• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:15 

Заместитель-2 (перевод)

Жизнь прекрасна!
2 книга, 5 часть, 13 глава
30 июля 2009 года
Цюрих.

***********************************
Дети буквально упали на подушки и мгновенно заснули. Они носились как два урагана до последней минуты, пока не упали замертво. Эберхард поразился этому и тайно радуясь, что они быстро заснули. Как Гунтрам с его больным сердцем выдерживал это? Я бегал за ними начиная с 8 утра и я просто валюсь с ног!
Он зашел в игровую комнату чтобы положить на место карандаши и тетрадки заметив что Бригитте уже убрала грязную одежду детей. Гунтрам действительно хорошо их воспитал. Мальчики незамедлительно исполняли все его просьбы, убрать за собой игрушки или сложить грязную одежду в корзину, не жалуясь и не капризничая. Утром, они сделав домашнюю работу пошли в сад, бомбардируя его вопросами об утках в пруду, проверяя мои знания. Мой дед был намного мягче чем Гунтрам, но мне намного легче.

Согласно их режиму дети до трёх часов были в замке, мирно раскрашивали карандашами рисунки. Карандашей была всего одна коробка и они мирно делились карандашами.
— Это был наказ Герцога, если карандаши терялись или они их ломали, то до следующего семестра они не получали замены- объяснил Фридрих, когда он спросил почему у детей только одна коробка карандашей на двоих.
— «Мой кузен действительно провел хорошую работу с ними, как можно говорить что с ними хлопотно? Два дня в моем классе и можно сойти с ума.»
Эберхард вышел из детской и столкнулся с Фридрихом в коридоре.
— Герцог хотел бы поужинать с вами, Эберхард
— Спасибо, Фридрих. Должен ли я переодеться к ужину?
— Нет, только поправьте галстук, сегодня не официальный прием. Герцог ждет вас в библиотеке.
Эберхард пошел к себе в комнату, вымыл руки, причесался перед встречей со своим работодателем. «Скорее всего он хочет знать как прошли три дня моего пребывания здесь и каковы успехи у Князей. Что Гунтрам нашел в нем? Он самый холодный человек которого я встречал в своей жизни. С тех пор как я приехал он сидит запертый в библиотеке, работает и не обращает внимание на весь остальной мир. У айсберга больше эмоций чем у него.»
Он быстро пошел в библиотеку и постучал в дверь, готовясь к самому скучному вечеру. «Это как просить аудиенции у Франца Иосифа или Вильгельма.»
— Войдите.
— Добрый вечер, мой Герцог - коротко сказал Эберхард, нельзя отрицать, что Линтрофф выглядел внушительно за столом
— А, добрый вечер, мистер Гуттенберг Саксен, пожалуйста садитесь, - сказал Конрад указывая ему на кресло, - Я надеюсь мои дети не причинили вам никаких неприятностей за эти дни?
— Нет, мой Герцог, они очень послушны, хотя грустят по Гунтраму.
— Я видел вас в саду, они ведут себя хорошо, но будьте бдительны, потому что они могут сотворить что нибудь за пять минут. Гунтрам всегда заранее чувствовал когда они что-нибудь замышляли.
— Я поражен их вежливостью и образованием, мой кузен знал как их воспитывать, они послушны и внимательны к другим людям, когда дети в их возрасте очень эгоцентричны.
— Гунтрам знает как их воспитывать, он очень их любит но держит в строгости. Они уважают и ценят его мнение больше чем моё.
— Оба мальчика очень любят Гунтрама, и скучают по нему, они четыре раза спросили меня, знаю ли я когда он вернется, я сказал им что это всё в руках Божьих.
— Спасибо- сказал смущенно Конрад. «Не так всё плохо как я думал. Голос отличается, и он старше моего котенка.»
Дитер объявил, что обед был подан и спас Конрада от возникшей паузы, и он почти сбежал в столовую радуясь что Фридрих сел с Эберхардом слева от него, а правая сторона, где всегда сидел Гунтрам была свободна.
Они ели в абсолютной тишине и Конрад решил нарушить молчание:
— Вы кузен Гунтрама и наши семьи были связаны в прошлом. Я считаю что мы можем звать друг друга по имени.
— Для меня будет честью, если вы позволите мне это, сэр.
— Спасибо, Эберхард.
— Сегодня ребята проверяли мои знания об утках, Конрад, - сказал Эберхард желая начать безобидный разговор, чтобы не уснуть за столом от скуки.
— Не позволяйте им приносить в дом уток! Они просили об этом с мая. Они не смогли убедить в этом Гунтрама, теперь пытаются сделать это через вас. Им было по два года, когда они спрятали кролика в нашем шкафу!
Эберхард засмеялся:
— Как они сумели поймать кролика?
— Это было в Пасху. Они получили в подарок молодого кролика и они решили сохранить его спрятав в шкафу. Использовали одежду Гунтрама, чтобы сделать ему кровать. Гунтрам потерял в тот день несколько трикотажных изделий, кролик погрыз их, - объяснил Конрад с грустной улыбкой, - Мы еле поймали этого кролика.
— Могу представить, у меня в детстве был один, большой и скользкий
— Гунтрам узнал в тот день, что кролики сильно дерутся, - сказал Конрад улыбаясь, вспомнил как Гунтрам удивился, когда маленький, пушистый кролик превратился в адского зверя, когда он наконец поймал его.
— Как вы познакомились с Гунтрамом? Он никогда не рассказывал мне.
— Что, простите?
— Как вы познакомились?
— В Париже. Я увидел его во время мессы в Нотр-Даме. Я стоял сбоку, а Гунтрам сидел на скамье. Я был ошарашен! Пожалуй нет другого слова чтобы определить моё состояние. Было чувство что я увидел Ангела, и я пошел за ним когда он покинул собор. Я не пошел на деловую встречу в первый раз в своей жизни. Я ходил за ним по всему Парижу, разрываясь между желанием поговорить с ним и страхом, сделать из себя дурака. Я был старше его, и по возрасту годился ему в отцы.
— Я не представлял что это было так.
— Дальше-лучше. Я ходил за ним по Парижу и наблюдал как он общался с людьми. Он жил в Хостеле, недалеко от площади Гамбетта, в ужасном месте в окрестностях белых иммигрантов из Магриба. Он остановился у одного киоска, чтобы поесть шашлык и заговорил с продавцом и тот рассказал ему о том как он однажды пересек океан. Обычно люди игнорируют таких людей, но он был очень добр к этому человеку. Потом он пошел в свой Хостел, и на следующее утро опять пошел гулять по Парижу.
— Это называется выслеживание, Конрад.
— Я знаю, но я не мог остановиться. Он отправился в музей Армии и я попросил директора музея, моего старого друга, узнать его имя. Я последовал за ним ночью на вокзал, он купил билет в Венецию и я последовал за ним.
— Вы поехали в том же вагоне?
— Я не хотел терять его. Он притягивал как магнит. Я купил билет и запрыгнул в поезд. Поезд был ужасный, останавливался на каждой станции. Мы приехали утром и я чувствовал себя как выжатый лимон. Гунтрам пошел в какой-то очень старый, грязный Хостел, и я понял что мне негде остановиться.
— Разве вы не забронировали себе место в том же Хостеле?- глумился Эберхард
— Я не могу жить с блохами, - ответил Конрад сухо, - Я пошел в отель Даниели и заказал себе номер. В это время служба моей безопасности заработала коллективный сердечный приступ во главе с Фердинандом фон Кляйстом, одним из моих лучших друзей и моя правая рука. Когда я позвонил им утром, они чуть не сошли там все с ума от беспокойства и уже к полудню все были в Венеции и Майкл Дахлер с Гораном.
— Это звучит как «вся кавалерия прибыла»- засмеялся Эберхард- Почему вы просто не поговорили с ним вместо того чтобы поднимать такую шумиху?
— Что я должен был сказать 19-летнему студенту?
— Привет!- предложил Эберхард
— Не в моем случае. Лучше -«Ушел ли Жюльен из дома своего отца?»
Эберхард рассмеялся на странный вопрос и ждал пояснения.
— Когда я шел по площади Сан-Марко, я видел как он читает книгу «Красное и черное» и я подумал- сейчас или никогда. и сказал первое что пришло мне в голову. Мы немного поговорили, и он пытался избавиться от меня всё время. Но мне удалось уговорить его пойти со мной в музей Коррер. К сожалению там меня увидел директор музея и решил попросить денег, от него трудно было избавиться .
— Это похоже на самую странную историю всего человечества, - хихикал Эберхард
— Дальше лучше, я пригласил его пообедать со мной, а потом понял что у меня не было места куда я мог бы его повести. Дом мой был ещё закрыт и повар еще не приехал. Я вспомнил про один немецкий ресторан, куда меня водил мой отец и повел его туда. Фердинад и Хейндрик решили посмотреть на Гунтрама и пришли туда вместе. Я чувствовал что Гунтраму не нравится мое общество, да еще и присутствие моих людей, и я был в отчаянном состоянии. Я стал рассказывать ему историю венецианских торговых путей и начало современного банковского бизнеса. На следующий день я пригласил его в музей Торчелло и там Гунтрам наконец открыл мне себя и я поцеловал его. Никто и никогда не целовал его раньше, как мне он потом сказал. И я понял тогда, что пойду за ним на край света.
— Что было дальше?
— Он сбежал, как будто за ним гнались легион демонов, - вздохнул Конрад. Я снова встретил его в новогоднюю ночь и он был настолько пьяным что мне пришлось довести его до его Хостела, мы опять целовались и через два дня он уже жил со мной. У его спутника были неприятности с полицией и ему негде было жить и я взял его с собой в свой дом в Венеции. Ни при каких обстоятельствах я не повел бы его в гостиницу. После того как он ко мне переехал, я хотел запереть дверь и ключ выбросить. Его спутник вернулся в Аргентину, а мы поехали на несколько дней во Флоренцию. С тех пор мы были вместе. У нас были и хорошие и плохие времена, но он никогда не подводил меня. Гунтрам отдал мне все что имел, он самый щедрый человек, которых я когда либо встречал.
— Честно говоря я никогда бы не сказал что вы романтик, Конрад.
— Я не романтик, но это не значит что я не могу любить. У меня нет времени на щебетание. Гунтрам - моё самое дорогое сокровище и я знаю что я потрачу все свои ресурсы, но найду его и заставлю дорого заплатить тем, кто сделал ему больно, - очень холодно сказал Конрад, и Эберхард понял, что мягкий человек, который только что с такой теплотой и любовью рассказывал ему о его кузене, не было в реальности, перед ним сидела большая, черная пантера и он испугался, - Я только молюсь, чтобы Бог дал мне силы исполнить свою клятву независимо от последствий, - закончил Конрад
— Возможно Гунтрам вернется, - сказал почти шепотом Эберхард
— Мое сердце хочет верить что так будет, но логика против этого
— Вы думаете что он мертв?
— Нет, я не поверю в его смерть пока у меня не будет реальных доказательств. Я не перестану его искать до тех пор пока я жив.

5 августа 2009 года
Зильт.

Они прибыли на остров Зильт в начале дня. Эберхард понял что Конрад был на грани срыва и решил вывести мальчиков на прогулку к морю:
— Конрад, я возьму детей на прогулку? Всё утро они летели в самолете, им нужно немного размяться, - сказал Эберхард, и мальчики закричали радостно, что они хотят собирать камушки.
— Я присоединюсь к вам, если вы не возражаете, мне тоже нужно проветрится.
Мальчики бросились к морю как два урагана. Они прошли по пляжу уже почти километров семь, мальчики собирали в ведерки камушки и показывали их Эберхарду. Конрад шел рядом погруженный в свои мысли и Эберхард предпочел не беспокоить его.
— Раньше мы приезжали сюда на праздники, - сказал Конрад, это было причиной его молчания и Эберхард уважая его пространство, увел детей немного в сторону.
Они вернулись в дом в семь часов и мальчики были очень голодны. Конрад извинился и заперся в библиотеке, а Эберхард отвел детей обедать на кухню.


Оставшись в одиночестве в библиотеке Конрад включил компьютер, но электронные письма не интересовали его. В каждом уголке комнаты ему мерещился образ Гунтрама, и он не выдержал:
«Приехать сюда было плохой идеей, везде я вижу образ котенка. Означает ли это что он мертв? Нет, этого не может быть, я знаю что он жив.»
Он смотрел на книжные полки и вспоминал как Гунтрам искал книги интересующие его. Он любил книги по искусству, но по какой-то причине не покупал их. Почему? Было ли это из-за цены? Я сам покупал их, когда видел что его заинтересовало и ставил их туда, где он потом мог найти их. Конрад улыбнулся, вспоминая святящуюся улыбку Гунтрама, когда он находил книгу которую хотел прочитать, но не осмелился купить. Была ли это игра? Может быть, но это того стоило. Возможно он проверял слушал ли я его, когда он рассказывал мне то что услышал от Остермана. Вероятней всего, потому что когда мы были в ссоре, он не трогал ни одну книгу которая не принадлежала ему.»


Тихий стук в дверь вернул его из грёз, вздохнув он вытер увлажнившиеся глаза:
— Войдите.
— Ваша Светлость, пришел г-н Анреас Волкер - сказал Дитер и он весь сжался. - «Опять он! Он был влюблен в моего котенка, независимо от того что он это отрицал. Я бы с удовольствием свернул ему шею, но я не могу, потому что Гунтрам выставлялся в его галереи.»
— Я встречусь с ним в гостиной, - он взглянул на часы- 8 часов, - Вероятно он захочет остаться на ужин, предупредите повара.
— Да, сир- сказал Дитер и закрыл дверь.
Конрад вздохнул, чувствуя себя совершенно опустошенным и одел твидовый пиджак. Он не хотел встречаться с Андреасом, но Маршан отменил несколько деловых встреч чтобы быть на панихиде, и он был хорошим другом моего котенка. «Забавно, даже бывшие соперники приходят навестить меня ради Гунтрама.»
Войдя в гостиную он увидел Андреаса смотрящего на море из панорамного окна:
— Какой фантастический вид, Конрад, - сказал он и протянул для приветствия руку,- Как вы?, - спросил он обеспокоенно
— Привет, Андреас. Спасибо что пришли, - ответил Конрад, обходя вопрос, - Хотите выпить?
— Нет. Вообще-то я пришел пригласить вас выпить пиво где-нибудь.
— Я не пью пиво, - сказал Конрад- И еще слишком рано...
— Куда-то идти? Я не придерживаюсь старых традиций, - Я просто зашел узнать как вы, и пригласить вас куда нибудь выпить пиво или бокал вина. Здесь очень скучно и надо как-то развлечься.
— Мне здесь нравится. Хотите поужинать со мной?
— Это не правда, когда я встретил Гунтрама тогда, он умирал от скуки. Я просто решил что немного отвлечься тебе не повредит. Гунтраму бы не понравилась ваша скорбь.
— Я не скорблю, - ответил расстроено Конрад
— Я же вижу, давай, Конрад, соглашайся
— У меня нет желания.
— Это по-детски, Линтрофф. Я попробовал свою удачу с Гунтрамом когда-то давно, но он меня отшил. Глупо ревновать сейчас. Мы решили наши проблемы давно. Гунтрам любил только тебя и никого другого.
— Гунтрам любит меня, а не любил, - поправил Конрад
— Да, я согласен с тобой,- сказал быстро Андреас, бедный, ему хуже чем я думал
— Мне жаль, я не хотел быть грубым, - извинился Конрад, - Мне было очень тяжело, поэтому я приехал сюда.
— Почему бы нам не начать сначала? Я приглашаю тебя выпить то, что тебе захочется и ты говоришь, - да? Мы поедем напьемся где-нибудь и потом шофер развезет нас по домам.
— Хорошо. А что мне делать с репетитором?
— Ты слишком большой чтобы иметь репетитора, - дразнил Андреас
— Репетитор детей.
— Пригласи его тоже. Пусть сопровождает тебя как дуэнья и защищает твою добродетель от извращенных Маршанов, вроде меня. Я хочу поговорить с вами о деле. Обещаю не просить деньги у ваших банков.
— Он гораздо моложе меня, это мне придется защищать его от вас...- начал Конрад, но его прервал стук в дверь
— Войдите!
— Простите, Конрад, дети спят...О, простите, - сказал Эберхард и повернулся чтобы уйти, когда он увидел посетителя.
— Нет, Эберхард, останьтесь на минуту- сказал Конрад, увидев что Андреас в шоке смотрит на молодого человека, - Это Андреас Волкер,- владелец одной из галерей, где Гунтрам выставляет свои работы. А это- Эберхард Гуттенберг Саксен- новый наставник моих детей.
— Воспитатель на летнее время, - пояснил Эберхард и протянул руку для приветствия, - Как дела? Вы дружили с Гунтрамом?
— Да, я спонсировал одну из его выставок в Берлине-ответил он
— Я кузен Гунтрама, - улыбнулся Эберхард, - Все говорят что мы похожи.
— Как братья
— Мы троюродные братья
— Не желаете с нами пообедать? - спросил Андреас и почувствовал себя дураком, - Я-то думал что Конрад тут скучает...
— Отличная идея!- сказал Эберхард- Я возьму куртку.

***

Конрад согласился ехать в машине Андреаса, только для того чтобы блокировать любые попытки Андреаса соблазнить нового наставника. Эберхард был благословением для его детей, поскольку других они просто не воспринимали и он не собирался позволить одному из бывших поклонников Гунтрама попытать счастья с ним.
— «Когда Гунтрам купил эту дурацкую квартиру, Волкер предложил ему коллективную выставку с какими-то сумасшедшими художниками, которым до Гунтрама было как до Бога- подумал Конрад и сел на переднее сиденье, отправив Эберхарда на заднее. Если он начнет домогаться Эберхарда, я его прикончу. Мальчик принадлежит фамилии Гуттенберг Саксен и вероятно такой же наивный в отношении мужчин как и Гунтрам. Наверно поэтому их семья была одной из самых почитаемых семей поставляющих жен во все Европейские и Российские дворянские дома, красивые но совершенно невежественные, как Эберхард.»

Конрад сидел за столом с видом на пляж и представил как Волкер встретился с Гунтрамом в 2006 году вот примерно за таким столом, он погрузился в свои мысли и совершенно потерял интерес к разговору, когда Андреас начал рассказывать о прошлых выставках Гунтрама, до тех пор когда Эберхард стал рассказывать о книге, над которой они работали с Гунтрамом.
— Я посетил Гунтрама и после этого мы обменивались книгами и общались по электронной почте. Однажды он прислал мне пять эскизов сделанных карандашом для моих стихов, и я не мог поверить что кто-то мог интерпретировать настолько точно, будто это он писал эти стихи. Я был поражен несколько дней, прежде чем смог написать ему снова. И когда я с ним связался, у него уже было готово несколько акварелей- сказал Эберхард.
— О чем были стихи?- резко спросил Конрад, и Андреас посмотрел на него неодобрительно
— В основном о потерянной и неразделенной любви. Я посвящал стихи своему партнеру. Он скончался в автомобильной аварии три года назад. Я рассказал ему о Франце Иосифе и мы говорили в течении нескольких часов.
— Сколько рисунков сделал Гунтрам?- спросил Андреас
— Я не знаю. О прислал мне коробку с акварелями и мы думали что это не плохая идея издать вместе книгу, так как у нас были схожие идеи и художественная концепция.
— Я хотел бы увидеть их, - сказал Андреас, - Видите ли Эберхард, у меня была запланирована выставка с Гунтрамом и еще двумя художниками на ноябрь-декабрь, но я решил уделить приоритетное внимание Гунтраму, скажем вся выставка будет посвящена Гунтраму. Я приехал сюда, чтобы попросить разрешения найти всё что было у него дома, с Остерманном конечно, но книга была бы лучшей идеей.
— Это были только эскизы...
— Да, выставка будет совмещать поэзию и искусство. Его первые книги имели огромный успех. Всё было продано в первую неделю- объяснил ему Андреас.
— Гунтрам говорил о своем друге издателе Коко фон...с чем-то..., она хотела издать эту книгу, но у нас пока не было готово.
— Почему бы нам не издать эту книгу?- предложил Андреас
— Гунтрама нет, а это его рисунки
— Технически он отдал их вам
— Да, но он мне их просто показал, подойдут ли они для стихов. Мы не можем ничего сделать без его согласия. Это его эскизы, - ответил Эберхард
— Я хотел бы посмотреть на них, если вы не возражаете, Эберхард, - сказал Конрад
— Да, конечно. Они находятся в Вюрцбурге. Моя мать может прислать их в Цюрих.
— Нет, пусть пришлет их сюда. Я пошлю кого-нибудь чтобы забрать их. Я не хотел бы чтобы они испортились или потерялись в пути- решил Конрад.

8 августа 2009 года

« Ну Эберхард, ты можешь обогатить «список» жизненного опыта еще одним наездом Герцога, - ухмыльнулся Эберхард и обратил внимание на своих молодых подопечных, - Я только надеюсь что моя мать не положила что-нибудь неловкого в коробку, что-нибудь для личной жизни в этом доме.»
— Стоп! Теперь вы, двое! Вы не пойдете на пляж пока не закончим ваши уроки на сегодня, - сказал он и поймал Клауса когда тот сорвался к двери воспользовавшись тем что Эберхард отвлекся когда частный курьер из Германии привез большую коробку для него.
Мальчики надулись и громко жаловались, но Эберхард настоял на своем. Интересно, как Гунтрам мог заставить их работать и при этом быть чистыми и вежливыми всегда? Молодые негодяи - вот кто они!

***

После того как Конрад остался один в библиотеке, он сел на большой черный диван, поставил коробку на блестящую кожу дивана. Осторожно открыл коробку и достал большую папку с акварелью, пастель смешанная с гуашью, угольные, а также карандашные рисунки сделанные на больших картоновых листах. Под ней была еще одна папка заполненная рукописными документами и четыре стакана вишневого мармелада и два стакана яблочного пюре, с запиской- «Эберхард, мой мальчик, не ешь все сам, поделись с мальчиками. Люблю тебя. Мама.»
««Моя мать никогда бы не отправила мне ничего, и вряд ли когда-нибудь назвала «мой мальчик». Эта ведьма даже прислала мне письмо с соболезнованием. Уверен что она умирала от счастья когда писала его.»»
Дрожащей рукой Конрад открыл следующую папку, там были личные письма между Гунтрамом и Эберхардом.
«Я думал они переписывались по электронной почте, но если Гунтрам отправлял картины, видимо поэтому он отправлял письма тоже.» Он развернул первое письмо, оно было написано почерком Эберхарда, он сложил письмо и положил обратно в конверт. В следующем письме он сразу узнал круглый почерк Гунтрама, сглотнул, вспомнив о коротких любовных записках, которые он находил в портфеле в начале их отношений, не обращая внимание на печаль, он начал читать:
«««»»»

«Дорогой, Эберхард,
Я провел несколько бессонных ночей и закончил шесть эскизов на основе ваших текстов.
Если честно, то разлюбить для меня хуже смерти. Может я не прав, но я не могу представить худшей пытки, чем потерять того, кого ты любишь больше всего. Чувствуешь пустоту и не знаешь чем её заполнить. В твоем случае, смерть любимого, позволяет тебе начать жизнь заново, после того как ты оплачешь свою потерянную любовь.
Я знаю что разлюбив, душа моя умрет, и я никогда больше не полюблю снова. Когда умер мой отец, я почувствовал глубокую пустоту. В моей душе погас огонь жизни и я закрыл себя миру. Но потом я встретил Конрада и он оживил моё сердце. Я снова любил, независимо от всех проблем которые были у нас. Я чувствовал себя полным и он был Солнцем в моей жизни. Я всегда любил и люблю его больше всего на свете, больше чем своих собственных детей.
В настоящее время между нами большие проблемы, и я боюсь что Солнце моё вновь погаснет оставив меня в темноте. Я знаю что у пар бывают свои взлеты и падения, но на этот раз у нас всё серьезно. Он не понимает почему мне понадобилось посетить могилу бывшего любовника (длинный и грязный рассказ). Конрад думает что я до сих пор влюблен в него, но это не так. Я поехал в Россию только чтобы попрощаться с ним и вернуться к моему Солнцу. Жизнь не имеет смысла если у тебя нет якоря, и ты не можешь наслаждаться солнечным светом.»

«««»»»
«Они доверяли друг другу гораздо больше, чем Эберхард сказал мне. Гунтрам никогда не говорил ничего подобного мне.»
Конрад достал из коробки ещё одно письмо, и пробежав его глазами, нашел речь о себе:

«««»»»
«......Я много думал о Конраде и себе, у нас были проблемы в марте прошлого года, и я простил его, но я полон сомнений. Ревность как змея кусает моё сердце. Я чувствую себя плохо, потому что знаю, что то, что произошло между нами отчасти и моя вина, но я чувствую себя обманутым. Я злюсь на себя за то, что вижу что происходит и не могу остановить это. Конрад как большой ребенок, который должен быть уверен в моей любви каждый день, и если я не говорю ему об этом, то он как раненный зверь. Я знал это всегда.
В обстоятельстве смерти Константина есть моя вина, я чувствую ответственность за это, хотя я даже не был там. Я знаю что Константин не святой и его образ жизни привел к фатальному концу, но тем не менее я чувствую себя плохо, потому что он помог мне несколько раз, и я не был там, когда он был один и никто не помог ему. Все предали его, даже я.»


«««»»»
«Я должен был догадаться, что это было слишком для Гунтрама. Использовать его была глупая ошибка. Я мог бы сделать что-то другое, но я хотел чтобы этот кусок дерьма был подальше от Гунтрама. Вот почему он нервничал всё время. Почему он не сказал мне ничего? Почему я не спросил его что с ним происходит? Я так боялся новых неприятностей между нами, что лишний раз не хотелось бередить старые раны. Я так боялся что он не простит меня и проигнорировал это, думал все решится само собой.»

«««»»»

«Конрад и я расстались вчера. Он зол на меня, потому что я поехал в Россию. Я говорил со своим адвокатом Мишелем Лакруа, и он рекомендует разорвать все связи с ним. Во всяком случае Конрад разорвал их со мной.
Врач сказал мне недавно, что я очень болен и мне не долго осталось. Хотя было сказано другими словами, но я всё понял. Мне хуже сейчас чем два года назад. Мы с Конрадом были в ссоре и я лежал больной, с ангиной. Я должен был лежать в течении двух- трёх недель, но его жена меня уволила и я отправился на север Франции, а потом в Париж. Я остановился там у Константина. Он любил меня с 2000 года, хотя он знал что я любил Конрада, независимо от того сколько плохого произошло между нами в прошлом. Я вернулся к Конраду и мы решили дать себе второй шанс, но он не сработал. Я люблю его, но не могу так жить. Я ненавижу эти «государственные обеды» и то что на них говорят. Люди, которые имеют так много, но хотят иметь ещё больше. Женщина сидит за столом, на ней драгоценностей, в общей стоимости дома. Я ношу куртку, которая стоит половина годовой зарплаты мужчины. Я паникую каждый раз, когда я должен присутствовать там и разговаривать с ними. Я в ужасе от того, что однажды потеряю самообладание и скажу им всем что я о них думаю. Не хочу чтобы Конрад нес ответственность за последствия. Я не хочу причинить ему боль. Даже когда мы в ссоре, я старался облегчить его проблемы и сделать его счастливым. Но я чувствую, что не в состоянии делать это больше. Он находится под большим давлением и напряжен, но никогда не жалуется и терпит всё. Я чувствую себя плохо и не хочу добавлять ему неприятности.
Если он так зол на меня, я уйду, потому что уже не могу справляться со стрессом. Я хочу жить для моих мальчиков и рисовать. Я знаю что мне осталось мало времени и я должен беречь каждую минуту.
Я хочу полететь в Аргентину на пару месяцев и всё там обдумать.»


«««»»»

Конрад не мог больше читать, он лег на диван и смотрел в пустоту. Дворецкий постучал и спросил его, не хочет ли он обедать, но он отказался и просил его не беспокоить. То же самое произошло когда настало время чая.
Конрад только сидел и смотрел на стену, не в силах ничего решать, не в силах продолжать свою жизнь.

««Когда Роджер и его семья пошли против меня, я моментально среагировал и защищал всё что я имел, даже Роджера возненавидел. Почему я не могу сделать тоже самое с Гунтрамом? Почему я так раскис? Горан единственный, кто взял всё в свои руки, я только одобрил планы разработанные Майклом и Фердинандом и сказал Горану использовать комтурен. Я должен быть ведущим в бою, но бессилен.»»
«Побежденный!»
«Масоны добились своего.»
«Я плохой Гриффин! Я плохой муж! Я не заслуживаю Гунтрама.»

Он посмотрел на рисунки и потерялся в них. Изысканные рисунки с приклеенными постами на обратной стороне, выдержки стихов или просто пояснения. Он был очарован красотой образов.

— Вы не пришли на чай и я подозреваю что не придете на ужин, - сказал Эберхард входя в библиотеку, - Я пришел, чтобы защитить свои права на ужин.
— Сколько времени?, - спросил Конрад, заметив что за окном уже темно, неужели он провел здесь целый день?
— Около девяти часов вечера, мальчики легли спать пол часа назад. Они были измучены после верховой езды по пляжу, потом они рисовали это животное на песке, после того как вернули кобылу в клуб, - сказал он посмеиваясь вспоминая, - Я голоден и устал, почти десять километров тащил под уздцы старую голодную кобылу.
— Ваша мама отправила вам несколько баночек джема и ожидает что вы поделитесь им с семейством Линтрофф, - сказал Конрад протягивая ему записку.
— Нет, здесь написано «дети», об отце ничего не сказано, - сказал Эберхард с улыбкой, прочитав записку.
— Я не читал ваших писем, только Гунтрама
— Я так и подумал. Он любил вас очень сильно. Вы для него были центром вселенной.
— Я понял это сейчас, - сказал Конрад рассеяно, - Я тоже любил его как никогда, но никогда не говорил ему об этом.
— Обычно люди знают об этом и не напоминают постоянно, - сказал Эберхард, желая как-то успокоить его, - Письма видимо причинили вам страдания?
— Я вел себя как избалованный ребенок с ним.
— Мы все совершаем ошибки. Не вините себя, то что произошло не ваша вина.
— Он бы не полетел в Аргентину, если бы я просто его выслушал
— Франц Иосиф тоже был бы жив, если бы я не позволил ему сесть пьяным за руль. Но я этого не сделал. Он был очень импульсивен и ненавидел границы. Садиться за руль пьяным было нормальным для него. Я не могу полностью винить себя в его смерти.
— Но Гунтрам...
— Полетел в Аргентину по собственной воле, вы послали с ним людей чтобы защитить его и они сделали всё возможное чтобы сделать свою работу. Это была судьба. Никто в этом не виноват.
— Вам легко говорить..
— Нет, это не так! Прежде чем я отключился, я увидел обезглавленное тело своего любовника валявшееся на земле.
— Я приношу свои глубокие извинения вам, Эберхард, - сказал смиренно Конрад
— Я был в таком же состояние как и вы сейчас, Конрад. Когда мой дед сообщил мне о гибели моего друга, я словно провалился в глубокий, темный колодец. Я не помню как долго я был там, но когда я привык к боли, темнота и онемение поглотили меня, как и вас сейчас. Было очень одиноко, но я научился с этим жить, было холодно, но я научился терпеть. Но со временем всё изменится, жизнь продолжается.
— Гунтрам любил меня.
— Франц Иосиф тоже меня любил, но его больше нет и я не могу вернуть его назад. Я должен жить дальше, и возможно в один прекрасный день я встречу человека, который полюбит меня также как любил меня он. Вы не можете позволить себе оставаться в этой темной яме, у вас двое детей.
— Я не могу выбраться из этой ямы
— Используйте любой просвет и выходите из этого состояния. Ваше нынешнее состояние не вернет Гунтрама, - сказал Эберхард, - Возьмите себя в руки и ищите его, ваше бездействие и хандра не поможет никому.

Конрад молчал и Эберхард испугался что он слишком много наговорил ему, настроение Герцога становилось мрачнее и он рискнул:
— Могу я попросить вас о личном?
Конрад посмотрел на Эберхарда и кивнул, не понимая куда он собрался идти

— Мне понравился ваш горячий серб, которого вы назначили телохранителем к нам. Он уже смотрит на меня немного лучше чем в первые дни, может я заставлю изменить его мнение ко мне, - выпалил Эберхард на полной скорости изумленному Конраду, поскольку он совершенно не ожидал этого.
— Про какого горячего серба вы говорите? - сказал строго Конрад
— Вы не догадались? Мирко Брегович.
— Мирко Брегович?- повторил недоверчиво Конрад, - «Наш самый молодой палач?»- Но он не совсем общительный, - сказал он вслух
— Такие как раз мне нравятся, чем больше он он колючий, тем лучше, у таких людей доброе сердце. Я ненавижу красавчиков подобных Кену, которые думают только о себе, - сказал Эберхард радуясь что Конрад выходит из состояния глубокой депрессии, - Вы не знаете случайно, он любит мужчин?
— Я не знаю. Я не допускаю такие разговоры с подчиненными- «Надо поговорить с Гораном и немедленно заменить Мирко на Ратко, не хватало нам еще проблем. И заставить Ратко носить фотографии своих детей!» - Разве он не слишком мрачен для вас?
— О, с ним забавно будет играть в ролевые игры: Он в роли злого полицейского, трахает заключенного в наручниках!

«« Слава Богу мой Гунтрам не набрался этой пошлятины от Гуттенберг Саксен. Теперь я понимаю, почему невесты из их рода так ценились в старые времена.»»

— Я надеюсь вы не используете это сквернословие в присутствии детей?
— Конечно нет! Вам лучше?
— Да. Спасибо.
— Ну вот, я помог вам выйти из депрессии, - и оба замолчали.
— Эти эскизы очень красивы и было бы жалко потерять их. Люди должны увидеть их, и не на выставке куда не каждый может попасть. Книга будет лучшим решением, и издадим мы её на свои ресурсы.
— Эти работы принадлежат Гунтраму, вы не можете ничего сделать без его согласия, - прошептал Эберхард
— Давайте не будем обманывать себя, мы не знаем вернется ли он когда нибудь. Я должен рассматривать такую возможность.
— Нет!
— Я буду продолжать его поиски, но я должен смотреть на возможность что он больше не вернется никогда. Я не могу позволить мальчикам жить в подвешенном состоянии.
— Конрад, не делайте этого!
— Нет, только я могу решать это! Мои сыновья должны быть готовы простится с ним. Книга будет хорошим способом запомнить его.
— Вы действительно хотите этого, Конрад?
— Да. Но мне нужна ваша помощь. Вы знаете какой эскиз принадлежит к какому стиху. Линтррофф Фонд опубликует книгу и часть от продаж пойдет на благотворительность.
— Хорошо. Я помогу вам, - решил Эберхард, - Как звали того священника в Аргентине?
— Ни одного цента в Аргентину! Я ненавижу эту страну! Отправим деньги в миссию твоего отца.
***********************************************
Конец 13 главы, 5 части, 2 книги

17:13 

Заместитель-2 (перевод)

Жизнь прекрасна!
2 книга, 5 часть глава 12
23 июля 2009 года
Вюрцбург.

***********************************
Большой мерседес припарковался у входа старого поместья Гуттенберг Саксен, и водитель поспешил открыть заднюю дверь для своего пассажира, как если бы он был сам Герцог.
Стоя у балюстрады, старый Барон Удо Гуттенберг Саксен встречал своего гостя вместе с внуком Эберхардом, который слегка придерживал деда, здоровье которого ухудшилось после известия о похищении Гунтрама.
« Зачем приехал наставник Герцога? Мы не виделись двадцать лет!»- размышлял Удо.
Фридрих, одетый в темный костюм поднялся по лестнице на встречу им.
— Для меня большая честь принять вас в своем доме, гн.Эльзассер, - сказал Удо склонив голову. «Почему он не назвал его Консортом? Всем известно что он и князь Цу Ловенштайн управляли Орденом вместе, гораздо лучше чем старый Герцог».
— Имею честь! Я благодарю вас, Барон, что смогли принять меня. Герцог приносит вам благодарность за ваше письмо.
— Пожалуйста, гн Эльзассер, прошу пройти в дом.
— Спасибо- сказал Фридрих и последовал за мужчинами через старый замок. «Замок безусловно нуждался в хорошем ремонте, вышколенном персонале,- подумал Фридрих, увидев старые окна с видом на сады. Он сел куда ему предложили и большим интересом наблюдал, как Эберхард помог сесть деду и встал рядом с ним ожидая приказа. Старая школа. Как Гунтрам. Герцог будет доволен.»
Эберхард посмотрел, что у мужчин все есть и удалился, закрыв за собой дверь.
— Я приехал не по делам Ордена, Барон,- сказал Фридрих без преамбул.
— Есть ли новости о Гунтраме? - сказал Удо, закрыв глаза ожидая худшего.
— Не очень много. Наша собственная следственная группа все больше склоняется к выводу что это было похищение. В доме не было обнаружено следов его крови.
— Хвала Господу! - старик вздохнул с облегчением, - Значит можно надеяться что он вернется?
— Мы молимся от этом, барон. Меня привело сюда другое дело. Как вы знаете, Гунтрам был наставником у князей и он очень хорошо справлялся со своими обязанностями в воспитании будущих Грифонов.
— Да, я знаю.
— И поскольку Гунтрама сейчас нет, никто не занимает эту должность, и Герцог опасается что может пострадать образование князей. Мы рассмотрели много кандидатов, чтобы найти временную замену и считаем что член вашей семьи один из лучших.
— Член моей семьи? - спросил Удо недоумевая.
— Только наставником. Не Консортом. Новый наставник не получит должности в Совете.
— Я последний в нашей семье кто является членом Ордена. Герхард покинул его в 1989 году и покинул страну.
— О, я имел в виду вашего внука, Эберхарда. Принцы знают и уважают его. И он дружит в Гунтрамом.
— Да, они работали вместе над книгой, но это всё. Эберхард работает в школе, учителем, здесь в Вюрцбурге.
— Мы компенсируем ему неудобство, если он на время возьмет отпуск. Герцог будет благодарен вашей семье, если вы отпустите внука к нам.
« Отпустить внука? В каком веке они живут? Неужели он думает что я могу приказать внуку?»- подумал Удо
— Господин Эльзассер, боюсь что мой внук ничего не знает о традициях Ордена. Его не учили быть одним из нас.
— Он крещенный?
— Конечно, сэр, я позаботился об этом, когда Эберхарду был год. Его мать жила с нами, пока Эберхард подрос, чтобы быть самостоятельным. После того, как его друг, с которым он жил, погиб в аварии, он живет со мной.
— Я понимаю, что это для вас большая жертва. Гунтрам тоже не был воспитан в наших традициях, но он был очень хорошим учителем. Мы заинтересованы только чтобы он был учителем у детей. Вы позволите мне поговорить с ним?
— Да, конечно, сэр, я рад что Гриффин удостоил нас этой чести.
— Да, Герцог разговаривал с Эберхаром и он рад что он нравится детям.
— Хорошо. Я позову его. Или вы поговорите с ним после чая?
— После чая будет великолепно. Его Превосходительство говорил что у вас большая коллекция фарфора, могу ли я увидеть её, Барон?

***

Эберхард был озадачен странного вида посетителем. Старый австриец, около семидесяти лет, держался аристократично как принц. Его обычно спокойный дедушка называл его сэр,
а он называл его "барон", тогда как все звали его Удо. Во- первых дед, приказал бедной Хельге одеть форму и чай был подан в саду, а не на кухне. Он был хорошо образован и это было странно для дворецкого. Эберхард показал ему коллекцию фарфора и он был более сведущ в керамике чем он, мягко исправляя его когда он путал даты и имена. Откуда он мог знать что Мария Генриетта Гуттенберг Саксен вышла замуж за русского Князя в восемнадцатом веке?
Они сидели в саду и он просвещал его в этой сфере. Как Гунтрам мог выдерживать всё это? Я бы сбежал на следующий день. Он был художником, ему нужен был свободный дух. Должно быть он по настоящему любил Линтроффа раз терпел всё это дерьмо.
— Герцог был поражен тем как вы поладили с молодыми князьями, Эберхард, - сказал Фридрих.
— Я сделал всё возможное чтобы быть полезным. Это очень напряженная и запутанная ситуация для Карла и Клауса.
— Клаус - старший, Карл- второй- уточнил Фридрих строго, но по доброму- Этот порядок должен быть всегда соблюден, чтобы избежать проблем в будущем между братьями.
— Я понимаю, сэр, - пробормотал Эберхард смущаясь
— Герцог хотел бы нанять вас в качестве наставника для своих детей на лето. Дети были счастливы и непринужденны с вами. Конечно мы компенсируем вам все хлопоты связанные с этим.
— Школа начнет работу в конце августа, и я должен отклонить ваше предложение, сэр.
— Я надеялся что вы могли бы взять отпуск, Эберхард, - сказал Фридрих, - До святок
— Сэр, я работаю в школе, учителем.
— Я знаю, ваш начальник очень доволен вами, Эберхард
— Эберхард, ты должен рассмотреть предложение гна Эльзассера, это одна из самых важных должностей, которую тебе предложат когда либо в твоей жизни, - надавил дед
— Но мне нравится мой класс, я не знаю, смогу ли я стать частным учителем.
— Я тебя прекрасно понимаю, я тоже был учителем и оставил свою должность чтобы стать наставником Герцога, когда ему было четыре года, - сказал Фридрих и Эберхард понял, что он был наставником самого Герцога, а не дворецким, - Я сделал всё возможное, чтобы оправдать ожидания бывшего Герцога и его сын оказался прекрасным человеком. Это трудная работа, поскольку она не заканчивается когда прозвенит звонок, она гораздо ответственней, поскольку вы отвечаете за формирование двух молодых людей, которые будут знамениты в будущем. Гунтрам прекрасно их воспитал и оба мальчика прекрасные дети. Он никогда не баловал их и не делал их жизнь легкой, но в то же время всегда заботился и любил их. Быть преподавателем гораздо сложнее чем быть учителем. Вы будете воспитателем в полном смысле этого слова. Это будет не легко для вас. Князья были с Гунтрамом с самого рождения, он был с ними каждый день, каждый час. Он учил их быть ответственными, заботливыми, почтительными, вежливыми, любознательными. Он показывал им мир, который был хорошим и добрым к ним. И однажды Гунтрам уехал, сказал что вернется через неделю, что он едет на свадьбу к однокласснику, несколько дней спустя их отец уехал на целый месяц, и когда он вернулся домой, он сказал им что Гунтрама похитили, какие-то плохие люди, и что они должны молиться Богу, чтобы он вернулся.
— Это должно быть ужасно для них.
— Их счастливый мир был разрушен мгновенно. Человека, которого они любили больше всего нет, и никто не знает что с ним случилось. Князья полны ярости, ненависти и раскаяния, оттого что никто ничего не делает, чтобы вернуть Гунтрама назад. Ваша задача состоит в том, чтобы восстановить их доверие и мир. Вы можете представить себе человека с такими глубокими шрамами в психике, которому будет доверена власть в один прекрасный день.
— Я никогда не смотрел на это с такой стороны. Я видел их с Гунтрамом и они были очень счастливы с ним. Я не смогу его заменить.
— Вам не нужно его заменять. Вам нужно восстановить доверие к человечеству в их молодых умах, а так же восстановить пропущенное время в учебе. Их учителя дали список учебников для работы с ними.
— Не знаю, смогу ли я...
— Пожалуйста, Гунтрам был бы очень рад, что кто-то позаботится о его детях, - сказал Фридрих, а Эберхард все больше и больше сомневался
— Мы просто были знакомы несколько месяцев, и несколько дней работали над книгой, мы практически не были друзьями, гн. Эльзассер.
— Эберхард, эти дети почти сыновья вашего кузена. Ты сам сказал мне когда вернулся из Цюриха, что тебе очень жаль их. Езжай и попытайся помочь им. Возьми отпуск до конца года. Это будет полезно для тебя увидеть другие места, - вмешался Удо
— Но...
— Ты- Гуттенберг Саксен! И должен выполнить свой долг!, - сказал строго Удо и Эберхард смотрел на него с недоверием - Линтроффы трижды помогали нашей семье, и после войны оказали поддержку. Пришло наше время показать нашу щедрость! Я не позволю тебе уклониться от этой обязанности!
— Хорошо, дедушка, - пробормотал Эберхард свое согласие, - Я сделаю все возможное, чтобы вернуть долг Линтроффам, - сказал он с сарказмом, но оба проигнорировали его.
— Это ваш контракт, Эберхард, - беззаботно сказал Фридрих, давая ему папку содержащую контракт и другие формы для заполнения, - Я уверен вы сможете приступить к работе в понедельник.
— Через три дня?!!!
— Вы можете собраться завтра, а в воскресенье прилететь на самолете.
— Я не знаю, смогу ли я собраться за такой короткий срок, еще надо в школе уладить проблемы. Они должны найти мне замену.
— Директор школы уже предупрежден. Вы должны поговорить с ним сегодня, , - сказал Фридрих ровным голосом- Я буду рад принять вас в субботу днём.
— Спасибо- сказал Эберхард в шоке, он еще раз посмотрел на контракт, ожидая что это был контракт рабства и его сердце застыло, когда он увидел месячный оклад, - Вы не ошиблись с цифрами?
— Нет. Все в порядке.
— Это с учетом налогов или нет?
— Это чистый оклад. Медицинское обслуживание включено в следующем абзаце.
— Это очень большой оклад. Даже директор школы не получает столько.
— Герцог очень требовательный работодатель, имейте это в виду, Эберхард. Вы будете жить в комнате бывшей няни, она вернется в сентябре и Бригитте поможет вам с купанием и одеванием детей.
— Очень хорошо. Я пошел собирать вещи.

