01:47 

Заместитель-2 (перевод)

Chevolga
Жизнь прекрасна!
Книга 2 часть 6 25 глава
Цюрих. 23 мая 2012 год

*****************************

— Я благодарен вам доктор Ван Хорн, что вы нашли время для встречи со мной- сказал Конрад сидя в элегантном кабинете кардиолога, на минуту его глаза остановились на сверкающих бликах вод озера за окном
— Мой Герцог, я благодарю вас что вы так быстро откликнулись и приехали сюда
— Я так полагаю что вы должны сообщить мне не очень хорошие новости, - Конрад предпочел перейти сразу к делу
— Частично. Мы провели несколько тестов, и нам предстоит сделать ещё. Его общее состояние хуже чем раньше- сказал старый доктор и Конрад с болью прикрыл глаза, - Но тем не менее состояние его сердца стабильно, к моему большому удивлению
— Я не понимаю вас.
— Я в шоке от того, насколько успешно проведена операция, я бы никогда не подумал, что ABS может так много сделать для него. Это экспериментальная процедура и она не делается молодым людям, таким как Гунтрам, но в его случае она хорошо у него прижилась. Добавление МКБ в качестве профилактической меры значительно сократило риск внезапной сердечной смерти.
— Но?
— У него критический вес, высокое кровяное давление, поэтому сердечная ткань плохо приживается. Он чувствовал себя на много лучше после операции и не обращал особого внимания на сердце, бросив пить лекарства, особенно бета- блокаторы. Это приемлемо для пожилых людей, в его же случае представляет серьёзную опасность. Он не долечился и аритмия вернулась. Нам еще предстоит проверить результат дефибрилятора и мы вернёмся к лечению ингибиторами АПФ и бета-блокаторов
— Разве это не то что у нас было раньше?
— Да, но у него недостаточный вес, уровень катехоламина критический, страдает анемией...короче эти процедуры назначаются старикам- он должен вернуться к своим прежним лекарствам, отдыхать как можно больше, набирать вес и обратиться к психиатру
— Ему станет лучше?- спросил Конрад в недоумении, - Надеюсь он не умрёт?
— Всё к этому идет, сэр, это чудо что он жив. Но как только мы стабилизируем его, качество жизни улучшится.
— Должны ли мы рассматривать трансплантацию?
— Не сейчас, сэр, я не понимаю одного, почему он получил нитроглицерин несколько раз, он так же принимал верапамил, это нормально, но нитроглицерин- просто смертельно для него
— Может Гунтрам неправильно назвал лекарство?
— Может быть, но я не думаю. Российские врачи любят экспериментировать, проводить опыты так сказать, - разбушевался Ван Хорн, - он должен отдохнуть, набраться сил перед приемом препаратов, которые я собираюсь ему прописать.
— Нет необходимости в пересадке сердца?
— Не в данный момент. Есть риск что ткань зарастёт снова, но с бета-блокаторами это будет под контролем. Один или два года на восстановление, а потом он может вести нормальный образ жизни, в пределах разумного конечно
— Как насчет психиатра?
— Я разговаривал с доктором Фельдман, он считает что ещё слишком рано делать выводы с учётом его ситуации. Он был изолирован в течении трёх лет, вынужден был стать родителем и ответственность за ребёнка, вынужден был видеть все те ужасы и страх за ребенка, подвержен насилию. Он желает его видеть у себя два раза в неделю в течении
шести месяцев, прежде чем он даст свою оценку.


