Их сердца бились в унисон.
«Мы должны быть вместе несмотря ни на что,- думал юноша, прильнув к своему партнёру, - Никто не должен больше стоять между нами.»
Шея Гунтрама покрылась красными пятнами, когда Конрад стал медленно проникать в него, заполнив его полностью он остановился, дав любовнику привыкнуть к себе, медленно начав движения он постепенно ускорялся. Их души соединились воспаряя к пику. «Без него я ничто!»- подумал Конрад ускоряясь.

Конрад хотел растянуть удовольствие, но Гунтрам почти принудил его достичь кульминации. Ему необходимо было отдаться возлюбленному, чтобы он почувствовал его безграничную любовь. Энтузиазм его котенка был опьяняющим напитком и он кончил затерявшись в их общей радости.
— Ни с кем мне не было так хорошо как с тобой, Конрад, - сказал Гунтрам тяжело дыша, - Как будто мы две половины одного целого.
— Я тоже ни с кем я не чувствовал того, что я чувствую с тобой, котик. Это будет между нами до конца наших дней, до последнего вздоха, - сказал серьёзно Конрад, целуя его лицо.
— Неужели это может сработать?
— Должно сработать, или наши дети будут пинать наши задницы, - подтвердил Конрад с улыбкой, - У наших детей четкое мнение, что мы должны быть вместе, любовь моя.

— Что я тебе говорил, любовь моя, -прошипел Конрад, когда два его сына прыгнули на него сверху, оттолкнув чтобы занять место рядом с крепко спящим Гунтрамом, - Осторожнее, ему нужно отдохнуть, - увещевал он мальчиков, но они проигнорировали его, прижимаясь к Гунтраму с двух сторон.
— Сейчас только 2 часа ночи! Я не хочу спать с вами! Возвращайтесь в свою постель!
— Мы не с тобой хотим спать, папа- сказал Клаус, - Мы хотим спать с Гунтрамом.
— Точно! Мы хотим спать с Гунтрамом а не с тобой!- сказал Карл, - А ты иди в нашу комнату и спи с Куртом, если хочешь, - поддержал брата Карл.

Конрад потерял дар речи, наблюдая как дети шебуршились в его постели, удобнее устраиваясь возле Гунтрама.
Завтра Гунтрам покажет им. Он никогда не позволял детям приходить в их кровать.
«Завтра у вас будет столько неприятностей, мало вам не покажется»- со злорадством подумал Конрад. Он безуспешно пытался найти удобное положение чтобы уснуть.
***********************
Конец 27 главы, 6части, 2книги.

URL
   

moydnevnichok-57

главная