27 июля 2009 года
Цюрих.

Никогда в своей жизни Эберхард не видел такого красивого, высокого брюнета его возраста, который ждал его.
— «Это компенсирует мое пребывание здесь»- подумал он, когда этот красавец шел ему на встречу с табличкой с его именем и с кислым выражением на лице, от которого все шарахались в стороны.
— Добрый день. Я- Эберхард Гуттенберг Саксен
— Хорошо. Следуйте за мной, - проворчал Мирко, обеспокоенный тем, что этот человек сильно похож на Гунтрама, это что, такая шутка?
— Меня зовут Мирко Брегович. Я отвечаю за безопасность детей. Мы будем работать вместе.
— Это становится всё лучше и лучше...Как вы это делаете? - сказал Эберхард протягивая руку, и серб, поколебавшись встряхнул её.
— Я объясню вам основные процедуры безопасности в автомобиле. - сказал он раздраженно
— «Прелесть, а не мальчик»- подумал Эберхард, - Вы были в Аргентине с Гунтрамом?
— Нет, была другая команда, - прорычал Мирко, - Ничего такого не случилось бы, если бы я там был. Вы увидите мальчиков завтра днем. Они поехали с отцом в Комо на выходные. Я был бы вам признателен, если бы вы оставались на территории замка в течении следующей недели, пока мы не откорректируем некоторые дополнительные меры безопасности.
— «Не гей. Очень жалко.»- подумал Эберхард, вздохнув он сел в автомобиль, черный Audi Q7, заметив на заднем сидении прикрепленных два детских кресла.
— Мальчикам удобно сидеть в них? - спросил он удивляясь
— На следующей неделе должен прибыть бронированный Мерседес S- класса. После нападения мы решили усилить меры безопасности для детей. Этот автомобиль остался один не бронированный.
— Я понимаю- ответил встревоженный учитель
— Мы дадим вам мобильный телефон и вы должны пользоваться только им. Вы должны заранее предупреждать меня если вы захотите пойти в кино или в зоопарк
— Очень хорошо.
— Гн. Эльзассер объяснит ваши обязанности. Вы католик?
— Да.
— Завтра в 10 утра служба, я надеюсь увидеть вас там.
— «Я должен идти на мессу? Какого черта!?» - подумал Эберхард
— У меня есть копия Бревиария Гунтрама, вы можете использовать её, чтобы знать молитвы которые мальчики читают на ночь.
Оба молчали и Эберхард засмотрелся на лес окружающий замок, поражаясь что такая большая часть земли- частное владение. Замок выглядел впечатляюще. Он вздрогнул увидев серьёзное лицо г-на Эльзассера стоящего у входа с дворецким.
— Добро пожаловать, мистер Гуттенберг Саксен. Это Дитер, управляющий. Все что вам может понадобиться, обращайтесь к нему. Он покажет вам вашу комнату. Вероятно вы захотите переодеться к обеду, - сказал Фридрих, взглянув на неформальную одежду Эберхарда. «Я должен объяснить ему несколько негласных правил, прежде чем он увидит князей.»
— Спасибо, - Эберхард заметил, что старик был одет в твидовый пиджак и галстук, хотя была суббота и Герцог был в отъезде.
Его комната была большой и не была похожа на комнату слуги. Там была отдельная ванна и окна выходили в сад. Мебель была на много лучше чем в его доме, и у него был большой, красивый письменный стол. Он был удивлен, когда дворецкий очень быстро стал распаковывать его одежду.
— Я попрошу горничных погладить ваши куртки, сэр, они помялись в дороге, - сказал он унося четыре его куртки
— «Как Гунтрам мог жить в этой мрачной помпезности? Всё выглядит красиво, но такое чувство что находишься в музее. Может завтра я буду воспринимать всё по другому?»- Он осмотрел комнату, большую деревянную кровать, которая была покрыта парчовым покрывалом, в цвет штор. Немного подавлено, он стал раскладывать свои книги на полку рядом с письменным столом, заметив кучу детских книжек, посмотрев их он стал рассматривать тетради детей, пока мягкий стук в дверь не прервал его чтение:
— Входите, мистер Эльзассер, - сказал Эберхард открыв дверь
— Спасибо. Всё хорошо?
— Да, спасибо. Я смотрел тетради принцев, старший Клаус немного небрежен
— Да, это так. Карл более усидчивый и методичный, а Клаус более талантлив и восприимчив. У них хорошие отношения. Гунтрам следил за этим тщательно, он держал их на коротком поводке и в то же время любил их и был ласков с ними, но не позволял им переходить границы в поведении.
— Как они сейчас?
— Мы обсудим это за обедом, Эберхард, и пожалуйста, зовите меня Фридрихом, у нас один и тот же ранг в этом доме.
— «Ранг???» - Спасибо, Фридрих.

***

Эберхард ожидал что он будет ужинать на кухне, как большинство сотрудников, но его пригласили в отдельную небольшую столовую с Фридрихом и шеф-поваром, лаконичным французом, который молчал все время, глядя на него водянистыми глазами, заставляя его нервничать.
— Дети очень расстроены из-за Гунтрама, Эберхард, - начал Фридрих, - Они упрямы и перестали уважать своего отца, постоянно ссорятся с персоналом и плачут без причины.
— У них есть все основания плакать, - сказал Эберхард мягким голосом.
— Как вы планируете работать с ними?
— Я еще посмотрю, примут ли они меня. Я однажды видел как они делали свою домашнюю работу, когда были у Гунтрама, у них не было никаких проблем с этим и они были очень счастливы. Как вы объяснили им о том что произошло в Аргентине?
Фридрих разглядывал вилку какое-то время, а потом выпил глоток воды и сказал:
— Немного. О правде не может быть речи. Герцог сказал им что ночью на дом напали чужие люди и забрали Гунтрама, Хейндрика Хольдерсена и Сорена Ларсена. Полиция и мы ищем их. Мы ничего не сказали о том что там произошло. Мы не можем сказать жив он или мертв, пока не будет судебно-медицинского заключения.
— Что мы будем делать, если его смерть подтвердится?
— Я не знаю как это переживет Герцог. Гунтрам был его жизнью. Я полагаю мы скажем Князьям что Гунтрам скончался и всё.
— А что если его тело не найдут?
— Я не знаю. Герцог хочет похоронить его в фамильном склепе, хотя бы что-то от него. Гунтрам- его Консорт и заслуживает уважение.
— Я понимаю.
— Неопределенность убивает Герцога. Он не может оплакать Гунтрама, но и не верит в счастливый конец.
— Да, ему трудно сейчас. Когда мой друг погиб в аварии, я знал, что всё закончилось и я должен жить дальше, а Герцог живет в подвешенном состоянии.
— Вы увидите его завтра и поужинаете с ним. Вы будете всегда ужинать с Герцогом, если не будет посетителей, а когда Герцог будет уезжать, я надеюсь вы присоединитесь к нам.
— Спасибо.
— Есть ещё одна проблема. В замке мы придерживаемся строго дресс-кода, в присутствии Герцога вы должны носить галстук. Он не любит когда нарушают этикет. Мы также частично придерживаемся траура.
— Летом?
— Без разницы.
— Я могу одолжить вам галстук в понедельник- вмешался Жан-Жак.
— Спасибо.
— Завтрак в 9 часов. В 10 часов вечера вы отправитесь спать.
— Хорошо, - сказал Эберхард, чувствуя себя как Джейн Эйр в первый день работы.- У детей есть расписание?
— Да, конечно, летом они завтракают в 8 утра. До 10-ти они играют, с 10- 12-30 - у них занятия, потом у них обед, после обеда, до 3-х они играют в доме, потом они делают домашнее задание. В 5 часов чай, и после этого они идут в сад или на прогулку в лес. В 7 они должны быть дома, до ужина они могут посмотреть детские фильмы ДВД или играть. Потом они принимают ванну и 8 вечера у них ужин. Не позднее 9 часов они должны спать.
— Разве они не смотрят телевизор?
— Только в субботу утром. Они смотрят КИКА, во второй половине дня они идут в кино или в театр.
— Нет телевизора? Как это возможно? С чем они тогда играют?
— Они любят ПлайМобил и Легос в основном. У них есть детская площадка, но они предпочитают смотреть что делает садовник, или идут на кухню. Клаус предпочитает стащить инструменты, а Карл любит почитать или рисовать. Они очень хорошие дети, но немного капризничают когда Гунтрама нет, - сказал с грустной улыбкой Фридрих погрузившись в свои воспоминания о счастливых временах.

***

«Почему я так нервничаю? Дети вроде хорошо себя вели в эти выходные, но тем не менее их что-то угнетало. Он посмотрел на Клауса и Карла сидевших напротив и внимательно наблюдавших пейзаж за окном. У Карла в руках был игрушечный мишка, а у Клауса из кармана торчал кашмирский платок Гунтрама. Я надеюсь что этот Эберхард сделает их счастливыми, потому что я не могу себя заставить делать что-то.»
— Дома вас ждёт сюрприз- сказал Конрад, в надежде, что слово «сюрприз» обрадует детей, но они смотрели на него печально.
— Вы помните Эберхарда Гуттенберг Саксен? Кузена Гунтрама? Он согласился остаться с нами на лето, ухаживать за вами.
— Мы хотим Гунтрама! - сказал твердо Клаус, - Нам не нужен никто другой!
— Я тоже хочу чтобы чтобы Гунтрам вернулся, но Эберхард...
— Ты не вернул его домой! Это твоя вина что его здесь нет!- крикнул Карл.
— Я просил тебя разрешить мне позвонить Гунтраму, но ты не разрешил, ты не любишь нас!- поддержал брата Клаус, - Я хотел к Гунтраму, но ты не пустил нас к нему на квартиру!
— Я не буду обсуждать это больше. Вы должны слушаться нового наставника и если я услышу от него хоть одну жалобу, вы будете отправлены в школу-интернат. Я не собираюсь терпеть больше ваши дурные манеры, - сказал Конрад тихо, мальчики притихли испугавшись угрозы отца, - Когда мы прибудем, я надеюсь на ваше хорошее поведение, гн. Гуттенберг Саксен не обязан терпеть ваши истерики. Он квалифицированный учитель и близкий друг Гунтрама. Покажите ему как воспитал вас Гунтрам. Вы сейчас выглядите как два избалованных ребенка, а Гунтрам воспитывал вас как джентльменов.
— Хорошо папа, - сказал стыдясь Клаус, никто не сможет подумать, что его Гунтрам плохо воспитал их. Карл тоже
подтвердил свое согласие.

Больше никто не сказал ни слова, пока лимузин припарковался у дверей замка и шофер открыл дверь. Оба мальчика вскочили со своих мест, но вспомнив об этикете, остались рядом с отцом и гордо прошли мимо персонала.

Конрад напрягся, когда вновь увидел Эберхарда в коричневом костюме и галстуке, его сердце сжалось, когда его мальчики спрятались за ним, и в этот момент молодой учитель улыбнулся им.
— Добро пожаловать домой, Ваше Превосходительство. гн. Гуттенберг Саксен здесь.
— Очень хорошо. Князья могут встретиться со своим наставником сейчас, - сказал Конрад, и дети разозлились не на шутку, Клаус сильно ударил отца, но в этот момент Ебехард поймал мальчика за руку и присел на корточки перед ним:
— Я не собираюсь быть вашим наставником! Я здесь для того чтобы вы догнали школьный материал который вы пропустили, я буду только учителем для вас, - вмешался Эберхард, до того как ситуация не вышла из под контроля, в то время как Карл рыдал держась за ногу отца, а Клаус смотрел на него с ненавистью, - Гунтрам ваш наставник, не я!
— Вы не хотите заменить его?- спросил Карл, а Клаус смотрел на него с недоверием
— Я не смогу заменить его по многим причинам.
— По каким?
— Во- первых - я не Гунтрам, во- вторых я не могу рисовать вообще, в третьих- я учитель, а Гунтрам был экономистом, в четвертых- я старше его и в пятых- я не говорю на испанском и французском вообще!
— Это правда?
— Вы узнаете что я учитель когда завтра я проведу с вами уроки. Ваши учителя дали мне все учебники, чтобы помочь вам не отстать от класса.
— Вы покажете мне свои комнаты, я совсем потерялся в этом замке.
— Конечно- довольно улыбнулся Клаус, поняв что Эберхард не займет место Гунтрама, - Где вы остановились?
— В комнате вашей няни, пока она не вернется, а потом меня поселят в другое место.
— Это была комната Гунтрама, когда мы были маленькими
— Да, но он ею давно не пользуется
— Он спит с папой- пояснил Карл, - Пойдем, мы покажем нашу игровую комнату, - и потянул Эберхарда за руку, в то время как Клаус тянул его за куртку, оставив Фридриха и Конрада недоумевающими, что все так легко и быстро разрешилось.
— Наверно есть что-то в генах Гуттенберг Саксен и Линтрофф- пробормотал Конрад, я понял это сейчас.
— Надеюсь что они поладят, - сказал Фридрих- Как дела?
— Я в порядке. Эберхард похож на Гунтрама, но он другой. Гунтрам исключительный и неповторимый.
— Это правда. Эберхард адаптируется, он быстро научится уважать наши традиции.
*********************************************
Конец 12 главы, 5 части, 2 книги

02:49 

Заместитель-2 (перевод)

Жизнь прекрасна!
Книга 2, часть 5, Глава 10
10 июля 2009 года
Буэнос-Айрес

*************************************
— Старый трюк? - спросил Милан, когда Горан остановил все четыре машины на полпути не доезжая до эстансии.
— Я старею, - ухмыльнулся Горан, - Новые трюки пусть придумывает Мирко
— Да, нет никого круче нашего щенка, когда нужно устроить беспорядки, - фыркнул Стефан, - Так что, мы оставим колумбийцев ждать нас там?
— Да, пусть ждут нас там, а мы заблокируем им выход с этой точки, вот в этом месте, где заканчивается лес,- сказал Горан, показывая карту на своем ноутбуке, - Это небольшая долина, будет что-то вроде охоты на уток. Скажите всем, никого не убивать, мне нужны пленные. Это понятно?
— Да, командир. Куда будем их транспортировать?
— Мы используем дом Гунтрама. Сегодня его должны были освободить наши люди, мы займем несколько помещений.

***

Майкл Дахлер громко выругался, когда команда прикрытия из двух бронированных грузовиков резко выехав из темноты на шоссе, сделав сумасшедший трюк развернулась, с двух сторон заблокировав нападавших. За считанные минуты автомобили преследователей превратились в щепки их обломки разлетелись на все четыре полосы, а броневики развернувшись исчезли в ночи. Они едва успели увернуться, сделав сумасшедшую петлю.
Остановившись, он вышел из машины наблюдая хаотичное движение машин, свидетелей безумной сцены.
— Что нам теперь делать? - спросил Марко Стантич.
— Ничего, играем бедных, невинных голубков, на которых напали сумасшедшие грабители. Всем говорить только на немецком или сербском.
— Хорошо, сэр.
— Кто будет чистить дорогу?
— Хотите сделать ставку, через сколько времени появится полиция?- глумился Марко
— Неразбериха закончилась, должно быть быстро. Ставлю 100 франков что не раньше чем через пол часа, больше тридцати, ставка увеличится в двое.
— Это будут легкие деньги для меня, сэр. Со всем беспорядком, который мы тут устроили, полиция прибудет менее чем через десять минут.
— Подождем и посмотрим, - сказал Майкл прислонившись к бронированному фургону, наблюдая частично изрешеченную броню, - Как думаешь, во сколько нам обойдется ремонт?
— Лобовые стекла на месте. Думаю не так дорого. Как вы думаете, они были из ФАРС?
— Думаю, да. Римский не захотел иметь с ними дело, им пришлось использовать то что у них было. Да, кстати, ты должен найти человека, который написал отчет. Горан хочет встретиться с ним.

Вздохнув, Марко полез за бумажником, вытаскивая оттуда 200 долларов, когда спустя 45 минут прибыла полиция.
«Я же знал, что с Майклом нельзя играть в такие игры.»
— Мы ставили на швейцарские марки!- поморщился Майкл при виде долларов. Он посмотрел на шоссе подумав, что вместо того чтобы дождаться пока очистят трафик, автомобили просто объезжали обломки разбитых машин.
— Это всё что у меня есть. Или вы предпочитаете чек, сэр?
— Не прибедняйся. Я помню как поймал тебя на перевозке грузов. У тебя был мешок алмазов.
— Хит кризиса, - ответил Марко, вспоминая свой прокол, - Вам перевести на MASTER CARD или VISA?
— Очень смешно, - Майкл взял деньги из его рук, - Сто марок- это не сто долларов- протестуя из гордости, - Ты мне должен еще 50 долларов, по крайней мере
— Я не знаю...Я бедный, необразованный крестьянин из Крайны...
— Неудачник!- Майкл знал, что сербы уважали его, и он старался никогда не перегибать палку
— Чувствую, что мы сегодня пропустим ужин, - сказал один из сербов.
Одна из полицейских машин с визгом остановилась возле них, за ней следом припарковалась вторая. Пятеро полицейских выскочив из машин окружили Майкла и его людей нацелив на них свое оружие. Немец и сербы смотрели на них бесстрастно. Третья полицейская машина подъехала и полностью заблокировав путь к отступлению.
— Спокойно. Они не будут стрелять, - сказал Марко на немецком языке. Он поднял обе руки и полицейские опустили оружие, спрашивая что-то на испанском языке. Майкл симулировал удивление и выражал свое возмущение на немецком языке, полицейские ни слова понять не могли. Один из них подошел к Майклу и тот жестом показал, что хочет показать ему документы, очень медленно он достал их из внутреннего кармана пиджака.
— Мы подверглись нападению по пути в аэропорт.
— Кто? Вы не говорите по испански?- воскликнул ошарашенный полицейский- Обыскать их! - крикнул он другим полицейским и те приступили бесцеремонно к обыску.
— Все чисто!- крикнул один из полицейских взяв паспорта у сербов, - Вот он говорит, что они из республики Сербии. Где это?- добавил он показывая паспорта.
— Не знаю. Доставить всех в отделение.

Полицейские были в шоке. Иностранцы не говорили даже по английски. Им помог секретарь из адвокатской конторы находящейся рядом, за углом. Для младшего инспектора Фернандеса ситуация становилась большой головной болью. Оказалось, что задержанные подверглись нападению. При них обнаружили тридцать тысяч долларов наличными и кредитные карты. Бронированный БМВ Х5 был совершенно разрушенным. Гостиничные счета не предвещали ничего хорошего для него. В отеле "Альвеар" останавливались только богатые и знаменитые.
Майкл еще раз оглядел полицейский участок, удобнее устраиваясь на стуле посмотрел на часы, которые показывали 10 часов вечера, а ещё ничего не было сделано.
Заместитель инспектора Фернандеса, спросил его что делать:
— Составьте протокол, но не сообщайте в DA, я не хочу чтобы они подумали что мы не можем разобраться даже с туристами.
— Как я могу составить протокол если я не понимаю ни слова, что они говорят?
— Подожди минуту, сейчас что-нибудь придумаем.
Майкл встал и подошел к инспектору:
— Долго еще это будет продолжаться?- спросил он по немецки, - На нас напали, мы были подвергнуты обыску вашими сотрудниками, как будто мы преступники, а не жертвы!
— Одну минуту, пожалуйста, - сказал Фернандес на английском языке
— Вы говорите это в течении двух часов! Другое предложение можете сказать по английски?- проревел тот грубым голосом и полицейский чуть не потерял сознание
— Одну минуту, пожалуйста...
— Отлично!- сказал рассерженный Майкл- Нам надо перевести наши пенсии в эту страну, господа!- сказал он сербам и они засмеялись.
Молодой офицер внес поднос с печеньем и кофе для бедных ограбленных туристов. Майкл и сербы смотрели на него в шоке, а тот перегнулся через стойку и тихо спросил у Фернандеса:
— Откуда они?
— Сербия и Германия. Я не понимаю ни слова из того что они говорят, - сказал он и закатил глаза
— Разве Хорхе не из Хорватии?
— Да?
— Он может помочь тебе. Он дежурит с 11 вечера.
— Ты прав! Ты гений! Босс сказал не сообщать в ДА, не думаю что они имеют отношение к происшествию.
— Нет, это невозможно. Я позвоню Хорхе.

Юрай Мейтас не мог поверить что беда опять постучится в дверь.
— Что заставляет вас думать что я могу понять их речь?
— Вы же из той же страны- сказала женщина на испанском
— Нет. Они из Сербии, а я из Хорватии. Я не хочу говорить с ними, мы воевали между собой. Я приехал в эту страну в 1997 году и очень благодарен вашему народу, - тихо сказал он
— Вы же понимаете их язык. Просто примите от них объяснение чтобы отпустить их- сказал Фернандес.
После продолжительного спора Юрай согласился получить объяснения от задержанных.
— Пожалуйста, расскажите что произошло?
— Мы ехали в аэропорт, и черный Ланд Ровер открыл по нам стрельбу
— Или Форд Экслорер, кажется он был темно зеленый, - уточнил Радован
— Нет, это был темно-синий Сайен. Мы так рады, что у нас был бронированный автомобиль. Мы так испугались выстрелов, - жаловался Марко, - Мы хотим побыстрей вернуться домой, здесь очень опасно, -сказал он печально, еле сдерживая смех.


Горан закрыл и отключил свой телефон.
— Герцог уже в Рио де Жанейро - сказал он Милану- Были небольшие проблемы в аэропорту, щенок устранил их.
— Хорошо, - фыркнул Милан, - Гости немного сопротивляются, отказываются сотрудничать
— Командный дух?
— Немного. Горгазали, новый парень из Мадрида, предлагает использовать крупный рогатый скот щупами.
— Нет, это оставит неприятный привкус во рту, не хочется это делать в доме Гунтрама.
— Мы можем это сделать в другом месте.
— Повесьте их за ноги в старой конюшне.

***

— Для меня большая честь оказать помощь Sammus Marescalus. Комтура Испании передает привет и уважение вам и Совету, - сказал Йозеф Горгазале смущенно.
Грузин был обеспокоен, поскольку ситуация началась с нападения на его непосредственного начальника Слободана Мажадзе, комтура в Мадриде, со спора с колумбийцами из-за каких-то глупых налогов. «Босс хотел 40% и быть ответственным за отмывание денег. Ничего больше. Но Родригес Пардо отказался и вот к чему это привело. Зачем глупые обезьяны напали на мальчика? Он не был причастен ни к чему, и в некотором смысле он был настолько глуп, как светловолосый додо...»
— Мы благодарим комтура Мадрида за сотрудничество, - сказал Горан
— Мистер Слободан Мажадзе сказал что я в вашем распоряжении на всё время пока вам будет нужно. Я знаю многих людей в Колумбии
— Да, мы это знаем. Но ваши старые контакты не принесут нам пользы, поскольку они все мертвы, - бесстрастно сказал Милан и Йозеф сглотнул вспоминая картины мест преступления которые он видел как «дружественный урок» от сербов. Расчлененных тел женщин и детей было слишком, по его мнению, но он понимал и разделял мнение о необходимости этого.
— Я знаю многих людей Родригеса Пардо, те кто были с Родриго Прието Эстевес, они пытаются достичь нового соглашения с нами.
— Мы не собираемся заключать никакого возможного соглашения с этими людьми, лейтенант, - сказал Горан тихим голосом от которого бросает в дрожь, - Они пошли против Hochmeister и смерть, это единственная компенсация, которую мы примем.
— Да, сэр! Мы уважаем пожелание Hochmeister и ваше, - поспешно сказал Йозеф.
— Вы допросите пять заключенных, которые у нас есть. Они не ваши коллеги, они партизаны из ФАРК. Это не проблема для вас?
— Вовсе нет. Пардо Родригес использует их когда взимает плату, и для защиты своих полей в регионе Мета долины, поэтому они являются частью его банды, - пожал он плечами, - Но мне нужна помощь, я не смогу сделать это в одиночку.
— Конечно, - ответил Милан, - Мы позаботимся о процедуре. Вы будете переводить. Один из палачей уже преступил к женщине, просто для примера, у неё низкая сопротивляемость и поэтому она бесполезна, прошу за мной.
Йозеф пересек двор и подумал на мгновение, что атака на дом была сильной, внутри ничего не осталось, ни мебели, ни картин. Что они собираются сделать с ним? Продать или сравнять с землей?. Он остановился перед большой дверью и посмотрел на Милана, тот тихо постучал в дверь с ухмылкой на губах.
— Оденьте синий защитный костюм- сказал ему серб снимая куртку, испачкаетесь кровью, которая может брызнуть из артерии. Стефан сегодня очень драматичен. Радуйтесь что Горан решил не участвовать в этом, сегодня он слишком эмоционален и не сможет долго сдерживаться.
— Это врачебные костюмы? - спросил ошарашенный Йозеф
— Нет, это защитная одежда против инфекционных заболеваний
— Вы будете задавать вопросы, а я должен буду их переводить?- Йозеф чувствовал себя новичком
— Нет, вы их допросите, а потом доложите мне свои выводы. У нас есть сведения аргентинской разведки, и мы считаем что эта группа так же связана в нападении на Консорта. Нападавшие пошли на север страны и получили помощь от местной революционной организации, предоставившие им оружие и материально-техническое обеспечение. Узнайте имена их начальников. Местные русские мафиози первыми дезертировали с корабля, когда узнали что случилось.
— Разве это не связано с наркотиками? Политический беспорядок?
— Всё связано с политикой. Белые специи только добавили вкус к игре, - усмехнулся Милан, он посмотрел как Йозеф методично одевает синий камуфляж
— Как Золушка, - пробормотал Йозеф, сидя на стуле одевая бахилы на туфли ручной работы. «Сумасшедшие сербы, хуже чем возвращение Багратиони»- Я готов!- объявил он, но звук его голоса едва мог скрыть сердцебиение.
«Все знают, что они сумасшедшие, только они могут снимать на пленку вменяемые и методичные пытки. Они позволили мне увидеть это все, чтобы послать нам предупреждение - Мы рядом!»

Милан открыл дверь и Йозеф задохнулся от сцены открывшейся перед ним. Пятеро мужчин одетых в камуфляж стояли с оружием в руках нацелив его на четверых окровавленных мужчин лежащих сжавшись на полу спиной к двери с кляпом во рту, в старых лошадиных коробках, их руки были сзади связаны скотчем. Рядом висело женское тело привязанное ногами к потолку, кровь капала с её тела. Йозеф нервно сглотнул, увидев на простом деревянном столе набор сверкающих скальпелей, окрашенных кровью и он почувствовал себя плохо. Он посмотрел в другую сторону и глаза его остановились на ящике наполненном льдом, в котором лежали части человеческого тела. Такого он еще не видел, Слободан и Ярджи могли избить до смерти, но никогда не доходили до такого извращения.
«Неужели с женщины содрали кожу живьём?»- подумал он и снова сглотнул.
— Не долго, Милан, - сказал Стефан беспечно, - Довольно шумная сука, но я думаю что они готовы говорить. У нас есть кто-нибудь, кто может понять их вопли?
«Всё это без допроса?»- подумал Йозеф, но промолчал
— Позвольте мне задать им несколько вопросов?
— Нет, мы сделаем другое,- решил Милан, - Я не хочу тратить время на их ложь. Используй технику пилы с самым молодым, Стефан, - Йозеф побледнел вспомнив старый испанский метод инквизиции, о котором он читал, но никогда не видел.

Горан сидел в библиотеке, когда Йозеф, Милан и Стефан вошли туда. Грузин выглядел мертвецки бледным, он упал в кресло стоящее напротив которого сел Милан.
— Хотите выпить, Горгазале? - спросил участливо Горан,- В подвале есть коньяк "Наполеон"
— Да, спасибо, - заикаясь сказал Йозеф, - Я кое что выяснил, что может быть полезно, заключенные не знали толком ничего.
— Все знают что-нибудь, - ответил Горан мягко, и Йозеф вздрогнул когда он вспомнил каким методичным и бесстрастным был серб, когда он заменил двоих мужчин во время допроса, чтобы они могли «поужинать». Горан только сказал,- " Допрос идет медленно, отойдите, Горгазали, - он взял третьего, еще живого заключенного и бичевал его живьем скальпелем, срывая с него кожу и игнорируя его мольбу.
Это были самые длинные два часа в жизни Йозефа. «Я никогда не позволю врачу встать рядом со ной со скальпелем. Они говорят что Горан эмоциональный? Единственно о чем он заботился, чтобы куски тела были узнаваемы, когда они прибьют тело к стене. Я никогда не думал, что люди могут оставаться живыми после того как с них сняли почти всю кожу.»

Милан встал и вышел, и вернулся через минуту с бутылкой и тремя стаканами. Он налил всем коньяк и подал стакан Йозефу
— Вы должно быть голодны, Йозеф, могу ли я вам что-то предложить?
— Да, конечно, - ответил он автоматически, - Нет, я не голоден, после сегодняшнего дня я стану вегетарианцем.
— Вы справились достаточно хорошо, вы не привыкли к этому. Я даже подумал, что вы упадете в обморок.
— Это правда. У нас это происходит не так сложно, - сказал он чуть не подавившись
— Что они сказали вам?
— Они принадлежат к диверсионной группе состоящей из 12 человек из Мета региона. Они не принимали участие в операции в июне, но они были теми кто связался с МПЛ в Жужуй. Они говорят, что они не знают что произошло здесь, только то, что какой-то богатый человек, который был против Родригеса Пардо был похищен. Коммандос заплатили пол миллиона долларов, для связи с аргентинскими революционерами, но я не верю в это, потому что один из них сказал, что аргентинцы уже знали об их планах прежде чем они прибыли сюда.
— Кто был за аргентинцами?- спросил Горан пронзая его взглядом.
— Эти МЛП являются субподрядчиками другой группы, у которой хорошее финансирование. МЛП должны были обеспечить аэродром рядом с Калли. Они видели что самолет садился, но были изгнаны, когда самолет коснулся земли.
— Кто был заключенный?
— Они не видели его. Самолет заправился и позже покинул страну. Мужчины были русские, из России, они говорили по русски. Конечный путь назначения самолета был Колумбия.
— В самом деле?
— Это то что они думают. Два Рендж Ровера подъехали к самолету, оттуда вышли три человека, сели в машины и отправились в сторону дома. Я предполагаю что автомобили пошли по маршруту 34 и пошли в Якуиба, чтобы пересечь границу Боливии. Это традиционный контрабандный маршрут.
— Кто были русские?
— Они не знают. Юрий Римский предоставил первое оружие, но неожиданно отправил колумбийцев в ад, когда им понадобилось для второй миссии, тогда они просили стать посредниками аргентинцев между МЛП и колумбийцев, но Римский отказался поставлять им оружие и им пришлось вернуться к МЛП. Контракт был заключен на три миллиона долларов и они должны были убить Hochmeister и его людей. Всё было оплачено и деньги были в руках ФАРС.
— Так, Римский был не достаточно предан нам- размышлял Милан
— Римский не имел ни малейшего представления, что первое оружие было направлено против Ордена. Он видел в этом возможность заработать несколько лишних долларов, он не знал о последствиях, - оценил Горан, - Это объясняет почему он так много говорил в открытой линии. Он предупреждал нас. Мы поговорим с ним позже.
— Что ещё?
— Партизаны были разделены на две команды. Те, которые должны были напасть на вас здесь- состояла из восьми человек, вторая группа из шести или семи человек последовала за Герцогом, на случай если он не будет присутствовать на встрече. Им сказали, что союзники ФАРК по прежнему имеют Консорта. и ФАРК должны запросить за него выкуп несколько миллионов долларов. Они точно не знают сколько, потому что другая ячейка вела переговоры. Они не знают жив он или нет, и они не знают где он. Я им верю.
— Имя аргентинца, который отвечает за это?
— Это женщина. Каллен. Это фамилия. Они не знают её. Её босс Мартинес Эстрада.
— Спасибо, Йозеф. Один из наших мужчин отвезет вас в отель и завтра вы улетите в Мадрид. Через две-три недели мы свяжемся с вами.
*************************************
Конец 10 главы, 5 части, 2 книги

02:47 

Заместитель-2 (перевод)

Жизнь прекрасна!
2 книга, 5 часть, 9 глава
10 июля 2009 года
Буэнос-Айрес

****************************************
Педро не нравилась эта ситуация. Новость о похитителях, просящих такой большой выкуп была действительно странной. Верон так же был в недоумении и предложил Герцогу обратиться в полицию, но Герцог отказался и я не могу его винить, он достаточно натерпелся от местных чиновников обвинивших его в убийстве Гунтрама.
Его мобильный зазвонил и на экране высветилось имя молодого армейского капитана в службе разведки.
— Привет, Клаудио, как ты?
— Мы должны встретиться через пять минут. Это срочно. В том же месте.- сказал офицер и повесил трубку.
Адвокат вздохнул, и попросил секретаря отменить все встречи на сегодня.
Кафе было недалеко от фондовой биржи, Педро не нравилось это кафе, круглые мраморные столы, атмосфера старины, он любил современные модные места, куда он часто ходил с друзьями. Он увидел Клаудио, в гражданской одежде, в темно-синем костюме, он читал газету и пошел к нему.
— Привет, Клаудио, извини что опоздал
— У твоего знаменитого клиента большие неприятности
— Почему?
— Как ты знаешь, мы следим за подрывными группами. Моя специфика- латиноамериканские партизаны. Правительство защищает и финансирует несколько террористических групп. Чавес финансирует несколько организаций пикетчиков, и они являются реальной рукой правительства.
— Я знаю что они кормят левых и они творят то, что хотят. Некоторые из моих друзей в экстансии были избиты, потому что я поддержал забастовку в 2007 году, они напали на дома моих соседей
— Совершенно верно. Мы строго следим за этими пикетчиками. У нас есть достоверные сведения, что они планируют засаду на твоего босса, немца, на 11 июля 2009 года. План состоит в том, чтобы организовать с ним встречу и убить его там. У меня нет подробностей, но я знаю, что эти люди были обучены ФАРК, и прошли обучение у людей в Жужуй, в тактике партизанской войны. Надо чтобы он срочно покинул страну. Если его убьют в нашей стране, у нас будут большие неприятности.
— Кто за этим стоит?
— Эти люди настоящие профессионалы, со всеми полномочиями. Некоторые имена впечатляют, я не могу сказать о них не рискуя собой. Нужно сделать чтобы немцы срочно покинули страну. Если они погибнут здесь, последствия для нашей страны будут ошеломляющими.
— Клаудио, Герцог не уедет, если у меня не будет надежных доказательств того, что ты мне сказал.
— Бывший Монтонерос. Ты знаешь о ком я говорю, - сказал он подняв бровь
— Мне нужны реальные доказательства, а не слова
— Прочитай газету. Прощай. Нам пока нельзя встречаться.
— Спасибо, Клаудио - прошептал Педро и взял отставленную им газету.

«««»»»

У себя в квартире он открыл газету и нашел несколько склеенных страниц, он разрезал их ножом и обнаружил там несколько ксерокопий.

««ОТЧЕТ 645/09
Возможная террористическая акция Таргет
ФАКТЫ
Встреча лидеров организации области (СЕКРЕТНО)
Дата: 4 июля 2009 года
Место проведения: Отель Бьен Суйпаша. Буэнос-Айрес
На встрече присутствовали:Делегации северной провинции Буэнос-Айреса: Хуан Хосе Басалдиа, Мария Эрнандес
Пасторы: Виктор Редондо, Хорхе Алонсо, Лаура Рейкович, Карлос Эстрада, Хосе Ириарте (офицер)
Приглашенные члены: Валериано Кампос (43, колумбийский ФАРК), Хуан Вальдес (известный как "эль Холандес", 37, колумбийский ФАРК), Наталья Куллен (26, Монтонерос Виве- партия Перронистов), Каролина Эрнандес (25, Монтонерос Виве- партия Перронистов)

Мисс Наталья Каллен и мисс Каролина Эрнандес (Монтонерос- Виве), открыли заседание поблагодарив за сотрудничество г-на Виктора Редондо (Жужуй) за содействие в происшествие, которое состоялось 7 июня 2009 года в Лобосе, Буэнос-Айресе, в организации логистики предоставленной в Калилегия (Жужуй). Г-н Валериано Кампос (ФАРС) добавил, что без сотрудничества МРП невозможно было бы нанести такой сокрушительный удар по международному капитализму.

Г-н Редондо (МЛП) сказал вышеупомянутым людям, что суммы в размере 15.000 долларов США, недостаточно за использование аэродрома в Каллилегия, учитывая риски принятые МЛП. Г-н Вальдес (ФАРС) добавил, что это они сделали всю работу, (МЛП) оказывали только материально техническое обеспечение. Он так же пожаловался на два оружия (ФАЛ), которое заклинило во время операции. Гн. Алонсо сказал, что оружие было украдено из полка 346, в октябре 2004 года и было спрятано, и что это обязанность бойцов содержать оружие в хорошем состоянии. ФАРК не произвел вторую выплату в размере 10.000 дол.США, поэтому оригинальные боеприпасы положенные к данному оружию, были заменены на другие, более низкого качества. Гн. Алонсо напомнил присутствующим о важности планирования таких вещей заранее и выполнения своих обязательств.
Мисс Каллен (Монтонерос Виве) сказала, что такого рода капиталисты сеют смуту в сердцах рабочих и предотвращают сотрудничество с борьбе за свободу Латинской Америки, свободной от капиталистических грифов, которые угнетают народ. Гжа. Лаура Пейкович (МЛР), прерывает её, чтобы напомнить, что их борьба также включает в себя народы Америки (аборигены).
Гн. Вальдес (ФАРК) сказал, что ФАРК обеспечил обучение и поддержку в прошлом инциденте, но отношение МЛП было недостойно к Боливарианскому крестовому походу. В соответствие с кодексами ФАРС поставка некачественного оружия и боеприпасов, карается смертью, но МЛП может получить второй шанс, если его члены обеспечат новое логистическое оружие и ФАРС заплатит 10.000 тыс.дол.США сверх той суммы, которую им заплатили в прошлый раз.
Гн. Редондо (МЛП) указывает на необходимость материально техническое обеспечение и гн. Вальдес ответил что им нужно 9 ФАЛ с 7.62 боеприпасами НАТО, и МЛП должны уничтожить оружие после использования. Я предлагаю использовать М-16А2, поскольку они более легкие и надежные, но цена была бы 25.000 дол. ФАЛС заменяют М-16А2. Колумбийцы спрашивают, есть ли у МЛП такое оружие и я ответил что есть, и мы также можем обеспечить их винтовками ФН-П90, которая пробивает титан, более компактное и маневренное оружие. гн. Вальдес отвечает, что у них нет опыта владения таким оружием, а он сказал что отдача составляет половину от М16 и гораздо более точное в автоматическом режиме чем ФАЛ или М16. ФН-90- нужно изучить должным образом за неделю.
Гн. Вальдес сказал, что у них мало времени, им нужно 9 единиц М16, крайний срок 10 июля, так как цель, собирается покинуть страну 14 июля. Редондо сказал, что если ускорить доставку цена вырастит до 27.000 дол.США плюс причитающиеся 10.000 дол. Колумбийцы колебались, но мисс Кален согласилась от их имени и показала нам сумку с 25.000 дол. наличными. Лидер гн. Басалдиа принял деньги и заверил, что оружие будет доставлено 9 июля 2009 года и они остались должны ещё 12.000 дол. Члены ФАРК настаивали, что оружие должно быть доставлено 6 июля 2009 года или они используют российских провайдеров, поскольку они это сделают быстрее и дешевле и принимают платежи в натуральной форме.
Гн. Басалдиа сказал, что 8 июля- это всё что он может сделать, и члены ФАРС согласились. Он сказал что назначил человека, который доставит оружие на место в Южный Буэнос-Айрес, место будет сообщено за два часа до доставки.
Гн. Басалдиа напомнил, что в прошлом месяце было два вооруженных нападения на бронированные грузовики и это уже слишком много для терпения полиции. Гжа. Каллен (Монтонерос Виве) сказала, что это политический шаг, и нам не надо беспокоится, что у нас есть сильная поддержка в высшем эшелоне власти.
Мисс Лола Пейкович (МЛП), сказала что если вы убьете одну свинью из правых, пресса будет смотреть на нас как на победителей. Мы и так уже в центре внимания, после захвата на заводе Крафт. Пятнадцать наших человек сидят в тюрьме за это и мы не хотим больше неприятностей. В этот раз это не одно из аргентинских учреждений, этот европеец связан с диверсией 7 июня и вы будете под защитой высших грантов правительства- сказала мисс Каллен
ВСТРЕЧА ЗАКОНЧЕНА.»»