Конрад посмотрел на врача и идея сформировалась в его голове.
— Я хочу чтобы вы включили Гунтрама в лист ожидания для пересадки сердца, доктор.
— Что?! Может вы не поняли меня, мой Гриффин, он не нуждается в пересадке сердца.
— Прекрасно! Да, я понял, но тем не менее я хочу чтобы вы включили его в этот список.
— Он не...
— Нуждается! Я приказываю вам включить его в этот список!
— Простите, мой Гриффин, но это против всех правил этики, это просто безумие! Я не могу это сделать!
— То что будет сказано в этом кабинете, должно здесь и остаться, - серьёзно сказал Герцог и врач кивнул, - Я прекрасно знаю что будет с вашей карьерой, если это выплывет наружу. Вопреки тому что знает полиция, мы знаем кто похитил его и кто несет ответственность за то что произошло в Аргентине. Этот человек до сих пор жив и его ресурсы не на много уменьшились. Он до сих пор увлечен Гунтрамом, с тех пор как ему исполнилось 17 лет, и сделает все чтобы добраться до него. Вы помните, когда он вернулся в 2004 году и был очень болен до Рождества? Гунтрам не говорил вам об источнике своей нервозности, насколько я помню?
— Никогда- прошептал доктор.
— Этот человек похитил его, и был убит его телохранитель.
— Вы должны были обратиться в полицию!
— У нас не было достаточно доказательств и он очень мощный русский бизнесмен. В тот раз он его отпустил, видимо недостаточно был подготовлен. Я направил против него все свои ресурсы. Он фальсифицировал свою смерть в 2008 году и вы знаете что он сделал в последствии. Он сделал для Гунтрама ребёнка и он чуть не убил моих мальчиков в отместку за его побег. В этой клинике тестировали их.
— Жизни мальчиков ничего не угрожает, - прошептал доктор.
— Я имею в виду труп собаки, а также то что случилось с воспитателем и моими мальчиками, за несколько дней до прибытия его в Цюрих, и я не верю в совпадения.
— Нужно идти в полицию и осудить этого человека.
— Он уже подделал свою смерть в тюрьме и спасся, - фыркнул Конрад, - Единственный способ держать его подальше от него, это сделать так, чтобы он потерял интерес к Гунтраму. Если представить всё так, что он якобы находится одной ногой в могиле у него угаснет интерес к нему. Поэтому я прошу вас об этом. Используйте его старые анализы и включите его в список на трансплантацию. Гунтрам заслуживает того, чтобы вести тихую, спокойную жизнь со своими детьми и не оглядываться по сторонам каждую минуту, опасаясь того, что этот человек что то замышляет против него, или против его сыновей. Вы не согласны со мной, доктор?
— Мой Гриффин, я не могу это сделать.
— Мы не навредим никому, мы ничего не собираемся воровать, не собираемся никого лишать шанса получить донора, если вдруг появится донор, можно будет сказать, что оно не подходит по тем или иным параметрам, из-за инфекции в конце-концов.
— Почему вы думаете, что этот человек узнает об этом?
— О, он узнает, я уверен в этом. Мне нужно только, чтобы вы включите его в список.
— Я должен иметь ваше согласие, сир
— Я подпишу всё что требуется. У меня есть общая доверенность на него, я всё подпишу, никто не будет знать об этом, даже наши семьи и Гунтрам.
— Что вы собираетесь сказать ему?
— Правду. Что он должен быть очень осторожным в будущем, но ничего не скажу о трансплантации.
— Я понимаю ваши причины, сир, но это не этично, аморально!
— Вы предпочитаете сделать его жизнь несчастной?
— Мой Герцог...
— Я увеличу объём средств для клиники на 20 процентов.
— Это очень щедро, мой Герцог, но..
— И для вашего отдела в частности, мне нравится как вы справляетесь со своими обязанностями.
— Хорошо, я предприму все меры чтобы включить господина де Лиля в список ожидания, сир.
— Отлично!- ответил довольно Конрад.

Теперь у Репина будет меньше стимулов цепляться к моему котёнку. Теперь надо найти способ нейтрализовать его интерес к ребенку.

Гунтрам чуть не подпрыгнул в машине, когда Горан садился на водительское место.
— Если ты не заметил мы находимся на закрытой стоянке, внутри частной клиники, Гунтрам, не будь таким параноиком, Репина здесь нет.
— Ты не знаешь этого
— Это наша земля, головной офис, если хочешь знать.
— В Буэнос-Айресе тоже было безопасным местом, посмотри что случилось, Хейндрик погиб из-за меня.
«Вместе со многими другими, но Гунтраму пока не надо об этом знать»
— Хейндрик был хорошо осведомлён с риском связанный с этой работой, братик, он умер как воин и мы все гордимся им
— Он собирался жениться и иметь детей, - сказал безрадостно Гунтрам
— Как и многие другие, которые нанимаются на службу, кто-то заболевает, кто-то попадает в автокатастрофу, ты не должен винить себя в его смерти. Мы едем домой, думаю ты капризничаешь потому что устал в клинике.
— Знаешь что они мне сказали? Назначили мне столько лекарств, сколько я не пил до операции, опять я должен во всём ограничиваться. А этот чокнутый психиатр, не прописал мне ничего, даже для сна, ему хотелось только поболтать
— Всё это дерьмо! Тебе не нужен никакой психиатр!- зарычал Горан,- У тебя синдром бойца после боя, всё это пройдёт, занимайся ребёнком- это лучшее лекарство
— Не думаю что...
— Я уверен, Гунтрам. Да, я слышал что ты говорил раньше. Кончай барахтаться в боли и жалости к себе, начинай контролировать уже свою жизнь, сделай уже свой выбор- прорычал Горан

Они ехали молча, Гунтрам даже не смотрел на Горана, и Горан намеренно игнорировал его. Горан понял, что пора кончать с ним сюсюкаться и строгостью заставить его взять себя в руки, надо быть с ним суровее и прекратить его саморазрушение. Психиатр или нет- это должно остановиться. Он думает только о Репине и как от него спастись, так он точно скоро сойдёт с ума.

— У нас сегодня гости- беспечно сказал Горан, у Гунтрама от злости чуть не свело скулы
— Я не могу!
— Не злись, это только парень Алексея Жан-Поль и позже придёт твой американский друг, он уезжает в свою Америку, придёт попрощаться
— Имя бойфренда Алексея Жан-Жак, Горан, а другого зовут Джон Алзор- и он владелец нескольких супермаркетов
— Лавочник!- пожал плечами Горан, - он придёт на ужин в 9 вечера
— Горан! Сейчас ещё 5 вечера!
— Ага, если повезёт повар принесёт на ужин яблочный пирог, помнится ты его любил.
— Я не готов пока принимать гостей
— Вчера ты виделся с Фердинандом и Майклом, сегодня придёт французский повар, попытайся узнать у него, где ошивается этот его «бойфренд», и когда он уже появится. Меня сводят с ума эти звонки из России, причём в любое время суток. Наш Алексей уже перебил всех, даже бывших соратников Репина, которые остались в России, его метод охоты можно сравнить с минным рыболовством в бассейне, - фыркнул Горан, а Гунтрам побледнел прислонившись к стенке лифта.
— Я понятия не имел об этом.
— Теперь иди и выведай всё у француза, - Горан открыл дверь и весело крикнул, - Конрад! Твой отец пришёл!
Гунтрам не успел убежать, как Горан захлопнул за ним дверь.
Жан-Жак на всех парусах с ребёнком на руках мчался на встречу Гунтраму. За ними неслась Николетта пытаясь забрать у него ребёнка. Она подрезала Жан-Жака на повороте и выхватила у него ребёнка.
— Гунтрам! - крикнул Жан-Жак и с визгом бросился на него.
— Привет Жан-Жак, - сказал он застенчиво и был раздавлен в объятиях француза.
— Ты не представляешь как мы все соскучились! Я знал что ты вернёшься! Мы все знали это!, - кричал он чуть не плача и сильно хлопал его по плечам,- Что ты сделал со своими волосами? Выглядишь как приведение! Прежний цвет был лучше.
— Я их покрасил...
— Ну, это ерунда, мы сейчас едем к моему парикмахеру! Вернём твой цвет и он подстрижёт тебя, так что ты обалдеешь от счастья!
— Я не хочу...
— Хочешь! Господин «Павицелик» посмотрит за Конрадом, - сказал Жан-Жак.
— Павилевич...- мягко добавил Горан.
— Горан! - сказал Гунтрам, но тот быстро смылся с кухни.
— Гунтрам, быстро переоденься и едем к моему другу Гельмуту, который сделает из тебя конфетку и вернёт тебе твой цвет волос- сказал Жан-Жак
— Пожалуйста, Жан-Жак, я не могу выйти на улицу!- признался Гунтрам
— Ты едешь со мной если не хочешь выглядеть как Фридрих, выбирай Гунтрам. Гельмут лучший парикмахер и я должен пригласить его на 25-летний юбилей свадьбы своих родителей, кстати, я в ресторанном бизнесе уже!