**************************************************
ВЫВОДЫ РАЗВЕДШИФРОВКИ

РВСК- продолжают свободно действовать на территории нашей страны, особенно в северной части, где они обеспечивают военную подготовку повстанцев в джунглях Жужуй и Сальта.
РВСК- назначили террористическую акцию, которая должна произойти в Буэнос-Айресе. По объёму необходимого количества оружия, скорее всего готовится политическое убийство иностранного лидера.
Я не в состоянии определить взяли ли МЛР на себя ответственность за акцию которая произошла 7 июня, однако неофициальные переговоры с членами из Сальта сообщается об атаке на поместье Каньёлас гр-на Франции.
МЛР- обеспечили оружие и безопасное небо в Жужуй в течении 24 часов, для команды из пяти неустановленных мужчин, иностранцев, вероятно колумбийцев или венесуэльцев. Они запретили членам МЛР приближаться к этому месту. В средствах массовой информации ничего об этом не сказано, за исключением насильственного грабежа 7 июня в Эстансии ла Канделярии. По данным национального регистра владение принадлежало Пабло-Хуану Долленбергу, (1999-2001) Г-н Конрад Мария Ульрих фон Линтрофф Саксен Ловенштайн- швейцарский банкир, (2002)- Гунтрам Филипп де Лиль Гуттенберг Саксен- французский экономист.
Согласно сведениям иммиграционной службы оба владельца прибыли в страну в мае-июне 2009 года и по настоящее время не покинули её.
Г-н Конрад фон Линтрофф Саксен Ловенштайн является владельцем частного банка в Цюрихе, имеет значительные инвестиции в Бразилию и Аргентину, которые сосредоточены в первичном секторе. Совпадение фамилий САКСЕН, наводит на мысль что они связаны родством. Гн. фон Линтрофф не значится в любой разведывательной или полицейской базе данных, но я нашел пресс-клип его брака с миссис Стефанией Барберини, где говорится что он миллиардер, что делает его идеальной мишенью для левых организаций, таких как Монтонерос Виве.
Я убежден, что ФАРК только обеспечивает живую силу в этом теракте, поскольку они не вели переговоров, а их присутствие сводится к решению тактических вопросов функционирования. Диверсионная группа Монтонерос имеет историю нападения на известных банкиров с целью получения выкупа или убийства. Мисс Каллен работает непосредственно под руководством Лучано Мартинеса Эстрада, хорошо известного как бывшего революционера, в настоящее время как Судьи Апелляционного суда Буэнос-Айреса, он имеет власть и влияние, чтобы объявить "освобожденную зону" для совершения преступления, в которой ФАРК может работать на своё усмотрение.
Мы должны предупредить Посольство Швейцарии в срочном порядке о возможной опасности одного из их соотечественников.
Террористы не просили никакой поддержки, однако поставка оружия им говорит о том, что с ними сотрудничают другие группы.
Я изъял оружие с заброшенного склада в Кале, Сан-Луис 398, Бериссо. Владение зарегистрировано на гражданку Франции Сесиль Дюбуа Страйнберг.

Подпись: Лейтенант Эрнесто Фернандес Перкинс (он же Хосе Ириарте)
8 июля 2009 года 11-36 вечера
ОТЧЕТ УТВЕРЖДЕН И архивируется 9 июля 2009 года 7-12 вечера
Подпись: Капитан Клаудио Бланшард.

«««»»»

Педро был в шоке несколько минут. Очевидно, что военные не будут ничего предпринимать, чтобы предотвратить преступление, как не делали ничего раньше, кроме как нелегально шпионить за гражданскими лицами, которые имели хорошие связи с правительством. Вероятно как я сейчас.
Так, теперь у нас есть два имени, которые возможно были замешаны в убийстве. Мартинес Эстрада, кусок дерьма и ещё один идиот, который позволил ему ускользнуть в 1977 году должны быть расстреляны.
Я чувствую отвращение к собственному народу.
Педро сложил страницы и спрятал их в своей куртке, прежде чем он вышел к своей машине, и поехал к отелю где остановился Герцог.
Сотрудники службы безопасности были как обычно агрессивными, но Педро только буркнул: "Павичевич" и мужчина убежал искать серба.
— Добрый день, гн. Ланусси, мы не ожидали вас- сказал Горан учтиво
— Здравствуйте, гн. Павичевич, мне нужно срочно поговорить с Герцогом
— Он готовится к важной встрече
— Где встреча?- спросил Педро, чувствуя что страх пронизывает его душу, - Он уже ушёл?
— Нет, но мы уходим в ближайшее время
— Нет, вы не должны уходить пока я с вами не поговорю
— Мы не можем опоздать на встречу. А теперь, извините меня.
— Подождите! - вскрикнул Педро и схватил Горана за локоть, - Это ловушка и Гунтрам умрет! - рявкнул он, прежде чем подумать, - Они планируют убить Герцога тоже!

Конрад смотрел на адвоката среднего возраста, который переводил для него документ и чувствовал как в нем закипает кровь и убийственная ярость.
— Большое спасибо, мистер Ланусси. Мы обязаны вам и этим людям.
— Что вы планируете делать?
— Мы будем присутствовать на встрече, конечно, - ответил Конрад
— На случай, если вы не знаете, М16- это штурмовая винтовка, и она может пробить бронетехнику. Они собираются убить вас!
— Да, мы понимаем. Но если мы не появимся на встрече, члены ФАРК будут подозревать этого молодого лейтенанта и убьют его, а он нужен нам живым, - сказал Горан, - Мы опаздываем, мой Герцог.
Педро смотрел на обоих мужчин не веря свои глазам
— Вы понимаете? Я сказал они вас убьют!
— Не волнуйтесь, это не в первый раз, когда мне приходится сталкиваться с неприятными конкурентами, - сказал Конрад, — Я хочу попросить вас покинуть страну сегодня. Езжайте в Майерс, Баии или в Рио, а затем в Европу. Мы найдем способ вознаградить этих двух мужчин
— Где состоится встреча? Почему вы рискуете своей жизнью?
— Встреча состоится в эстансии, в двух часах езды отсюда и я не люблю опаздывать. Не волнуйтесь, мои люди хорошо позаботятся обо мне. И у на есть "свободная зона", не так ли?- сказал Конрад любезно, - Езжайте в аэропорт, гн. Ланусси, это не ваша борьба, вы и так сделали больше чем достаточно. Я не забуду это.
— Но...
— Я говорю Бахиа, очень красив в это время года. Я никогда не был там. У Майерса там дом, правильно, Горан?
— Да, это так, сэр.
— Вы можете побыть несколько дней в Рио, пока мы не найдем вам новую должность в нашей структуре.
— У меня есть всё здесь.
— Вы же понимаете, если они пытаются избавиться от меня, вы следующий в списке, как мой законный представитель в этой стране. Вы не женаты, не имеете детей, уехать сейчас не составит вам проблем. Землю можно продать, юридическую фирму восстановите. Может быть в Европе вам будет лучше? Езжайте домой, заберите документы, кто-нибудь из моих людей проводит вас в аэропорт. Мы скоро увидимся.
Горан почти насильно выпроводил пораженного Педро за дверь.

— Займитесь адвокатом- коротко сказал Горан в телефон- Теперь ваша очередь.
— Что, прости?
— Вы не поедете с нами на встречу. Ратко доставит вас в аэропорт. Самолет должен взлететь в 10 часов вечера.
— Я пойду с тобой!- сказал Конрад сквозь зубы
— Нет, вы бесполезны для нас. Я буду очень занят, чтобы ещё заботиться и о вас.
— Я...
— Я не сомневаюсь в ваших возможностях. Но вы никогда не были в реальной боевой обстановке, как все мои воины. Таким образом вы несете ответственность за нас. К тому же нельзя чтобы в одном бою были Sammus Marescalus и Hochmeister вместе, это против правил.
— Горан- зарычал грозно Конрад
— Я отвечаю за военные аспекты Ордена, мой Гриффин и я решил, что вы, Фердинанд и Майкл сегодня вернетесь в Цюрих. А я останусь здесь с Штраусом и со своими людьми.
— Вы не имеете право приказывать мне!
— Magnus Kommendator поддерживает моё решение, а так же Альберт, Майкл и Адольф. Вы в меньшинстве.
— Это возмутительно!
— Мирко и Ратко отвезут вас в аэропорт, сир. Вы полезнее живой чем мертвый, - Горан закончил разговор и повернулся чтобы выйти из комнаты, прежде чем Конрад взорвется. «Вы слишком сумасшедший чтобы доверить вам ружьё, Фердинанд был прав.»

Большой бронированный мерседес S600 Pullman остановился на стоянке перед входом в отель. Вокруг собралась толпа со страхом и интересом разглядывающая авто, в надежде увидеть какого-нибудь президента или поп звезду. Очень расстроенного Конрада почти втолкнул в автомобиль Ратко и занял место рядом с ним и Фердинандом сидящим напротив. Майкл предпочел бронированный внедорожник, который ехал за ними.
- Может вы ещё возьмете меня за руку- зарычал Конрад на Ратко, но серб молчал, стоически сносил детскую насмешку.
Конрад зло посмотрел на Фердинанда, тот открыл свой ноутбук игнорируя своего друга.
Машины выехали на шоссе в полной темноте и Конрад посмотрел в окно, борясь со злостью и яростью против Горана и Фердинанда, которые как мальчишку отправили его домой.

««Умер ли мой котик? Что делать если это похищение? Сто миллионов долларов большая сумма, если его похитили бандиты ФАРС, то колумбийцы были справедливо наказаны. Может быть Родригес Пардо продал меня им? Нет, это невозможно. Кто-то стоит над ними, кто оплатил всё это. Он никогда не имел ни денег ни смелости напрямую атаковать меня. Эта женщина, Каллен, работает на Мартинеса Эстрада, а тот работает на масонов. Они организовали все это. Как он мог похитить Гунтрама? Он был как сын для него. Нет, он никогда не был сыном для него. Они подготовили его для меня, Лефевр знал всю историю самоубийства Джерома. Гунтрам был слишком совершенным с самого начала, вежливый, старомодный, глядел так же как его дядя, застенчиво и чувствительно. Он был всем, что я желал видеть в компаньоне и они преподнесли мне его на серебряном подносе. Какой у них был план? Гунтрам один раз выстрелил в меня, но не смог убить и у него были все основания сделать это в тот день. Гунтрам сказал Горану что наша встреча была подстроена Мартинесом Эстрада. У него было достаточно возможностей украсть документы или информацию от меня, но он никогда не касался ни одного файла. Гунтрам был полностью лоялен к нам, так что в этом смысле он был бесполезен для масонов. Он отверг их перед Мирко и порвал все контакты с Лефевром, доверял только этому Лакруа, который напал на меня в швейцарских судах.»»
««Измена или месть никогда не были в сердце Гунтрама, поэтому они и убили его, что он не исполнил свою роль в игре? Или они думают что его смерть заставит меня свернуть с пути? Это имело бы смысл. Он был идеальной куклой, как называла его моя мать, а затем они забрали его у меня и напали на меня.»»
««Неужели они убили его? Без него я ничто, а без меня весь Орден развалится. Альберт не сможет управлять, Георг- слишком глуп чтобы управлять комтурен. Все остальные соратники ничто кроме жадных овец. У Армина больше шансов управлять чем у них всех. Черт возьми! Гунтрам мог бы предать его с закрытыми глазами, если бы он был заинтересован в этом, даже Клаус бы мог! Без меня не будет никаких Заказов, а без Распоряжений не будет никаких переделов власти Мейсона. Я должен разорвать их прежде чем они поработят всех нас.»»

Взрыв выстрелов по автомобилю слегка качнули его, и он почувствовал как Ратко бросил его на пол чтобы защитить его, хотя броня выдерживала пули и водитель был обучен ездить в таких условиях. Он почувствовал, что машина изменила свой ход и понял, что шины были простреляны, но автомобиль продолжал двигаться набирая скорость ещё большую. Он хотел подняться, но Ратко чуть не разбил его голову об пол.
— Лежите тихо! Дайте нам работать!

Из ниоткуда вынырнули два бронированных фургона и его пассажиры начали обстрел нападавших. Один из фургонов резко развернулся, преградив путь бандитам а мерседес вихрем умчался прочь в сторону аэропорта.
Подъехав к главному зданию аэропорта, автомобиль хотел свернуть к въезду к частным ангарам, к самолету.
— Это ошибка, - крикнул Конрад, - Самолет уязвим
— Мы не нашли Боуинг, но есть другой, - сказал Ратко, - Мы наняли его сегодня утром
— Это нонсенс!
— Тогда мы возьмем билеты на коммерческий рейс в Рио или Монтевидео и подождем там, пока у нас будет безопасный самолет, сэр. Мы проверим самолет сами.
— Коммерческий рейс! - решил Конрад мгновенно
— Хорошо! У нас есть билеты в обоих направлениях. Мы можем улететь в Рио.

Ратко что-то крикнул водителю и он развернул машину к главному зданию.
Конрад вышел и был в ужасе увидев много отверстий украшавших левую сторону автомобиля, где сидел водитель и Фердинанд, а его сторона была практически не тронута.
— Хороший старый мерседес, - сказал Фердинанд и потащил друга в здание, в то время как Мирко побежал к стойке регистрации к разделу VIP.
— После того как мы пройдем контроль, я дам вам свой бронежилет, сэр, - сказал Ратко
— Это не обязательно, они не будут нападать на нас здесь. Что ты сделал с машиной?
— Она уже уехала. Майкл и другие были задержаны полицией, но у них нет оружия с собой, поэтому у них не будет никаких проблем. Мы должны вытащить вас отсюда, - сказал Ратко и еще крепче сжал руку Конрада
Они заполнили бланки и прошли контроль. Чувство нереальности охватило Конрада когда они проходили мимо магазинов в направлении VIP зала. Ратко схватил его за руку и потащил к туалетной комнате рядом с магазином. Там он быстро снял пиджак, жилет и рубашку, чтобы показать ему пуленепробиваемый жилет.
— Носите его всё время, сэр. Мирко предупредил наших людей в Рио, - сказал он и передал тяжелый жилет Конраду.
Конрад взял жилет и надел его, Ратко помогал ему одеться. Фердинанд и Мирко ждали их за дверью и все они пошли в VIP гостиную.
Войдя, Фердинанд сразу взял бутерброд с буфета и все мужчины сели на диван, но Мирко остался охранять вход. Конрад и Фердинанд чувствовали себя очень уставшими. Конрад всё думал о Гунтраме: «Скорее всего они убили его, чтобы получить меня, но теперь я отомщу за моего котика, клянусь Богом! Я перебью всех еретиков!»

Молодая, миниатюрная брюнетка вкатила тележку с кофе и сендвичами и Мирко пристально посмотрел на неё. Она обслужила двух клиентов читающих журналы в конце зала и пошла туда, где сидели Конрад и Фердинанд. Мирко отошел в сторону чтобы пропустить её, она улыбнулась ему и нервно спросила на испанском языке, хотят ли они чего-нибудь выпить.
— Кофе, - сказал беспечно Фердинанд, и она склонилась чтобы взять чашки стоящие на нижней полке. Мирко молча, как кошка обошел комнату и прикрыл дверь.
Конрад был погружен в свои мысли и не обращал внимания на неё. Он даже не заметил, как она выпрямилась во весь рост и выстрелила в его грудь из Парабеллума 9мм калибра, он завалился на диван, и потерял сознание из-за сильного удара пули.
Мирко не теряя ни секунды, прежде чем она смогла развернуться с пистолетом к Фердинанду и Ратко, прыгнул на неё и ударил по основанию шеи, и потом поймал её тело прежде чем оно приземлилось на пол, а потом хладнокровно, уже своим оружием выстрелил ей прямо в сердце, убив её.
Фердинанд подошел к Конраду и встряхнул его.
— Вы возродились, - сказал он другу, когда тот открыл глаза и руками схватил себя за грудь, - Да, в тебя стреляла из Парабеллума 9мм эта сука, Конрад.
Конрад сел и увидел на полу тело мертвой девушки и впился в глаза Ратко, он только пожал плечами.
— Она выстрелила первая, сэр. Мирко устранил её менее чем за минуту
— Как ты догадался? - спросил он Мирко
— Она была одета как официантка из ресторана, а сюда допускаются только стюардессы, я сразу подумал об этом, Ратко, помоги мне, мы должны избавиться от тела, - и начал убирать чашки с нижней полки и ставить их на верхнюю, потом сложил тело на нижнюю и прикрыл скатертью сверху, Ратко поднял скатерть и положил сверху на её тело пистолет и опять прикрыл. Конрад все ещё в шоке наблюдал за этим.
— А как насчет видео безопасности?- спросил Фердинанд
— В VIP залах нет видеокамер- ответил Ратко- Наш рейс через 15 минут, я предлагаю оставить эту кашу туземцам. Мирко, закрой дверь на замок, -он толкнул тележку к двери и ещё раз проверил что скатерть надежно скрывает тело, и следов крови не было видно, почти..
— Кто она?- спросил Конрад
— Это имеет значение? Наверно колумбийцы прислали, чтобы закончить работу- ухмыльнулся Фердинанд

««Пассажиры рейса АР-3489 вылетающий в Рио де Жанейро пройдите на посадку!»»
Ратко взял Конрада за локоть и они пошли к выходу. «Мы должны вытащить его отсюда пока его не убили»- подумал Ратко и Конрад покорно пошел за ним. Мирко весело закрыл за ними дверь и пошел следом.
Мирко улетал домой. Он ещё раз доказал свою ценность и преданность делу.
********************************************
Конец 9 главы, 5 части, 2 книги

02:45 

Заместитель-2 (перевод)

Жизнь прекрасна!
2 книга, 5 часть, 8 глава
4 июля 2009 года
Буэнос-Айрес

*****************************************
Черный Ренд Ровер остановился на стоянке рядом с четырьмя автофургонами. Люди одетые в белые комбинезоны разгружали оборудование. Конрад вышел из автомобиля, рукой он схватился за дверцу машины и крепко сжал её, когда увидел возвышающуюся над домом большую псевдоготическую стеклянную вышку, на которой не было ни одного стекла, разбитые от взрывов боеприпасов. Он глубоко вздохнул и пошел к входу, где уже четверо мужчин работали в поисках потерянных черепков.

— Доброе утро, мой Герцог- лысый мужчина, лет пятидесяти в синем комбинезоне приветствовал его, - Местные жители провели тщательную уборку, но к счастью они по крайней мере лет на двадцать отстали от нас в судебно-медицинской науке.
— Благодарю вас за сотрудничество, инспектор Штраус. Я уверен что вы прольете свет на это мрачное расследование.- сказал Конрад, придя в себя от шока когда увидел внешние повреждения. Его глаза блуждали по саду, отмечая на деревьях разрушенные детекторы и видеокамеры.
— По какой-то причине местная полиция уничтожила все доказательства и очистила дом, прежде чем вернуть его нам. Неуклюжая работа, мой Герцог, я уверен что мы получим образцы ДНК. Деревянные полы- наши лучшие друзья в этом случае. Люминола даст много предварительной информации. Работы здесь минимум на неделю, чтобы всё обработать.
— А как насчет озера?
— Они его осушили, уничтожили все образцы и снова заполнили водой. Мы тоже откачали воду, собрали достаточно образцов, которые уже можно отправлять во Франкфурт.
— Адвокат Верон говорит, что процедура идентификации может занять около шести месяцев, это правда?
— Это зависит от приоритета назначенного по делу со стороны американских властей. В Германии, в частной лаборатории это займет около двух-трёх месяцев. Мы должны извлечь, если это будет возможно митохондриальную ДНК и сравнить её с оригинальными предметами.
— Обвинение предоставили вам полный доступ к делу?
— Нет, у нас есть только несколько фотографий и переводчики работают над остальными документами, всего 8.000 страниц. Мы будем опираться на ленты, которые мы имеем в Цюрихе и свидетельствами команды, которая прибыла в первую очередь- сказал Штраус и повернулся чтобы войти в дом, но Конрад схватил его за руку
— Вы проверили главную спальню?
— Да, проверили.
— И?
— Ничего, сэр. Мы должны проверить записи безопасности коридоров в том месте.
— В каком смысле- ничего?
— Это единственная нетронутая комната. Мебель вся целая, исчезли только картины со стен. Судя по изображениям на камерах, которые мы видели ранее, картины были ценные. Там нет никаких следов крови, и все там было спокойно вроде, сказал Штраус, видя очевидное облегчение на лице Конрада, - А вот в комнате Хольгерсена- другое дело. Там был бой, если посмотреть через люминесцентные лампы.
— Я посмотрю, - сказал Конрад чувствуя себя совершенно больным
— Есть хорошая новость. Ваш второй адвокат, Педро Ланусси, узнал через свои контакты, что один самолет в ту ночь был здесь.
— Где?
— Я дал информацию г-ну Павичевичу, сэр. Это подпольный аэропорт на севере, в Жужуй. Источник ищет имя владельца самолета.
— Кто этот источник?
— Я не знаю. Г-н Ланусси очень сдержан и ничего мне не говорит. Должен ли я ему доверять?
— Да, он на нашей стороне.
— Очень хорошо, сэр. Пойдемте, но прошу вас ничего не трогать руками. Вы ничего не увидите при дневном свете, только через люминол. Большая часть мебели исчезла, но нам удалось найти некоторые детали, некоторые неиспользованные боеприпасы и отпечатки пальцев.
— Я хочу это увидеть.
— Сэр, я вам не советую, это...худшее место преступления, которое я видел за всю свою жизнь. Это была бойня, достойная Афганистана или Ирака. Стены залиты кровью до потолка, в коридорах кровавые тропы которые ведут на кухню и во двор. Мои люди по прежнему под впечатлением.
— Я понимаю, - сказал Конрад и сделал глубокий вздох- Я настаиваю, я должен знать что здесь произошло.
Штраус посмотрел на него и вздохнул, он решил начать с гостиной, так как там были только следы разрушения, и сломанная мебель сложенная грудой у входа.
— Следуйте за мной, сэр, вам нужно одеть защитный костюм.
Конрад только кивнул и последовал за следователем к одному из фургонов, где он получил белый костюм, мысленно готовя себя к тому, что его ожидает.
— Вы, готовы, сэр?- спросил Штраус
— Можно сказать готов, - ответил Конрад, - и они пошли в гостиную.
Комната была неузнаваемой, картин не было, мебель разгромлена, осколки стекла лежали на паркете, шторы еще висели, но разорванные, изрешеченные пулями. Конрад встал в середине комнаты, разглядывая поврежденные взрывами шрапнели бежевые стены.
— Здесь почти нет пятен крови, хотите посмотреть?- Конрад кивнул и работник закрыл жалюзи на окнах, затемнив комнату прежде чем включить большую флуоресцентную лампу. Маленькие пятна крови дорожкой, пересекали гостиную от библиотеки в сторону коридора и на кухню. Конрад делал всё возможное, чтобы сохранить невозмутимое выражение лица.
— Как вы можете заметить, мой Герцог, много картин исчезли после нападения. Никто не охранял дом, после того как эксперты закончили свою работу. Г-н Ланусси работает над этим со страховой компанией.
— Спасибо, - автоматически ответил Конрад, его не интересовала судьба картин, - Можно увидеть остальное?
— Да, конечно, - сказал Штраус, быстро решив перейти к осмотру главной спальни, прежде чем осматривать другие комнаты.
— Следуйте за нами, сэр.
— Конрад последовал за мужчинами, поднимаясь по большой лестнице, он старел на год с каждым шагом, наблюдая разрушенную шрапнелью мраморную стену. Он был удивлен увидев что большой ковер из спальни, лежит в коридоре разрезанный на куски, он вопросительно посмотрел на эксперта:
— Местные взяли некоторые куски, чтобы получить образцы ДНК, мы тоже сделали это.
Кивнув, Конрад направился к главной спальне. «Я купил этот дом для котенка, чтобы он был счастлив здесь, но мы ни разу не спали в этой спальне»- подумал Конрад и вошел в спальню.
Мебель здесь была цела, но все было перевернуто и лежало в беспорядке.
— Здесь нет пятен крови, сэр- быстро сказал Штраус, - И в этой комнате абсолютно всё обработано Кадаверином.
— Что, простите?
— Кадаверином обрабатывают, чтобы не было запаха вообще, даже наши специально обученные собаки не смогли взять след. Кадаверином так же было обработано место, где были следы самолета.
— Вы уверены?
— Уверен. Собака очень хорошая и надежная.
— Тогда каковы ваши выводы?
— Я рассматриваю похищение, в качестве основной мотивации этой атаки, мой Герцог. Мы будем иметь больше информации, как только проанализируем все данные, но нет причин сомневаться, что г-н де Лиль находился в этой комнате. Его одежда была здесь, и здесь так же был его ноутбук, в соответствии с отчетом о расследовании.
— Где ноутбук сейчас?
— У судьи. Это улика. Верон делает всё возможное, чтобы получить копию жесткого диска, но маловероятно что он получит его.
— Если вы думаете, что это было похищение, для чего тогда надо было прилагать столько усилий чтобы уничтожить тела до неузнаваемости?
— Думаю похитители хотел, чтобы Консорта тоже считали мертвым,- сказал Штраус- Другого логического объяснения нет, но нужно еще проверить что он не входит в число жертв. Во всех остальных комнатах есть следы борьбы и другие запахи. Мы по прежнему не нашли четыре тела, сэр.
— Если тела были быстро уничтожены и прошло столько времени, как собака может учуять запах?
— Следы крови и другие жидкости гниют, сэр. Мы предполагаем, что дворовые были убиты первыми, одиночными выстрелами с глушителями в голову, последний был брошен во дворе. Нападавшие сосредоточились на охранниках. Это всё, а также тот факт что в доме вся система безопасности была аннулирована и выведена из строя, я сделал вывод, что внутри был предатель, сэр. Г-н Павичевич согласен со мной.
Конрад смотрел на старого полицейского и не мог поверить. Только лучшие люди охраняли Гунтрама. Хольдерсен был самым лучшим и надежным человеком, и свою лояльность много раз доказывал в прошлом. Это не в первый раз, когда его предают. Но кто? Не Хейндрик конечно же.
— Давайте посмотрим другие комнаты,- сказал он кратко, - г-н Павичевич видел их?
— Да, вчера днем. У него есть информация о новых результатах в саду. Можно поговорить с ним сейчас, - предложил Штраус, желая отвлечь его и увести Герцога из дома.
— Я поговорю с ним позже. Давайте посмотрим комнату Хольдерсена.


Смежная со спальней комната, которую использовал Гунтрам в 2006 году, когда они были в ссоре, выглядела неузнаваемо. Кровать и портьеры были разрушены обстрелом. На стене рядом с дверью были два едва виднеющихся коричневых пятна,
— Мы предполагаем, что Хольгерсен убил двух человек в голову с большим калибром...те, взрывные модели, - пояснил Штраус указывая на пятна
Конрад готовился к худшему, после того как увидел стены полностью изрешеченные пулями
— Это одна из самых страшных сцен преступности, которые я видел за всю свою карьеру, - повторил он нервно, - Закройте шторы- приказал он работнику, прежде чем включить лампу.
Конрад ахнул, увидев стены до потолка окрашенных синим флуоресцентным светом, вся комната была окрашена в этот цвет и из комнаты тянулся большой синий след . Конраду стала жутко и он быстро покинул комнату, чтобы сделать глубокий вздох в коридоре, а его глаза фиксировали большой след из коридора, видимо тела волокли на улицу.
— Это означает, что из этой комнаты вытащили несколько тел, это дает надежду что мы найдем останки нападавших, что позволит нам идентифицировать их. Они не взяли тела с собой в самолет, так что есть шанс, что тела были перемолоты дробителем и выброшены в озеро.
— Это хорошая новость, - сказал Конрад, по прежнему чувствуя себя больным, он видел много окровавленных сцен в своей жизни и крови он не боялся, но он не был готов увидеть такое, в комнате, где он много раз наблюдал за своим котенком во время сна. Он вспоминал как Гунтрам с мальчиками ходили к озеру кормить лебедя печеньем и он закрыл глаза контролируя тошноту и желание заплакать. Он отгонял от себя воспоминания, как он наблюдал за ними незаметно из окна библиотеки и сокрушался, что не мог найти выход из тупика, в котором очутился и боялся, что Гунтрам никогда его не простит, за то что по сути не было его виной. «Его кровавый отец сам выпрыгнул из окна! Он был смертельно больным человеком. Это его семья пыталась убить его сначала»- он покачал головой отгоняя призраков и повернулся к Штраусу:
— Покажите мне остальные комнаты, пожалуйста- сказал он чувствуя себя больным и усталым.

7 июля 2009 года.
Буэнос-Айрес


«Опять нагреватель не работает когда надо- выругался Федерико- Они хотят чтобы мы ловили преступников имеющих миллионы долларов, а для нас не могут починить элементарный водопровод. Денег нет? Черт! Задница!»
Федерико наклонился над радиатором и заметил лужицу под ним.
— Дерьмо! Древесина будет разрушена. Чертовы Перонисты! Только и знают что кормить нигеров, чтобы получить голоса и воровать все больше и больше!
— Доктор Мартиарена Альвеар?, - спросил сотрудник похожий на мышонка
— Нет! Он в отпуске в Майами! Я его брат-близнец! Ты что, не видишь что я здесь, идиот! Срочно позвони идиоту из обслуживания, чтобы исправил это.
— Мы вызывали сегодня утром, но люди из обслуживания на профсоюзном собрании, и они придут к вам во второй половине дня. Они говорят, что это не срочно.
— Чертовы профсоюзы! Чертов социалист, который их придумал! Пока они на своем собрании мы уничтожим наш вишневый пол? Пол- который принадлежит государству!- сказал он иронично
— Сэр, я могу позвать кого-нибудь из охраны
— Оставьте это, Ацинелли. Это бесполезно. Вы принесли переводы, которые я просил утром?
— Да, сэр. Но они странные какие-то...
— Дай сюда папку и пошел вон!
— Мистер «7» хочет видеть вас в 1 час дня. Его секретарь передал.
— Разве я не сказал использовать имена в конторе? Меня будешь тоже называть мистер «12»? Это дерьмо для посторонних! Давай, иди пиши мне отчет о перонистской партии.
Федерико открыл папку содержащую несколько транскрипций бесед между Юрием Римским и Николаем Захаровым, - бывшие соратники Репина.
Большой таракан сдох, оставив своих отпрысков.

«««»»»
З — «Сколько им нужно?»
Р — «Стандарт, только оборудование»
З — «Нет. Я не хочу проблем с крестоносцами. Они сумасшедшие.»
Р — «Мы всегда обеспечиваем этим людей Кали»
З — «Нет. Пусть покупают в другом месте. Это плохой бизнес. Он слишком большой чтобы спать на моей территории. Ни в коем случае. Я не собираюсь уходить в отставку.»
Р — «Босс будет недоволен отсутствием компромисса. Крестоносцы обидели нас в прошлый раз.»
З — «Совершенно верно. Вот и пусть будут подальше от меня, я не хочу чтобы мне перерезали горло. Ответ будет "НЕТ" и попробуй ослушаться меня. Кали должны просить людей Жужуй, а не нас.»

«««»»»

Федерико не стал читать анализ, потому что знал, что он ему ничего не даст и размышлял о том, что могло означать слово «крестоносец».
«Конкурирующая организация? Мара-банда из Сальвадора или Никарагуа? Нет, что-то не то...название имеет свой первоначальный смысл. Это слишком сложно для наших аналитиков - подумал он с сарказмом- Оно не имеет никакого отношения к нашим людям. Я должен поговорить с Ланусси»- подумал он, прежде чем подписать протокол, утвердил и написал рекомендацию для дальнейшего изучения выводов.
«Это должно занять их на долго, нам нужен заказ, если мы хотим избавиться от перонистов раз и на всегда. Линтрофф уже ненавидит правительство, и лишь вопрос времени, когда он разнесет им всем головы. В 2001 году была лишь детская игра для него.»

— Это было так срочно, что ты не мог подождать? Я должен был прервать встречу из-за тебя- шипел Педро, когда он сел за стол в элегантном ресторане
— Я просто хотел пообедать, но на зарплату государственного служащего я не могу это сделать
— Продай корову, которая дает молоко, Федерико. У твоего отца несколько молочных ферм.
— Да, и большая часть работает на экспорт в Венесуэлу за четверть рыночной стоимости. Мне нужно поговорить с нашим общим другом о бизнесе.
— Продолжай мечтать, Мартиарена. По какой-то причине он не имеет желания видеть тебя.
— Это взаимно. Но я вырос и тоже люблю искусство
— Зачем?
— У меня есть кое-что для продажи, что он захочет купить- решительно сказал Федерико- Я на той же стороне, что и ваши европейские друзья
— Я знаю. Мои источники сказали, что ты сотрудничал с нами в прошлом, хоть ты и не являешься полноправным членом.
— Тогда отведи меня к нему, я не займу много времени.- прошептал Федерико и громко заявил- Не заказывайте филе Трески, её невозможно жевать! Вы помните нам подавали мясо в трапезной школы? Так вот это еще хуже!

«««»»»

Федерико ухмыльнулся у входа в отель и пошел в бар. По крайней мере от дома не далеко. Он сел за тот же стол, где сидел в тот вечер с Гунтрамом, когда признался ему в любви.
«Невероятно, я спасаю шкуру человеку, который спас и разрушил мою жизнь одновременно. Репин разорвал бы меня на куски в той итальянской тюрьме, за то что я не дал ему его ангела. Жуткий и сумасшедший ублюдок! Я рад что он сдох и лежит под землей.»
Темноволосый мужчина лет сорока, подошел к нему и встал рядом:
— Мистер Мартиарена Альвеар? Я Горан Павичевич. Глава службы безопасности Герцога.
— Я не ожидал встретить брата Гунтрама здесь- мягко сказал Федерико- Он рассказывал мне о вас, когда мы встречались в июне здесь. Вы его хороший друг.
— Когда вы с ним встречались?- спросил Горан держа прямо лицо
— Это было на мальчишнике нашего друга. Мы довольно долго с ним разговаривали здесь. Ваш человек сидел вон там.
— Это не было сообщено. Кто был телохранитель?
— Вы что шпионили за ним?- ухмыльнулся Федерико.
— Это серьёзное нарушение нашей процедуры безопасности, г-н Мартиарена.
— Я не знаю как его зовут. Он был шведом, высокий. Сорен, если я правильно помню.
— Спасибо. Если хотите, следуйте за мной. Я отведу вас к Герцогу.

Большой и более зловещий человек, обыскал его и забрал его автоматический пистолет под враждебным взглядом Горана.
— Я работаю в разведке, в отделе борьбы с организованной преступностью, г-н Павичевич, вы знаете, как они играют, - сказал он с иронией
— Вы всегда играете с самыми опасными людьми, г-н Мартиарена, осторожней, вам может не повезти так же как в Венеции в прошлый раз.
— Это были вы? Тогда я обязан вам, сэр.
— Я только делал свою работу.
— Вы свирепый и беспощадный человек, сэр. Эти бедняги ничего не сделали вам.
— Люди атакующие Герцога или моего брата заслуживают это. Они будут уважать нас в следующий раз.
— Я надеюсь что вы также разделаетесь с ними когда встретитесь с похитителями Гунтрама.
— Я сделаю это. Сюда пожалуйста.

Горан открыл дверь в частный конференц-зал люкса, где Конрад сидел во главе стола с Педро Ланусси, который поднялся увидев входящих и начал представлять Федерико.
— Нет необходимости представлять нас, доктор Ланусси, г-н Мартиарена и я знакомы еще с Венеции, - сухим тоном сказал Конрад, - Давно не виделись, Мартиарена.
— В самом деле. У меня не было возможности поблагодарить вас, за вашу помощь
— Мне твоей матери было достаточно- прорычал Конрад.
— Я не знал об этом. Я не контактирую со своей матерью уже много лет. После того случая наши пути разошлись. Я извинился перед Гунтрамом и он принял мои извинения. Я помогал вашим людям, когда это все произошло.
— Это правда, мой Герцог, г-н Мартиарена всегда приносил полезную информацию и ему можно доверять.
— Очень хорошо. Я слушаю тебя, - сказал Конрад, - Мистер Ланусси, не могли бы вы нас оставить, пожалуйста.
Адвокат посмотрел на него в шоке, но молча вышел из комнаты.
— Я считаю что люди картеля Кали готовят прямую атаку на вас. Мы перехватили один разговор betwen между Юрием Римским и Николаем Захаровым. Они бывшие пособники Репина в этой стране. Я лично знаю Захарова с момента, когда встретился впервые с Репиным. И он тот, кто обосновался здесь и открыл свою организацию. Он контролирует торговые маршруты на севере страны.
— Что они говорили о нас?
— Колумбийцам нужно определенный вид оружия, такое, какое могут только русские доставить. Захаров отказался делать это. Он не хочет проблем с вами. Они должны достать его в другом месте.
— Почему вы решили что речь идет о нас?
— Есть только один вид активных крестоносцев в настоящее время, - глумился Федерико, - Они планируют убить вас сэр.
— Я не крестоносец.
— Есть и другие католические братства и они знают о заказе. Некоторые из них не разделяют ваши методы, великий мастер, но они разделяют ваши цели и вашу войну. Это атеистическое правительство, которое плюёт на нашу веру.
— Вы верите в Бога, мистер Мартиарена?
— Да, верю, - разбушевался Федерико, - Поверьте мне, великий мастер, вы находитесь в большой опасности. Срочно уезжайте, это не безопасно для вас. Эти люди хотят заработать деньги, и они пойдут на всё. Они союзники ваших врагов.
— Каких врагов, ты имеешь в виду?- мягко спросил Горан
— Враги нашей святой Матери, те которые правят миром сейчас
— Они не правят миром. Только Бог правит миром. Мужчины должны быть скромнее и признавать его величие, - сказал Конрад, частично удовлетворенный его ответом.
— Я не знаю что они планируют, но это серьезно.
— С нами связались сегодня утром. Некоторые люди хотят вести с нами переговоры о выкупе.
— Это ловушка! У вас есть доказательства, что он жив?
— Да. Видео нападения. Они хотят сто миллионов.
— Зачем? Разве похитители сделали бы такое, что сделали они? Ни одна местная банда не смогла бы такое сделать, затратив такие ресурсы. Это ловушка!
— Я так не думаю.
— Не ведите с ними переговоры. Пусть сначала предоставят реальное доказательство жизни. Даже самый глупый похититель знает, что он должен показать жертву, - протестовал Федерико.
— Ланусси думает так же как вы.
— Позвольте мне использовать своих людей, у нас есть ресурсы которые...
— У нас больше чем достаточно ресурсов, имеющихся в нашем распоряжении, чтобы контролировать и отслеживать звонки, - вмешался Горан
— Будьте очень осторожны и покиньте страну. Это ловушка.
— А что если это правда? Что если Гунтрам у них , - спросил Конрад
— Они не вернут его живым. Возьмут деньги и убьют его и вы это прекрасно знаете. Если вы заплатите, считайте что вы его убили. Если вы покинете страну, вы выиграете время, пока ваши мужчины найдут его.
— Хорошо, мы свяжемся с вами, - сказал Горан и поскорее увел Федерико, пока Конрад опять не развалился на части.


— Что ты об этом думаешь, Горан?
— Он искренен, мой Герцог, и Ланусси поддерживает его. У Мартиарена много контактов с армией и Opus Dei. Он входит в их ряды, так же как и его отец, в свое время. Ланусси сказал мне, что он не имеет контактов со своей семьёй с 2006 года. Я тоже думаю что Колумбийцы нанесут удар, на наши действия. То что он сказал имеет смысл.
— Я не могу упустить этот шанс, Горан
— Нам нужно реальное доказательство жизни. У нас нет ничего до сих пор.
— Да ты прав, - вздохнул Конрад, - Возможно он прав, если мы заплатим, мы убьем его.
— Я пойду на встречу один, мой Гриффин.
— Нет, они хотят меня. Если меня не будет они могут убить Гунтрама.
— Если он действительно жив, он стоит этих денег. Я сомневаюсь, что они убьют его пока не получат деньги. Позвольте мне сделать это своими собственными методами?
— Я не могу позволить чтобы Гунтрам погиб
— Ваша смерть ему не поможет. Позвольте это сделать Милану, Ратко и мне, сир.
********************************
Конец 8 главы, 5 части, 2 книги.

02:44 

Заместитель-2 (перевод)

Жизнь прекрасна!
Книга 2, Часть 5, Глава 7
Буэнос-Айрес
22 июня 2009 года

***********************************

Трое мужчин сидящих за столом конференц-зала хмуро слушали старого адвоката читающего документ на испанском языке. Конверт обклеенный многими марками прибыл сегодня утром.
— Здесь говорится о том, что прокурор уже рассматривает вас в качестве подозреваемого. Скорее всего они хотят что-то инкриминировать вам, после дачи вами показаний. Но у нас достаточно времени чтобы подготовиться и почитать дело
— Могу ли я быть обвинен в чем-то?, - спросил Конрад в шоке
— Я не знаю пока. Мы проверим это. Но у меня хорошая новость. Я ходатайствовал о смене судьи, поскольку тот является другом Мартинеса Эстрада, я обвинил его в предвзятости, поскольку он работает с ним с 1992 года. У нас теперь другой судья. Серьёзная женщина, с большим стажем работы в судебной системе. Мария Хелена Позадас. Она была моей хорошей ученицей и прекрасным преподавателем на моей кафедре в последствии. Очень красивая женщина. Но вы должны мне всё рассказать. Сюрпризы не допустимы в нашей профессии. Скажите, на каком основании прокурор предъявляет вам обвинение? Были ли у вас какие-нибудь проблемы между вами и господином де Лилем?

— У нас были проблемы, если вы это хотите знать. У нас была пауза в отношениях.
— Как же так?
— Гунтрам жил в своей квартире, в Цюрихе. Сюда он приехал на свадьбу к однокласснику и немного успокоиться.
— Это недостаточное основание для обвинения или взрыва Мартинеса Эстрады в разговоре с вами, который я слышал - недоверчиво сказал адвокат- Для того чтобы предъявить обвинение в этой стране, у прокурора должны быть веские причины и доказательства, чтобы подкрепить свои обвинения, а не просто ссора между партнерами. Я думаю что в Европе то же самое.
— Гунтрам запросил запретительный судебный приказ против меня, но апелляционный суд отменил его, несколько дней назад- пробормотал Конрад
— Запретительный приказ против вас? На каком основании?
— Насилие в семье. Но не было никаких доказательств и суд отказал в этом истцу- вмешался Фердинанд- Адвокаты Гунтрама сделали это без его согласия. Они вынудили его, когда парень обратился к ним за рекомендацией для покупки недвижимости. Мы считаем, что они хотели всё урегулировать вне суда за хорошую плату.
— Первое правило, это абсолютное доверие между клиентом и адвокатом, сэр.- сказал Верон- Вы можете лгать своему духовнику, но не адвокату по уголовным делам
— Мы с Гунтрамом расстались в 2005 году, но мы дали нам второй шанс в прошлом году летом. Его состояние здоровья не позволяет ему находиться под большим стрессом и мы договорились, что он купит себе квартиру в Цюрихе. Мартинес Эстрада обвиняет меня в физическом насилии против него, на основании тех обвинений, которые были представлены в Цюрихе. Эти обвинения были основаны на письмах и каких-то бумаг Гунтрама.
— Это всё?
— Мы ругались с ним несколько дней и я был в ярости на него когда узнал об этом запретительном документе. Это было самоубийственно для него. У меня очень большое состояние и он должен был быть под охраной 24 часа в сутки, 7 дней в неделю. Посмотрите что произошло, только потому что он уволил четверых телохранителей за два дня до нападения.
— Конрад, это всё было хорошо спланировано, и эти телохранители не смогли бы защитить его- мягко вмешался Фердинанд
— Он сам уволил этих людей?- спросил Верон и сделал заметку у себя в блокноте
— Он отправил их в отпуск на выходные, потому что в понедельник хотел лететь в Брюссель.
— В Брюссель?
— У его адвоката там своя резиденция- объяснил Фердинанд- Он послал ему билет, но мы не знаем, правда ли это. Полиция должна знать.
— Кроме того, адвокат Гунтрама сказал что мы взломали его компьютер, чтобы прочитать его документы. Это ложь! Судебные техники исследовали компьютер и не было найдено следов взлома- добавил Конрад
— Мне нужны копии всех этих документов. И все ещё нужно перевести на испанский язык до пятницы. У нас есть неделя, чтобы подготовиться к защите.
— Мою защиту?
— Забудьте о правах здесь. Это вам не "Закон и порядок". Вы можете выйти из дома, но не знаете вернетесь ли вы обратно.
Я предполагаю что они замяли ваше дело, и хотят обвинить вас, а не реального виновника. Что может быть лучше для новостей в газетах, чем богатый швейцарский банкир убивший своего любовника, телохранителей и слуг? Ничего хорошего не будет, если Мартинес Эстрада в середине скандала.- пробормотал Верон.

1 июля 2009 года.
Ла-Плата. Буэнос-Айрес


Вторая встреча Конрада фон Линтроффа с судебной системой Аргентины была не менее напряженной чем первая. Но сейчас он был готов к встрече с неожиданностями.
«Никогда в моей жизни я не был в такой ситуации, даже с русскими иметь дело было на много проще».
Автомобиль доставил их в район Ла-Плата. Горан был в ярости. На этот раз автомобиль припарковался у входа. Адвокаты Верон и Ланусси и еще двое юристов, работающих в их фирме ожидали их. Они поднялись на четвертый этаж. Старый адвокат ждал его уже там, поскольку он поднялся на лифте.
— Когда мы войдем к прокурору, вы должны смотреть только на прокурора отвечая на вопросы, даже на переводчика нельзя смотреть. Я могу быть рядом с вами, но если он попросит меня выйти, я должен буду уйти.
— Я не могу смотреть даже на переводчика? А на секретаря я могу смотреть?- спросил расстроено Конрад
— Это такая процедура, сэр,- вздохнул Верон, - Мистер Херрендорф достаточно опытный переводчик.
Молодая женщина одетая в джинсы и старую майку, рывком открыла одну из стеклянных дверей и крикнула:
— Линтрофф!- Когда Конрад подошел к ней, - Только вы и ваш адвокат!- сказала она
— Я его переводчик. Свидетель не говорит на испанском вообще, - сказал Херрендорф
— Хорошо, заходите, пока там всё переполнено
— Где доктор де ла Плас, прокурор?- бешено прошипел Верон
— Он вышел, но в 12 вернется, он сказал начать процедуру, так ... рутинные вопросы, пока он вернется. Заходите и покажите мальчику свой паспорт.


— Доброе утро, - сказал парень по английски, - Пожалуйста, проходите, садитесь и дайте мне свой паспорт. Пожалуйста, доктор Верон, сядьте на последний стул, свидетель не должен видеть ваше лицо, - сказала он на испанском языке, д-р Верон тоже требовал от своих студентов исполнения этой процедуры
— Какие процессуальные процедуры вы должны произвести с переводчиком?- мягко спросил Верон заняв свое место
— Переводчик? Нужно ли мне известить судью о ещё одном переводчике?- испугано спросил мальчик, так как этой процедуры не было в учебнике
— Нет, мы предполагаем одного, вам нужно только проверить его полномочия и внести в протокол, прежде чем начать с показаний Герцога.
— Герцога? Должен ли я записать его титул? У нас нет этой специальной процедуры с 1813 года- выпалил новичок
— Да, Герцог, но не беспокойтесь пожалуйста, я вам покажу как это сделать. г-н Херрендорф, ваше удостоверение и учётные данные пожалуйста, - приветливо сказал Верон и уже встал со стула чтобы, показать мальчику несколько статей. Старый адвокат наблюдал как нервный студент заправляет лист в пишущую машинку, чтобы напечатать заголовок протокола допроса.
Конрад не мог поверить что молодой человек, похожий на студента, был настолько невежественным и некомпетентным, он был рад, когда вернулась женщина с чашкой кофе и села рядом с секретарем.
— Что вы делаете?- сказала она грубо Верону
— Объясняю процедуру стажеру, вы должны были проинформировать его заранее.
— Вы не можете это делать.
— Я только объяснил как это должно быть- сказал адвокат и вернулся на свое место разочарованный тем, что женщина не знала о его безупречной карьере.
— Сядьте на место, - сказала она и убийственно посмотрела на стажера.
Она быстро приняла присягу со всех участников и приступила к опросу:
— Ваше занятие?
— Я президент и владелец Линтрофф ПриватБанка
— Какое вы имеете отношение к владельцу дома?
— Я живу с Гунрамом де Лилем уже много лет
— Вы финансово обеспечивали его?
— Нет. г-н де Лиль был платежеспособен, он сам обеспечивал себя. Я оплатил его обучение и медицинское обслуживание.
— Зачем он приехал в Аргентину?
— Он сказал мне, что едет на свадьбу к однокласснику, г-ну Мариано Бронштейну.
— Каков был характер ваших отношений?
— Сентиментальный. Мы были парой. Это достаточно ясно?
— Вы гей? - спросила она с презрением
— Очень даже- ответил он ядовито закипая
— Вы хотите сказать, что ваш любовник, на 25 лет моложе вас приехал сюда один?- она смотрела на Конрада ожидая ответа, но не получив его продолжила- Он изменял вам тут?
— Я не понял вопроса, мадам- сказал Конрад стиснув зубы
— Ну, молодой любовник, на 25 лет моложе вас, миллионер, приехал сюда с шведским парнем...- Конрад холодно посмотрел на неё, - Мистер Хольгерсон был моложе вас, они всё время были вместе...
— Я понимаю вас. Господин Хольгерсон хотел жениться на молодой леди с этой страны, Гунтрам пригласил её в дом в понедельник с её двоюродным братом.
— Одно не исключает другого. Таким образом, вы отрицаете, что у г-га Хольдерсена и де Лиля были отношения?
— Отрицаю. У них были профессиональные отношения.
— Почему тогда г-н Хольдерсен спал в комнате рядом с его? Почему он путешествует с ним первым классом, если он слуга?
— Мистер Хольдерсен не слуга, мадам.
— Одна из служанок сказала, что вы постоянно спорили по телефону.
— Мы...
Мужчина лет тридцати вошел в комнату и сказал:
— Спасибо, Диана, с этого места я продолжу- сказал он высокомерно и уверенно:
— Я прокурор Карлос де ла Плас, я продолжу допрос- он сел на свое место и посмотрел на Конрада, уверенный в том, что старый гей сейчас начнет плакать, как король через некоторое время, он уничтожит старого извращенца и он получит место на будущих выборах в законодательные органы. Лучано Мартинес Эстрада порекомендовал ему спокойно начать допрос, а потом смешать имя мальчика с дерьмом, и когда банкир взорвется- арестовать его. «Сегодня он должен быть в тюрьме!- сказал ему Мартинес Эстрада - Он убийца каких ты еще не видел. В твоих руках дело века! Только представь себе, что напишут средства массовой информации, миллиардер убивает больного любовника, измельчает его тело через мясорубку! Ты будешь выглядеть как вершитель правосудия, бесстрашным человеком перед могучими людьми! Он должен заплатить за то что сделал с Гунтрамом! Ему нужно было получить свои деньги обратно, которые он положил на его счёт!»

— Мистер Линтрофф, вы признаете, что вы гей?
— Да. А что это преступление в этой стране?- сказал Конрад резко
— Сколько стоил дом?
— Около миллиона долларов, я не помню точно
— А ремонт?
— Я не знаю, я не собирал чеки
— Около 500 тысяч долларов. Таким образом вы подарили любовнику дом стоимостью в 2 миллиона долларов после года знакомства с ним?
— Это был подарок, да.
— Вы содержали его последние годы, оплатили обучение, медицинское обслуживание, одежда, питание, это верно?
— Я помогал ему в прошлом, но сейчас он хорошо обеспечен. Он хорошо известный художник.
— Де Лиль недавно купил квартиру в Цюрихе, более чем за 1.5 миллиона евро, вы дали ему деньги?
— Нет, это его собственные деньги
— Художники так много зарабатывают?
— Он получил наследство от отца. более чем 2.6 миллиона евро, я не знаю точно.
— Есть ли у него счета в вашем банке?
— Я не могу раскрыть эту информацию без постановления швейцарского суда.- сказал Конрад механически
— Я понимаю. Скажите, вы любите его?
— Я его очень люблю
— Вы жили вместе?
— Он был в Аргентине, а я в Цюрихе.
— Перед тем как он приехал в Аргентину- огрызнулся недовольно прокурор.
— Он жил в своей квартире. Я оставался там на ночь с детьми. У нас стабильные отношения, если вы это пытаетесь выяснить.
— Может быть вы давили на него?,- Конрад промолчал, но услышал как старый адвокат что-то сказал на испанском языке, и вышел из комнаты.
— Существует запретительный судебный приказ против вас за домашнее насилие, в его компьютере нашли доказательства вашего насилия. Вы изменяли ему? Как насчет Марчело Мончениго? Миланская DA очень заинтересована в результатах этого дела.
— Да, у меня был промах с бывшим любовником Марчело Мончениго, но Гунтрам простил меня. И я не понимаю как это связано с тем, что вы сформулировали четкого обвинения против меня.
— У вас есть судимости г-и Линтрофф?
— Нет.
— Вы принимаете наркотики?
— Нет.
— Вы жестокий человек?
— Нет.
— Тогда почему г-н де Лиль подал на вас в суд с запретительным приказом за пять дней до его убийства?
— Поздравляю вас, сэр. Это первый раз, когда ваши правоохранительные органы говорят о том что случилось, - сказал Конрад язвительно, - Я был бы вам очень признателен, если вы выдадите мне его тело, чтобы я похоронил его в семейной усыпальнице.
— Не играйте со мной
— Нет, это вы играете со мной. С меня достаточно этого жалкого фарса, и я отказываюсь отвечать на ваши вопросы без предъявления обвинения
— Я могу предъявить вам обвинение!
— В чем?
— В заговоре убийства.
— В таком случае, вы не можете меня допрашивать в отсутствие адвоката, мой адвокат вышел из комнаты,- сказал Конрад холодно, - И вы должны проинформировать Швейцарское посольство. К тому же дело должно быть передано в федеральный суд, поскольку я являюсь иностранным гражданином- сказал спокойно Конрад.

Дверь открылась и в кабинет вошла женщина в хорошем деловом костюме:
— На каком основании вы допрашиваете этого человека?- сказала миниатюрная дама лет шестидесяти.
— Мы уточняем некоторые факты, Ваше благородие, - сказал прокурор, проклиная свою неудачу, он почти был на грани чтобы упрятать банкира в тюрьму.
— Да, я очень хорошо вижу, как вы уточняете некоторые факты. Вы вероятно забыли уведомить швейцарского Консула, в соответствии со ст.36 Венской конвенции? Только это нарушение может развалить ваше дело. Что вы можете ему инкриминировать, когда у вас четыре пропавших без вести тела? Или мне напомнить вам, что сначала надо произвести идентификацию тел в первую очередь?
— У меня есть четкие доказательства указывающие против этого человека, Ваше благородие
— Ваше заявление пустой звук для меня. Это дело передано мне и я не довольна тем как вы ведете дело.
— Я прокурор в этом деле!
— А я судья! Я сама поговорю с этим человеком у себя в кабинете, а вы пока изучите правильную процедуру допроса. Где его адвокат? Где переводчик суда? Я представлю ходательство о замене вас, закончила она свою речь, не дав вставить одного слова прокурору- Мы поговорим с вами позже, господин де ла Пас.
Конрад и переводчик покорно последовали за пожилой женщиной в её кабинет, проходя ещё раз через переполненный кабинет, где Горан и Верон дружелюбно беседовали. Судья вошла в служебный лифт и попросила Конрада следовать за ней. Она нажала кнопку седьмого этажа, ничего не говоря.
«Опять кабинет»- подумал Конрад немного расслабившись, но все ещё держа себя в напряжении, так как эта женщина может быть более опасней, чем тот молодой юрист.
— Я хотела поговорить с вами в частном порядке, без свидетелей, сэр, - сказала она на чистейшем английском языке.
Герцог посмотрел на неё и ничего не ответил, раздумывая о её предложении:
— Я предпочел бы чтобы мой адвокат присутствовал , Ваше благородие
— Я приношу вам самые глубокие извинения, за то чему вы были подвергнуты в течении последних недель. Однако есть кое-что что я хотела бы уточнить с вами в частном порядке без свидетелей.
«Отлично. Она хочет взятку. Легко.» - подумал Конрад
— Очень хорошо, мадам. Я согласен. Господин Херрендорф, я больше не нуждаюсь в ваших услугах, - сказал Конрад и сел на стул, куда указала ему судья.

— Хотите кофе? Наше гостеприимство не так плохо, как вы могли подумать, - сказала она приветливо, но Конрад вежливо отказался убедившись что она была хищницей, такой же как его мать.
— Все документы которые приходят ко мне по этому делу сфальсифицированы полицией и прокурором ответственные за это дело, в них описано, что нет никаких нарушений в ходе следствия. Я получила это дело две недели назад, прочитав его я поняла что оно мутное, что-то тут не то, не могли бы вы мне объяснить в чем дело?
— Я не осведомлен в тонкостях судебной системы Аргентины. Этот вызов в суд был шоком для меня
— Мистер Линтрофф, есть два способа решить это дело. Первый способ через адвокатов или разумный способ. В первом случае мы начинаем судебную битву, которая будет только мешать следствию и истощит ваши умственные и эмоциональные ресурсы, второй способ, который я предпочитаю, мы поговорим отключив диктофоны и вы прольете мне свет на то, почему начиная от Министра юстиции и кончая членами апелляционного суда, говорят мне что вы ответственны за то что произошло 7 июня,- сказала она сухо
— Каковы условия этого разговора?
— Мы говорим один на один, без адвокатов, и говорим правду. Это частный разговор.
— В самом деле? Разговор не будет записываться?
— Нет, сэр.
— Очень хорошо. Я вас слушаю, Ваше благородие
— Мария Хелена, это частная беседа.
— Конрад, к вашим услугам.
— Очень хорошо. Какие отношения у вас были с жертвами?
— Хейндик Холдерсен -внук одного из моих деловых партнеров с 1979 года, он работал на меня с 1999 года в качестве личного телохранителя, а затем стратегом в Отделе планирования. Сорен Ларсен- телохранитель Гунтрама де Лиля, он работал под руководством Хольдерсена с 2007 года и был хорошим телохранителем.
— Насколько велика ваша компания, сэр?
— У меня частный банк и два хедж-фонда на сумму 800 миллиардов долларов. Существуют еще несколько компаний, страхование, промышленность, сельское хозяйство. Моё личное состояние оценивается в несколько миллиардов.
— Сколько? Я не из налоговой службы.
— Около 30 миллиардов евро сейчас
— И мы говорим о финансовом кризисе, - фыркнула она
— Я влюблен в Гунтрама де Лиля с 2001 года, мы живём вместе с тех пор как встретились, у меня два сына, он является их наставником, они его любят больше чем меня. Если бы закон позволил, я бы вышел за него замуж в первый же день, - он решил сказать правду и посмотреть на её реакцию.
— Покажите мне свой мобильный телефон, - сказала она просто
— Простите?
— Я хочу посмотреть ваши фотографии. Мобильные телефоны много могут сказать о человеке, - объяснила она с доброй улыбкой, - Женщины полагаются на впечатление, в отличие от мужчин.
— Что это такое?- спросила Мария Хелена рассматривая незнакомый гаджет
— Зашифрованный мобильный телефон, в теории вы не сможете отследить его, - сказал он и включил его, показывая ей, как перемещаться по меню фото-файлов. Работает как виндоуз. Её любезное лицо исчезло, внимательным взглядом следователя она вглядывалась в фотографии его и Гунтрама и Гунтрама и детей в течении длительного времени. Она остановилась на некоторых из них и спросила даты, когда они были сделаны.
— Эти были сделаны в праздники, на юге Германии, мы ездили туда на неделю.
— Не похоже что в такой гостинице остановился бы человек вашего ранга, - заметила она
— Гунтрам не любит роскошные отели, он нервничает там. Он любит простые вещи
— И вы согласились жить в таком отеле?
— Да. Ради его спокойствия. Он страдает сердечной недостаточностью, его состояние здоровье очень серьёзно, - сказал Конрад дрожащим голосом, - У нас были проблемы в прошлом, и это был наш способ восстановить соединение.
— Мне кажется это сработало,- сказала она, - Он выглядит счастливым. А эти?
— Это было наше последнее Рождество в Мюнхене. Мы повезли мальчиков показать Рождественский базар.
— Ваши дети доставляют вам много хлопот, не отрицайте, у меня самой пятеро детей.
— Отрицание этого было бы явным лжесвидетельством,- сказал он с улыбкой, - Если бы не Гунтрам, у меня никогда бы не было детей. Его поддержка дала мне достаточно мужества завести их.
— Да, видно что они дороги ему. Во эти?
— Пасхальное воскресение. Я даю обед сотрудникам банка.
— Ваш последний снимок от 5 мая- сказала она, показывая снимок в гостиной Гунтрама. Он с Гунтрамом в объятьях друг друга, - Похоже время завтрака. Вы спали там?
— Это столовая в квартире Гунтрама в Цюрихе. Карл, младший сын, взял мой телефон и сделал снимок. Это последнее фото с ним. Я так рад что он это сделал. Да, мы ночевали там с детьми. У нас всё было хорошо.
— Но уже через месяц он запросил запретительный приказ против вас.
— Да, но это было отменено через неделю. Я до сих пор не могу понять, почему он сделал это. Он разозлился на меня, из-за того, что я запретил ему останавливаться в потрепанном отеле в Аргентине и настоял чтобы он остановился в доме, потому что там было безопасней. Я всегда боялся, что ему могут причинить боль из-за меня. И это случилось.
— Мы до сих пор не знаем наверняка что там случилось с ним и тремя другими без вести пропавшими. Нужно провести идентификацию и это займет около 6 месяцев.
— Я знаю, - прошептал Конрад удрученно, - Я послал частный запрос в Германию, надеюсь они ускорят дело.
— Да, профессор Верон сказал мне об этом, но как я сказала ему утром, вы не найдете там ничего. Когда я поехала туда, чтобы произвести осмотр места преступления, все было вымыто и выглядело не тронутым. Вы не смогли бы это сделать, поэтому я спросила кто это сделал и по какой причине главный инспектор полиции отдал такой приказ. Даже мебель и постельное бельё было выброшено.
— Это же были доказательства!- отчаянно крикнул Конрад
— Согласна, но сделано так, как будто это был несчастный случай. Кстати, я возвращаю вашу собственность и теперь вы можете войти в свой дом. Можете взять своих экспертов, но они там вряд ли что-то найдут. Я работаю в этой системе уже более тридцати пяти лет, но я ни разу не видела, чтобы место преступления настолько хорошо было вычищено, - сочувственно сказала она, - Все настроены против вас, по какой-то необъяснимой причине и никто не исследовал возможность похищения, хотя моей первой мыслью было именно это.
— Мы ждали требования выкупа, но его не было- признался Конрад - Но я все ещё надеюсь на это. Хольдерсен тоже был платежеспособным.
— Если они не потребовали выкуп и приложили столько усилий, чтобы уничтожить тела до такой степени что их даже невозможно идентифицировать, то остается только один вывод - это была личная вендетта.. Для меня это не первое преступление с ритуальным участием Коза Ностра, которое я вижу. Разве у Гунтрама были враги?
— Нет, все любили его. Он не имел никакого отношения к моему бизнесу. Он художник, живописец.
— Как художник может позволить себе купить квартиру в таком дорогом районе в Цюрихе?
— Он заплатил за неё 1.3 миллиона евро, это не мало- сказал он нервно
— По моим подсчетам более 3 миллионов евро, Конрад
— 2.7 миллиона евро. Он купил её у моего начальника службы безопасности Горана Павичевича. Гунтрам захотел иметь собственное жильё, но не хотел чтобы я за него заплатил. Он мог заплатить только 1.3 миллиона, остальное я добавил Павичевичу, но Гунтрам об этом не знает. Моя родная тетя помогла ему обставить квартиру. Тита фон Ольштын подарила ему фарфор.
— Тита фон Ольштын? Jet Set знаменитость? Впечатляет. Вы можете доказать что вы доплатили за квартиру?
— Вот документы, чеки, переводы сертифицированы. Горан Павичевич находится за дверью, можете удостовериться у него- Конрад достал папку из портфеля и дал ей. Она погрузилась в изучение не обращая внимания на Конрада.
— Как я и думала, вы не имели ничего против него.
— Нет никогда. Он хотел иметь свое собственное пространство, иногда просто побыть одному. Я не имел ничего против этого. Даже наши отношения улучшились после этого.
— У вас есть копии запретительного приказа против вас?
— Да, конечно, - и он выложил ещё две папки на стол, - Переводы в конце, - но она прочитала оригиналы на немецком языке и он поразился.
Спустя некоторое время, погруженная в свои мысли она вдруг прямо спросила его:
— Вы когда нибудь ударили его?
— Да, дважды, в начале, но никогда с тех пор как узнал о его болезни. Я не горжусь этим, и он простил меня.
— Я верю вам Конрад. Нет никаких прямых вещественных доказательств против вас. Я удивлена что приняли к рассмотрению первоначальный иск без судебно-медицинской оценки.
— Гунтрам был в ярости на мое вмешательство в его жизнь, но я только хотел защитить его. Он не имеет ни малейшего представления о том как жесток этот мир, мадам. Он считает всех благородными и добрыми, но это не так. Это все организовали его адвокаты, пока он был в Аргентине. Почему он сам не обратился в суд? Почему он депонировал деньги, которые я положил ему на счет для наших детей? Он несколько раз просил меня забрать деньги, но я этого не делал, потому что думал что он образумится.
— Где сейчас 700 миллионов?
— Судья Хартман вернул мне деньги несколько дней назад, - сказал ошарашенный Конрад
— Наш прокурор считает, что деньги до сих пор на счетах Гунтрама, и вы убили его чтобы вернуть свои деньги быстрым путем.
— Нет! Я бы никогда не навредил своему котенку!- сказал Конрад и покраснел, видя как она иронично посмотрела на него- Это его прозвище, я его так зову.
— Попросить у вас неофициальный список движения его счетов, будет не слишком много?
— Вот они. Но это действительно неофициально, потому что я не имею права давать их вам без письменного разрешения Швейцарских законов о банковской тайне, - сказал он с грустной улыбкой.
— Как они могли подать на вас в суд, если сам Гунтрам находился в Аргентине?
— Он дал доверенность своему адвокату, Мишелю Лакруа и тот нанял кого-то чтобы подать на меня в суд. Я просто не понимаю его хода. Но это не Гунтрам, это точно.
— Я тоже не понимаю. Любой человек, у которого есть хотя бы грамм ума, сохранил бы деньги, особенно если они законно принадлежали ему. Вы могли бы получить их обратно только с его согласия.
— Только не мой Гунтрам. За восемь лет жизни со мной, он не взял у меня ни цента. Я заплатил только за университет и врачей, но он всегда дарил мне свои работы, как компенсацию. В течении двух лет, он вернул деньги за обучение. Я не принимал компенсацию, но он настаивал. Вы можете прочесть письма, которые он послал моему личному секретарю.
— Я вижу. И это еще раз подтверждает мое первоначальное убеждение. У вас есть проблемы с местными жителями?
— Нет. У моих компаний нет никаких нерешенных проблем с правительством или с другими местными компаниями. Мы работаем в основном в Бразилии. Во время забастовки фермеров, мы поставляли скот властям чтобы облегчить локаут. Я не понимаю, почему Лучано Мартинес Эстрада так настроен против меня. У меня никогда не было с ним контактов до этого, в качестве наставника Гунтрама он не был внимательным. Представьте себе, его мать умерла от болезни сердца, и школьный врач неоднократно предупреждал его чтобы он показал его специалисту, но он не позаботился об этом. Это возмутительно! Он оставлял ребенка в компании с уголовниками.
— Я ничего не могу сказать вам по этому поводу. Честно говоря, я не уверена что это когда-нибудь дойдет до суда. Такое ужасное преступление плохо отразится на имидже правительства и я не думаю что они будут заинтересованы в расследовании этого дела.
— Мы заплатили высокую компенсацию семьям жертв. Я тоже не хочу никакой рекламы. Я только хочу чтобы мне позволили провести собственное расследование.
— Дом ваш сейчас. Я поговорю с прокурором и он не будет больше чинить вам препятствия. Мы должны сейчас ждать результаты из лаборатории, на это потребуется некоторое время. Я предлагаю вам как можно скорее вернуться домой, в Швейцарию, к своим детям, вы уже месяц здесь находитесь, им вас не хватает. Сейчас вы не можете ничего сделать.
— А что если похитители позвонят? Никто из полиции не предложили нам ни какой технической поддержки.
— Честно говоря, я сомневаюсь что позвонят, Конрад.
— Но вы сказали...
— Да, в самом начале я так думала. Но если он так болен был, не думаю что он выдержал бы столько времени в неволе, - сказала она с болью в глазах- Скорее всего он уже скончался и его тело никогда не будет найдено. Вы должны привыкать к этой мысли.
— Я никогда не успокоюсь, пока не верну его или его тело, чтобы похоронить его в нашей усыпальнице. Почему никто не исследовал ни один самолет, который прибыл сюда в тот день?
— Я получила это дело только две недели назад, когда все улики были уже уничтожены. Если бы профессор Верон не представлял ваши интересы, этого разговора между нами не было бы. Оставьте эти документы, которые вы мне показали и возвращайтесь в свою страну. Я сделаю все возможное, чтобы закончить это исследование, но большинство доказательств испорчено.
— Спасибо, Ваше благородие, - тихо сказал Конрад, - Что я скажу своим детям? Я не могу сказать им что случилось.
— Скажите им, что какие-то люди похитили Гунтрама, и что вы будете молиться за его возвращение. Скажите им что вы делаете все, чтобы Гунтрам вернулся и скажите им что вы их любите. Больше пока ничего нельзя сделать. Вы любили его, не так ли?
— Больше чем своих собственных детей, - сказал Конрад прерывающимся голосом, - Когда с ним случился первый сердечный приступ, он был в коме в течении недели, я молился, чтобы Бог сохранил ему жизнь, я был благодарен Ему как никогда. Сейчас когда он так далеко, я в горе и отчаянии. Я не знаю что делать. Я впервые в своей жизни не знаю что делать. Я потерялся без него.
— Я видела много людей в вашей ситуации на протяжении долгих лет, от самых бедных до самых богатых. Не у всех такие возможности как у вас. У вас есть огромное состояние, два прекрасных сына, которые ждут вас дома. Сосредоточьтесь на них. Они ваша причина чтобы жить и бороться. Любой другой вариант в вашем случае это эгоизм, - она сжала его руку, - Я потеряла племянника в 1981 году в военной хунте. Его по прежнему не хватает нам. Моя сестра сходит с ума от горя ожидая его, она не видела его тела. Она надеется найти его, но так не бывает. Она уже старая женщина и у неё много внуков от других сыновей, но она не может отпустить его. Эту боль, которую вы чувствуете сейчас никогда не исчезнет, но вы должны быть сильным, чтобы преодолеть её.
— Вы не имеете представления, насколько стерильной была моя жизнь, пока он не появился в ней. Я потратил сорок четыре года своей жизни выполняя приказы и зарабатывая деньги для других. А теперь кто-то намекает, что я заказал чтобы его убили. Я целовал землю по которой он ходил, Без него я ничто- сказал он не в состоянии сдержать слезы, - Извините, это конечно мои проблемы.
— Я желаю вам всего хорошего, Конрад, - сказала она и встала, бедный человек, у него столько денег и власти, а он рыдает как любой другой бедняк, которых я вижу здесь.
— Спасибо за ваше время и советы, - сказал он, сделав глубокий вдох, - Я обязан вам.
— Нет, вы ничего мне не должны. Это просто справедливость. Вам сейчас трудно, вам и людям таким как вы. В Конгрессе есть проект закона за равный брак, я надеюсь его примут когда-нибудь. Вы должны иметь возможность вступить в брак, как вы хотели.
— Спасибо, - сказал смущенно Конрад, он был удивлен, что женщина была приветлива с ним и отнеслась к нему справедливо. Он пожал ей руку и был поражен её доброй улыбкой.
Мария Хелена проводила его до двери и он увидел Горана, который стоял за дверью и напряженным взглядом смотрел на нас. Глядя как Конрад наклонился и поцеловал руку женщине, он немного расслабился. Женщина улыбнулась и вернулась в свой кабинет.
— Что это было, мой Гриффин?- мягко спросил Горан
— Настоящая леди, мой друг, такие женщины редко встречаются,- ответил он глубоко погруженный в свои мысли- Ну, мы должны вернуться в отель, нам ещё много чего предстоит сделать. Дом теперь наш.
*************************************
Конец 7 главы, 5 части, 2 книги

02:42 

Заместитель-2 (перевод)

Жизнь прекрасна!
Книга 2, Часть 5, Глава 6
28 июня 2009 года

************************************

Гунтрам проснулся от солнечного света. Рука гладившая его талию, убила его надежду что это был всего лишь кошмарный сон. Он был в постели с Константином, который был голым. Он вспомнил что было ночью, как он целовал и стонал под ним. « Я хуже шлюхи. Конрад никогда мне это не простит. Как я мог это сделать? Просто чтобы исправиться? Господи, я кусок дерьма!»
— Кажется у нас компания, Ангел- прервал его размышления Константин, посмеиваясь и лаская его, - Ты должен дать ему имя.

Гунтрам уставился на него ошарашено, пока его глаза не увидели котенка, который спал в дальнем углу большой кровати, свернувшись калачиком. Скрывая смущение, он сел на кровати, немного морщась от боли, что прострелила его спину, прикоснулся к котенку разбудив его. Котенок встал на четыре лапки, потянулся и спрыгнул с кровати. Гунтрам улыбнулся наблюдая за ним и тут же вздрогнул, когда Константин поцеловал его в щеку.

— Тебе больно, любовь моя?
— Нет, я чувствую себя лучше
— Да, ты выглядишь сейчас расслабленным, не такой напряженный как всегда. Хочешь принять душ?
— Я могу сделать это сам.
— Нет, не можешь. Тебе нельзя мочить ногу и наступать на неё. Я помогу тебе.

Гунтрам колебался, но Константин сказал, что нет ничего такого, чего он не видел раньше и вчера вечером, и из-за чего следует краснеть.
— Ты будешь чувствовать себя лучше после душа.

Стыдясь своей наготы, Гунтрам обернул тело простыней, Константин улыбнулся, вспоминая каким застенчивым он был. «Может быть это какая-то естественная защита?» - размышлял Константин, наблюдая за его бесполезной попыткой пройти в свою ванную.
— Позволь мне помочь тебе
Его ванная комната была в два раза больше чем у Гунтрама, а сама ванна как бассейн. Задыхаясь, Гунтраму пришлось опереться о мраморные стены, радуясь что они были холодные как керамогранит. Он наблюдал как Константин набирает ванну горячей водой, а потом вышел из комнаты.
— Мы должны обмотать ногу полиэтиленом, чтобы нога не намокла, - он обмотал ногу полиэтиленом и помог Гунтраму войти в ванную и сам присоединился к нему. От ужаса он закрыл глаза, когда тот бесцеремонно поставил его в середину и стал купать его большой натуральной губкой. Хотя ощущения были не так ужасны как он думал, но ему не нравились прикосновения.
«Конрад тоже был жесток, но он никогда не поступал с ним так как это делал Константин, который заставил его выбрать себе яд и пить его медленно, и при этом чувствовать себя виноватым.»
« Я не могу бороться с ним, как я это делал с Конрадом, он хитер и безжалостен. Я должен ждать подходящий момент, чтобы нанести удар. Лобовая атака только убьет меня. Я должен вернуться к своим детям. Я должен снова увидеть Конрада.»
Он пытался оттолкнуть руку, намылившую его интимные части тела, и еле сдерживал тошноту. Он чувствовал себя очень грязным от всего этого.
«Надо терпеть хотя бы ради Клауса и Карла.» К своему ужасу он почувствовал, как Константин возбуждается и он почувствовал его эрекцию, он играл руками касаясь своего члена и его, а губы кусали его ключицу.
«Пусть кончит и уйдет отсюда побыстрей»- подумал Гунтрам, он почувствовал как Константин укусил его за лопатку, оставляя метку своего владения. Гунтрам обернулся и вернул ему поцелуй.
«Таким образом ты играешь невинного голубя, хорошо, это мне на руку. В следующий раз когда захочешь убежать, ты пожалеешь больше чем сейчас »- подумал Константин, и изобразив обожание на лице посмотрел на любовника.
— Пойдем, ангел, я помогу тебе одеться, вода остывает.

Масаев украдкой взглянул на мальчика и обнаружил его прекрасно одетым, ухоженным, который спокойно ел свой завтрак, в то время как его хозяин читал старую газету на русском языке.
— Простите, сэр, врач хотел бы посмотреть ногу Гунтрама.
— После того как он закончит, верни его ко мне в студию. Сегодня всё равно идет дождь.
— Очень хорошо, сэр.


Константин посмотрел на Гунтрама, который мирно сидел и рисовал карандашом котенка, который играл с его карандашами.
— Ты уже решил как собираешься назвать его?
— Я не знаю. Российский ли он на самом деле?
— Он родился в Америке, но его родители были чемпионами в Москве, так что он почти русский. Так что если ты дашь ему имя, он его услышит и будет откликаться на него.
— Кошки не откликаются на имя
— Этот тип откликается. Он вырастет намного больше, чем нормальные кошки и постоянно будет ходить за тобой. Они очень социальные и активные, как ты можешь заметить, - Константин ухмыльнулся указывая на кошку, которая развлекалась с кабелем лампы, - По какой-то причине эти кошки любят купаться. Это необычный вид кошки.
— «Саша»- это мужское имя, не так ли?
— Забавно, что ты выбрал это имя. Это уменьшительное от Александра, но кошке подойдет, я предпочитаю чтобы ко мне обращались моим полным именем - Александр Петрович.
— Тогда «Саша» будет его именем, оно ему прекрасно подойдет, - сказал Гунтрам и щелкнул пальцами, призывая кота, как он это делал с Мопси, животное посмотрело на него виляя хвостом, а потом прыгнуло к нему на колени, потерло голову о его руку. Он погладил его за ушком. «Он ведет себя как собака»- подумал Гунтрам, и понял что начинает принимать свою судьбу.

28 июня 2009 года

Гунтрам заметил раздраженный взгляд Константина на звонок мобильного телефона.
— Извини. Я вернусь через 5 минут, - заворчал русский и бросил салфетку на стол накрытый для ужина.
Гунтрам наблюдал как Константин быстро покинул комнату, задаваясь вопросом что могло его так расстроить.

— Петров слушает!- зарычал он отвечая Лакруа, как только вышел из столовой.
— Как там Гунтрам?
— Он чувствует себя нормально. Врач пошлет вам свой доклад в ближайшее время. Он приспосабливается к своему новому местонахождению.
— Линтрофф осведомлен о плане. Мы переходим к плану Б
— Очень хорошо. Я позабочусь о нем.
— Я хочу поговорить со своим сыном.
— Сейчас он отдыхает. Вы увидите его как только Линтрофф будет вне игры, как договорились. Я не буду рисковать своей позицией. Сорен приглядывает за ним и я уверяю вас, что он себя прекрасно чувствует. Вы видели видео, которое я вам послал.
— Сделайте по быстрее свою часть работы.
— Ничто не принесет мне большего удовольствия чем это. До свидания, - сказал Константин и отключился.
«Конец нашему партнерству, Лакруа. Я никогда не любил партнеров. Гунтрам будет принадлежать только мне!»


После десерта, Константин отправил Гунтрама обратно в гостиную и позвал Масаева к себе в кабинет:
— Крестоносцу нужно устроить серьёзную аварию. Используй команду колумбийцев, ты знаешь что делать. Это должно произойти через две недели. И это должно быть что-то захватывающе!
— Мы идем на вариант выкупа?
— Да. Нужно запросить несколько миллионов. Я хочу чтобы назначили дату встречи.
— Очень хорошо, сэр.
— Передайте эту информацию супер-умным шпионам на тройной границе. Этот адвокат Линтроффа найдет их и предупредит Линтроффа, - глумился Константин, - Мы должны дать Линтроффу возможность закончить дело, которое продолжается с 1989 года. Как считаешь, Масаев?
— Жаль что мы не увидим лицо Линтроффа, когда он узнает что Жером де Лиль жив и здоров.
— Да, его наказание будет эпическим- усмехнулся Константин- Скажи дворецкому чтобы подал шампанское в гостиную, для этого есть отличный повод. Кло дю Минель будет идеально.
***********************
Конец 6 главы, 5 части, 2 книги

02:41 

Заместитель-2 (перевод)

Жизнь прекрасна!
Книга 2 Часть 5 Глава 5
Буэнос-Айрес
21 июня 2009 год
***********************************
- Я ненавижу эту страну, если бы я мог, я бы стер её с лица земли - подумал Конрад, не в силах прочесть документы оставленные ему Фердинандом
- Когда же придет адвокат Ланусси?- спросил он, бросив папку с документами на большой стол, где сидела его свита
- Сегодня в восемь, если его не задушит Мартинес Эстрада, они ненавидят друг друга. Я просто не понимаю, почему он бойкотирует все что мы делаем? Эстрада, как юрист Гунтрама, должен быть первым человеком, который хочет узнать правду- отчаянно сказал Фердинанд.
- Я всё больше убеждаюсь, что Ланусси говорил о нем правду. Ланусси единственный, кто сделал всё возможное, чтобы получить полицейские записи и использовал все свои контакты в контрольно-пограничной службе, чтобы узнать какие самолеты прилетели в ту ночь.
- Всё бесполезно. Ни одна местная организация не была задействована в этом. Горан с Хименесом подкупили почти всех в секретной службе и всё бесполезно. Никто, ничего не знает. Почему Ланусси так заинтересован в этом?
- Он знает Гунтрама с 2000 года., они учились в одной школе и Гунтрам жил в одном доме с его другом. Я убежден, что он был влюблён в Гунтрама, но не взаимно. Мне кажется что он до сих пор в него влюблён. Он порядочный человек, ему просто не повезло с ним.
- Ради Бога! Не все были влюблены в Гунтрама. Лично я не был- фыркнул Фердинанд
- А кто, этот сосед Гунтрама?
- Парикмахер один...- сказал Конрад
- Бедняга...- пробормотал Фердинанд и уткнулся в бумаги- Завтра у нас встреча с опекуном Гунтрама
- Я знаю, поэтому я хочу встретиться сначала с Ланусси, чтобы подготовится к ней.

22 июня 2009
Ла-Плата. Буэнос-Айрес

« Это дурдом! » - подумал Фердинанд , избегая зрительного контакта с бешеным Конрадом. Они прибыли в 10 часов вечера в Апелляционный суд Буэнос-Айреса, где безработные демонстранты поддерживающие семьи осужденных преступников требующие пересмотра наказания, оттеснили их и стали бросать камни в их мерседес. Криминалисту Верону и Ланусси было стыдно за своих соотечественников, Конраду, его телохранителям и Фердинанду пришлось оставить автомобиль за 500 метров от суда и пройти это расстояние пешком.
Вход в здание был перекрыт полицией, Ланусси пришлось показать удостоверение, чтобы их пропустили. Они по лестнице поднялись на седьмой этаж, где работали судьи и подошли к приемной секретаря, где сидела старушка, читающая журнал.
- У нас назначена встреча с доктором Мартинес Эстрада . Мы, доктор Верон и доктор Ланусси - сказал Педро на испанском языке
- Я его секретарь. У него сейчас встреча, - сказала она, и кому-то позвонила, - Он освободится через 10 минут.

Напряженное ожидание было прервано пожилой женщиной, которая попросила их следовать за ней. Она привела их в свой кабинет и усадила на потрепанные кожаные кресла. Два телохранителя встали у двери и грозно смотрели на неё. Конрад сел рядом с Вероном, остальные решили стоять. В комнату ворвалась пожилая, полная женщина и бросилась к Конраду, который от неожиданности вскочил. Не говоря ничего она обняла его и плача что-то стала говорить.
Конрад взглядом попросил Верона перевести. Он перевел, что она бывшая секретарь Мартинеса Эстрады и сейчас на пенсии, но в настоящее время немного подрабатывает здесь, и что она очень сожалеет о том что случилось с Гунтрамом.

- Вы его швейцарский друг?! Мой бедный мальчик!,- смущенно перевел Верон, - Гунтрам был такой хороший и добрый ко всем. Я знаю его с восьми лет. Бедный мальчик, сначала потерял мать, потом отца.
- Вы хорошо его знали?, - спросил Конрад через Верона
- Да. Когда Мартинес Эстрада был занят в суде, он приходил ко мне сюда, в пятницу, во второй половине дня, и ждал его до 10-11 часов вечера, сидел тихо за столом и рисовал, никогда не жаловался и ничего не просил. Когда я ему давала печенье или конфетку был безмерно благодарен.
- Ребенок приходил сюда?!, - спросил Фердинанд в шоке
- Не сюда, в другое здание. Здесь главное здание суда, - перевел Верон, - Иногда он разговаривал с уголовниками перед допросом, утешал их. Все его любили.
- Вы оставляли ребенка с уголовниками?, - спросил Конрад на грани сердечного приступа
- Они хорошо себя здесь вели, иногда они были в наручниках. В основном это были воры или фальшивомонетчики, или продавцы наркотиков. Никогда тут не было убийц или насильников. Он здесь делал домашнюю работу, а когда стал постарше, приходил уже редко, раз или два в месяц. Потом он уезжал с Мартинесом Эстрада к нему на выходные. Мне очень жаль его.

В комнате наступило молчание. Конрад с Фердинандом смотрели друг на друга игнорируя старуху. Через несколько минут секретарю позвонили и она шепотом о чем-то сказала в трубку, а потом объявила присутствующим:
- Вы должны простить доктора Мартинеса Эстрада, но он занят и не сможет принять вас. Позвоните завтра и мы назначим встречу, - сказала она беспечно.
Конрад встал, разъяренный тем, что его игнорируют таким образом. Президенты Европы умоляют его о встрече чтобы получить от него что-то. Больше не обращая внимание на секретаря, он встал и подошел к двери кабинета Мартинеса. Секретарша с криком бросилась к двери, но телохранители остановили её.
- Как вы смеете? Я сейчас вызову охрану чтобы удалить вас отсюда!
- Я уже жду здесь 40 минут! С меня довольно! Мы поговорим сейчас!
- Оставьте нас!- приказал Конрад собеседнику Мартинеса
- Вы знаете кто я?! Я председатель профсоюза работников!
- Вон!- приказал Конрад
- Пожалуйста, Хосе, мы поговорим позже, - мягко сказал Мартинес Эстрада, и тот вышел разъяренный
- Садитесь, и скажите чего вы хотите,- обратился он к Конраду, и тот сел в кресло.
- Почему вы препятствуете нам в расследовании этого дела?
- Я защищаю интересы Гунтрама и всё что с этим связано. Я буду рад, если вас посадят за всю боль что вы причинили ему за всё это время. Он приехал сюда один, но вы пристроили к нему своих телохранителей, заставили жить в доме купленном вами, и теперь он мертв. После того, как он сказал что подаст на вас в суд за жестокое обращение, возможно вы захотели получить более простой способ вернуть свои 700 миллионов, оставшиеся на его счете! Убирайся отсюда, или я вызову охрану!
- Я никогда не делал ничего против Гунтрама.
- В самом деле? У меня есть письма и он неоднократно говорил мне как ты издевался над ним в течении семи лет! Я разговаривал с Лефевром, и он сказал, что мальчик достаточно натерпелся от вас. Он хотел вырваться на свободу и ты убил его за это!
- Это возмутительно!
- Вы насильно удерживали его, но он хотел уйти и вы убили его, чтобы забрать свои 700 миллионов!
- Это ложь!
- Убирайся отсюда!- взревел Лучано- Ты извращенец! Он был нормальным мальчиком, пока не встретил тебя! Вы подвергали его всевозможным унижениям! Его сердце было почти уничтожено! Вы под угрозой жизни, насильно увезли его отсюда! Из-за вас он подвергся нападению! Я сделаю всё возможное чтобы вы закончили свою жизнь в Аргентинской тюрьме!
- У вас нет доказательств!
- У меня будут доказательства! Я докажу что вы приказали убить его! А теперь убирайтесь отсюда!
- Я никогда не делал этого! И где его тело? Есть ли у вас улики?
- Это займет немного времени. Но как только я получу их, я прикончу вас, Линтрофф . У нас есть документы, которые он подписал перед приездом в Аргентину. Николас будет свидетельствовать, о том что вы угрожали его жизни неоднократно, вы причинили ему боль, прошлым летом настолько, что ему потребовалось вмешательство медицинской помощи! Вы пытались задушить его в 2006 году!
- Вы сумасшедший!
- Это не в первый раз, когда богатенький Буратино считает что он может делать все что захочет! Ты заказал его убийство!