Гунтрам молча сидел в машине рядом с ликующим Жан-Жаком, который был за рулём. Он смотрел через окно на город и подмечал, что он почти не изменился.
— Ничего не изменилось- пробормотал он
— Да,- согласился Жан-Жак,- Но теперь ты выглядишь на много лучше
— Никогда не думал, что столь тривиальное как цвет волос может так много значить для меня. Я прошу прощения за то шоу,- сказал он смущаясь, вспоминая что даже прослезился когда ему дали посмотреть результат работы.
— Хельмут был очень рад что тебе понравилось, - сказал Жан-Жак, - Сейчас ты больше похож на себя.
— Спасибо тебе за всё. Я в долгу перед тобой и Алексеем. Я знаю, что благодаря ему я освободился, - сказал Гунтрам.
— Я знаю о чем ты хочешь спросить меня, - сказал Жан-Жак,- Я не знаю где он, я послал ему сообщение на адрес электронной почты, который он дал мне, но ответа нет.
— Как ты думаешь, он...-
— Нет! Он вернётся, когда закончит свои дела. Он не глуп и знает что делает. Я доверяю Алексею, Гунтрам. Я уверен что он вернётся.
— Я не хочу чтобы он пострадал из-за меня
— Это не из-за тебя. У него свои счёты с этим человеком, который похитил тебя. Он мне всё рассказал. Он хочет расквитаться с ним. Он вернется когда придёт время. Я не беспокоюсь об этом и ты не беспокойся.

— О! Сейчас ты больше похож на себя, братик, - приветствовал Гунтрама Горан- Твой сын очень шустрый, не останавливается ни на минуту,- усмехнулся Горан- Он съел большой кусок яблочного пирога, который ты принес, Жан-ПОЛЬ
— ЖАН-ЖАК! Он съел почти весь пирог?!- раздражённо сказал повар «Этот серб знает его больше четырнадцати лет и до сих пор не может запомнить его имя», - У ребенка волчий аппетит, я смотрю- указывая на остатки пирога.
— Точно!- сказал серб не моргнув.

Гунтрам боялся, что сын не узнает его с новым цветом волос, он подошёл к нему, играющему на ковре и тихо сказал:
— Привет, детка. Это я!
Малыш озадаченно посмотрел на отца, но решил что пуговицы на его рубашке более интересны. Успокоившись, Гунтрам спросил Горана, давали ли ему его бутылочку с питанием
— Попытайся дать ему сам, если сможешь, он наелся пирогом. Скоро придет гость, я еле упросил Николетту одеть свою форму, чтобы произвести впечатление на американца, - хохотал Горан
Гунтрам проигнорировал шутку и понес малыша в комнату переодеть.