Конрад хотел крикнуть ему, что его похитили масоны, но он быстро взял себя в руки и остался спокойным как скала. «Если он прослушивал его личные переговоры с Гунтрамом, значит сейчас он тоже записывает разговор на пленку.» «Заткнись!»- сказал он себе.

- Если вы действуете таким образом, то нам не о чем говорить!
Мои адвокаты будут решать этот вопрос с судьей ответственным за это дело! Всего хорошего!, - сказал он, и как король, повернулся и вышел из кабинета.

- Попросите эту пожилую секретаршу, пусть она придет к нам на ужин, с мужем- сказал Конрад шепотом Ланусси, который стоял за дверью бледный как стена, он слышал весь разговор Мартинеса с Герцогом
- Хорошо, мой Герцог!- адвокат улыбнулся как старый лис, наблюдая как немцы уходят.


Лучано Мартинес Эстрада был в ярости как никогда. Ленты записи не дали ничего, что можно было бы инкриминировать Линтроффу. Он чуть бы не кинулся на него, но взял себя в руки. «Я видел и не таких шикарных людей плачущих перед судьей или в тюрьме, я всё равно загоню его в угол»- подумал Лучано и набрал номер Мишеля Лакруа, чтобы спросить о дальнейших инструкциях и возможности перехода ко второму этапу.


Мобильник завибрировал в кармане Лакруа. Он закончил встречу и вернулся в свой кабинет, чтобы перезвонить абоненту.

- Здравствуйте, Чано! Всё в порядке?
- Нет. Линтрофф не попался на удочку. Он ускользнул. Я никогда еще не видел человека холоднее его.

Мишель прислонился к спинке стула недовольный и слегка нервничая, обдумывая следующий ход действия.

- Я ожидал что он сломается от такого обвинения, но я ошибся.
- Сломается? Да он посмотрел на меня так, как будто не тронул даже волоса на голове Гунтрама за все эти годы. Я посажу его в тюрьму! У меня достаточно доказательств для обвинительного заключения! Дневник вашего сына является наиболее ярким и детальным доказательством! Я получил его от Николоса, они переводят его сейчас вместе с запретительным документом выданным против него.
- Теперь это бесполезно. Он всё понял. Я сомневаюсь что DA, судья, и сам Святой Петр смогут заставить его нервничать- медленно сказал Мишель, понимая что все шансы были против него сейчас - Мы переходим к плану Б. С этого момента мы прекращаем все разговоры и разрываем все связи между нами. Всё надо уничтожить, как было согласовано.
- Нельзя этого делать!
- Да, мы должны это сделать. Всё кончено! И я не хочу чтобы ты участвовал в том, что грядет. Теперь это только игра Николая. Уходи, мой друг. Возьми жену и дочь и как можно скорее покинь страну.
- Я не уйду. Я судья, и имею самые высокие связи в правительстве.
- Я предупредил тебя, Чано. Куда бы ты теперь не пошел, Линтрофф тебя везде достанет, тебя и всю твою семью до последнего родственника - сказал Мишель, но Чано послал его.

Лакруа в ярости ударил кулаком по столу, проклиная своего друга за недальновидность. «Всегда одно и то же! Как будто это может напугать Линтроффа! Идиот!» Он яростно открыл шкаф и достал бутылку коньяка и налил себе выпить. «Нужно срочно удалить подальше отсюда Сибилл. Линтрофф скоро начнет атаковать Николая и Ложу, и не думаю что это кончится чем-то хорошим. Я должен убить его, прежде чем он начнет убивать всех, кто хоть мизерно причастен ко всему этому.»

«Теперь Репин должен сделать свою работу.»
«Репин- нервный, порочный бандит. Но нет никого, кто мог бы держать моего мальчика в безопасности от Линтроффа. Вне зависимости от того, что считает Гунтрам, Линтрофф никогда не отпустил бы его от себя. Он уговорами опять лишит его воли.. По крайней мере Репин позволит сформировать ему собственную семью. Пусть мой сын не любит его, но у них прочная дружба, и это только начало. Ребенок- это всё, что нужно Гунтраму для счастья. Может быть, когда-нибудь мы снова станем семьёй.»

23 июня 2009 года
Буэнос-Айрес

Конрад одел синий галстук к синему костюму. «Я не буду носить черное. Он жив, я знаю это. Я должен найти его.» Он заметил свое отражение в зеркале. Морщины на лбу, одутловатое лицо, покрасневшие от слёз глаза. «Я выгляжу сейчас на свой возраст, с котиком я чувствовал себя на десять лет моложе и полным энергии. Мне нужно быть сильным чтобы вернуть его обратно. Он очень нужен мне и мальчикам.» Он надел куртку и вышел в гостиную где Горан читал какие-то бумаги.
- Что нибудь новое?
- Ничего особенного, просто некоторые люди хотят со мной сотрудничать.
- Отлично. Никакой пощады. Они знают условия. Я хочу вернуть Гунтрама и больше никаких переговоров!
- Очень хорошо, мой Гриффин!
- Нашел что-нибудь о Лакруа?
- Да, но он чист. Эксцентричный адвокат, но не имеет ничего общего с масонами. Он не является частью Ложи. Окончил университет де Лувен с отличием. Его фирма Ловенсон и партнеры имеет хорошую репутацию. Он приобрел её в 1995 году, расширил офисы в Брюсселе, Женеве и Париже, в которых работает более 150 человек. Его состояние около 60-70 миллионов евро, он жертвует более 3 миллионов евро в год в Каритас. ( Фонд Милосердия)
- Каритас? - спросил Конрад в шоке
- Более 35% своего дохода, после уплаты налогов. Он преданный католик и посещает Мессу каждые два воскресенья в месяц в Ашаффенбурге, где у него вилла.
- Почему он живет именно там?
- Он частично немец со стороны своего деда. Нормальная семья, среднего класса, судя по записи.
- Но?
- Безопасность вокруг него. Слишком много телохранителей для адвоката. Я не нашел почти никакой информации о телохранителях, которые работают на него. Большинство из них беженцы из Сомали, Конго и Египта. Нет никакой информации о них, до пересечения ими Европы.
- Что он из себя представляет? Есть его фото?
- Да, конечно. Живет уединенно. Работает ежедневно. Не имеет живых родственников. Общается только с сотрудниками. Очень сдержанный. Не состоит ни в каких партиях. Очень умные люди всегда странные.
Конрад посмотрел на фотографию шестидесятилетнего серьёзного, седого человека, аристократической внешности и вернул Горану.
- Как ты думаешь, он чист?
- Думаю что да, но я буду ещё проверять его.
- Оставь его в покое, если он хороший католик. Даже наши коллеги не жертвуют столько Церкви. «Может быть его интерес к Гунтраму был подлинным?»- размышлял Конрад, но какое-то беспокойство охватило его, и он никак не мог найти источник его дискомфорта, что-то было не так, что-то было не то. «Странно, что масоны работают с католиком, хотя они всегда прячутся в тени, чтобы кто-то за них делал грязную работу, всегда бьют в спину.»

- Кто эта женщина, которая должна прийти сегодня вечером?- спросил Горан
- Бывший секретарь Мартинеса Эстрады, надо поговорить с ней, может быть узнаем что-то полезное для себя. Я пригласил Ланусси в качестве переводчика. Я бы предпочел обедать здесь. У меня не ресторанное настроение.

Конрад сидел на большом диване и молчал погруженный в свои воспоминания о Гунтраме. Дворецкий объявил о приходе трех гостей. Старушка была переполнена счастьем, что её пригласили в такое элегантное место, которое она видела только в журналах.

- Мой Герцог, позвольте мне представить вам г-на де ла Фуэнте и его жену- сказал Ланусси и она чуть не подпрыгнула, чтобы поцеловать Конрада, Горан улыбнулся тому что старушка нарушила этикет. Старик пожал руку Конраду, назвав его "Ваше Преосвященство", на что Конрад попросил называть его по имени.
- Я никогда не была в таком месте. Это люкс?
- Да, мадам. Я здесь уже скоро месяц, но пока мы не продвинулись в идентификации тел. Приглашаю вас в столовую.- сказал Конрад и предложил ей руку.
- Я нашла несколько старых школьных фотографий Гунтрама. У меня их много, поскольку они бракованные, я подумала может вы захотите их забрать? Он был таким красивым ребенком...
- Он также был очень хорошим студентом, - сказал Ланусси и отдал конверт Конраду
- Мадам, это невероятный подарок! Я вам очень обязан,- сказал Конрад и онемел
- Я добавила сюда еще несколько его детских рисунков. Они были очень красивыми и я сохранила их. Рисовал ли он позже? Я знаю, что он хотел изучать экономику.
- Он учился и закончил с отличием Цюрихский университет в области экономики
- Он больше не рисовал?- спросила она с грустью- Это было единственное что он любил
- Гунтрам успешный художник. Его работы находятся у частных успешных коллекционеров.
- Он нарисовал даже два портрета для Ватикана и одна из его работ находится в постоянной коллекции в музее Ватикана, - вмешался Горан, - он также опубликовал две книги для детей, которые так же принесли ему большой успех.
- Я понятия не имела,- сказала она,- он всегда был предан работе, очень умный и добрый. Доктор Мартинес Эстрада сказал что ты его друг, это правда?
- Мы живем вместе с 2002 года, у нас два сына Клаус и Карл. Им по 5 лет,- он взял телефон и показал ей фото сыновей с Гунтрамом
- Они очень красивые мальчики, но они похожи только на вас.
- Да, спасибо. Гунтрам очень предан им,- Конрад нервно сглотнул
«Такими темпами мы не узнаем ничего полезного»- подумал Горан
- Мне очень интересно, как у вас оказались фотографии Гунтрама, госпожа де ла Фуэнта?,- спросил Горан
- Этот замок, ваш дом, Конрад? Какой красивый парк!, - сказала она игнорируя вопрос Горана.
Герцог незаметно дал знак Горану, чтобы он был более вежлив и не спешил, на что Горан чуть не взорвался. Как он ненавидел эти игры в разговоре.
- Да, замок находится на окраине Цюриха, а вокруг лес. Я большую часть времени работаю, а Гунтрам остается с детьми. Иногда они сводят его с ума, но они любят его намного больше чем меня
Она рассмеялась и приступила к еде.
- Я никогда не видела ребенка грустнее его. А он рожден для света и радости. Гунтрам- индиго ребенок, без сомнения. Один из первых в новом тысячелетии!
- Что это? Что за ересь! Я не могу в это поверить!- сказал Горан, устремив свои черные глаза на старушку и схватился за вилку
- А, вы наверно не знакомы с этим термином. Идиго- это дети с большими паранормальными способностями, следующий шаг в эволюции человечества, они более выразительные и творческие чем другие дети. Они приведут Вселенную на новый уровень развития.
«Горан был сбит с толку. Старушка цитирует пропаганду масонов ему прямо в лицо! Что дальше? Господь ЕТ превратит людей в богов?»
- Почему индиго? - спросил Конрад, он знал что беседа затягивается, но он должен сделать так, чтобы она расслабилась и выиграть игру
- Индиго- цвет ауры. Они чуткие, любопытные, волевые, независимые и часто воспринимаются друзьями и семьей, как странными, обладают четким чувством самоидентификации и цели, а так же проявляют большую склонность к духовным вопросам с раннего детства. Дети индиго плохо функционируют в обычных школах, так как не приемлют власть, будучи умнее своих учителей и отсутствии реакции на чувство вины, страха или манипуляции на основе дисциплины. Гунтрам был такой. Кричать на него было бесполезно, он закрывался как моллюск игнорируя вас, но если вы все спокойно, по доброму объясните причину, он спокойно послушается вас.
- Это очень похоже на него- ободряюще сказал Конрад и позвонил дворецкому,- Спорить с ним было бесполезно, он может быть упрям как мул.
- Нет, нет...индиго-люди очень добры и спокойны. Они ненавидят установленную власть. Они превратят этот мир в чистый, без войн и боли.
« Тогда у них полно работы впереди »- подумал Горан ядовито- « Теперь она скажет что на земле останутся только "избранные", чтобы жить в прекрасном Новом Мире? Что они сделают для масс, чтобы верить в такое дерьмо?!»
Конрад посмотрел на Горана, который сидел на грани взрыва и молился, чтобы он вел себя прилично: « Не сейчас, Горан, не сейчас. Этим сказкам более ста лет. Они победят в будущем, а мы победим сейчас.»

- Индиго представляют собой кристаллические существа, которые видят сквозь завесу прошлого, иллюзию нашей жизни. Сейчас их очень мало, но в будущем их будет много. Вы говорите, что Гунтрам написал книгу для детей, значит он показывает им путь. Я помню, однажды привели человека совершившего вооруженное ограбление. Его привели в комнату ожидания, он был очень агрессивен и полицейским пришлось наручниками приковать его к радиатору. Было уже очень поздно, судья не написал приговор, в это время пришел Гунтрам, ему было не больше восьми лет, он сел недалеко от него на скамейку, он не боялся его. Улыбнувшись ему он сказал, "Не волнуйтесь, если вы действительно сожалеете о том, что сделали, Бог простит вас."- Я оцепенела! Мы все оцепенели. Один из полицейских увел оттуда Гунтрама за руку и бандит начал плакать, он признался в нескольких преступлениях, а также в убийстве партнера. Он до сих пор в тюрьме, но на зоне стал пастором-евангелистом, и никогда больше с ним не было проблем, - сказала она, и в комнате была тишина длительное время, - Вы же знаете Гунтрама, он лучший из людей.
- Вы сказали, что фотографии бракованные. Почему?- спросил Конрад?
- О, нет! Фотографии замечательные- сказала она в спешке, - Каждый месяц я должна была составлять досье о нем, с фото, с его рисунками, школьными записями и другими материалами, которыми снабжала меня школа. Я должна была это всё отправлять ежемесячно в Париж к его адвокату, который у него там. Я оставляла себе некоторые двойные фото, или не очень хорошего качества, поэтому я называю их бракованными, но они в идеальном состоянии. Я бы не предложила вам плохие.
- Я удивлен, ведь Мартинес Эстрада был адвокатом Гунтрама?
- Да, он был его законным наставником, но тот, французский адвокат имел контроль над его деньгами, которые оставил ему отец. Он прислал много денег для него в середине 1991 года, в кризис, он прислал 40.000 долларов, чтобы заплатить за год вперед заранее. Я никогда не видела столько денег разложенных на моем столе, которые я потом отвезла ему в школу. От страха чуть с ума не сошла, пока везла.
- А как звали адвоката?- спросил Конрад
- Я не помню. Это был почтовый ящик адвоката. Это было почти десять лет назад, как раз перед моим уходом в отставку.
- Разве не Мишель Лакруа? У него был контроль над деньгами отца Гунтрама- сказал Горан
- Нет, не это имя- сказала она уверенно- Я не помню, но точно не это имя
- Лефевр, какой-то консервативный священник- сказал её муж, вторую фразу за весь вечер- Очень французское имя.
- Джулиан Лефевр?- протестировал Конрад
- Нет, Карлос! Нет, Николас Лефевр!- закричала она счастливо

- Так, Горан, что ты об этом думаешь?
- Они специально готовили Гунтрама, и использовали его как инструмент, прикрываясь хорошим католиком Лакруа.
- Нам нужно поговорить с господином Лефевром, как считаешь?
- Это будет означать, что мы объявляем им войну. У него высокая должность в иерархии.
- Мы находимся в состоянии войны, Горан. До сих пор мы наказывали инструменты, пришла пора наказать руки держащие эти инструменты.
- Я вытравлю инструменты с их руками с этой Земли, мой Гриффин. Но без вашего участия.
**********************************************
Конец 5 главы, 5 части , 2 книги

02:40 

Заместитель-2 (перевод)

Жизнь прекрасна!
Книга 2 часть 5 глава 4
18 июня 2009 года
************************************
Четыре или пять дней прошло со дня похищения и Гунтрам был на грани нервного срыва. Внешне он выглядел грустным, но внутри кипел гнев на своих тюремщиков и на себя, за то что был настолько глуп что поверил в ложь Репина. Недовольство нарастало с каждым днем, он не был заперт в своей комнате, ему разрешалось перемещаться по дому, во внутренний зимний сад и в комнату, которую ему выделили для рисования. Масаев был всё время с ним, следил чтобы он хорошо себя вел и глотал таблетки, от которых чувствовал себя сонливым, он был уверен что ему дают препараты ничего общего не имеющих к сердечной недостаточности, но врач сказала что это просто от жары.
Гунтрам не имел ни малейшего представления о его местонахождении. Даже не знал на каком он континенте. Он не мог идентифицировать ни растения вокруг ни красочных птиц, ни реки которые он видел из окна. В доме все говорили только на русском, вокруг дома вооруженные охранники. И вокруг непроходимые джунгли, достаточно сдерживающий фактор. Он видел небольшую заросшую дорогу, но как добраться до автомобиля через вооруженных охранников?
Константин вел себя очень цивилизованно, пытаясь вовлечь его в дискуссию об искусстве и о его последних проектах. Он сделал несколько эскизов растений, чтобы Масаев не маячил у него за спиной. Гунтрам чувствовал что умирает каждый раз, когда Константин обнимал или ласкал его. Он показывал все свое презрение и отвращение, но русскому было все равно, он продолжал наступление на него.
Первый раз когда Константин пытался поцеловать его, Гунтрам оттолкнул его, и Репин потеряв терпение почти сломал пальцы на его левой руке, которые он потом даже не мог разогнуть. Остаток дня он провел запертым в своей спальне с пакетом льда обернутым вокруг руки. Его сторож, сказал что ему лучше извиниться перед Константином или его шведский заключенный заплатит за него. Гунтрам не поверил ему, пока его не вытолкнули из спальни и грубо толкая не отвели в подземную камеру, о которой он даже представления не имел. В темноте, на полу лежал грязный и жестоко избитый Сорен Ларсен.
- Это ничто, по сравнению с тем, что мы можем сделать с твоими мальчиками- прошептал ему на ухо Масаев - Подумай хорошенько в следующий раз, когда захочешь выкинуть ещё что-нибудь.
Гунтрам извинился перед Константином в ту же ночь, обнял и поцеловал его в щеку, умирая внутри, он приложил все усилие, чтобы на лице не отразилось отвращение, разочарование, слезы и страх. *Конрад угрожая изнасиловал меня, но он никогда не делал ничего подобного.*
С той ночи Константин ушел спать в свою спальню, сказав ему, что когда он станет менее диким он может присоединиться к нему. Но Гунтраму было хорошо известно, что единственно что останавливает Константина от секса с ним, это рекомендация врача, две недели постельного режима. Он с ужасом представлял то время, когда его льготный период закончится.
Гунтрам отчаянно хотел сбежать, но не имел представления как это сделать.

Судный день настал на десятый день его пребывания в этом месте. Врач пришел с Масаевым, осмотрел его и сказал что он не плохо себя чувствует, что ему допустимы нагрузки, но не чаще двух-трех раз в неделю и что ему полезны прогулки вокруг дома в нежаркое время дня.
Когда врач вышел из комнаты, Гунтрам почувствовал, что его мир рушится.
- Не унывай, тебе же понравилось в Париже трахаться с ним- сказал Масаев
- Я не смогу это сделать
- Я могу взять у врача что-нибудь расслабляющего для тебя, все ребята наши это делают, ничего плохого с тобой не случится.
- Ничего плохого в наркотиках? Ничего плохого в изнасиловании? Чем ты меня пичкаешь, Регипнолом? Какого хера ты это делаешь? - взревел Гунтрам
- Это твой выбор, Гунтрам. Он всё равно будет тебя трахать, независимо от того хочешь ты этого или нет. Я предлагаю тебе лучшее решение. Ты хороший и воспитанный парень, жаль будет тебя потерять.
- Я не игрушка!
- Подумай об этом, если не хочешь чтобы он убил тебя или тех кого ты любишь.

Гунтрам чувствовал себя как животное в ловушке, он не мог больше это выносить. *Лучше пулю в голову, чем терпеть всё это*. Он сидел на площадке за пределами дома и рисовал эскиз необычного цветка. Масаев сидел рядом и читал книгу на русском языке. Он посмотрел вокруг, никого по близости не было, громилы ушли утром с Константином. Вряд ли Масаев сможет быстро бегать в джунглях. Если я доберусь до реки, то могу там встретить кого-нибудь из людей. Ещё раз он внимательно оглядел сад, газон не более пятидесяти метров, за ним уже начинаются джунгли, пересечь площадку будет не сложно, и вроде никаких мер безопасности не было. Он встал и посмотрел, смотрит ли Масаев на него, но он был погружен в книгу. Он отодвинул эскизы в сторону и встал, чтобы налить себе лимонад и сделал вид что пьёт.
- Вы знаете какой это цветок?- спросил он
- Я никогда не был силен в ботанике. Не ешь его
- У вас плохое чувство юмора- сказал Гунтрам с ухмылкой
- Гунтрам, в этом мире мало смешного. Ты рисовал что-нибудь сегодня? г-н Курагин хотел бы видеть хоть какой-нибудь прогресс.
- Прости меня, но мне нужна свобода и вдохновение, чтобы что то рисовать.
- Советую тебе по хорошему приняться за работу- пожал плечами Масаев и вернулся к книге. По-моему малыш хочет извлечь урок, ну что же, пусть будет раньше, чем позже.

Гунтрам налил себе ещё один стакан лимонада и сделал вид, что пьёт, он нервно улыбнулся и приложил стакан к губам.
*Старый трюк разбивать стекло, можешь порезаться*- подумал Масаев и поднял глаза от книги. Неожиданно Гунтрам плеснул ему в глаза холодной жидкостью и бросился бежать по площадке в джунгли.
* Классический но неэффективный способ*- подумал Масаев оставаясь сидеть на стуле, он проследил взглядом за худеньким телом, пока оно не упало и взвыло от боли. Масаев вздохнул, закрыл книгу, положил её на белый железный столик и встал, слегка расстроившись, что придется испачкать туфли в грязи. Он подошел скрюченному телу, воющему от боли и посмотрел на него бесстрастным, трезвым взглядом охотника.
- Ловушки очень полезны для сорванцов вроде тебя- глумился он - Теперь врач должен наложить тебе несколько швов. Радуйся, что это не капкан для медведя, и не говори, что тебя не предупреждали об опасности джунглей.
- Ты животное!
- Да, всё в русской традиции. У нас было нечто похожее в Алжире, но тогда пришлось отпустить, потому что местные жители были похожи на животных, они убивали себя лишь бы не быть пойманными.
Он с легкостью расщепил капкан и выпустил задыхающегося Гунтрама, Масаев посмотрел на окровавленную лодыжку и приподнял штанину, чтобы посмотреть ногу, но Гунтрам оттолкнул его руку. В этот момент старик оглушительно ударил его по лицу, от чего он отлетел в сторону. Он в ужасе смотрел на него. Конрад никогда в жизни его так не бил. Его челюсть была в огне от боли, он не мог открыть рот.
- Веди себя хорошо, мальчик, или я сверну тебе шею- прорычал Масаев - Тебя надо привести в порядок, прежде чем вернется Курагин. Эти челюсти могут внести тебе инфекцию. Он приедет и определит тебе наказание.
- Ты монстр!- заорал Гунтрам
- Тебя предупреждали, парень. Надеюсь этот урок пойдет тебе на пользу, не делай глупости, иначе в следующий раз ты не отделаешься так легко.

27 июля 2009 года

- Сработало, Масаев?- Константин спросил своего помощника ожидающего его в дверях. Он вышел из внедорожника и подошел к нему.
- Как часовой механизм. Даже часа не прошло после вашего ухода, как он попытался сбежать, сэр. Ничего не сломано, но врач наложил ему несколько швов. Он сказал что не сможет выдержать боль без обезболивающих. Он не сможет ходить не хромая несколько недель.
- Хорошо, это спустит его с небес на землю. Линтрофф избаловал его. Он должен узнать свое место как можно скорее. Его независимость и бунтарство раздражает. Жаль что он сразу попал в руки к Линтроффу а не ко мне, я бы не позволил ему канючить столько времени. Держите его без обезболивающих как можно дольше, но его сердце не должно пострадать, ясно?
Константин вошел в прихожую и отдал плащ дворецкому.
- Хорошо, сэр. А как насчет другой вещи?
- Это не нужно пока, он только испугается и замкнется. Я должен добиться чтобы он сам меня захотел. Сеанс пытки его телохранителя будет чрезмерным для него и тривиальным. Оставим это для другого случая.

Константин прошел через длинный коридор в сторону комнаты Гунтрама, приоткрыл дверь, Гунтрам лежал на постели с перевязанной ногой. Его веки были прикрыты и видно было что он страдал от боли. Он подошел и присел на его кровать и протянул руку чтобы потрогать лоб. Гунтрам подавил в себе желание оттолкнуть ее, Константину понравилась эта реакция.
- Я слышал ты сегодня попал в неприятность?
- Я попал в одну из ваших ловушек- сказал правду Гунтрам, он знал что он обречен и сейчас получит наказание. Конрад говорил ему о мстительности Репина, он его не слушал и сейчас получает по заслугам.
- Да, когда хотел убежать, это очень плохо, дорогой. Тебе повезло, что это была просто ловушка и снайпер не прострелил тебе ногу, тогда боль была бы нестерпимой.
- Почему ты так со мной поступаешь? Я же не сделал тебе ничего плохого?
- Нет, ты лучшее что есть в моей жизни и я хочу тебя. Почему ты хочешь убежать? Ты правда думал пройти 60 км. через джунгли убегая от моих людей, без пищи, воды и лекарств?
- Я хочу вернуться домой!
- И всё? Ты и так дома. С тобой тут плохо обращаются, ангел?
- Нет
- Я думаю что что-то стоит за этим. Что-то, что связано со мной.
- Нет - соврал Гунтрам
- В самом деле? Твой безумный побег не связан с предстоящим сексом со мной?- Гунтрам побледнел и съёжился- Почему ты так нервничаешь по этому поводу? Не ты ли был инициатором нашего первого секса, и ты был доволен подо мной, извивался как кошка. Теперь я знаю почему Линтрофф зовет тебя котенком.

Гунтрам посмотрел с ужасом на своего тюремщика, откуда он мог это узнать, есть ли у него шпионы внутри дома?
- Это было давно - заикаясь сказал он
- Год назад. Думаешь я смог бы сделать тебе больно? Или изнасиловал тебя как это сделал Линтрофф? Я не животное и не дикарь. Я хотел завоевать тебя снова. Ты несколько раз был со мной, разве я что нибудь сделал против твоей воли?
- Нет. Но сейчас я твой заложник
- Ты мой гость и я защищаю тебя от Линтроффа, ангел. Всё было бы по другому если бы ты сначала попал ко мне. Мы были бы счастливы вместе. А сейчас твой мозг отравлен ложью обо мне. Он чуть не убил тебя тогда в Аргентине. Изнасиловал и насильно увез. Он постоянно изменял тебе, а ты всё равно его любишь. Он убил всю твою и семью и подстроил в Венеции ситуацию с тюрьмой, а ты продолжаешь любить его и шарахаешься от меня, рискуя жизнью.
Гунтрам молчал пока Константин изучал его реакцию, его рука с силой сжала его подбородок, он наклонился и чуть прижался к нежным, мягким губам, по которым сходил с ума две недели. Он почувствовал, что тело Гунтрама напряглось, но он хорошо владел собой и Константин углубил поцелуй, отпустил подбородок и схватил его за руки, используя свой вес, чтобы Гунтрам смог опереться на подушки. Гунтрам попытался расслабиться, помня как Константин в прошлый раз чуть не сломал ему пальцы. Он позволил себя целовать, но держал губы закрытыми. Он почувствовал облегчение, когда Константин прекратил поцелуй.
Русский был удовлетворен покладистостью Гунтрама, он вспомнил тот невинный первый поцелуй в Лондоне, он нашел его самым завораживающим существом, которое он видел в своей жизни, застенчивый, верный своему хозяину, умный, талантливый и добрый. Он погладил лицо Гунтрама и заметил расширившиеся зрачки глаз от боли. Видимо анестезия прошла.
- Нога болит?
Нет, все в порядке, врач сказал что даст мне болеутоляющее как закончится анестезия- солгал Гунтрам отказываясь признать свою слабость.
- Очень хорошо, любовь моя, у меня есть для тебя сюрприз. Как думаешь, ты сможешь дойти до моей студии?
- Врач сказал, чтобы я не беспокоил ногу, чтобы швы не разошлись
- Ты можешь опереться на меня- сказал Константин сухим угрожающим голосом, и Гунтрам понял, что он идет по тонкому льду
- Если ты не против...-сказал Гунтрам, ненавидя себя за то, что должен пользоваться его услугами и зависеть от его настроения.
Он сел на кровати и попытался встать, но резкая боль заставила его вскрикнуть. Константин поднял его за талию и попытался сделать шаг. Путь до гостиной был пыткой для Гунтрама, и не столько от боли, сколько от отвращения, когда рука Константина легла на его голый живот.
На светлом диване в гостиной была большая коробка обвязанная лентой. Боясь что в ней будет что-нибудь сексуального характера, Гунтрам с ужасом посмотрел на Константина.
- Давай, открой её, это для тебя
Дрожащими руками Гунтрам открыл коробку, внутри которой спал маленький котенок. Он удивленно посмотрел на Константина, прежде чем взять котенка на руки. Коричнево белый котенок открыл свои зеленые глаза и посмотрел на Гунтрама.
- Это сибирская кошка, цвета коричневой скумбрии, он родился летом, это кот. Они медленно растут и очень живучи как собаки. Они очень умные, не аллергенные и откликаются на зов. Я устал от поездки, кот тебе, чтобы тебе не было скучно.
Гунтрам рассеяно гладил кота, стараясь переварить услышанное. Откуда Константин привез кота? Когда? Если он родился летом, четыре месяца назад, значит он планировал похищение.
- Очень красивый. Спасибо.-сказал он медленно
- Они очень любят играть, у моей матери был такой
- Откуда он?
- Из Америки. Он прибыл сегодня утром самолетом, я ездил чтобы забрать его, все прививки ему сделали.
- Ему не жарко с такой шерстью?- спросил Гунтрам, желая получить больше информации
- Я не собираюсь оставаться с этими обезьянами навсегда, мы скоро переедем.
Гунтрам еле скрыл свою радость, услышав такую новость, быть может если он будет покладистей, наблюдение уменьшится и он сможет убежать
- Думаю что здесь ей будет жарко
- Поверь, кошке самое лучшее место в доме- он подошел ближе и тоже погладил кошку.

Держа кота в руках Гунтрам смотрел как Масаев ставит уютную корзину для животного, чтобы кот в ней спал. Боль в ноге сводила с ума, и он прилагал все усилия чтобы скрыть её, но ему это не удавалось.
- Как думаете, можно мне что-нибудь болеутоляющее?
- Я спрошу врача, но вы же слышали, что ничего нельзя в течении 24 часов. Опасно перегружать организм наркотиками- ответил Масаев, забрал кошку и поместил её в корзину.
Гунтрам только кивнул и стал снимать свою одежду готовясь ко сну. Хромая и отказываясь от помощи Масаева, Гунтрам еле доплелся до ванны, чтобы почистить зубы, невероятным усилием он добрел до кровати и рухнул на покрывало, Масаев поднял одеяло и толкнул его под него.
- Ты выглядишь очень бледным- сказал он погладив его по голове
После того, как Масаев ушел и Гунтрам остался один, он понял, что Масаев не даст ему ничего. Это его наказание за попытку убежать. Он не будет бить или кричать на меня, но он дорого заставит заплатить меня за любое нарушение. Я не должен идти против них, если я когда-нибудь снова хочу увидеть своих детей.
Боль была настолько невыносима, что он затыкал себе рот чтобы не кричать, он метался по кровати, чтобы найти удобное положение, понимая что это будет очень длинная ночь.

Константин посмотрел на часы. 2 часа ночи. Он терпит боль дольше чем я рассчитывал. Другие бы уже выли от боли несколько часов назад. Упрямый до невозможности, такой же как его отец. Он встал и подошел к разделяющей их комнаты двери. Он открыл дверь и был удивлен увидев Гунтрама опирающегося на подушки и пытающегося привлечь к себе спящего кота.
- Не можешь заснуть?
- У меня ужасная боль, пожалуйста, дате мне таблетку
- Я не думаю что ты это заслужил
- Пожалуйста, Константин, я прошу прощения за то что я сделал
- Тебе жаль что ты попался и всё. Я стараюсь быть щедрым к тебе, когда за такое тебя следовало бы убить
Гунтрам в ужасе застыл глядя на него
- Я не буду больше пытаться сбегать- солгал Гунтрам
- Конечно ты будешь снова пытаться, а я тебя снова поймаю. Ты не умеешь лгать, Гунтрам
- Окажите мне милость
- Милость? Зачем? Кроме презрения я от тебя ничего не видел. Я рисковал всем из-за тебя. Я использовал все свои мощности из-за тебя, а ты восстаешь против меня.
- Константин...
- Я не знаю что мне ещё сделать чтобы добиться тебя снова. Мы были счастливы в Париже, но ты снова убежал к Линтроффу.
- Я никогда не любил тебя и ты это знаешь
- Я знаю это. Но ты можешь измениться. Всё меняется в этом мире, ничто не стоит на месте. Мы люди, а не камни. Открой мне свое сердце, и я сделаю всё, чтобы ты был счастлив со мной.
- Я начну снова рисовать, если вы хотите
- Нет. Я хочу другое. Как насчет настоящего поцелуя? Не те, когда ты целуешься как холодная рыба
Гунтрам смотрел на него и ненавидел себя за то, что не может вытерпеть боль от каких-то швов.
- Позволь мне показать тебе свою добрую волю, ангел- сказал Константин и вытащил из кармана таблетку.- Это парацетамол, он уменьшит боль, выпей его
Отчаявшись, Гунтрам схватил таблетку и сунул её в рот не думая о последствиях
- Она начнет работать через 40-60 минут, ангел
- Спасибо - прошептал Гунтрам и выпил стакан воды- Я не хочу быть здесь, пожалуйста, поймите меня.
- Я позволил уйти тебе в Лондоне и я потерял тебя, больше я этого не допущу
- Я никогда не хотел причинить вам боль
- Ты этого и не делал. Я виню только Линтроффа. Я изменился внешне, но я по прежнему тот человек, который любит тебя.
- Пожалуйста, Константин..
- Поцелуй меня по настоящему, я хочу вспомнить как это было. Это не большая цена за то что ты просишь
Гунтрам притянул Константина к себе и поцеловал его, Константин вернул поцелуй и навалился на него желая продолжения, боясь что если он его оттолкнет, то завтра Ларсена будут бить за это, он зажмурил глаза принимая ласки Константина.
Поняв что Гунтрам не возбужден, Константин отпрянул от него
- Ты не хочешь этого?
- Как я могу хотеть, если я кроме боли ничего не чувствую
- Очень хорошо. Посмотрим в другой раз...- насиловать его не имеет никакого смысла- подумал он
- Пожалуйста, не уходи, останься. Я постараюсь порадовать тебя- сказал Гунтрам, боясь последствий его неудовлетворенности- Это просто боль, я готов на самом деле
- Я посмотрю, смогу ли я что нибудь сделать для тебя- сказал Константин, видя что Гунтрам сдается, он пошел к себе в комнату и приготовил инъекцию, смочив ватку спиртом он пошел к Гунтраму
- Это поможет тебе менее чем за 10 минут, лягте, я сделаю укол. Это просто демерол
- Это не повредит моему сердцу?
- Нет, это небольшая доза, он потер ему живот ваткой и медленно ввел лекарство.
- Пойдем ко мне в пастель, там будет удобнее, я хочу видеть тебя
Гунтрам кивнул и снял рубашку, но не смог стать на ногу
- Обопрись на меня, ангел, я помогу дойти
После того как Гунтрам оказался на кровати Константина, боль немного уменьшилась, но его тянуло в сон. Он не возражал, когда Константин раздел его, почувствовав на себе голое тело, он закрыл глаза. Константин целовал его, увидев, что Гунтрам закрыл глаза, он зарычал-
- Открой глаза- и Гунтрам открыл, быстро поцеловал его, чтобы усмирить гнев
Почувствовав, что Гунтрам смягчился, он быстро достал смазку и стал растягивать его. Проникновение не было столь болезненным как он предполагал. Он расслабился и застонал, когда Константин нашел его простату и получил нежеланное удовольствие.
Чувствуя что Гунтрам начал реагировать, Константин удвоил темп. Лекарство наконец подействовало и боль ушла, и он сосредоточился на толчках.
Константин лизнул его ухо и взглянул в глаза, которые потерялись в дымке похоти и наркотика. Невозможно уже было сдерживаться и он кончил внутри своего ангела и чувствуя что его партнер тоже освободился. Константин прижал его к себе и поцеловал, видя как Гунтрам засыпает.
*Он теперь мой. Это всего лишь вопрос времени чтобы приручить его.*

Михаил Масаев держал поднос завтраком, когда вошел в комнату Гунтрама и обнаружил что она пуста. Ванна тоже была пуста, даже кота не было. Он приоткрыл дверь в соседнюю комнату и увиденное обрадовало его. Он улыбнулся и подумал- *Слава Богу! Значит скоро уедем с этого Богом забытого места*
*******************************************
Конец 4 главы 5 части, 2 книги

02:17 

Заместитель-3 (перевод)

Жизнь прекрасна!
3 книга 3 глава.
2014год. январь.

******************************

— Где мой ребёнок? - тревожно спросил Конрад выходя из машины.
— Курт в детской, играет с Бригитте, - ответил Гунтрам, приседая перед мальчиками, которые забросали его вопросами о том как прошла поездка в Аугсбург.
— Как прошла ваша поездка, - спросил Гунтрам детей, видя как Конрад вихрем помчался в дом.
— Папа не может кататься на лыжах, - сказал Карл Гунтраму, - Он ни разу не вышел на лыжную трассу.
— Он может кататься, но ненавидит делать это, - поправил брата Клаус
— Он вообще не может кататься, он упал два раза, даже сбил Ханну
— Ты не видел как он катался по склону вниз.
Гунтрам встал между мальчиками ведя их в дом, в то время как слуги вынимали багаж из двух машин.
— Вдобавок он слишком стар, - кричал Карл, но Гунтрам утихомирил его, - Это правда, папа всё время жаловался на спину и сказал что после этого уик-энда ему потребуется операция. Ханна пыталась рассказать ему как надо стоять на лыжах, но он всё равно упал.
— Он сделал это нарочно, - сказал Клаус, - он проехал по черной трассе, хоть Ханна и кричала ему остановиться а то он может сломать ногу, но он все равно проехал и быстро ушел в отель.
— Вы сняли это на видео? - спросил Гунтрам и встал между мальчиками чтобы они не подрались.

Гунтрам отправил мальчиков в дом, умываться и ужинать.
Ребята не стали ждать Гунтрама и понеслись по лестнице как два молодых буйвола и он побрел за ними. Бригитте поздоровалась с мальчиками и строго сказала им что они получат ужин, после того как искупаются и переоденутся. Ребята не посмели огрызаться с ней. Из всех людей в доме они боялись только её.

Когда Гунтрам вошел в детскую, он услышал приглушенные голоса детей которые доносились из закрытой двери ванной и вздохнул. Много мыслей крутились в его голове и он не знал что делать. Нужно ли опять устраивать противостояние с мужем из за того в чем он сам не был уверен.
Он вошел в игровую комнату, там сидя на полу с ребенком был Конрад одетый в пижаму и халат, они играли с Куртом. Гийом де Сен-Сир тут же был выброшен из головы. Он сел рядом с ними на пол, коротко поцеловал Конрада, Курт оттолкнул его прижавшись к Конраду.
— Ты ещё жив? Не развалился на части? - спросил Гунтрам
— От таких нагрузок я постарею раньше времени, - тихо жаловался Конрад позволяя Курту забраться к нему на колени.
— Стареть будем вместе, - сказал с улыбкой Гунтрам и сел с ним рядом, - Клаус сказал что ты всё же прокатился по трассе, или он ошибся, - добавил он невинно
— Не ошибся.
— Ребята сейчас поужинают и в постель, завтра в школу. Курт уже поужинал.
— Не надейся, Маус, завтра они проснутся больные и будут болеть минимум неделю, а я завтра лечу в Лондон.
— Опять? Ты не сможешь побыть дома немного, ты же летал на прошлой неделе?
— Советники должны работать, ты же знаешь, Гунтрам?, - Конрад едко процитировал слова Горана, - Новый Hochmeister, теперь как король, держится подальше от свиты, и общается только с Комтурен и с людьми, которые не тратят его время впустую, а я как Почётный Hochmeister, должен быть как демократическое лицо Ордена- хмыкнул он
— Это новый вид правления, - Гунтрам попытался смягчить удар по гордости Конрада, - Не такой, каким правил ты или твой отец
— Я понимаю. Кстати, мы должны организовать в замке Пасхальное собрание Ордена, любовь моя, у Горана в квартире не хватит места.
— Я мог бы одолжить ему свою студию, - хихикнул Гунтрам, - А мы уйдем куда-нибудь с детьми
— И оставишь меня с этими людьми? После нашего брака? Ты имеешь представление что это будет?
— Сядешь рядом с Гораном,- сказал Гунтрам решительно, потому что в пятницу ему надо было ускользнуть из дома
— Я не могу. Я ещё даже не назначил Sumuss Marescalus и Magnus Commendator. Альберт цу Лёвенштайн занимал эти должности.
— Кого хочет назначить Горан на эти должности?- спросил Гунтрам озадачено
— Никого пока. Он ищет кого-нибудь, кто бы смог один управлять этими двумя подразделениями. Но по моему скромному мнению, битву при Вердене нельзя сравнивать с сегодняшней политикой. Он переделывает всю политику как будто мы в состоянии военного времени.
— Конрад, ты знаешь что это к лучшему, - мягко сказал Гунтрам, - Никто не будет к тебе более лояльным чем Горан, пусть делает то что он считает нужным
— Я думаю, что он планирует назначить Антонова на должность Samuss Marescaluss, - пробормотал Конрад ,- Думаю, это имеет смысл. Павичевич любит русских, думаю они сработаются. И сербы любят русских. Комтурем нравится Антонов, и они боятся его, судя по последним праздникам, которые он устроил в России.
— Ты мог бы предложить кого- то лучше.
— Мог бы, - сказал Конрад бодро, - Но никто больше меня не спрашивает об этом.
— Они спрашивают, Конрад, - сказал Гунтрам, - У нас ещё есть парад Динозавров.
— Говоря о динозаврах, ты хочешь рассказать мне как провёл уик-енд с Лакруа?- Гунтрам нервно улыбнулся и сглотнул
— Прекрасно провели время и вернулись домой и всё.
— Бригитт!- Конрад позвал няню, и поцеловал сына на ночь, - Ребенку пора спать, - сказал он няне и поцеловал надутого ребенка, - Тебе спать пора, малыш, - сказал он ребенку и прижал его к себе
— Ещё рано, - твердо сказал Курт
— Завтра тебе тоже в школу
— Не хочу я в эту школу, - нахмурился Курт, - Там плохо.
— Но всё равно надо идти, - он поднял ребенка с колен и направил к няне, - Спокойной ночи, маленький!

Гунтрам поцеловал сына, пожелав ему спокойной ночи и вздохнул, видя как тот уходит взяв за руку няню.
— Он ненавидит детский сад, ему там не интересно. Я предполагаю что он думал, что «школа» будет похоже на то, куда ходят мальчики.
— Я бы тоже не хотел оказаться в ловушке комнаты с карандашами и пластилином, - сказал Конрад поддерживая Курта, - Он до сих пор плачет, когда ты оставляешь его там?
— Нет, он перестал плакать когда понял что это бесполезно, но он не любит воспитателя.
— Разумный маленький человечек, - пробормотал Конрад
— У меня нет мужества сказать ему, что он должен будет остаться там на следующий день после Пасхи.
— Мы должны сделать то, что сказал педиатр, нужно проверить его способности и определить его в школу. Нельзя держать его в садике, если по развитию он опережает сверстников, ему с ними просто не интересно и поэтому он там скучает, Фридрих говорит что он уже читает простые слова.
— Он не умеет читать! Ему всего три года!
— Ага, не умеет пока читать сложносочиненные предложения и немножко путается в игре «лабиринты», - ухмыльнулся Конрад.
— Я до сих пор не уверен, стоит ли его отправлять в школу.
— Вот пусть профессионалы это определят.
— Ты же сам ненавидишь психологов, - запальчиво возразил Гунтрам, - Хочешь чтобы они пришли сюда и учили нас как нам жить, и как нам воспитывать нашего ребенка?
— Гунтрам, не обороняйся. Если нам не понравится этот психолог, мы найдем другого или я поговорю с директором школы и она сможет порекомендовать нам кого-нибудь.
— И что потом? Как ты себе представляешь трёхлетнего малютку рядом с взрослыми детьми в школе? Ты сам ненавидел школу, потому что знал весь материал на много лет вперед.
— Школа была пустая трата моего времени, но полезное. Я встретил там Фердинанда. Я был тружеником но не талантлив. А Дахлер был талантлив. И он сказал мне, когда увидел Курта, что он делал то же самое что сейчас делает Курт, он скрывает свой интеллект, чтобы избежать дополнительных занятий связанные с этим.
— Что, Майкл имеет степень в области психологии, кроме доктора философии по физике?- язвительно спросил Гунтрам
— Он достаточно умен, чтобы видеть такие вещи. Это ты не хочешь это видеть.
— Прекрасно!- взорвался Гунтрам, - Проверяй его и пусть тебя это осчастливит!
— Ты можешь объяснить мне, что тебя в этом так беспокоит?- сказал Конрад и пожал плечами
— Всё отлично! - сказал Гунтрам, - Ты ужинать будешь?
— Также отлично как и твой уик-енд с Лакруа? Ты кричишь на меня, потому что смешиваешь свои собственные фрустрации детства с жизнью нашего сына?
— Хорошо! У нас был замечательный уик-енд. Счастлив теперь?
— Нет! - сказал Конрад и закрыл глаза, когда Гунтрам захлопнул за собой дверь. Проклятый Лакруа! Мне нужно было подписать те документы Гунтрама, но я не хотел чтобы Курт прошел через все эти испытания.
«Совершенно очевидно что обедать мне придется сегодня одному.»

Уругвай. Мальдонадо.
24 марта 2014 года.


Дом оказался именно таким какой он искал. В современном колониальном стиле, и не нуждался в слишком большом ремонте. В двадцати пяти минутах от международного аэропорта Пунта-Эсте и в десяти минутах от города и пляжей. Плантации эвкалиптов и множество деревьев вокруг дома помогли излечить его тоску по лесам, вокруг его дома в Ханты-Мансийске.
Хорошую международную школу найти не удалось, но Константин был уверен, что наймет хороших репетиторов для своих детей. Костя был ещё слишком молод чтобы заботиться о школе, а Конор уже достаточно вырос чтобы ходить в детский сад.
Простая мысль, о том что Линтрофф заботится о выборе школы для его сына сводила его с ума.
Константин был уверен, что Гунтрам позволил бы другому человеку делать все, лишь бы его ребенок был доволен всем. Мало того что Гунтрам женился на нем, так он ещё захотел чтобы Линтрофф официально усыновил его Конора.

Большая часть в жизни Линтроффа была чистой, или по крайней мере та часть о которой знал Гунтрам. Прошлые его делишки не имеют значение для Гунтрама, он найдет любой предлог чтобы его оправдать.
Нет, Константину нужны новые, какие-нибудь личные вещи, от которых бы Гунтрам взорвался. Гунтрам сознательно закрывает глаза на весь мутный бизнес Ордена. Должно быть что-то, что вбило бы клин между ними.
Если сделать так, чтобы Гунтрам узнал о маленьком Косте, может только увеличить обиду Гунтрама на него, потому что он не спросил, хочет ли он ещё одного ребенка. При всей своей чувственности Гунтрам может быть столь же банальным когда что то получает.
Костя должен быть наградой Гунтраму, если он сделает правильный выбор, вернётся к нему и вернет ему Конора.
Сейчас ему нужно только сидеть и думать. Пока он узнал только какие-то мелочи, в виде одолжений. Орден уже не настолько секретный как раньше и Линтрофф своими руками сделал всё чтобы привести в ярость многих людей. В конце концов в руках Константина было больше сведений чем список покупок.
Торговец оружием, бывший коммерсант, он был черной рукой для правительств. Трусливый политик с замаранными руками. Таких было много во всех сферах.
С Константина было достаточно этих мистических крестоносцев, и на этот раз он взорвёт всё изнутри. На этот раз речь шла не только о Гунтраме.
На этот раз он не будет просить об одолжениях, и чтобы заставить бывших бизнес партнеров что-то сделать, ему нужны доказательства. Он имел четкое представление о новых слабых местах Ордена..
ПРИШЛО ВРЕМЯ ПОЛУЧИТЬ НОВОЕ РУССКОЕ ИГЛОУКАЛЫВАНИЕ, КОНРАД!
— Да, это именно то что я искал, - сказал Константин агенту по недвижимости, которая считала его уже потерянным клиентом, - Поговорите с владельцем и мои адвокаты свяжутся с вами, чтобы подготовить документы,- сказал он изумленному агенту.

Дневник Гунтрама де Лиль
14 марта 2014 года.

******************************
Мне стало ясно, что лыжная неделя была плохой идеей.
1. В понедельник дети заболели гриппом. Через два дня заразился и Курт. Теперь он долго не сможет ходить в школу
2. Я захлопнул дверь перед Конрадом и он считал себя «официально обиженным». Я знаю, что я плохо поступил, но он сильно давил на меня.
3. Во вторник мне позвонила госпожа Зейц и сказала, что она готова выполнить некоторые тесты по определению интеллекта Курта, с одобрения Конрода и благословения школы. Я сказал ей что ребенок болен, и что после выздоровления мы может быть вернемся к этому вопросу.
4. Конрад гордый от того, что принес себя в жертву поехав с мальчиками кататься на лыжах, в понедельник утром улетел в Лондон и спрятался там за спиной Моники. Моника позвонила и сказала, что эта психолог очень квалифицированная и мне она понравится.
5. Бригитте отправила меня в мою квартиру рисовать чтобы я не мешал ей ухаживать за больными детьми и сам от них не заразился.

Я должен почитать стихи Эберхарда и посмотреть появятся ли у меня какие нибудь идеи с этим связанные.

Четверг. вечер.

Звук мобильного телефона разбудил Гунтрама. Он пошарил рукой по тумбочке ища звонящий телефон.
— Я думал ты ударился своим карандашом - поздоровался с ним весело Конрад
— Сколько времени?- сказал Гунтрам сонным голосом, чувствуя боль в горле, наверно настала его очередь заболеть
— Я думаю полночь - сказал Конрад, чувствовалось что у него прекрасное настроение
— Я спал, - заскулил Гунтрам
— Я коротко. Я буду завтра во второй половине дня. Мальчики уже встают?
— Нет, сегодня вечером у Карла была температура, а Курт сильно кашляет.
— Хорошо, ты можешь сесть на самолет и завтра встретиться со мной в Лондоне, мы могли бы сходить в Ковент-Гарден или ещё куда-нибудь, а в субботу утром прилетим домой.
— Я не собираюсь оставлять мальчиков больных.
— У них есть нянька и еще более сорока человек в доме, и ты мне должен свободные от детей выходные, Гунтрам.
— Я не хочу лететь в другой город чтобы сходить там в оперу, - протестовал Гунтрам
— Возможно опера это скучно, но мы можем сходить в ресторан.
— Как насчет дискотеки?- иронически спросил Гунтрам?- Ты должен знать где они находятся.
— Нет, не совсем, я слишком стар для этого, если бы спросил меня об этом лет пятнадцать назад...Как насчет слетать в Париж?
— Ты хочешь использовать два самолёта? Пожалей экологию.
— Я же не заказываю мороженое из Дубая, - сердясь на критику ответил Конрад, - но ты обещал мне обед!
— Хорошо. Приезжай домой и пойдем куда-нибудь в тихое местечко
— Только не в семейный ресторан, Гунтрам
— Когда это мы ходили в семейные рестораны?
— Несколько раз. Даже с тобой. В зоопарке, например
— Мы пойдем в клуб Индокитай, и будем слушать джаз.
— Куда?
— Никуда! Давай приезжай, я обеспечиваю романтику, а ты обед.
— Сделка!
Телефон отключился и дверь распахнулась. На пороге стоял Конрад.
— Я думал ты в Лондоне, - запинаясь сказал Гунтрам.
Конрад снял пиджак, сел на кровать и глубоко поцеловал Гунтрама, их обида была полностью забыта.
— Я хочу романтику! Сейчас!
**************************************
Конец 3 главы 3 книги

02:15 

Заместитель-3 (перевод)

Жизнь прекрасна!
3 книга 2 глава
Дневник Гунтрама де Лиля
24 февраля 2014 года.

*******************************

««У нас с Конрадом был один из наших «дружественных» споров, как он это теперь называет. Причина? Лыжная неделя.
Здесь, в Европе считается престижным наслаждаться этим видом отдыха. Почему? Я не знаю, но люди любят кататься по снежным склонам, падать в сугробы и платят за эту привилегию большие деньги, чтобы потом смешные фото разместить в фейсбуке. В этом смысле я рад, что мой отец отправил меня в Аргентину и я лишен был этих радостей.

В школе у Клауса и Карла, дети ежегодно отправлялись зимой, на неделю, на лыжный курорт. И в этом году мы впервые разрешили им поехать, им почти по девять лет, и я подумал что это будет хорошая идея. Я записал их, но Карл заболел пневмонией на праздники, а через два дня заболел и Клаус. Само собой разумеется я решил отправить Курта к своему отцу, чтобы он не заразился от братьев. Только по этой причине Конрад согласился его отпустить к моему отцу, в противном случае, Курт тоже бы заболел.»»
— Почему бы тебе не отправить Курта к Горану? Твоя мастерская находится выше этажом, и ты сможешь присматривать за ним.
— Потому что Горан не сможет проводить с ним столько времени, тем более у них с женой медовый месяц, и я не думаю что им будет приятно заниматься любовью, если Курт будет плакать ночью у них над головой. Никакой романтики- ответил я сладко.
— Обойдется, он же крёстный.
— Ты не сказал бы ему это в глаза. К тому же, я не хочу портить отношения с Марией. Она такая милая дама.
— Можно подумать, - проворчал он
— Ты проиграл. У твоего кандидат нет шансов. У Горана теперь будет свой наследник.
— Он был одинок, и мы все хотели чтобы он женился.
Я вспомнил как в моей квартире побывало восемь или девять кандидаток в «жены».
Конрад сказал мне, что Горану нужен наследник, и я ему ответил чтобы он занимался своими делами, что Горан уже не Hochmeister. Он ответил мне, что я самый невнимательный человек в мире, потому что ему тоже нужна семья. И закончилось это тем, что Горан разругался с ним за вмешательство в его жизнь... и так далее.
В общем, я сказал ему что мой отец предложил поухаживать за Куртом, пока мальчики болеют. Файруза, экономка отца хорошо за ним приглядит и накормит. Мой отец, к сожалению не сможет сварить даже колбасу не вызвав пожарную службу.
— Ни в коем случае! - не дипломатично ответил Конрад, - Если ты так боишься что Курт заразится, отвези его к моей тете Элизабетт или поезжай с ним в Лондон.
— Я не могу оставить мальчиков. А мой отец хочет провести с ним немного времени. Курт его единственный внук. В детстве у меня не было дедушки, а я хотел бы чтобы он был и баловал меня.
— Зря надеялся, - пробормотал он и я разозлился на него
— Что?
— Виконт никогда бы не баловал тебя.
— Этого мы никогда не узнаем, не правда ли?, - ответил я воинственно и Конрад устало вздохнул
— Хорошо, отправь Курта к своему отцу, только скажи чтобы они не кормили его больше теми сладостями.
Я вздохнул, но ничего не сказал. Если Курт заболел один раз, когда мы обедали у моего отца, то только потому что он съел целую коробку конфет. От нуги ещё никто не умирал.

«Это тот случай из за которого мы сильно поспорили, спор из за "лыжной недели" был позже.
Мальчики поправились через две недели и готовы были ехать кататься на лыжах. Но было уже поздно. Их класс вернулся и они должны были ждать целый год до следующих зимних каникул. Я был расстроен, они так хотели поехать на этот лыжный курорт, впервые самостоятельно, вдали от близких, сами по себе, я хорошо их понимал. Я решил что устрою им эту поездку, отвезу их на машине в Санкт-Мориц или даже в Гштаад, но мой чёртов доктор запретил мне.»

— Вы не в том состоянии, Гунтрам, чтобы кататься на лыжах- сказал он ворча.
«Для чего мне тогда дефибриллятор, если мне ничего нельзя делать? Я действительно хотел поехать, но у меня не было шансов. Ван Хорн был упрям как мул. Я должен был остаться дома в тепле, читать и смотреть по телевизору Олимпийские игры в Сочи.
Лица Клауса и Карла становились всё тоскливее и я обратился за советом к Фридриху. Он посоветовал мне обратиться к Конраду, чтобы он отвез детей на выходные в горно-лыжное местечко, недалеко от Цюриха. Он рассказал, что когда Конрад был ребенком, они ездили в Санкт-Мориц с Альбертом и Фердинандом, и что это было очень тяжелое времяпрепровождение для Фридриха. То что Конрад хорошо умеет кататься на лыжах, Фридрих умолчал.

В это же время мой отец купил билеты в театр марионеток в Аугсбурге. Курт, как и его братья любит эти спектакли марионеток, его немецкий очень улучшился, так как он постоянно с детьми общается на нем. Мишель также пригласил и братьев, но они отказались, потому что спектакль был для маленьких детей. Мишель был немного расстроен, но ничего не сказал. Я понимаю его потребность быть как можно больше с Куртом. Он любит ребёнка и он заменил ему меня в какой то степени, возможность, которую он упустил. Я понял что это последний шанс для него держать ребенка на руках. За последние несколько месяцев, я понял, что ему не легко было принять решение оставить меня. Да, мне было больно от его лжи, но я не могу представить себя без моих мальчиков.
Он никогда не говорил со мной о том времени, когда мы были вдали друг от друга, но я знаю что его боль была велика.
Я решил, что я, Мишель и Курт поедем на спектакль в Аугсбург, а Конрад, Клаус и Карл поедут кататься на лыжах.
Зная что Конрад будет расстроен, что ему одному придётся ехать с мальчиками, не считая телохранителей и Фридриха, я уговорил Эберхарда ехать с ними.
Чтобы только Конрад согласился чтобы я поехал в Аугсбург, а он кататься на лыжах, мне пришлось ещё уговорить Жан-Жака приготовить ему его любимое блюдо которого не было в меню на сегодня.»

— Что это? Сегодня же не пятница, - сказал он расстроено, и я услышал облегченный вздох Дитера, готового унести блюдо прочь, - Нет, оставьте, - сказал он быстро.
— Это же твоё любимое блюдо. Разве ты не помнишь, что в пятницу мы обедаем у Фердинанда,- сказал я, прикинувшись придурком.
Дитер и Маркус о предмете моего разговора быстро смылись, плотно прикрыв за собой дверь.
Конрад ел молча, я тоже не шуршал, когда уже блюдо было на половину съедено Конрад сказал:
— Хорошо, давай рассказывай.
— Я хочу поехать с отцом в Аугсбург в следующий уик-енд. Он взял билеты в театр марионеток. Мы улетим в пятницу, во второй половине дня, остановимся там в отеле Аугсбург.
— Это в его стиле.
— Прости, что..?
— Он хочет вбить клин между мальчиками. Почему он не пригласил моих сыновей? Он ненавидит их!
— Он предлагал им поехать, но они отказались, сказали что этот спектакль для малышей!
— Я не верю в это. Они любят львов...и Джима Кнопф
— Нет, это ты любишь льва и Джима Кнопфа. Раньше они любили марионеток, но сейчас они говорят что они уже выросли из этого возраста и куклы им не интересны, когда мы в последний раз ходили на покемонов.
— Когда это было?
— Что? Нашим близнецам уже больше восьми лет, они общаются с друзьями и считают что они круче проводят время чем мы.. Может быть ты свозишь их покататься на лыжах, - сказал я невинно, - Они очень расстроены что пропустили школьную поездку
— Я занят и устал, - сказал он, я смотрел на него как побитый щенок, зная что это хорошо сработает, - Если мы поедем туда, то должны это сделать вместе, как семья.
— Я хотел поехать, но врач запретил мне, предложил смотреть Олимпиаду по телевизору.
— Гунтрам, нет!
— Конрад, так нельзя.
— Ты и Курт будете наедине с Лакруа? Никогда! Я не верю ему, он опять что-нибудь замыслил.
— Конрад, он был не против нашего брака. Пожалуйста, не ссорься с ним.
— Брак был его идеей в первую очередь, это он наговорил тебе что ты живёшь во грехе. Я только выполнил свой долг по отношению к тебе.
— Ты же пригласил его на свадьбу!
— Я пригласил его вместе с Фридрихом!
— Он хотел чтобы ты открыто женился и принял нашего Курта и подписал какие то бумаги...
— Если ему что-то не нравится, пусть катится ко всем чертям, я никому себя не навязываю-.... и пошло-поехало вниз, как снежный ком.

— Любовь моя, я действительно хотел бы поехать с ним. Я почувствовал себя лучше после примирения с ним. Он очень помог Горану, пока тот занимал должность, он так же помог и тебе, без его помощи ты не смог бы решить многие проблемы. Пока меня не будет, ты мог бы взять мальчиков в Сент-Мориц покататься на лыжах. Они скучают без тебя. Они почти не видели тебя с августа
— У меня тяжелая работа. И я ненавижу катание на лыжах.
— В самом деле?
— За десять лет что мы живём, ты хоть раз помнишь чтобы я ездил на горнолыжный курорт?
— Нет, но я думал что ты не ездишь туда из за моей болезни.
— Я ненавижу катание на лыжах, ты должен был это понять. К тому же у меня больная спина, мне уже пятьдесят шесть лет, если ты не забыл.
— Эберхард наймёт для мальчиков инструктора. Он поедет с вами.
— Эберхард Гутенберг Саксен?
— Да, мой кузен, - Конрад готов был взорваться.
— Тот день когда твой кузен покинул наш дом, был самым счастливым днём в моей жизни! Он болтает без остановки! Он же учитель!
— Таких как он много, и он свободен в следующие выходные.
— Я знаю. Этот адвокат, его бойфренд, теперь будет некоторое время работать в Нью-Йорке, хоть отдохнёт от него.
— Педро Антонио Ланусси работает сейчас в Нью-Йорке, на тебя!
— В том то и дело, что пока его нет, я должен присматривать чтобы этот придурок не вляпался ни в какую историю.
— Конрад, пока меня нет, Эберхард поможет тебе, ты даже можешь поработать пока они будут заниматься с инструкторами
— Прекрасно! Я поеду в Клостерс. Это рядом.
— Сент-Мориц тоже недалеко. Одноклассники детей были там.
— Гунтрам, любовь моя, ты не представляешь какой отдых меня там ждёт! Тебе не понравится если я поеду туда, - сказал он сладко
— Хорошо. Езжай в Клостерс. Фридрих поедет с тобой?
— В этом нет необходимости.
— Теперь, что касается твоей поездки: Где вы остановитесь? Какие у вас планы?
— Мы улетим в Мюнхен в следующую пятницу во второй половине дня, оттуда поедим в Аугсбург на машине, остановимся в отеле Аугсбург. Утром пойдем в музей и прогулка по городу. В воскресенье утром домой, где то в 4-5 часов я буду дома.
— На чем вы летите?
— На самолёте Lufthansa, я думаю
— Кого ты возьмёшь с собой?
— Никого. У отца есть охрана, Табо и ещё кто-то, я думаю..
— Хорошо. Вы полетите на Dassault в пятницу, Мирко Брегович и людей которых он подберет полетят с вами, и Бригитте конечно.
— Конрад, Мишель не полетит ни на одном из твоих самолётов.
— Мой маленький и самый уязвимый ребенок не полетит никакой из авиакомпаний.
— Конрад, ну зачем эти хлопоты, мы спокойно долетим на Lufthansa, Курт и раньше ездил на общественном транспорте.
— Курт мой ребенок, и если ты хочешь взять его в Германию, то полетишь на моем самолёте и с моими людьми. Или так или никак.
«Я согласился на его условия. А что мне оставалось делать? Это то, что Конрад называет «дружественный спор»»


9 марта 2014 года
Воскресенье


«Я мертвецки устал. Мои ноги отваливаются. Надо признать что у моего отца больше энергии чем у меня и Курта. Он как батарейка Энэрджазер-Банер в человеческом обличье.»

В полдень пришел на обед Эберхард.
— Если ты не хочешь чтобы я умер от твоего сварливого мужа, мне нужно хорошо поесть.
Мы обедали в семейной столовой и он рассказывал мне о книге, которую он планирует написать.
— Мы должны написать книгу и заработать много денег, чтобы нам хватило денег на свадьбу.
«Я уверен Педро зарабатывает приличные деньги в банке и я знаю что у него были неплохие сбережения. Он мог бы спокойно заплатить за свадьбу. Видимо там было что то ещё.»
— Если мы договоримся о стране, где захотим пожениться, то поделим расходы пополам, - сказал мне Эберхард, - Учиться бизнесу не так легко, знаешь ли? Денег хватает только на оплату счетов, но не более того. А цены в Цюрихе... с ума сойти!

«Я познакомился с Педро в 2000 году и это знакомство оказалось полезным для меня. Я знаю что он мечтал жениться у себя на родине. Проблема заключалась в том, что 1. Закон об однополых браках был принят в Аргентине Перонистской партией, а он генетически ненавидит их. 2. Саид-Фазенда была продана в 2010 году, а незадолго до того Педро переехал в Швейцарию. 3. Он сказал что больше ноги его не будет в Аргентине.»

«Конрад рассказал мне что Педро рисковал из-за меня своей шеей, больше чем любой нормальный адвокат. И Федерико сказал что он истратил почти все свои деньги, пытаясь найти меня. Понять не могу что общего между ними, и как они могут быть вместе?
Еберхард хочет жениться в Испании, а Педро не любит эту страну. Он предпочёл бы Швецию или Голландию или даже Францию, но Эберхард хмурится каждый раз когда он говорит об этом. Я чувствую себя в долгу перед ними обоими, и поэтому я согласился проверить то, что он написал чтобы начать работать над книгой.

«Правительство Российской Федерации несколько раз связывались со мной, но я отказался разговаривать с ними. Я не могу и не хочу. Адвокаты написали за меня письменное заявление и представили его в посольство. Россияне не имеют претензий к моему Курту, чему я очень рад. Я ничего не хочу знать что стало с Константином. Русские хотели вернуть мне картины, которые я сделал в Ханты-Мансийске, но я отказался. Я думаю они будут хранится там лет десять, а потом будут проданы в доход государства, меня это не волнует. Меня беспокоило лишь то, что моё отцовство будет оспорено, но в этом нет больше риска. Константин его официально зарегистрировал на Федора Тарасова. Так что Курт на сто процентов наш.»

Возвращаюсь к обеду пятницы.
«Мы пообедали, и немного поработали с Эберхардом над его книгой, я обещал ему всё посмотреть и результат сообщить через две недели. Он очень напористый, и я уже начинаю понимать некоторые тирады Конрада.
В три часа дня приехал домой Конрад со всей своей свитой. Телохранители и слуги встречали его у входа, и мы с Эберхардом тоже вышли встретить его.

— Эй, ты!- так Эберхард поприветствовал всемогущего Герцога фон Вишток, перед всеми своими людьми, - я клянусь он сделал это нарочно чтобы насладиться злостью Конрада.
Конрад даже перекосился в лице, я даже слышал как он в уме повторяет мантру- "Он-семья Гунтрама, он-семья Гунтрама!" Как я мог раньше думать что между ними что то могло быть? Это категорически невозможно.

— Простите, мне нужно собраться, - сказал Конрад и убежал, чтобы только не видеть Эберхарда.
Лжец! Всё уже давно собрано.
Милан привёз мальчиков из школы и я предполагаю что это была тяжелая поездка для него. Клаус и Карл чуть не сломали себе шею выпрыгивая из машины, прежде чем он остановился. Я отругал их, но они не слышали, и бегом помчались в детскую, чтобы проверить все ли собрано. Это чудо что никто из сотрудников не пострадал, когда они побежали за мальчиками.
— Готов ли ты к этому?- он пожал плечами
— Я видел и хуже. У меня было 24 ученика, в Австрии. Не волнуйся, Гунтрам, мы сегодня сделаем домашнее задание, а завтра пусть веселятся. Мы вернемся в воскресенье поздно.
— У меня нет слов чтобы выразить тебе свою благодарность.
— Сделал ли свою домашнюю работу взрослый ребёнок?- сказал он с ухмылкой
— Да, сделал, даже ноутбук с собой берет.
— Должен ли я и его выводить на трассу?
— Нет, я думаю он будет сидеть где-нибудь в кафе и работать. Он не любит кататься на лыжах.
— Не удивлен. Его кузены были в тот раз очень противными, - сказал он беспечно
— Что? - я был в шоке
— Длинная история. Я не знаю всех подробностей. Попроси Фридриха рассказать.
— Да, я спрошу, - сказал я и увидел что машина Мишеля паркуется у входа. Водитель открыл для него дверь, но он даже не вышел из машины.
— Ну, мне пора ехать. Пойду заберу Курта. Еще раз спасибо тебе, - я пожал ему руку и понял что жизнь Конрада не будет легкой в эти выходные.
Это было бы здорово!

У меня не было времени даже попрощаться с мальчиками и поцеловать их на прощание. Они выскочили из комнаты и побежали к машине.
— Никто не оставит, вас ребята. Слушайтесь отца!- я знаю что они не будут создавать проблем. Эберхард держит их в ежовых рукавицах.
— Гунтрам, только не пропадай без вести, -сказал Клаус
— Гунтрам, ты уверен что хочешь поехать с Куртом?- спросил Карл, - А если он описается по дороге?
— Он делает это потому что ещё маленький, - сказал я и поцеловал его тоже, - Смотрите, чтобы папа не работал слишком много.
— Гунтрам, без тебя будет плохо- скулил Клаус
— Врач не разрешил мне ехать с вами. В следующие выходные мы вместе пойдем в кино или в музей.
— Тогда до воскресенья, - сказал Клаус добродушно
— Сначала Эберхард должен сделать с вами домашнюю работу, - и оба заскулили.

Да, они не обрадовались этой новости и расстроенные пошли вниз по лестнице.
Я наблюдал за ними в окно и увидел как Эберхард беседует с Мишелем, это странно, разве они знакомы? Интересно, если Удо Гуттенберг Саксен узнает, что Жером де Лиль жив у него будет сердечный приступ. Странно.

Мишель поздоровался с мальчиками и вернулся к машине. Он старается держаться на расстоянии от них, хотя за последние месяцы они немного сблизились. Кто знает, может настанет день и он будет принимать участие в их днях рождения, хотя бы ради своего внука.

Клаус и Карл не знают ничего о Мишеле, они только знают что он мой крёстный отец, как и Эберхард тоже. Этого достаточно. Мы решили большего им не говорить. Дети игнорируют его, он им не нравится. Видимо взаимно. Они сказали что мне нужен другой крёстный, Фердинанд или Альберт, а этот мужчина очень холодный.

Я вошёл в детскую, на полу, переодетый в повседневную одежду сидел Конрад, у него на коленях сидел Курт и он показывал ему как управлять марионеткой, маленьким львенком. Они оба любят его. Я сел с ними рядом.
— Я убью твоего кузена, если этот придурок опубликует мою фотографию в фейсбуке или твиттере!
— Смотри, папа, - сказал мне Курт, - Я могу переместить львенка, - Курт внимательно наблюдал как Конрад перебирал струны
— Мишель приехал. Нам с Куртом нужно ехать в аэропорт, а вам в Клотерс,- тихо сказал я и заметил как Конрад сильно прижал к себе Курта.
— К чему такая спешка? Вы долетите за 3 часа.
— Я не хочу заставлять его ждать- сказал я мягче чем всегда
— На следующий год ты поедешь с нами, Курт, - сказал он и поцеловал его, - Я привезу тебе слайды твоих братьев
— Папа! - крикнул Курт Конраду и вцепился ему в шею
— Ты взял для него теплую одежду?
— Бригитте все собрала для него
— Никакой посторонней пищи для Курта, Гунтрам
— Только немецкая пища, которую будет готовить Брегитте
— Брегович будет с вами всё время. С ним ещё два телохранителя. Курт поедет с телохранителями и с Бригитте. Не в машине твоего....крестного.
— Хорошо, - я вздохнул, если любимый так решил, пусть так будет для его спокойствия
— Отель он выбрал прекрасный, я проверил уже.
— Львов тоже?
— Это мой ребенок, Гунтрам, и это огромная жертва для меня, я мог бы остаться дома с Куртом, как я и хотел, а теперь я должен ехать в холод, где меня закидают снежками наши маленькие монстры
— В следующий выходной, любовь моя
— Папа, ты не пойдешь с нами?, - спросил Курт Конрада широко открытыми глазами
— Нет, я боюсь что нет, - сказал Конрад и обнял его ещё крепче.
Теперь я знаю какой из наших троих детей никогда не получит разрешение жениться.
— Конрад, нам надо идти, - сказал я пытаясь забрать у него ребенка, но он не спешил отдавать его, как кстати и Курт вцепился в его шею руками
— Папочка, я не хочу без тебя, - сказал Курт с глазами полными слёз вцепившись руками в шею
— Мой мальчик я буду скучать без тебя, возьми с собой львенка.
С трудом забрав ребенка и поцеловав Конрада мы вышли из детской.
Мишель увидев нас, быстро вышел из машины, обняв Курта и прижав его к груди. Я видел как люди кладут мой багаж в другой автомобиль.
— Всё готово?- спросил он и Мирко Брегович сделал к нам пять шагов, чтобы забрать ребенка
— Курт поедет со своей няней, - сказал я подавленным голосом и Мишель посмотрел на меня так, как будто я опять был ребенком
— Я вижу- только ответил он
— Его автокресло в той машине, - сказал я в спешке, но лицо Мирко с его глубоким отвращением было понятно всем
— Гунтрам, нет никакой необходимости объяснять всё мне. Тебе разрешили ехать со мной в машине?
«Честно говоря, нет»- подумал я

Сжимая в ручёнках льва, Курт показал его Мишелю и потом отправился во вторую машину с Мирко и Бригитте а я остался с отцом в машине в одиночестве. Все остальные сбежали в другую машину, как будто в нашей машине были вредители.
Хороший водитель моего отца остался с нами
— Лев- хорошая деталь, - сказал Мишель и я покраснел как красный перец
— Курт очень хочет увидеть марионетки. Ты хорошо придумал с этой поездкой, - ответил я, понимая что отца не так легко обмануть, хотя мы долгие годы не видели друг друга
— Это он всё организовал в этой поездке, ты сообщил Линтроффу о нашей поездке в понедельник?
— Ему нужно было время, чтобы подготовится к поездке, сейчас он едет в Сант-Мориц, то есть Клостерс. Они оба любят львов.
— Мы могли использовать другой самолёт, - сказал Мишель тем кислым тоном, когда он недоволен вами, но ещё не в открытой фазе пожара. О, да, мой отец выходит на тропу войны.
— Ты же знаешь Конрада, он беспокоится за нашу безопасность.
— Пожалуйста, не пойми меня неправильно, у меня нет никаких жалоб, если Линтрофф хочет пусть играет в турагента. Мой секретарь был рад избавиться от работы.
Слава Богу это всё. Мишель больше ничего не говорил до самого аэропорта. Мы приехали и сразу пошли к самолету. И Мишель наконец то мог взять Курта на руки...и льва тоже.


— В каком кресле сидит Линтрофф?- спросил меня Мишель, когда мы поднялись на борт,- Я не хочу чтобы он обвинил меня в узурпации, когда мы полетим в понедельник.
Я указал на кресло и Мишель сел как можно дальше от него.
Нет, теперь мы уже в открытой фазе пожара. Только одно чучело льва было достаточно для моего отца, чтобы применить артиллерию.
— Я видел как ты разговаривал с Эберхардом,- сказал я добродушно, когда Курт сбежал к стюардессам, - Не волнуйся, экипаж вернет его перед полетом.
— Да, твой кузен мне кажется разумным молодым человеком.
— Он хочет написать книгу, я ему помогаю, ну он пишет- я правлю, - сказал я радуясь что нашел безопасную тему, - Он планирует заработать деньги и заплатить за свою свадьбу, если они когда-нибудь договорятся о месте.
— Он с этим аргентинским юристом, не так ли?
— Да, с Педро Антонио Ланусси, возможно ты знаешь его, он работает в банке.
— Я слышал о нем раньше. Несмотря на то что экспертиза не его область, Ланусси посещал от твоего имени почти все судебные заседания.
— Педро до сих пор мне друг
— Жаль что только друг, - сказал Мишель и посмотрел в окно
— В каком смысле?
— В том смысле, что это не сработало между вами, - ответил он так, будто его слова не имели никакого значения.
— Чтооо?- прохрипел я, заранее зная что он сложил два и два, - Между нами никогда ничего не было, - мой отец изогнул бровь, - Ничего кроме двух обедов. Когда он предложил мне работать у него, в юридической фирме, я сразу понял что он влюблен в меня и с тех пор я больше не хотел его видеть. Я даже не думал об этом никогда.
— А я бы дал вам свое благословение не думая дважды.
— Да, адвокат, только на десять лет старше и специализируется в области налогового права. Что ты ещё хочешь?- фыркнул я
— Вот именно! Он хороший человек, и без каких-либо секретов, - мечтательно сказал Мишель, и мне захотелось в эту минуту задушить его
— Это никогда бы не сработало. В тот момент у меня вообще никого не было. Я и не думал о мужчинах. Я люблю Конрада! Это ясно!?
— Да, мне всё ясно, но я могу иметь собственное мнение.
— Мишель, вы же сами хотели чтобы мы поженились...- начал я оживленно, но он одним взмахом руки остановил меня и стал копаться в портфеле
Я должен спросить его, как он это делает?
— Гунтрам, давай не будем спорить на столь тривиальные темы- сказал мне Мишель продолжая игнорировать меня копаясь в портфеле. Наконец он извлёк оттуда книгу и позвал Курта. Тот прибежал и запрыгнул к нему на диван и вскоре уже был настолько заинтересован, что забыл обо всём.

Мы прибыли в полдень, как и ожидалось. Бригитте взяла Курта чтобы покормить его и мы увидели его снова только перед сном, когда Бригитте принесла его в кроватку. Мой отец, живший в соседней комнате, захотел прочитать ему сказку. Было интересно смотреть как Курт наблюдал за ним широко открытыми глазками.

На следующее утро я проснулся от двух сигналов мобильного телефона
8.10 утра
« Это ужасно! Тут полно снега!»
« Я хочу позвонить тебе, ты можешь говорить?»
Я знал, что это смс-откровение и что любовь моя в беде, и в большой. Я набрал его номер:
— Вы все в порядке? - спросил я
— Я нахожусь в самом худшем месте!
— Где мальчики?
— Аут, наконец. Катаются на лыжах с твоим кузеном и сексуальной инструкторшей, которая считает, что мы всего лишь "детали" и мы сейчас должны встретиться с ней и с её особым другом. Сумасшедшие женщины!
— Вы двое спорите как старая супружеская пара, - я усмехнулся и сел на кровать, - Что произошло на этот раз?
— Я был выброшен из моей постели в 6 утра!
— Ты и так, как правило просыпаешься в это время.
— Я ещё не успел выпить свой кофе, как она уже пришла. Кошмар с бронзовой медалью! У твоего кузена была идея заказать её услуги с самого утра, а не во второй половине дня. Она какая то суперзвезда Олимпийской немецкой сборной. И она была очарована нашей современной семьей нового вида. Конечно я отказался прямо там, чтобы уйти подальше от этой либеральной ведьмы. Я тут в затруднительном положении. Сейчас 8 утра, в баре нет компьютера, ничего не могу сделать, мальчики пытаются достичь какой-то баланс с этими адскими вещами, и я не могу вернуться в отель, так как они проверяют меня каждые десять минут и я машу им рукой, чтобы они чувствовали поддержку, как говорит твой кузен.
— Это всего лишь на час или два, потом они придут к тебе пить горячий шоколад и вы сможете все вернуться в отель
— Я не думал что здесь так плохо, на этих стульях мой позвоночник не выдержит!
— Конрад, потерпи ещё 36 часов
— Ночью я нашел снег в моей постели, в 2 часа ночи я позвонил в обслуживание, потому что вся постель была влажной. Ты понимаешь последствия этого не так ли? И я уверен, что это Фердинанд или Альберт научил ребят это сделать или это был твой кузен. Хотя он слишком ленив чтобы это сделать
— Конрад, мальчики имеют доступ в интернет, наверно они что нибудь там нашли, - я пытался его успокоить
— Это последний раз когда позволяю кому-нибудь заказывать мне номер совмещенный с детской. Я был дураком когда думал что с ними не будет хлопот.
— Чем тише они себя ведут- тем гаже последствия, - я рассказал ему пословицу
— Не позволяй нашему Курту расти, нам достаточно наших дикарей.
— Да, конечно, любовь моя, я люблю тебя за это
— В следующие выходные мне нужен мой мир дома- ни театров, ни кинотеатров, ни ресторанов.
— Я обещаю что мы все будем дома, - сказал я примирительно
— Может быть мы пойдем с тобой в театр, а потом ужин. Что-нибудь для взрослых. Я придумаю что-нибудь.

Я встал с кровати, умылся, побрился, оделся прежде чем разбудил Курта в 9 утра.
Мы позавтракали с Мишелем и пошли в театр-музей. Погода была хорошей. Игра была очень хороша и кукловоды показали детям как они двигали куклами. Курт был полон счастья когда мы сидели в ресторане в старой части города, очень по немецки. Мы все вместе поели и Бригитте забрала Курта в отель спать. Бригитте сказала мне что звонил Конрад удостовериться что с Куртом всё нормально и он в хороших руках. А я думаю что сам он в хороших руках Еберхарда.

« Это хуже чем чистилище! » - прочитал я СМС
« Кормлю их тортом, надеюсь что они будут тихими сейчас »- пришло второе СМС
— Всё в порядке? - спросил меня Мишель
— Да, ничего не сломали пока, - сказал я и положил телефон обратно в карман, - Конрад достаточно сильный чтобы пережить это и многое другое
— Проблема с близнецами?
— Да, небольшая проблема, слишком много Линтроффов для небольшого горнолыжного курорта- ответил я
— В этом смысле я не могу жаловаться, ты был очень послушным как Курт, и всегда оставался на месте, где бы я тебя не оставил.
— Купишь мне клубничное мороженное? - пошутил я
— Не в эту погоду- тоже пошутил он, и мы оба задумались каждый о своем

— Есть кое что, о чем я хотел бы с тобой поговорить, - сказал Мишель наконец
— Хочу ли я это услышать, Мишель?
— Ты должен. Это не касается не только тебя, это касается Курта. Это его наследие. Мы одни здесь?
— Думаю да, - ответил я уже заранее чувствуя, что не хотел бы услышать то, что он мне скажет, - Если речь пойдет о событиях 1989 года, то я не хочу об этом слышать. В самом деле, Мишель
— Давай уйдем отсюда, - сказал отец и покинул ресторан.
Черт, мне пришлось почти бежать за ним, так быстро он шел. Мы дошли до небольшого фонтана со скамейками вокруг него. Шум воды оглушал
— Ты уверен, что здесь удобно?
— Это то, что должен услышать только ты, и да, события связаны с 1989 годом.
— Забудь! - я быстро встал, но Мишель схватил меня за руку.
— Ты должен услышать всё что я должен сказать, это касается Курта, это выходит за рамки романа моего брата с твоим мужем. Мой внук имеет полное право знать свое собственное наследие. Я долго думал прежде чем решился тебе об этом рассказать.
Да, мой отец знает как сделать больно, тыкать палкой в не зажившую рану. Я молча смотрел на него.


— Я всегда держал тебя вдали от семьи, Гунтрам. Гуттенберг Саксен хорошие люди, моя мать была одна из них, но они не де Лиль. Мы- истинные потомки короля ГУНТРАМА БУРГУНДСКОГО, одного из четырёх франкских королевств. Наши предки были одними из первых вельмож Рыцарей Гроба Господня, и как таковые имеем право охранять своё сокровище - сказал мой отец, как будто это самая простая вещь в мире, я уставился на него.
— Мой дед был Виконтом, - сказал я, - Династия Меровингов закончилась в VIII веке, или около того.
— Наследники мужского пола были убиты, это правда, но наша линия идет от дочери Гунтрама Бургундского, Клотильды, его единственно выживший ребенок . Салический закон не позволил ей стать преемницей и получить земли отца, она получила только хорошее приданое, но в нас течёт королевская кровь!

Как сказал мой отец, Меровинги были известны с самого рождения, не было никакой церемонии инвеституры или воззвания. Люди и дворяне считали, что нашей крови было достаточно, чтобы править.
Говорят что Меровей, Король Франс I, имел двух отцов, когда его мать была беременной она столкнулась с морским монстром Квинотавром (Quinotauror) и он оплодотворил её ещё раз. С тех пор Меровинги обладали пророчествами и инстинктами, что бы знать что лучше для их народа, они так же считали что их сила в их волосах.
— Ты собираешься читать мне книгу Дэна Брауна? - спросил я недоверчиво
— Нет, эту книгу я не читал ради Бога, это ложь.
— Таким образом мы не дети Иисуса и Марии Магдалины?
— Нет. Это нелепо. Богохульство даже.

Я был потрясен. И что?

— Помимо этой легенды нет ничего необычного для нас. Логичней предположить что, королева была изнасилована врагом своего мужа, а позже это изнасилование превращается в легенду. Меровей был невероятным генералом римской армии, - он говорил так безобидно, но теперь я знаю что он имел в виду
— И что?
— Кое что попало в наши руки из за того кем мы были до первого крестового похода. Нет других оснований полагать как это случилось и что они делали. Это Божественное предзнаменование. Этого хотел Господь. Наша семья хранила эту реликвию. Она передавалась из поколения в поколение. Эта реликвия находилась вместе с несколькими семейными документами, которые подтверждают наше происхождение. Некоторые из них были подлинными, некоторые другие предназначались для другой цели, которых не существует больше.
— То о чем ты говоришь, не имеет смысла, отец
— Нам надо вернуть эту вещь. Она является наследием твоего сына. Она принадлежит ему одному.
— Что конкретно? Какая вещь? Свитки, бумаги, печати?
— Чаша.
— Чашка?!
— Она больше похожа на бокал. Первоначально она была сделана из оникса, греко-римские миски склеенные вместе. Я не уверен что они были использованы по отдельности и позже склеены вместе. Её вывез из Каира наш предок Гийом де Сен-Сир и доставил в Труа в 1066 году. Чаша была немного раздроблена, но лучшими ювелирами использовавшими драгоценные камни, она была восстановлена.