Во время обеда разговор был на нейтральные темы. Джон любезно рассказывал что он посетил в Цюрихе.
— Я должен вернуться в Штаты , встретиться с судьёй. Жена требует повысить содержание, я не могу отказать ей в этом, - кратко объяснил он.
Гунтрам не знал что делать, он чувствовал неловкость перед Джоном, за то что использовал его, ничего не рассказав о действительных мотивах его пребывания с ним. Джон принес в подарок малышу большого коричневого, плюшевого мишку. Тот ухватился за него отбрасывая прочь грязного зайца, подаренного Константином. Горан тут же воспользовался моментом, схватив зайца отправил его в мусорную корзину, потом подошел, взял на руки малыша, под предлогом, что ему пора спать унес его в комнату, оставив Гунтрама с Джоном наедине.

— Я чувствую что виноват перед тобой, Джон, я не хотел делать тебе больно.
— Князь, не беспокойся об этом. Я был увлечен тобой, мне и сейчас хочется завалить тебя. Тебе очень идёт этот цвет волос, - с улыбкой сказал Джон, - Не парься, если я смог заинтересовать такого как ты, значит у меня есть шансы встретить кого нибудь вроде тебя, - сказал Джон скрывая грусть.
— Я использовал тебя.
— Мне было неприятно, что ты не доверял мне на столько, чтобы сказать правду- сказал он серьёзно,- но поговорив с двумя твоими амбалами-телохранителями я многое понял. Мне хотелось биться головой о стену, когда вспоминаю что позволил себе в отношении тебя, я настоящий мудак!
— Нет, ты хороший человек!
— Конечно, потому что мы расстаёмся, не так ли?
— Я хотел бы с тобой дружить, но не думаю что это сработает, друзья не спят вместе.
— Особенно если у тебя есть шестифунтовый муж, принц- усмехнулся Джон,- Я познакомился с ним два дня назад, он очень цивилизованный аристократ, - я ничего не сказал ему о нас, мы выпили с ним нехило так, он очень респектабельный.
— Очень- ответил Гунтрам с грустной улыбкой- Джон...
— Позаботься о ребёнке и присылай мне его фотографии всегда, я буду скучать о нем, - прервал он Гунтрама, - Гунтрам, не переживай за меня, это не первый раз когда меня посылают, я привык к этому. За то теперь я знаю кого хочу. У тебя есть брат или кузен?- спросил он серьёзно.
— Нет. Мой кузен уже занят. Он встречается с одним из адвокатов Конрада
— Жаль, думаю что вернувшись в Сан Франциско я, пообщавшись с истинными членами королевской семьи, не смогу жить с теми снобами из Бостона.
— Я надеюсь, ты найдёшь своё место в жизни, Джон, ты заслуживаешь быть счастливым, - серьёзно сказал Гунтрам.
— Ты знаешь что мне сказал твой муж? Он предложил мне переехать в Рим. Может это не плохая идея. У меня есть несколько китайских бизнесменов заинтересованных в моём бизнесе. Он на многое открыл мне глаза, как в дальнейшем распорядиться своей жизнью.
— Конрад очень умный и проницательный.
— И корректный,- не забывай об этом, князь, -усмехнулся Джон, - Прощай, друг!
— Возможно через несколько лет мы могли бы...
— Быть друзьями? Да, может быть, если твой муж не пристрелит меня, - пошутил Джон и обнял Гунтрама медвежьей хваткой, - Ешь больше! Будешь как я!
— До свидания, друг мой!- сказал Гунтрам с тяжёлым сердцем.
Он проводил его до двери, Джон вошёл в лифт и Гунтрам вернулся в квартиру. Зайдя в гостиную он налил себе выпить и позвал Горана

— Ушёл твой друг?- растеряно спросил Горан
— Да, Джон ушёл. И я не хочу видеть его больше, потому что не хочу неприятностей. Я больше не хочу обижать Конрада, он очень ревнив.
— Конрад не любит конкуренцию. Но он не будет возражать против вашей дружбы. Отправляйся спать, Гунтрам, твой сын проснётся в 8 утра, я с утра поеду в банк, там у меня дела, Николетта уйдет по магазинам, так что вы останетесь одни с малышом.

*************************
Конец 25 главы, 6 части 2 книги.

URL
   

moydnevnichok-57

главная