Я был рад что у меня дефибриллятор и кардиостимулятор. Я долго смотрел на своего отца

— Это правда? - я с трудом сглотнул
— Может быть. Мы считаем что да. Радиоуглеродные испытания доказывают, что объект является ровесником нашего Господа на земле. Существует так же небольшой лубок, на котором написано "Josebas сын Мэрианн", который находился внутри египетского деревянного ящика, где он хранился. Некоторые люди полагали что это является доказательством нашей королевской крови, но может быть Гийом положил его туда без каких либо других намерений.
Он любил арабскую культуру, хотя эта запись была на арамейском языке. Часть которой подлинна.
Как ты знаешь, история Святого Грааля не вписывается в христианские традиции до 11 века. Не было никак существенных напоминаний об этой реликвии, и мы подумали что объект попал в руки еретиков после уничтожения церкви Гроба Господня в 1009 году в Аль-Хаким.

Гийом, который совершил паломничество в Египет, пытаясь добраться до Иерусалима в 1060 году из церкви которая в последствии была восстановлена в 1048 году Императором Константином 9, тогда не было проблем между христианами и мусульманами. В Аль- Кахире Гийом остался жить три четыре года. Там он подружился с визирем халифа Фатимида. Визирь был восхищен способностью Гийома предвидеть будущее, хотя он был очень молод.
Когда Гийом почувствовал что пришло время продолжить паломничество, визирь дал ему чашку как сувенир, сказав что она была украдена во время грабежа Гроба Господня. Тогда Гийом решил не идти в Иерусалим и вернулся во Францию, в Труа. Он покинул Францию в 14 лет, а вернулся в 30 и сразу поступил в бенедиктинский орден в аббатстве Лорш, после принятия он назвал ребенка своего младшего брата в качестве своего приемника.
— Разве этот визирь сказал что это чаша нашего Господа?- спросил я, но отец проигнорировал мой вопрос, продолжая свой рассказ
— Были некоторые документы найденные в аббатстве Лорш, в которых Гийом описывается как потомок Графа Меровей и единственной истинной крови, которая достойна нашего Господа, покорным слугой и посланником. Пергамент был непомерно дорогим в то время и тем не менее монахи описали ту историю на пергаменте и кубок привезенный был передан как величайшее сокровище. Вся история о Святом Граале начинается с тех времен. Рим никогда не принимал его существование, официально конечно. Parzifal был связан с графом Тулузским, как Вольфрам фон Эшенбах написано под его руководством. Я думаю что это кто то из нашей семьи написал историю или даже продиктовал отдельные его части.
Мы знаем что Каролинги взяли нашу корону и они не что иное как узурпировали законных королей названных в честь Франции. Таким образом только королевская кровь Меровингов и Гийом имеют право найти свою чашу и вернуть своему народу.

Если Карл Великий является узурпатором, моему отцу место среди Бурбонов? Не был ли он в мае 68? И где наследие французской революции было в тот момент?

— Где..., - у меня язык не повернулся сказать Святой Грааль, - Кубок?
— У Линтроффа
— Чтооооо??? Ты потерял его?- прошипел я яростно
— Я выменял его на твою жизнь
Я посмотрел с ужасом на него
— Я сказал ему где она была спрятана. В Труа, откуда всё началось. Гийом прятал её там в течении некоторого времени, после того как его приемный сын перевёз её в Тулузу. Реликвия была спрятана в Сент- Сернер с 1096 по 1530. После того как гугеноты затеяли войну, семья вынуждена была бежать в Пуатье и с тех пор она находилась там.

Боже мой! А это действительно Жером ле Руж???

— Как ты мог торговать Святым Граалем?- разозлился я
— После того как твой дед и дядя Паскаль были убиты, я понимал что ты остался последним из де Лилей, я пошел к Линтроффу и предложил ему тебя, чтобы мы могли уладить старые счёты между Линтроффами и де Лилями. Обе наши семьи были в ссоре за господство начиная с 18 века. Для нас род Линтроффов не значил ничего, кроме нескольких ссылок принадлежности к Тевтонскому ордену, в то время как мы, были истинным мозгом рыцарей Гроба Господня. Линтроффы первые организовали Орден и у них было много денег. Хотя у нас был один из старейших родов в Европе, наша роль в качестве хранителей Святого Грааля помешала нам иметь земные блага, не позволяла вступать в брак с низшим сословием, или участвовать в суде, большинство из нашего рода ушли в монастырь, чтобы избежать тупую жизнь в провинции вдали от двора.
Но все изменилось когда мой отец вступил в должность в качестве главы семьи. Мы пошли далеко в банковском деле. Мы хотели увеличить свою власть в Ордене, мы поддерживали финансирование некоторых людей. Эта стратегия помогла нам получить большую поддержку внутри Ордена и к 1987 году мы были уверены, что сможем свергнуть власть Линтроффов. Мы ошиблись. Нет необходимости рассказывать что произошло в 1989 году, Гунтрам, ты об этом знаешь. Знай, что я пошел в дом к Линтроффу чтобы предложить тебя в качестве подопечного и свою жизнь, чтобы спасти твою. Фон-Кляйст присутствовал при этом.

— Фердинанд присутствовал при этом?- почему он всегда в центре всего и никто не знает об этом.
— Да, он был там. Ни один договор не является действительным без свидетелей. Я дал ему письмо, которое ты читал и некоторые документы. Это был единственный способ убедить его что мои намерения честны. Я знал, что Линтрофф не тронет даже волос на твоей голове, если я буду честен с ним.
— А ты был честен?
— Когда Фон-Кляйст вышел из комнаты, я предложил Линтрофу документы, которые использовала моя семья чтобы доказать свою родословную и предполагаемую связь с Иисусом Христом. Я знаю что он хранит это всё в одном из своих хранилищ. Я уверен, что он никогда не уничтожил бы это. Он никогда и никому не дает второй шанс. Меня чуть не хватил удар, когда он назвал тебя своим Консортом. Линтрофф не хотел чтобы Фон-Кляйст знал о документах. Лишь немногие знали об этом, только старые члены Ордена. Линтрофф хотел чтобы я отдал ему документы и чашу, но я отдал ему только документы.
— Тогда где чаша сейчас?
— Я сказал ему где она была спрятана. Хотя у меня не было намерения это делать.
— Тогда почему сказал?
— Мы заключили договор, но я не был уверен что он выполнит его. Я думал что меня убьют, уходя из его кабинета. Я знаю что я предал Господа и он больше не будет хранить меня. Я не мог позволить чтобы реликвия была потеряна, потому что никто кроме меня не знал где она находится. В некотором смысле я доверил Линтроффу, чтобы держать её в безопасности. Когда я вернулся из Перу в 1995 году, склеп, где была спрятана реликвия был разрушен и коробка с чашей исчезла. Я уверен что Линтрофф забрал её. Он должен вернуть её. Он не имеет право на эту реликвию.
— Ты хочешь сказать, что Конрад... украл Святой Грааль?
— Он не должен был забирать её оттуда. Я сказал ему где она лежит, но он не имел права прикасаться к ней.
— А как насчёт кого то другого? Рейдеров например?
— Это маленькая часовенка, там нет ничего ценного. Гробница была взломана в 1990 году.
— Ты потерял Святой Грааль и хочешь обвинить в этом Конрада?
— Гунтрам, ты должен вернуть реликвию!
— Отлично! Я должен убирать за вами?
— Нет. Ты должен это сделать ради своего сына?
— У тебя нет стыда!
— Когда я смотрю на тебя, я вспоминаю маленького мальчика каким ты был, а не тем, кем ты стал!
— А кто в этом виноват?.... Что я должен делать?
— Ты должен убедить Линтроффа вернуть чашу!
— Что заставляет тебя думать что она у Линтроффа?
— Спроси его. Он же обещал тебе не лгать больше.
— Ты поверишь ему, если он скажет что её у него нет?
— Я считаю что мой законный зять не будет лгать или красть наследство своего собственного приемного сына.
— Хорошо, я спрошу его, - сказал я с неохотой.
— Гунтрам, когда ты увидишь этот кубок, ты поймешь, что всё что я сказал тебе было правдой.
— При всём уважении, Мишель, независимо от того что вы тут наговорили об этой чаше, это тоже может быть ложью. Я не сомневаюсь в существовании Святого Грааля, но что то мне не верится что предок, который более чем тридцать поколений назад отправился в Египет и получил её в подарок. И ещё не верится что род де Лиль не был запущен в Ватикан, чтобы занять трон Святого Петра!
— Если это не подлинник, то Линтрофф должен отдать тебе это, зачем ему эти древности?
— Если у него ещё это есть. Где она хранилась?
— В Труа. В этой церкви была крещена твоя мать, до того как мы поженились. Под алтарём часовни Св.Сернен . В Сент-Мадлен.
— У вас забавное чувство юмора. Сент-Мадлен
Сказать что я был ошеломлен, когда мы вернулись в отель, ничего не сказать. Я вернулся, когда Курт пил чай с тортом.


«Мои мысли крутились вокруг этого Гийома де Сен-Сира. Что он делал в Египте, если Иерусалим был совсем в другом направлении? Что он делал с этим визирем, если со всех ног поспешил в монастырь? Грешки замаливать? За что он получил такой подарок? Логичным было обменять его на что-то более важное, учитывая любовь церкви к реликвиям.
Но как говорит Кант- Если ты солгал один раз, значит лжёшь во всем. Моя семья могла сочинить эту историю.
Что я скажу Конраду? Как спрошу об этом? Привет, любимый, у тебя случайно не спрятана Чаша Грааля в твоих хранилищах? Папа говорит что ты её украл.
Я не могу игнорировать это, потому что это касается моего сына. Но я не верю ни единому слову Мишеля.
История Святого Грааля никогда не была принята Церковью.
Так много пап не могли быть неправильными.
Черт, я уже говорю как Фридрих.»
****************************************
Конец 2 главы 3 книги

02:11 

Заместитель-3 (перевод)

Жизнь прекрасна!
3 книга 1 глава
10 декабря 2013 года
Буэнос-Айрес

***************************

Госпожа Фернандес Прието была более чем счастлива, когда на руке мужчины сидящего рядом, зазвонили часы фирмы Вашерон. На часах было 5 часов. Урок закончен. Ей нужно было спешить на другие уроки которые она давала англоязычным руководителям компаний.
— В это же время завтра днем, господин Арсеньев?- человек только кивнул, ведя её к выходу из своих роскошных апартаментов отеля, где он остановился два месяца назад.
— Да, конечно. Спасибо, мадам за потраченное ваше время- сказал он слегка наклонив голову и она пала под обоянием его темных глаз
Из боковой двери, тихо постучав, вышла женщина лет тридцати с белокурым, годовалым и очень красивым ребенком на руках. Она что то сказала по французски и передала ребенка мужчине. Как интересно, ребенок белокурый, а мужчина темный и совершенно не похож на него. Боже мой! Кто теперь нанимает французскую няню в Аргентине?. Она протянула руку приласкать ребенка, улыбнулась еще раз на прощание и бросилась прочь.
— Вы возьмете ребенка сейчас, господин Арсеньев?
— Нет, у меня ещё есть дела, возьмите его в парк после чая. Сегодня не очень жарко.
— Я вернусь и вечером расскажу тебе сказку, мой Костя- Константин поцеловал ребенка в белокурую головку и нянька унесла его прочь.

Стоя один в гостиной Константин взглянул на часы, до следующей встречи с агентом по недвижимости оставалось полтора часа, более чем достаточно чтобы сходить в табачный магазин и купить свои любимые черные сигареты. Погода была слишком жаркой, пройтись пешком это удачный способ развеять скуку. Он спустился на лифте в холл, одел очки и швейцар тут же открыл перед ним дверь. В некотором смысле он любил старомодные манеры Буэнос-Айреса, они напоминали ему Париж, где он жил ребенком с мамой. Липкая жара накрыла его, как только он сделал пару шагов от двери. Быстро пересекая улицу, Константин нашёл убежище в тени большого дерева площади Сан-Мартин. Упавшие весенние цветы образовали густую гниющую аморфную массу.
«Ну и лето здесь...»- подумал Константин с отвращением
Он пошел вверх по склону в направлении Калле Флорида, предпочитая сделать крюк чем идти по солнечной стороне. Константин остановился у кожаного магазина, он задыхался от влажного воздуха.
— Вердес? Зелень?- мужчина в костюме прошептал ему на ухо и Константин отрицательно покачал головой. У него не было необходимости в покупке или продаже долларов. Он был более чем шокирован, когда в первый раз, один из местных жителей предложил ему «»зелень». Это послужило тому чтобы начать брать уроки испанского языка.
Скука преследовала его сознание и два вопроса которые сверлили его мозг.
«ЧТО ПОШЛО НЕ ТАК? В ЧЕМ БЫЛА МОЯ ОШИБКА?»
Эти вопросы не давали ему покоя ни днем ни ночью. И вот они снова в его мозгу.
«Что пошло не так? Где была моя ошибка?»

Он шёл по пешеходной улице, и воспоминания о счастливом времени проведенном с Гунтрамом, пронзили его сердце. Светло голубые глаза, которые улыбались ему, прежде чем они заблудились в высоких камышах вдоль реки Оби или бесконечных пастбищах неба. Несмотря на то что Гунтрам был иностранец, он действительно понял русскую душу и любил его. Он не судил и не просил ничего взамен, просто любил. Из за суровых климатических условий он не любил Россию.
«Его робкие улыбки, и то как он целовал меня не могут быть поддельными. Константин очень хорошо знал, когда Гунтрам лгал ему. Он действительно любил его, после того как обида после похищения прошла, или после операции, или после рождения Конора. Любить было не просто, но это стоило того. Несмотря на то что он болен, я люблю его как прежде. Я дал ему здоровье, наш Конор научил его быть настоящим художником. И тем не менее он убежал от меня при первой же неприятности.»
«Почему он всегда бежит к Линтроффу? Он убил всю его семью. Вырвал из привычной жизни. Превратил его жизнь в сущий ад, когда женился на этой шлюхе. И всё же он всегда бежит к нему.»
«Что пошло не так? Где была моя ошибка?»
«Он не мог его любить так сильно как он говорил.
Мы идеально подходили друг к другу, но как только он видит меня, он бежит от меня так быстро как только может
Чего он боялся? Создавать? Увидеть себя тем, кем он на самом деле был, а не идеальной куклой, которую он показывал другим?»

Константин остановился на светофоре, чтобы пересечь Авенида Кордова и укрыться в прохладе торгового центра. Он открыл тяжелую прозрачную дверь, поднялся на эскалаторе на последний этаж в табачный магазин. Продавщица приветствовала его по имени и подобострастно улыбнулась ему, заранее зная зачем он пришел.
— Боюсь что из за новых законов импорта мы не смогли получить ваш точный бренд, господин Арсеньев,- сказала она доставая коробку
— Я разочарован, миссис Аданез, - холодно сказал Константин
— Вот это такой же бренд, только немного другой, - сказала она широко улыбаясь, показывая ему кремовую коробку
— Я заказывал черные русские, - ответил со злостью Константин
— Мы сделали всё возможное чтобы получить их, но правительство закрыла ввоз импорта на прошлой неделе. Эти почти то же самое, табак производится в Украине
— Действительно?- ухмыльнулся Константин, - Я понимаю что это дружественная страна, но я предпочитаю русский взгляд на вещи и порядочность
— Почему? - спросила она невежественно, чувствуя смертельный взгляд обычно доброго человека.
Константин больше не тратил своё время столь тривиально. Его пальцы быстро вскрыли обёртку блока сигарет, вытащил одну из десяти пачек, открыл её и показал продавщице
— Ооо! - в пачке лежали сигареты почти всех цветов радуги- розовые, желтые и золотистые
— Какую по вашему мнению мне взять, розовую или желтую- она принесла свои извинения
— Я позову своего мужа, - сказала она и быстро выбежала
Владелец магазина был похож на круглого жука, он принес свои извинения, и сказал что он не был хорошо знаком с этим брендом и может в замен предложить ему Беломор канал или Данхил
— Беломор канал- это самый быстрый способ умереть, - ответил Константин мрачно и протянул ему свою карточку
— Отправьте сигареты в мой отель
— Сразу же сэр- ответил владелец
Желание закурить накрыло Константина сразу как только он вышел из магазина. Он захотел пойти в ресторанчик где курение было разрешено, он терпеть не мог ограничение в курении. Он почувствовал себя побитой собакой. Константин сделал два глубоких вздоха, чтобы успокоиться и решил зайти в художественную галерею, которая была по пути. Возможно Маршан что нибудь нашёл для него. Войдя в галерею он сразу же прошел смотреть коллективную выставку. Увидев его, секретарь сразу же побежал искать владельца галереи.
Всё казалось тусклым и безжизненным. Он засмотрелся на одну абстрактную композицию, которая напомнила ему одну из работ Гунтрама сделанную углем, когда он был в трансе .
— У меня для вас отличная новость, господин Арсеньев- сказал радостно Моршан- Это тот художник, работы которого вы просили меня найти, - сказал он прижимая к груди папку с эскизами, - Кажется он жил в Аргентине некоторое время. Я нашел серию его рисунков сделанных в молодости. Владелец, очаровательная дама, хотела бы продать их.
Константин последовал за ним в кабинет, где тот разложил пять эскизов сделанных карандашом и чернилами
— Как вы видите техника фантастическая. Я понимаю, что ему не было и восемнадцати лет, когда он рисовал их. Здесь везде живописание Аргентинской местности. Жаль что он больше не рисует. Я понимаю, что эскизы в масле стоят дороже.
Константин медленно обошел стол глядя на эскизы. Нет сомнений что это ранние работы Гунтрама. Два пейзажа, два портрета соотечественников и красивый рисунок, красно коричневой птицы.
Он вспомнил образ мирного мальчика рисующего под большим деревом Омбю. Константин влюбился в него с первого взгляда. Он сходил с ума от красоты Гунтрама в то время. Он выглядел эфирным и человечным одновременно. Ничто не могло коснуться его, он делал простые вещи красивыми. Константин тоже хотел найти магию в простых вещах.
Как он ненавидел Линтроффа за всю ложь, которую он сказал ему о нем.
Он отравил его разум против него. Он сделал из него няньку, когда он мог быть больше чем Микеланджело!
Только за это Линтрофф должен умереть мучительной смертью!
— Нет, это очень незрелые работы, я предпочитаю более поздние его работы, - сказал Константин и сделал два шага от стола
— Я понимаю, сэр, но это всё работы, что я нашёл этого художника. Женщина которая владеет ими не хочет расставаться с ними.
— Я понимаю, - передразнил его Константин.
— Я считаю что десять тысяч долларов подходящая цена, сэр
— Рисунки хороши, но не настолько необычны для этой цены, к тому же не в моем вкусе, - сказал Константин, но блестящий черный взгляд птицы опять привлёк его внимание
— Существует ли действительно такая птица?
— Да, конечно, это хорнеро, наша национальная птица. На дереве вы сможете увидеть её гнездо сделанное из глины.
— Из глины?- удивился Константин
— Да, эти птицы инженеры-строители. Может вы купите этот эскиз?
Константин вспомнил изношенный маленький ноутбук Гунтрама, который он забыл и который теперь хранится в сейфе в Женеве. В нем было много рисунков птиц
— Да, возможно эта птица будет хорошо смотреться в спальне моего сына, - сказал Константин, - предложите владельцу две тысячи долларов плюс ваши расходы.

Выйдя опять в жару Константин отправился в отель. У него было ещё пол часа до встречи с красивой, элегантной женщиной, агентом по недвижимости, и только её элегантность и хорошие манеры помешали Константину поменять её, поскольку она предлагала ему те варианты, которые его не устраивали.
На минуту, Константин задался вопросом, почему на улицах было так пусто. Обычно в час пик, люди из офисов толпой шли к железнодорожной станции сшибая по пути всех туристов. Константин остановился у кафе и увидел как толпа людей, буквально прилипла к экрану огромного телевизора. Они не были очарованы футбольным матчем, они смотрели как хулиганы и борцы за свободу сжигали всё на своем пути, как горят супермаркеты, машины, дома...
«Опять!?»- подумал Константин, и все части мозаики встали на своё место. Отсутствие долларов, инфляция, дефицит, отключение энергии. И тот факт, что в отеле никто не заказывал большие люксы. Когда он оплатил отель за три месяца, время, за которое он должен был купить себе подходящий дом, менеджер даже закатил глаза.
— Ну, на этот раз вы не сможете свалить всё на Линтроффа, это всё дела ваших рук. Он увидел и почувствовал страх на лицах людей. Поспешив в отель он прошел прямо в бар.

В баре была та же картина. Большой экран телевизора висящий на стене и люди смотревшие на экран.
К нему подошел официант и он заказал не глядя в меню
— Чорипан!
— Простите, сэр?- официант был потрясен
— Чоризо кон пан!- повторил Константин- и официант пришёл в ярость, его черные глаза метали молнии и не предвещали ничего хорошего.
Через две минуты прибежал метрдотель. Очевидно богатый, элегантный француз совершил ошибку и он должен помочь ему. Это было немыслимо, чтобы человек, который знал а ля карт де Винз, путешествующий с двумя нянями, использующий лакеев и шоферов отеля мог этого не знать
— Чорипан! -повторил Константин
— Сударь, сегодня похороны Нельсона Манделы. Администрация отеля надеется что наши уважаемые гости не должны пропустить этот исторический момент. Президент Обама обратится к миру в ближайшее время- лепетал мэтр.
— Ах! В таком случае что вы можете предложить мне чтобы сопровождать такое трагическое событие?
Мэтр сделал несколько предложений и Константин выбрал белое вино и несколько закусок, поскольку в качестве его гостя явиться дама.
«Этот человек привел страну в упадок, фактически уничтожил её и всё же эти обезьяны плачут по нему.»

«Почему всё обернулось так хорошо для него и так плохо для меня?»

Константин сидел на диване, наблюдая за реакцией людей. Все они смотрели на экран и видно было что они сочувствуют африканцам.
«Аргентинцы поубивали бы друг друга за кусок хлеба не испытывая ничего к собственному народу. За то рыдали по африканскому террористу-президенту. Почему?»
Масса взревела, когда Обама занял позицию и начал говорить
« Ах! Нобелевская премия! с двумя войнами и правовой центр пыток- подумал Константин- Они его любят за то что он наполовину чёрный, или потому что он говорит то, что они хотят услышать? Константин не понимал эту коллективную лоботомию. Они ничего никогда не получали ни от Обамы ни от Манделы. Почему?»

— Мне очень жаль что я так опоздала, Франсуа, - высокая элегантная дама поздоровалась с ним и он тут же поднялся приветствуя её.
— Я извиняюсь заранее что встречаю вас здесь, в таких условиях, - сказал Константин, подвигая ей стул, увидел что она так же заворожено смотрела на экран.
— Какая прекрасная идея- сказала она и он увидел, что она далеко отсюда в мыслях
Подавив вздох Константин позволил ей наслаждаться церемонией.

«Почему Гунтрам так боится меня? Нет, он не боялся меня после операции и когда родился Конор. Что то было ещё, что заставило его изменить свое мнение.»

«Он не боялся и доверял Диме, который мог взорвать детский сад без единого сожаления, но до ужаса боялся безобидных бомжей или тех двух футбольных хулиганов, от которых он пришёл в дикий ужас.»

«Павичевич добрый человек, а я чудовище, я не сжигал деревню вместе с людьми никогда и не рвал людей на части.
Он был в ужасе что что-то может случится с нашим Конором. Бедняжка был настолько сумасшедшим, что продавал себя за несколько вещей для ребенка. По крайней мере это научило его быть немного жестоким и научило его заботится о ребенке. Иначе до сих пор бы плакал своими анютиными глазками на моем плече или плече Линтроффа. Я очень рад что он узнал что за всё надо платить в этой жизни.»

«Я знаю что он всегда был шизофреником, но с тех пор как Массаев стал пичкать его своими «лекарствами», он был прекрасен и более творческим чем когда либо. Массаев заботился об этом и между ними было понимание.
Пусть теперь его любит Линтрофф. Его склепу нужно пополнение.

«Что же пошло не так? Где была моя ошибка?»

Едва сдержанный хнык привлёк его внимание, Константин предложил ей платок и она приняла его.
— Вы когда-нибудь встречались с ним?, -спросил Константин с ложным состраданием
— Я?...Нет, никогда, - она была шокирована вопросом, - Обама такой замечательный человек, - потребовалось большое усилия для Константина чтобы держать серьезное лицо
— Почему вы так переживаете? Он был великим человеком, но насколько я знаю Южная Африка почти не вела никаких коммерческих сделок с Аргентиной
— Как можно не любить человека, который научил нас силе прощения и любви? У меня есть хорошее предложение для вас, Франсуа. Владелец этого дома, - она показала ему фото в телефоне, - В спешке продает его, хочет уехать в штаты. Очень красивый дом, сад спускающийся к реке.
Константин бросил взгляд на фото, неоклассический замок Пети, построенный в середине сад очень понравился ему.
— Когда он был построен?
— В начале прошлого века. Дом в хорошем состоянии, только потребуется небольшой ремонт
— Действительно хороший дом
— Да, думаю вашему сыну очень понравится сад
— Почему он хочет продать его?
— Они хотят переехать в Майами, Флориду. Они предпочли бы компенсацию чтобы сделать оффшор.
— Я не хочу никаких незаконных сделок, - строго сказал Константин, - Я заплачу точную сумму в песо, то что они заявят в долларах. Я не пойду против законов этой страны, вы знаете, это мои условия.
— Мы все получим хорошую сумму, если пойдем на их условия.
— Есть закон против контрабанды денег, укрывательство от налогов. Скажите владельцу я не согласен на его условия.
— Франсуа, мы не во Франции!- умоляла она его- мы не собираемся укрывать налоги, только деньги через оффшор
— Констанца, дорогая, поищите мне что то другое..
— Это лучшее предложение
— Констанца, владелец бежит из страны, но он опоздал. Пусть не думает что я слепой, я не буду участвовать в его афере

«Что я сделал не так? В чем была моя ошибка?»

««Никогда не имело значение с кем я делал и что я делал. Речь шла о том КАК я это делал! Откровение осенило Константина!
Да, это было ТО что пошло не так. МЕТОД! А не цели или инструменты.
Линтрофф был не лучше меня, похитил, насиловал, избивал и угрожал Гунтраму больше чем я. Кто лучше? Тот кто стирает город с лица земли или берет его без единого выстрела?»»
Впервые за несколько месяцев Константин улыбнулся.
Он получил ответ эти два вопроса! Теперь он восстановит всё что потерял!
— Констанца, попросите владельца виллы Пунта-дель-Эсте, что я хочу снять его виллу начиная со следующей недели и продолжительностью на год или два.
— Владелец сдает виллу только на праздники, он не заинтересован в длительной аренде. И стоимость аренды в месяц 25 тысяч!
— Тогда я подыщу себе что то в Уругвае. Правовая база страны там более устойчивая. Я сам займусь этим.

«««НЕНАСИЛИЕ- вот ответ!!!»»»
*************************************
Конец 1 главы 3 книги

02:10 

Заместитель-2 (перевод)

Жизнь прекрасна!
2 книга 6 часть 31 глава
3 июля 2012 года
Цюрих.

******************************

На цыпочках Конрад вошел в свою комнату перед спальней. Он положил свой портфель на стол и покрутил шеей, пытаясь снять напряжение. Если я такой уставший после работы в пятьдесят пять, страшно подумать что будет в шестьдесят пять, подумал он. Один бандит в опале с утра устраивает заговор против моего кузена, второй бандит после обеда выставляет ультиматум, у меня такое чувство, что я пробежал марафон в цепях. Десять лет назад это был бы просто скучный день.

Очень осторожно, чтобы не разбудить Гунтрама в два часа ночи он открыл дверь в спальню, и обнаружил что он сидит на кровати прислонившись к спинке изголовья и и работает над эскизом на деревянной приставке.
«В первый раз я вижу его рисующим с тех пор как он вернулся. Пожалуйста, Господи, пусть это будет посттравматическое стрессовое расстройство, как говорит Горан и врач», молился он Богу.
Он наклонился над кроватью и поцеловал Гунтрама в лоб, наблюдая с улыбкой как он пальцем смешивает два оттенка.
— Эй! Не думай что я не вижу что ты устал как после марафона, - пошутил Гунтрам, и Конрад шокировано посмотрел на него, но быстро спрятал своё удивление.
— У нас была оргия в зале заседаний. Представь себе, Фердинанда, Майкла Дахлера, Адольфа цу Ловенштайн и Альберта на видео-конференции вместе с девятью или десятью сподвижниками и грудой сухих бутербродов.
— И не было горячих секретарей вокруг?.
— Они ушли домой в 5 вечера, Майкл был единственный кто мог понять копировальный автомат,- пошутил Конрад
— Ты поужинал?
— Немного, но я выживу. Ты сегодня лучше выглядишь, котёнок, - мягко добавил он
— Немного лучше, ты прав, Конрад
— Я всегда прав, проблема заключается в том, что люди не видят этого, - сказал Конрад очень серьёзно, и Гунтрам засмеялся
— Допустим, ты прав на девяносто два процента, - заметил он с улыбкой и нежно поцеловал его в губы
— Я хочу иметь это заявление в письменной форме.
— Ты хочешь поместить его в рамку и повесить в кабинете?
— Это хорошая идея. Ты совершенно прав, Маус, - сказал он шутя изображая высокомерность
— Я думаю у меня найдётся кое что получше для твоего кабинета.
— О, да? И что же это?- спросил Конрад, взял пижаму из под подушки начал переодеваться.
Гунтрам собрал карандаши разбросанные повсюду на дамасском покрывале, убрал их в пенал и сложил эскизы в большую папку.
Скользнув под одеяло Конрад прижал Гунтрама к себе
— Я хотел подарить тебе это на Рождество.
— Почему так поздно? У меня скоро день рождения.
— В ноябре, я помню.
— Я хочу что-нибудь получше чем галстук.
— Я думаю о книге, - сказал Гунтрам серьёзно и Конрад скривился, - Сегодня вечером придя домой, я увидел играющих мальчиков и подумал, что у нас нет портрета, где они вместе, трое..- сказал Гунтрам застенчиво, - Я сделал несколько эскизов, хочешь взглянуть?
Конрад выхватил эскизы из его пальцев и стал жадно смотреть их игнорируя нервные комментарии Гунтрама своих рисунков

«Когда он научился так рисовать? Он и раньше рисовал чудесно, но теперь каждая линия имела свою жизнь»- задался вопросом Конрад- он смотрел на короткие простые линии, которые говорили ему гораздо больше чем было нарисовано на бумаге.
— Восхитительно! Как здорово отражена личность каждого мальчика на бумаге, - прошептал со страхом Конрад, - А вот этот мне нравится больше всех, - сказал он указывая на один эскиз, где Клаус держал Курта, а Карл показывал ему книгу объясняя цифры.
— Она почти такая же как та, которую ты всегда любил.
— Я человек с сильными убеждениями, Маус, - объявил он с гордостью, - Мне нравится эта- повторил он ещё раз и улыбнулся, - Мне кажется, я мечтал об этой картине прежде чем я увидел эскиз - сказал он
«Этот мир не так прост как я думал»- подумал Конрад
— Я не понимаю тебя, Конрад...
— Ничего, не обращай внимание, но пожалуйста, сделай это для меня, - Гунтрам поцеловал его
— Хорошо. Ты был прав, сказав что мне нужно выходить на улицу. Когда я вернулся домой мне очень захотелось рисовать. Что бы ни случилось, не смотря ни на что я не должен скрываться всю оставшуюся жизнь.

Конрад смотрел на него и чувство вины медленно разъедало его сердце.
— Маус, есть кое что, что я должен рассказать тебе, и прошу не сердись на меня сильно, - сказал он медленно, - Я не хочу больше скрывать от тебя ничего и ты имеешь полное право знать это.
— Что ты сделал в этот раз?
— Где твои таблетки?
— В тумбочке, - сказал с ужасом Гунтрам, - но мне они больше не нужны.
— Сегодня утром мне позвонил Репин на мобильный телефон, - сказал Конрад и с тревогой посмотрел на реакцию Гунтрама, его взгляд был холодным, - С тобой всё в порядке?
— Что он сказал?
— Он предложил мне перемирие между нами. Он оставляет тебя в покое, а я прекращаю охоту за ним, - сказал Конрад
— А как насчёт Курта?
— Он оставляет его тебе. Он хочет перемирия на некоторое время, - сказал Конрад не дрогнув, не нужно Гунтраму знать больше, это сделает его жизнь несчастной, как этого хочет Репин, - Я согласился на его предложение.
— Какое? Тебе нельзя идти с ним на сделки! Он атакует тебя в ту же минуту как восстановит свою власть!
— Может быть. Но как ты говоришь, не имеет смысла запирать тебя и мальчиков дома на всю оставшуюся жизнь. Горан согласен со мной. Нам всем нужна передышка.
— Он вернётся. Разве ты не видишь что он на два шага впереди.
— Он был на два шага впереди, потому что мы были разделены и он настраивал нас друг на друга, надеюсь этого не повторится, Гунтрам.
— Это больше не повторится, Конрад, я усвоил урок, - прошептал Гунтрам
— Мы будем ссориться в будущем, но должны обещать обо всем рассказывать друг другу, мы должны с тобой представлять единый фронт,- серьёзно сказал Конрад
— То же самое ты сказал мне, когда мы впервые встретились
— Я был идиотом устанавливая эти правила, не доверяя здравому смыслу.
— Это я был идиотом, что не слушал тебя
— Репин как лиса с виноградом из той старой басни, ты помнишь ту басню? Она не могла дотянуться до них и...
— Говорит, что такой зелёный виноград не стоит её нежного нёба,- Гунтрам закончил фразу и обнял Конрада
— Он сказал мне что ты ему больше не нужен
— Да, он говорил мне это много раз
— Мы знаем друг друга уже более двадцати лет и Репин знает как выбрать поле сражения. Ты не увеличил сумму неприятностей в уравнении. Он только искал элегантный выход из положения.
— Конрад, не доверяй ему, - вяло протестовал Гунтрам, но решил следовать тактике Конрада
— Я не доверяю ему. Я доверяю его гедонизму. Это основная движущая сила его действий. Ты просто стал дорогой диверсией для него, Маус . Если Репин захочет причинить нам неприятности, он сделает это, хотим мы этого или нет. В настоящее время я ничего не могу сделать и я ненавижу несправедливость всей ситуации. Но нет ничего что я мог бы сделать не рискуя тобой и мальчиками.
— Ты прав Конрад - он поцеловал его чтобы доказать свои слова, - Константин больше не хочет меня, я удивляюсь почему ты принял меня - сказал он с грустью
— Потому что я люблю тебя и знаю что лучше тебя для меня никого нет. Бог искушал нас и мы прошли его испытания. Ты не представляешь, как я мечтал держать тебя в своих объятиях, я мечтал прийти домой и чтобы ты встречал меня с улыбкой, целовал меня прижимал к себе как сейчас.
— Как плюшевого мишку...
— Сегодня пришли несколько моих партнеров, Маус, они хотят как можно скорее избавиться от Георга и вернуть мне титул Hochmeister. Предложили мне свои голоса, чтобы удалить его в следующее Рождество. Я выслушал их.
— Что ты им сказал?- спросил со страхом Гунтрам
— Что я ухожу в отпуск на неделю и отвечу после возвращения. В сентябре, - ответил Конрад, мысленно увеличивая свой отпуск на месяц вместо недели, - Я хочу удивить их, по возвращении и предложить кандидатуру Горана, в качестве временного Hochmeistera. Я хочу провести это время с тобой. Мы будем вместе, путешествовать, просто хочу побыть только с тобой и нашими мальчиками. Вернувшись в офис я опять буду втянут в глубокие воды рутины. Проблема заключается в том, захочет ли Горан эту работу. Он знает какое это дерьмо.
— Горан превосходный стратег и хорошо разбирается в людях, - мягко сказал Гунтрам- Но он ничего не знает о финансах.
— Я прекрасно это знаю. Я останусь в Совете и буду помогать ему. Я тихонько прозондировал Альберта, хочет ли он это тяжелое бремя для Армина. Я конечно не хочу навязывать это любому из наших мальчиков, если они сами захотят, они должны бороться за это.
— А если люди скажут что это один из твоих маневров, Конрад? Подумают что Горан всего лишь кукловод в твоей схеме и будут игнорировать его приказы?
— Горан моя кукла?- хмыкнул Конрад, - Он делает то, что считает нужным, и когда я протестую, он говорит мне- «Что-то я не вижу твоего кузена Георга здесь», а когда Георг приказывает ему, он говорит , что ему надо посоветоваться с членами Совета, это важное решение для меня, я не могу решить его один. Если ему приказать сделать то, с чем он не согласен, он просто посылает тебя в ад и идет пить пиво со своими комтурен - пожаловался Конрад
— Комтурен- его приятели? Ты только что сказал приятелями, Конрад?
— Они все сейчас сдружились. Его последнее убийство в Шпрее вызвало у них вечное восхищение им. Новый комтура в Испании рассказал много историй о его проделках в Буэнос-Айресе.
— Его проделках в Буэнос-Айресе?!- повторил Гунтрам в шоке
— С полицией конечно же- солгал Конрад кусая язык и проклиная себя за промах, - Горан оказал некоторое давление на них, чтобы заставить их работать.
— Я понимаю - ответил Гунтрам, который так же предпочел проигнорировать предположение, - Горан порядочный человек и его насилие всегда оправдано. Нельзя иметь дело с такими людьми как Константин с чётками в руках. Я не могу осуждать его после того что он сделал со мной.
— Горан идеально подходит для этой должности. Если он согласится быть Hochmeister в течении нескольких лет, мы вернёмся к нормальной жизни. У Горана нет естественных наследников и он может выбрать кого то из семейства Линтрофф, думаю его выбор падет на Армина, как более зрелого члена семьи младшего поколения, который кстати женился на его крестнице, иногда я задаюсь вопросом, не спланировал ли он это. Если он согласится остаться на этой должности в течении нескольких лет, мы рискуем что он отдаст предпочтение Курту вместо Армина, он слишком любит его,- рассмеялся Конрад над этой идеей, - Ты бы видел сегодня его в кафе с ребенком, он представил Курта чуть ли не следующим Кайзером
— А как насчёт наших традиций? Линтроффы были у власти с начала Ордена!
— Орден изменился. Это уже не то же самое учреждение, которым управлял мой отец. Нам нужен военный командир, а такое понятие как аристократическая кровь устарела. Я пережиток старого, и если я передам наследие не в те руки, со временем произойдет падение Ордена.
— Ты действительно хочешь так сильно изменить положение вещей?
— Какова реальная разница между мной и Гораном? Сто лет назад его люди были необразованными и никто даже не мечтал сидеть в Совете. Сегодня Горан может читать мне лекции по стратегии или международной политике, Гунтрам. Мир изменился, но мы этого не сделали. Правда, котик, я старею, и если честно я не смогу хорошо работать если я вернусь. Я могу помогать ему в экономических вопросах. У меня было несколько промахов в прошлом, Репин выиграл тогда, потому что я был слишком самоуверенным и ослеплен собственным блеском, так сказать. Это безответственно с моей стороны. Моя обязанность в Ордене, делать лучше только для Ордена даже если это ущемляет мои интересы. У Горана сильные убеждения и он хорошо работает с Майклом Дахлером. Он был отличным Summus Commendator, или возможно Горан предпочтёт Адольфа цу Лёвенштайн для позиции.
— Как отнесётся к этому решению Фердинанд? - спросил Гунтрам переваривая длинную речь
— Он тоже устал от кислых рож наших партнеров. Сегодня он неоднократно терял терпение с ними. Сен-Клод тоже допустимый вариант...
— Ты сначала должен получить согласие Горана, Конрад.
— А вот это уже твоя забота, любовь моя. Горан совершенно меняется, когда у него на руках крестник. Я не знаю как выразиться...Но Горан изменился, он стал более уверенным в своих ведущих способностях.
— Он видит в Курте как второй шанс искупления за своего брата. Я еле забрал сегодня у него ребенка. Они пошли гулять в парк, а вернувшись заснули вместе. Они спали нос к носу обнимая плюшевого мишку,- они оба засмеялись.

Конрад выключил свет и повернулся уже засыпая
— Конрад? - спросил Гунтрам после паузы
— Ммм?
— Я видел сегодня своего отца- признался тихим голосом Гунтрам - Мы установили своего рода перемирие

Конрад быстро сел в кровати и включил прикроватную лампу
— Когда?! Где?
— У Горана дома. Он был там, жаловался ему на финансы Линтрофф Фонда. Ты же назначил его генеральным директором или что то вроде того...
— Несколько недель назад. Это было не очень легко, кстати, Гертруда боролась со мной как сумасшедшая, но я сказал ей что если она не уступит я лишу её материальной поддержки. Я думаю он начал работать две недели назад. Он очень помог нам, поделился всем что у него есть на наших врагов. Без материала который он мне дал, я не смог бы предложить кандидатуру Горана другим партнерам. Я не скажу тебе как быть с ним. Мое мнение о нем не должно влиять на ваши отношения.
— Когда Константин сказал мне о нем, я так разозлился, что думал убью его на месте. Но когда я увидел его с Куртом на руках, мне показалось что я вернулся в детство. Я знаю что он манипулятор и всегда что то скрывает, но я просто не мог ударить его в лицо как он этого заслуживает. Я не видел его всю сознательную жизнь, и я очень скучал по нему. Я отдал бы всё чтобы он вернулся в детстве. Даже сейчас он мне очень нужен. Как думаешь, я схожу с ума, Конрад?
— Гунтрам, это вы должны решить между собой. Кровь есть кровь- мягко сказал Конрад - Мы с тобой очень разные. Возможно он нужен тебе, чтобы закрыть эту рану в душе. В некотором смысле мы с ним ответственны за это.
— Горан считает что я должен позволить ему войти в мою жизнь снова. Я должен позволить расти маленькому Курту вместе с дедом. Мы не можем сказать ему правду, чтобы это не испортило его репутацию
— Не говоря уже о том, что если правда выйдет наружу, он сядет в тюрьму до конца дней- сказал Конрад сухо
— Да...это ещё одна вещь...-промямлил Гунтрам погружаясь в свои мысли
— Мишель Лакруа - почти генеральный директор моего благотворительного фонда, нет ничего такого если он захочет посетить тебя здесь, в этом доме. Только пожалуйста предупреди меня за 48 часов до его визита. Мне нужно время подготовиться, - Гунтрам поцеловал его с благодарностью, - Папа говорил со мной и Гораном о фонде, он хочет предъявить обвинения Гертруде в растрате, и я боюсь что он сможет заставить её отбывать наказание за растрату в тюрьме, у него всё документировано, но Горан остановил его, сказал что завтра он должен поговорить с тобой об этом. У него есть на неё что то очень серьёзное.
— Он смог сделать это проработав в этой должности две недели? Фердинанд расцелует его за это.
— Гертруда твоя кузина, Конрад
— Она перестала быть мне родней, после того как напала на тебя. Гунтрам, скажи своему отцу, пусть готовит материал на неё, - Гунтрам вздрогнул, - Это было в условии принятия на работу твоего отца. Моя тётя Элизабетт, должна восстановить своё президентство и в дальнейшем она намерена предоставить эту должность тебе или тому кого она выберет
— Папа и я говорили в течении длительного времени, он очень жалеет о том что произошло. Он клянется что оставит тебя в покое, но я не знаю, должен ли я верить ему? Что если я опять ошибаюсь и мы опять столкнемся с такой же катастрофой как эта?
— Котик, твой отец и я на противоположных сторонах. В настоящее время нам выгоднее быть союзниками. Но мы никогда не будем друзьями. Я клянусь, что не подниму на него руку, если он будет держать свои лапы подальше от нашей личной жизни. Гунтрам, я не буду против ваших отношений, только не позволяй ему вмешиваться в наш брак.
— Он спрашивал меня несколько раз, почему ты не женишься на мне, - фыркнул Гунтрам- Говорит это можно сделать в Испании и Голландии и где-то ещё если хочешь. Думает что я девица в беде, живущая во грехе с тобой, не думал что он настолько консервативен в отношении своего сына. Я могу быть геем, но со штампом в паспорте, чтобы быть достойным.

Конрад надолго замолчал. И эта затянувшаяся пауза заставила Гунтрама занервничать, наверно он поспешил сказать ему об этом, в конце концов Мишель ещё находится на испытательном сроке...

— Если кто нибудь приблизился к моим сыновьям с чем-то большим, чем серьёзный взгляд, я бы застрелил его или её на месте. Мне не нравится говорить об этом, но твой отец прав.
— Что?
— Мне 55 лет и я вдовец, тебе почти тридцать и ты холост. У нас трое детей и достаточно средств чтобы содержать их. О Испании я не уверен, но смогу жить с Голландским свидетельством о браке.
— Ты с ума сошёл, Конрад?
— Нет, я никогда не был настолько вменяемым в своей жизни, котик. Я не Hochmeister больше и меня не интересует мнение людей. На самом деле я устал от людей говорящих что мне делать.
Гунтрам Филипп Альфонс де Лиль Гутенберг Саксек, вы убежите со мной в небольшую голландскую деревню этим летом чтобы жениться на мне, и к чёрту последствия?

Я напросился на брак. Гунтрам смотрел на него в течении длительного времени, не понимая шутит он или нет, но видя растущий страх в глазах Конрада, понял как они нуждаются друг в друге

— Да, я женюсь на Конрад Мария Ульрих фон Линтрофф Саксен Лёвенштайн!
************************************
Конец 31 главы, 6 части. КОНЕЦ 2 КНИГИ!

02:07 

Заместитель-2 (перевод)

Жизнь прекрасна!
2 книга- 6 часть- 30 глава
3 июля 2012
Цюрих

*******************************

— Ты не можешь сидеть дома всю оставшуюся жизнь, котик!, - Конрад использовал один из самых суровых голосов - Мы долго говорили с врачом и он считает, что тебе нужно как можно больше гулять, выходить на улицу, быть на людях. Ты был в изоляции три года! Это терапия своего рода.
— А что если он увидит меня?- спросил Гунтрам впадая в настоящую панику
— Репин не тронет ни тебя, ни мальчиков. Наслаждайся последней неделей в городе. Скоро начнутся каникулы у детей и мы уедем в Зильт. Я слышал, что этот придурок, твой кузен, решил взять отпуск? Как ты себе представляешь отдых с тремя маленькими, полных энергии монстрами без воспитателя?
— Эберхард без выходных с 2009 года, - защитил кузена Гунтрам
— У него каждый день выходной, - пробормотал Конрад, - Все эти преподаватели ни черта не делают, только отдыхают, - добавил он.
— Я не думаю что это хорошая идея..
— Гунтрам, Репин не имеет силы, единственно что он может, это отправить нам ящик через Федекс. Ты от этого чуть не умер, а он только потешается над этим. Он дразнит тебя. Не позволяй чтобы он имел столько власти над тобой. Сходи в свою квартиру, посмотри что там, возьми для отпуска все материалы которые тебе понадобятся. Это не трудно. Ты не можешь прятаться за моей спиной всю жизнь. Ты уже месяц не выходишь из дома. Даже за мальчиками в школу не ездишь. Возьми Курта с собой, покажешь ему квартиру.
— А что если...
— Горан сегодня взял выходной. Сходи к нему и сделай его жизнь невыносимой, пусть учится менять памперсы своему крестнику, - продолжал Конрад не слушая Гунтрама.
— Как?
— Я уверен, что он планирует прохлаждаться весь день. Это всегда бывает, когда нужно говорить с итальянскими Комтурен об их вкладах и налогах.
— Как я должен сделать его жизнь невыносимой?- спросил Гунтрам
— Он должен менять почаще памперсы Курта, и вообще пусть ухаживает за ним, - с удовлетворением сказал Конрад
— Я не знаю где мои ключи от квартиры
— Третий ящик справа, дорогой. Ещё комплект есть у Николетты, - сказал Конрад сладко, игнорируя умоляющий взгляд, - Поспеши, я жду тебя в машине.

Конрад остановился перед парадной дома Горана. Прижимая сына к груди Гунтрам быстро прошмыгнул в открытую для него швейцаром дверь
— Я очень рад снова видеть вас, Виконт- почтительно сказал он улыбаясь ребёнку
— Я тоже рад что вернулся, Руперт- не в силах поверить что он до сих пор помнит его имя, - Мистер Павичевич дома?
— Он не пошёл сегодня на работу. Николетта ушла за покупками, - сообщил ему Руперт и нажал кнопку лифта
— Спасибо, - Гунтрам сделал глубокий вздох и вошёл в лифт, сомневаясь какую кнопку нажать: своей квартиры или квартиры Горана.
Он нажал кнопку этажа Горана.

Звук дверного звонка был самым ненавистным для Горана, особенно когда он был в самом разгаре переговоров с одним из самых крутых противников, каких он только встречал. Человек ужасно всё усложнял, делал из мухи слона. Чтобы выжать из него на несколько центов больше для Комтурен в обмен на новые фискальные прерогативы и превращалось просто в кошмар. Я должен был сбагрить его Фердинанду. Почему нельзя создать несколько призрачных компаний для перевода средств Линтрофф Фонда
— Простите, господин Лакруа, моя горничная видимо забыла ключи- сказал Горан, всё ещё раздражённый лавиной юридических терминов и тонкостей
— Хорошо, но как я уже говорил, назначение меня на должность в качестве нового директора по правовым вопросам в Линтрофф Фонд, не даёт вам право использовать мою бывшую юридическую фирму для передачи ресурса из одного фонда в другой. Судья может предположить это как обычное сокрытие активов, особенно если Линтрофф Фонд показывает такие ошеломляющие цифры
— Как я уже говорил вам, сэр, я понятия не имел, что финансы Фонда были в таком плачевном состоянии, - невинно сказал Горан. «Почему я никогда не сомневался в Герцоге? То что он даёт одной рукой, забирает другой, как говорит Милан»
— В плачевном состоянии?! Вы очень оптимистично смотрите на это! Это путь к финансовому краху! Этот зомби и ваш Герцог ожидают что я смогу улучшить ситуацию. Он требует от меня чуда. Большая часть денег уходит на кредиты членов Ордена при нулевой процентной ставке. Президенту и Совету директоров должно быть предъявлено обвинение в мошенничестве!
— У меня нет никаких сомнений, в том что мы нуждаемся в вашей правовой экспертизе, чтобы исправить эти незначительные расхождения, сэр. Подумайте об этих сиротах, которые имеют гораздо меньше
— Я больше пожертвовал на благотворительность в прошлом году, чем вся ваша организация. Это скандал! Только 18 миллионов долларов!- взорвался Лакруа - Несколько благотворительных проектов было прекращено из за отсутствия средств!
В дверь снова позвонили, Горан кусая губы, чтобы спрятать улыбку видя как Мишель яростно возмущаясь достаёт все новые документы и папки из портфеля.

«Мишель так может скоро получить язву желудка, как у Ратко, когда начнет разгребать мусор устроенный Георгом и Гертрудой в последние годы»- подумал Горан и пошёл открывать дверь

— Привет! Мы на минутку хотели заглянуть - сказал Гунтрам чуть улыбаясь - Мы не помешаем тебе?
— Привет. - прошептал испугано Горан
— Конрад сказал что ты сегодня не работаешь, если ты занят я приду в другой раз
— Нет, хорошо что ты пришёл, - сказал Горан, боясь возможной встречи и конфронтации между отцом и сыном, - Я провожу тебя в твою квартиру и мы позже пообедаем вместе

Ребёнок сильно извивался в руках отца и Гунтраму пришлось отпустить его на пол. Горан пытался преградить ему путь, но он прополз между его ногами и на полной скорости пополз в гостиную с энтузиазмом что то лепетал.
— Я принесу ребенка, - сказал Горан, - не давая Гунтраму войти в квартиру. Повернулся чтобы взять крестника и замер на месте, увидев Лакруа выходящего из гостиной с ребёнком на руках.

— Гунтрам! - тихо сказал Мишель, глядя на застывшего сына стоящего у двери- C'est Moi, рара,(Это я, папа) - добавил он нервно.
— Vous avez changé beaucoup (Ты сильно изменился)- пробормотал Гунтрам, глядя на изящные черты лица своего отца, образ человека, которого он так любил в детстве.
— У тебя есть все основания ненавидеть меня, сын мой. Я сделал слишком много ошибок, думая что так будет лучше для тебя.
— Я ненавижу тебя не больше чем раньше- холодно сказал Гунтрам, - Не имеет смысла говорить об этом.

Горан подошел и взял ребёнка.
— Я пойду погуляю в парк с Куртом, - сказал он и сбежал из своей квартиры, сдернув мешок ребенка с плеча Гунтрама

После паузы, отец и сын долго смотрели в глаза друг другу, отец опустил глаза.
— Я заберу свои документы и уйду- сказал Мишель дрожащим голосом.
— Почему ты бросил меня? - прошептал Гунтрам, - Я был плохим сыном?
— Нет! Ты был лучшим сыном, которого можно было желать! Я никогда не хотел бросать тебя и не бросил бы. Я поверил Николя, что с тобой всё в порядке. Я боялся что с тобой поступят также как с детьми Паскаля..
— Я готов был быть бедным и бездомным. Но я хотел быть со своим папой, - Гунтрам упрекал его с пронзительной болью
— Попробуй один день пробыть без своего сына, и ты поймешь, через какой ад я прошёл. Николя и Лучано заверили меня что ты счастлив и я поверил им.
— Я был без моих детей три года, отец, - резко сказал Гунтрам - За это я не могу простить тебя!
— Я понимаю
— Нет, не понимаешь! Я продавал себя все эти годы, чтобы сохранить свою жизнь. А теперь ты пытаешься искупить свою вину тем что работаешь на нашего Гриффина?
— Гунтрам...
— Я стал шлюхой, лишь бы вернуться к своим детям, убил двоих людей, что я только ни делал чтобы вернуться к ним. А что сделал ты? Ты бросил меня а теперь пытаешься пытаешься разрушить жизнь единственного человека, который был добр ко мне. Я не верил что смогу когда нибудь полюбить кого-то, пока не встретил Конрада. Я был ходячим мертвецом, мечтающим покончить с этой жизнью, пока не встретил его. Я не был частью вашей войны, но все же ты втянул меня в неё.
— Просить у тебя прощения никогда не будет достаточно, чтобы искупить ту боль, которую я тебе причинил. Я делал всё возможное чтобы вернуть тебя, но все это было бесполезно. Прощай, мой сын, я сейчас уйду.

Гунтрам посмотрел в лицо отцу и не смог ненавидеть его. Ярость и ненависть накопленная за три года плена рассеялась. Осталась только печаль и тоска за утерянное детство. Отец повернулся спиной, чтобы вернуться в гостиную и Гунтрам закрыл глаза не в силах ещё раз пережить его уход.
— Нет, останься если хочешь, - сказал Гунтрам ровным бесстрастным голосом. Моё отношение к тебе не должно причинять боль моему ребенку.
Мишель посмотрел на него, поскольку он не мог понять смысл его слов
— Останься. Я не могу лишить Курта его родного дедушки. Но если ты сделаешь ему больно, я убью тебя. Это ясно?
— Гунтрам, ты не должен это делать. Твой гнев по отношению ко мне совершенно оправдан. У меня нет никаких оправданий. Я не заслуживаю твоего прощения.
— Я был в ярости когда Константин сказал мне кто ты такой. Но теперь я спрашиваю себя, стоит ли это моего здоровья и здравого смысла? Ответ- нет. Жером де Лиль похоронен рядом с моей матерью. Это игра, не так ли? Мы все актёры, и каждый играет свою роль
— У тебя прекрасный ребенок, сын- прошептал Мишель, его тошнило от сознания того что судьба от которой он мечтал избавить своего сына, теперь часть его жизни, в основном из за его собственной трусости.
— Это единственная хорошая вещь, которую ты сделал в моей жизни. Нелепо, не так ли? Ты продал меня Репину за шанс чтобы появился мой сын. Я мог бы простить всё горе, которое ты причинил мне, только за это
— Даже сам Бог не может заставить меня простить себя за всё то горе, которое я причинил тебе, Гунтрам. Я потерял тебя и твою мать. Не мог ли ты простить меня?
— Я могу простить тебя, но не смогу доверять тебе. Ты разрушил мне жизнь своей ложью и ты по прежнему на стороне наших врагов. Я больше не «глупый Гунтрам», который верил в доброту людей.
— Гунтрам, я...
— Пожалуйста, не оскорбляй мой интеллект своей ложью, чтобы поверить тебе мне нужны факты
— Что ты хочешь?
— Всё что у тебя есть на наших врагов. Ты работал на них в течении 20 лет, я не верю что ты дал Горану всё что у тебя есть
— Ты прекрасно знаешь, что если я отдам всё, жизнь многих людей окажется под угрозой.
— Значит, ты по прежнему защищаешь масонов? Тех, кто предал твоё доверие? Чтобы я поверил в твою историю, о том что произошло со мной никогда не было твоим намерением?
— Гунтрам, это не так просто. Я сделал всё возможное, чтобы вытащить тебя.
— Как я могу доверять тебе, если ты по прежнему защищаешь наших врагов? Да! Наших врагов! Потому что они хотели убить Конрада, держали меня вдали от моих детей в течении трёх лет. Ты помог худшему куску дерьма, который когда либо ходил по этой земле, чтобы он был на свободе. Я хочу чтобы ты отдал всё что у тебя есть на них, и на этот раз без каких- либо игр, отец. Ты играл в бунтаря достаточно долго. Пора взрослеть и занять свое место в обществе.
— Ты не имеешь право говорить со мной в таком тоне!
— Как я уже сказал, Жером де Лиль похоронен рядом с моей матерью. Я мог бы дать второй шанс Мишелю Лакруа. Но это не будет бесплатно. Это твой выбор.
— Сейчас ты говоришь точно так же как твой дед!- разбушевался Мишель
— Возможно. Не знаю. Надеюсь это не в части предательства. Я принадлежу Ордену. Масоны враги мои и моих сыновей. Я сделаю всё что в моих силах чтобы защитить своих детей и моего мужа. Я хочу чтобы все материалы, которые у тебя есть на масонов, завтра лежали на столе у Конрада и плюс твоё полное сотрудничество. Таковы мои требования, Мишель.

Мишель содрогнулся от голоса Гунтрама, его холодные голубые глаза напоминали ему ледяной взгляд отца.
— Ты очень мало унаследовал от своей матери, меньше чем я думал.
— Какая она была? - спросил Гунтрам, решив сменить тему разговора, которая никуда не приведёт.

Гунтрам внимательно наблюдал как трансформировалось лицо отца из тотального поражения в печаль
— Она была самой красивой женщиной, которую я когда либо видел. Я женился на ней вопреки желанию моей семьи. Ты был нашим благословением. Мы были так счастливы вместе, - сказал шепотом адвокат.
— Спасибо- тихо сказал Гунтрам,- Мне тоже очень не хватает её.
— Я полюбил тебя как только увидел твоё морщинистое личико в инкубаторе. Врачи не давали большие надежды, но ты был борцом с самого начала, ты мужественно цеплялся за жизнь.
Гунтрам посмотрел на отца и весь его гнев испарился.
— Я скучал по тебе, папа.
— Не было ни одного дня чтобы я не думал о тебе. Я ненавижу себя за то как я поступил. Я надеюсь что однажды ты простишь меня. Я сделаю все что в моих силах чтобы быть в твоей жизни снова. Да поможет мне Бог!

Гунтрам сделал несколько прерывистых шагов и просто обнял отца и уткнулся головой в его плечо.
Мишель автоматически прижал его к своей груди пробормотав
— Малыш...


Горан ещё раз посмотрел на часы и посмотрел на песочницу, улыбнулся увидев малыша, который сидел весь в песке.
Либо они помирились, либо Гунтрам уже хоронит части тела.
— Уже обеденное время, малыш, - сказал он добродушно, - Давай вернёмся домой, Николетта поменяет тебе памперс и мы пообедаем с тобой в кафе.
Горан вошел в квартиру прямо на кухню и передал ребенка Николетте.
— Господинн де Лиль по прежнему с вашим гостем. Они останутся на обед?
— Я не знаю, я пообедаю в кафе. Предложи им что-нибудь позже.
— Хорошо, сэр, - она взяла ребенка и унесла в комнату.

Горана очень интересовало что там происходит в гостиной. Он тихо подкрался..., за дверью тихо шел разговор на французском языке. Он взялся за ручку двери, но передумав хотел отойти, как вдруг...
— Входи, Горан- сказал Гунтрам
С чувством смущения Горан вошёл в комнату. Отец и сын сидели на диване.
— Я просто хотел забрать Курта пообедать в кафе, если можно.
— Да, конечно. Ты не должен спрашивать меня, ты же его крёстный отец, - сказал Гунтрам с улыбкой
— Спасибо.
— Я поговорил с моим отцом, Горан, - Мишель посмотрел на него с удивлением, - Мы достигли своего рода перемирия, мы слишком много времени пропустили.
— Братишка, я всегда говорил тебе, что ты не из тех людей кто живет с ненавистью в душе. Если ты его будешь уважать, я тоже сделаю это. Кровь гуще воды. Посмотрите на себя в зеркало вы очень похожи, одно лицо можно сказать
— Я...
— Скажите Николетте когда будете готовы обедать.
— Мы пообедаем в моей квартире, - сказал Гунтрам, видя как Горан хочет опять сбежать из своего дома- Я хочу показать отцу свои старые работы.
— Хорошая идея, я вернусь с Куртом в 4 часа. Ты не знаешь, Курт любит вишневый пирог?- спросил Горан с улыбкой
— Он обожает его, но не давай ему много.
— Звучит как начало отношений с его крёстным, - пошутил Горан

Мишель смотрел на уходящего Горана и провожающего его Гунтрама. «Я пропустил большую часть его жизни, мне трудно его понять»- подумал Мишель
— Он ушел?
— Да, пошел обедать с Куртом. Мы не называем его Конрадом, чтобы не было путаницы. Мы можем пообедать здесь или подняться ко мне и испробовать мои навыки в приготовлении пищи, - спокойно сказал Гунтрам
— Мы останемся здесь. Я не могу сварить даже яйцо, поэтому у меня есть экономка Файруза. Ты увидишь её, у неё очень тяжелый нрав, но она сказочно готовит.
— Тогда мы останемся здесь.
— Он что совсем ушёл? Он же не услышал даже половину того, что я должен был рассказать ему о фонде!
— Горан ненавидит адвокатов и бумаги, папа. Не говори ему более десяти минут, если хочешь что нибудь сказать относительно закона. Он всё услышит и передаст Конраду, если посчитает это необходимым,- сказал Гунтрам всерьёз и в шутку. Горан и Конрад очень близкие друзья, никогда не борись с ним. Он всегда принимает мою сторону, - Мишель смотрел на сына, пытаясь понять смысл его слов
— Я буду помнить твой совет.
— Теперь расскажи мне, как ты встретил мою мать.


Конрад выругался, когда услышал трель звонка его мобильного телефона. Как он ненавидел когда его отвлекают от чтения доклада, который он должен был зачитать на заседании во второй половине дня. Быстро взглянув на экран, он удивился не увидев никакого номера на нем.
— Линтрофф!- рявкнул он нетерпеливо.
— Здравствуйте, Конрад! Давненько с вами не общались, - У Конрада заледенела кровь, когда он услышал голос Константина.
— Это ты?- ответил он холодно- Как тебя зовут на этот раз?
— Можете называть меня Константином. Конор получил мой подарок? Он забыл дома свою игрушку
— Я убью тебя! И его зовут Курт, - крикнул Конрад в ярости.
— Да, ты всегда воровал чужие игрушки, - печально вздохнул Константин, - Были ли у тебя друзья в школе, Конрад?- насмехался Константин.
— Чего ты хочешь? - Конрад выругался, потому что не мог отследить звонок.
— О, не беспокойся, ты можешь забрать себе Гунтрама, если он тебе так необходим, мне он уже бесполезен, я отдаю его тебе. Мне жаль тебя, ему не долго осталось. Мне надоел этот шизофреник. Картиной можно восхищаться, но свежие масла имеют ужасный смрад.
— Это всё благодаря тебе!, - кровь кипела в жилах Конрада, но не смотря на это он радовался, что его блеф удался, он задыхался от желания разорвать Репина на куски, - Он был в прекрасном состоянии, пока ты его не похитил!
— Моя мама говорила мне, всегда береги руки, сломаешь, новую не купишь...как она была права, - Константин дразнил Конрада.
— У нас всё хорошо с руками, - ответил Конрад кусая губы в ярости, - Я занят, чего ты хочешь?
— Да, я вижу что ты занят в последние годы, долгий кризис тоже ваша работа, - глумился Константин
Конрад не ответил ему.
— Как я уже сказал, ты можешь оставить Гунтрама себе, мне он больше не нужен. Купи ему хороший гроб. А вот Конор другое дело.
— Он биологический ребёнок Гунтрама и я не отдам тебе его!
— Я никогда не отдам тебе своего ребенка. Он принадлежит мне и Гунтраму.
— Ты покойник, Репин! Клянусь я выслежу тебя и добью как крысу
— Очень вульгарно, Конрад, где твои манеры? Смотришь ковбойские фильмы в последнее время?, - усмехнулся Константин, - Сидите на пару с главой службы безопасности и посмотрите, как я в один прекрасный день прибью вас обоих! Кстати как твои дети поживают? Им стало лучше после пищевого отравления?
— Ты сдохнешь, Репин!
— Могу себе представить, ты приговорил Роджера де Лиля в 1989 году, а убил только 2005. Ты понес за это наказание? Жаль, Слободана Мажадзе больше нет в бизнесе.
— Я собираюсь...
— Хватит, Линтрофф- перебил его Константин- у меня тоже нет свободного времени. У меня есть предложение. Я оставлю Гунтрама в покое, наслаждаться последними днями на этой земле. А ты отзовёшь своих гончих псов. Если ты не согласишься, то он умрёт в эту минуту. Я заберу своего сына и на этот раз не будет никаких пленных.
— Ты просишь о помиловании, потому что мы у тебя на хвосте?
— Нет, это для него, ради старых времен. Спроси его об этом, когда он выйдет из своей фазы «королева драмы», у нас было много счастливых моментов за эти три года. Особенно после того как наш Конор родился. Или когда мы были в Остине. Я не такой бессердечный человек. На протяжении этих лет Гунтрам много мне дал и ничего не просил в замен. Я помню моего Ангела только с улыбкой. С самого начала он был очень болен. Я сделал все возможное чтобы оздоровить его. Но ущерб был необратимым. Его врач не дал мне большие надежды после операции. И не забывай о его психическом состоянии.
— Я никогда не перестану охотиться на тебя
— Ты? От Алеши я могу услышать это, но не от тебя. Не смеши меня- хохотнул Константин, - Представляю как ты вылезешь из своего рабочего стола и станешь охотится за мной. Что случится с Гунтрамом, когда его отец закончит свою жизнь в Аргентинской тюрьме, за организацию тех вещей, о которых мы оба знаем, а?
— Гунтрам не будет заботится о своем отце в этом случае.
— Да? А как насчёт фотографий аварии дяди Роже? Да, кстати, он очень расстроился когда узнал что твоя жена Стефания была у тебя на содержании с 1994 года.
— Твоё слово ничего для него не значит.
— Твоё тоже. Отзови своих охотничьих псов и я сделаю то же самое, несчастный случай может произойти быстрее чем ты думаешь.
— Эта угроза устранена.
— Да, это одна угроза- сказал Репин, и Конрад почувствовал как по спине побежал мороз.
— Я тоже могу устранить твоих детей.
— Именно поэтому мы и ведем переговоры. Я вернусь за Конором однажды, когда Гунтрам будет лежать в могиле. А до этого, он никогда больше не увидит меня, а ты оставишь меня в покое.
— Нет!
— Твоё упрямство по детски абсурдно. Я могу сделать жизнь Гунтрама сложнее чем ты думаешь, - сказал с угрозой Константин, - У меня достаточно времени, чтобы сделать последние дни его жизни невыносимыми. Твой выбор, Линтрофф?
— Как я могу поверить что ты сдержишь обещание?
— Мы работали вместе раньше и у нас не было проблем, пока ты не залез в мою песочницу, - едко напомнил Константин, - Перемирие на несколько лет?
— Чтобы ты смог восстановить свою власть? Никогда! Но мой Гунтрам заслуживает спокойную жизнь. Врач говорит что его состояние не улучшается, и когда станет хуже мы найдем донора. Моему котенку больше не нужны стрессы. Он и так сидел месяц дома, только сегодня впервые вышел из дома к Горану. Это не жизнь для него. Хорошо. Я принимаю твои условия. Но если что нибудь случится с моими детьми или с Гунтрамом, клянусь твои четверо детей поплатятся за это!
— Отлично! Передай привет Гунтраму и скажи чтобы он хорошо ухаживал за нашим сыном, - сказал Константин и повесил трубку

Конрад бросил мобильник на стол и тот упал с грохотом на пол. Он впился пальцами в волосы и почувствовал себя грязным.
«Я торговался с самим дьяволом!- подумал он- Я предал доверие своего Гунтрама, но это должно остановиться, прежде чем он убьёт его. Горан и Фердинанд правы, нам нужна передышка, чтобы восстановить и улучшить защиту.
Это так не справедливо! А когда была жизнь справедлива к тебе, Конрад? Держи и защищай то что у тебя есть. Геройство только убьёт то что тебе дорого».
Он встал со стула и посмотрел на оживлённую улицу, пытаясь успокоиться. Автоматически он поправил галстук и посмотрел на время, заметив что до очередной встречи осталось 27 минут.
Он подошёл к бару, налил стакан воды, выпил, чтобы убрать металлический вкус во рту. «Я ненавижу это, но у меня нет другого выхода. Я как в ловушке в этой игре с Репиным. Он ещё раз взглянул на часы. 23 минуты, а он ещё не посмотрел эти цифры. У меня есть так много, но я так же бессилен как эти бедняги кричащие на улице.
Всё в руках нашего Господа!»
**************************************
Конец 30 главы 6 части 2 книги

02:01 

Заместитель-2 (перевод)

Жизнь прекрасна!
2 книга 6 часть 29 глава
3 июня 2012 года.
Цюрих.

********************************

«Интересно, как Конраду удалось получить настоящее французское свидетельство о рождении, и другие документы на нашего сына?»
Гунтрам снял с ребёнка домашние брюки и рубашку.
— Сейчас, Курт, я должен переодеть тебя в это красивое, длинное, белое крестильное платье.
— Дада! - выпалил он с удовольствием
— Одно мгновение и ты правишь миром! Пожалуйста, будь осторожен. В этом платье крестились три поколения семейства Линтрофф.
Гунтрам одел на ребёнка платье и кружевной чепец, который Курт моментально сорвал с головы.
— Давай, Курт, это всего лишь на час, - но ребёнок был категорически не согласен с чепцом и Гунтрам сдался, -
— Хорошо, Курт, ты уже большой ребенок, можно обойтись и без чепца, - он взял на руки сына и взглянул в окно.
Его сердце сильно забилось, когда он увидел сколько народа собралось в саду, это вызвало в нем панику.
— Вот ты где! Церемония начнется через десять минут. Патер Бруно будет крестить Курта сразу после мессы, - сказал спокойно Конрад, слегка прикоснувшись к Гунтраму, стараясь вывести его из транса.
— Я возьму его, - добавил он показывая, что ребенок извивается, стараясь вырваться из рук отца.
— Хорошо, - ответил Гунтрам, стараясь прийти в себя.
— Тебе нужно только побыть на церемонии, котик, остальное я возьму на себя. Потом я присоединюсь к тебе. Не думаю что кто-то заметит наше отсутствие, глядя на нашего очаровательного сына.
Клаус и Карл не могли дождаться своего младшего братика стоя в фойе.
— Это девчачье платье!- хихикнул Карл
— Это крестильное платье! И успокойтесь, а то я сейчас достану фотографии и всем покажу вас в нем же, - сказал Конрад, и дети тут же угомонились.
— Я сам понесу Курта, - сказал Конрад и вышел с ним в сад. Гунтрам взял детей за руки и последовал за ним.

Гости увидев выходящего Конрада, который гордо держал на руках своего нового наследника дружно охнули в восхищении маленьким белокурым ангелом сидящим у него на руках.
Внезапно Гунтрама схватили за плечи и поцеловали в щёку, он в ужасе хотел отпрянуть, но оглянувшись увидел Элизабетту фон Линтрофф и от сердца отлегло. Она прижала его к груди.
— Мой дорогой мальчик! Как же я соскучилась по тебе! Нам всем так тебя не хватало. Тита уже внутри церкви, она тоже жаждет обнять тебя.
— Здравствуйте, Элизабетт, - пробормотал он, - Я...
— У тебя самый красивый ребенок которого я когда либо видела, - продолжила она почувствовав, что Гунтраму тяжело говорить, - Ты сядешь рядом со мной в церкви, - сказала она и увела его, чтобы толпа не набросилась на него с приветствиями.

После крещения Горан забрал у Конрада возбужденного ребенка и был счастлив быть с ним центром внимания.
— Это Амбразурный крест, Горан, - тихо сказал Гунтрам, когда увидел маленький амбразурный крестик свисающий с шейки сына
— Он имеет полное право носить его, поскольку является потомком Меровингов. Я горжусь тем что он у него. Ты должен сохранить его чтобы передать его потом сыну Курта.
— Где ты его взял? Он выглядит старым
— У предыдущего владельца, - беззаботно сказал Горан.
«От твоего отца, мой крестник имеет полное право на него»- подумал Горан
— Я кое что хочу показать этому маленькому джентльмену, пока не подали обед.

Улыбаясь уходящему Горану, Гунтрам чувствовал на себе множество взглядов, но никто не спрашивал его о пленении, сосредоточив всё внимание на ребёнке, как будто он и не отсутствовал три года. Его взгляд блуждал по саду с гостями. Возле столов он заметил Жан-Жака одетого в вечерний костюм, как приглашенного гостя, но он по прежнему контролировал работу кухни.
— Некоторые вещи не меняются - подумал Гунтрам чувствуя себя ужасно усталым и его покачивало.
— Эй! Ты не собираешься падать в обморок, тыковка? - сказал очень знакомый голос и две руки удержали его от падения
— Федерико! - крикнул Гунтрам и обнял его
— Осторожно, тыковка, Мирко увидит и приревнует меня, - рассмеялся Федерико хлопая Гунтрама по плечу - Я так рад видеть тебя!
— Я тоже, Фефо! Ты не представляешь как я рад!
— Я только что видел малыша Конрада, Горан не дал мне его подержать.
— Почему ты сказал что Мирко приревнует?
— Потому что это правда, - вздохнул Федерико, - А..., ты не знаешь..? Хотя откуда...Мирко и я живём вместе...
— В смысле..? Как друзья?
— Ага, как друзья... Мы вместе делим арендную плату, телевизор и кровать...
— Как..?
— Закрой ротик, тыковка, муха залетит!- засмеялся Федерико, - Мы уже два года живём вместе
— Как..?
— Мы встретились в Сьюдад-дель-Эсте. Я ещё в Буэнос- Айресе заметил его красивую задницу, но он тогда не обратил на меня внимания.
— В Сьюдад-дель-Эсте ? - спросил ещё более шокированный Гунтрам, - Федерико потащил его на железную скамейку у куста, подальше от толпы, - В Парагвае?
— Самый романтичный город после Парижа. Представь себе: пыль, поддельные футболки и очки, кайманы и громкая музыка Кумбия, если ты не влюбишься там- ты безнадёжен!
— Но... Мирко и ты... и как это случилось?
— Мы оба должны были пересмотреть наши приоритеты, чтобы это случилось. Это похоже на жизнь с святым Франциском, но мы делаем всё чтобы нам было хорошо вместе. Например, пришел я однажды домой с невероятной бутылкой виски, которая стоила мне одной почки, и что он делает? Он выбросил её и сказал что это искушение от дьявола!
— Оооо...
— Я не курю больше, потому что курение видите ли вредно для здоровья!
— Ты действительно Федерико Мартиарена Альвеар? - пошутил Гунтрам
— Когда начался Великий пост я должен был есть варёную рыбу каждый вечер! Хорошо, я съел рыбу, а ночью хотел завалить его, но он оттолкнул меня, говорит: Пост!- и нарисовал линию на постели. Я ему сказал, если хочешь чтобы я ел рыбу и курицу сорок дней, тебе штраф в постели, я не буду терпеть сорок дней безбрачия.
— И что потом?
— Я ел рыбу сорок дней, но было мясо в постели. Один уругвайский «еретик» открыл неподалёку ресторанчик, где готовили мясо на гриле. Это был кошмар для меня! Можешь себе представить как можно было пройти мимо запаха жареного мяса в Пост? Или кровяной колбасы с изюмом? На Пасху, когда закончился пост, я стучал в дверь ресторана в 10 часов утра!
Гунтрам рассмеялся и был очень рад за своего друга
— Значит ты теперь здесь обосновался?
— Да, я теперь здесь работаю, у Горана, - Федерико показал Гунтраму Амбразурный крест висящий у него на шее, - Я отвечаю с Мирко за безопасность мальчиков. Теперь я ваш новый няня.
— В самом деле?
— Да.
— Я рад. Ты надолго здесь?
— Десятилетний запрет на въезд в Европу у меня закончился. Теперь у меня десятилетний запрет на въезд в Аргентину
— Я не знал этого.
— Не волнуйся, я рад что я здесь.
— Ты должен рассказать мне что тогда случилось в Аргентине
— Тебе не надо это знать. Как насчёт пойти посидеть в тот уругвайский ресторанчик? Мирко тоже любит туда ходить.


— Я до сих пор думаю что это не очень хорошая идея, Горан, - проворчал Конрад, видя как Гунтрам добродушно смеется с Федерико, сидя в отдалении на скамейке.
— Он должен общаться и иногда отдыхать с людьми своего возраста, ему это пойдёт на пользу.
— Мартиарена общался с ним тогда, до неразберихи с Репиным.
— И он сделал все, чтобы освободить его, сир. Теперь он один из нас, - защищал Горан члена своей команды к неудовольствию Конрада
— И тем не менее...
— Посмотрите на Гунтрама. Он больше не похож на труп. Во время службы я думал он упадёт в обморок в любую минуту. Они нормально общаются.
— Мне не нравится что они вместе.
— При всём уважении, мой Герцог, проявление ревности это не то, что сейчас нужно Гунтраму чтобы уменьшить его стресс.
— Я не ревную его к нему! И дай мне ребенка, он уже долго у тебя, - разбушевался Конрад забирая ребенка.
— После обеда я его опять заберу, - сказал серб, повернулся и пошёл к гостям.

Гунтрам был удивлен, что за его столом в саду были только члены их семьи: Альберт и его жена Каролина, Элизабетт и Тита фон Ольштын, Конрад, Горан и Удо Гуттенберг Саксен, который опоздал из за задержки рейса. Старик обнял его, когда увидел.
— Мой дорогой мальчик, можно подумать что ты проклят при рождении, - сказал старик с глазами полными слёз
— Я не думаю что это так, - тихо сказал Гунтрам, - У меня теперь есть сын...дедушка.
— Да, теперь я прадед. Эберхард сказал мне, что он очень красивый ребёнок
— Он очень хороший ребенок. Я вот теперь...
— Ты здесь и это всё что имеет значение. Я надеюсь ты приедешь к нам когда будешь чувствовать себя лучше
— Спасибо, - тихо сказал Гунтрам, - и был очень рад, когда Горан дал в руки прадеду внука. Удо взял внука и с нежностью улыбнулся ему
— Добрый день. Я Горан Павичевич, крёстный отец Конрада- представился он барону
— Эберхард рассказал мне, что вы несколько раз отправлялись в Латинскую Америку на поиски Гунтрама, я благодарен вам, г-н Павичевич. У Курта глаза как у его прабабушки Сигрид, и как у Гунтрама тоже
— Спасибо- прошептал Гунтрам
— Он очень милый и бесстрашный ребёнок- прокомментировал Удо
— Он храбрее меня, - сказал Гунтрам, - разрешая Бригитте забрать ребенка в детскую.

Гунтрам почти ничего не ел и чувствовал себя неважно. Конрад заметил его состояние
— Гунтрам, думаю что тебе лучше пойти немного отдохнуть, - Гунтрам улыбнулся ему с благодарностью и пошёл в дом.

— Как его сердце? - с беспокойством спросил Удо, - и все выжидательно посмотрели на Конрада.
— Значительно ухудшилось. Доктор включил его в список по пересадке сердца, - солгал он, - Сейчас его лечат, чтобы стабилизировать состояние, но в конечном итоге мы сделаем операцию
— Дефибрилятор не помог ему?
— Всё это было слишком для любого человека, с болезнью сердца или без. Дефибрилятор только снял симптомы гипертрофической кардиомиопатии. Эта процедура не рекомендуется для молодых людей как он. Сердечная мышца была травмирована во время операции. Доктор Ван Хорн увеличил дозу бета-блокаторов, эти препараты вызывают у него усталость и ночные кошмары и общее психическое состояние. Гунтрам сказал врачу, что он несколько раз принял нитроглицерин чтобы облегчить боль в груди перед прохождением операции, и это чудо что он остался жив приняв его. В человеке с ГКМ этот препарат может привести к катастрофической реакции, так как оно является сосудорасширяющим средством. Его врач просто сбит с толку, не может понять, как его врач мог сделать это. Гунтрам сказал, что этот человек один отвечал за исход операции, но мы не можем найти никого с таким именем. Как ни странно, эта процедура была прекрасно сделана, и Ван Хорн говорит, не многие способны так хорошо сделать. Полиция будет смотреть записи в этой американской клинике, посмотрим смогут ли они найти что-нибудь.
— Что вы собираетесь делать?- спросила Элизабетт после долгого молчания.
— После того как мальчики закончат школьный семестр и Гунтрам немного отдохнет мы отправимся на два-три месяца в Зильт- сказал Конрад с натянутой улыбкой
— А потом?
— Доктор опять обследует его. Я уверен, что он поправится. Он пережил два эпизода остановки сердца в прошлом. Гунтрам сильнее чем кто-нибудь думает и он хочет жить ради детей.

— Эй! Ты собираешься пропустить торт?!- сказал счастливый Жан-Жак, - один маленький джентльмен не простит тебе это
— Я вернусь позже, Жан...я просто...
— Устал, да? Понимаю тебя. Моя мать..., - в этот момент в кармане его пиджака звякнул телефон, сообщая о приходе сообщения, - Педерасты! Не могут оставить меня в покое в воскресенье, - жаловался он, взяв телефон и прочитав смс, он радостно взвизгнул
— Всё в порядке?- спросил заинтересованный Гунтрам
— Посмотри на это!- он сунул ему под нос экран телефона:
« Где мой гребаный синий галстук? »- прочитал Гунтрам
Гунтрам посмотрел на остолбеневшего Жан-Жака
— Я не понимаю тебя..
— Это «Его» грёбаный синий галстук! Разве ты не понимаешь? Его грёбаный синий галстук!!!- истерично радовался Жан-Жак.
— Нет, не понимаю. Тебе нужен синий галстук?
— Алексей вернулся домой! Он едет сюда! Я написал ему о крестинах, но он не ответил мне! Теперь он едет сюда!, - без остановки визжал Жан-Жак, - Я отдал его любимый галстук в химчистку! Значит он дома!
— Алексей вернулся?- Гунтрам оперся рукой о стену
— Да!- крикнул Жан-Жак убегая прочь, - Позаботься о моей кухне, - крикнул он и побежал к своей машине, чтобы встретить свою любовь.


— Садитесь, Алексей Григорьевич, у меня нет слов, чтобы выразить вам свою благодарность. Я всегда буду в долгу перед вами, - сказал Конрад серьёзно сидя за столом в библиотеке, Гунтрам взял стул и сел рядом с ним.
— Вы ничего мне не должны, мой Герцог, я сделал бы это для любого из наших товарищей, особенно для Гунтрама, - ответил Алексей с улыбкой, боясь что Герцог начнёт обсуждать дела при Гунтраме.
— Алексей, ты спас мою жизнь дважды, - сказал Гунтрам
— Ну, теперь мы вместе на всю жизнь, -засмеялся Алексей слегка покачивая отрицательно головой, - Это было приятно делать
— В России опять волнение, Антонов?- тон использованный Конрадом сказал Алексею, что начальник был расстроен продлением первоначального мандата миссии: Выяснить любыми необходимыми средствами где Гунтрам может быть заложником и вернуться домой.
— Только для тех, у кого совесть не чиста. Хорошим людям нечего бояться. После того как Обломов напал на это место, я последовал туда, чтобы найти какие-нибудь зацепки местонахождения Репина. Я «позаботился» о тех, кто защищал его, но я не смог найти Клатчко или самого Репина, сир. Я подвел вас, сэр.
— Вы не подвели ни меня, ни Гунтрама, - и Алексей подавил вздох облегчения, - Что вы узнали?
— По сообщениям Ханты-мансийской полиции, люди Обломова напали на дом и убили трёх женщин и старика. Я считаю что эти люди были дворовые, они были убиты когда злоумышленники не смогли найти Репина. Их машины были взорваны минами-ловушками расположенными по всей дороге к дому. Полиция не могла подойти к дому в течении 48 часов после взрывов. Они ищут Репина, его людей, Гунтрама с ребёнком. Они хотят только допросить его.
— Они хотят допросить меня???- спросил встревоженный Гунтрам, - он еле сдерживал слёзы, ему было очень жаль женщин, они были очень добры к нему.
— Возможно. Но ты туда не поедешь. Если русские захотят допросить тебя, пусть связываются с французским посольством в Цюрихе. Так же и Аргентинцы должны сделать. С тебя достаточно этого, - разъяренно сказал Конрад.

Алексей сглотнул прежде чем продолжить свой рассказ.
— Репин преследовал Гунтрама в течении нескольких дней, а затем он просто исчез с частью своих денег. Это то, что один из его людей сказал мне. Я не знаю где он сейчас может скрываться. Ни один из его бывших приспешников не сказал мне больше чем это. И я думаю что он покинул Россию, - Алексей закончил свой рассказ.
— У вас нет больше потенциальных клиентов?
— Ничего, сир- - с горечью признался Алексей, - Я сделал всё возможное, но все мои усилия оказались бесплодными.
— Ничего не было бесполезным. Гунтрам снова с нами, - сказал Конрад
— Я просто хотел увидеть Гунтрама и ребенка. Я могу вернуться к миссии через несколько дней, - сказал Алексей вставая со стула
— Нет!- вмешался Гунтрам хватая его за руку, - Оставайся здесь. Ты нужен Жак-Жаку. Я не хочу чтобы ты больше рисковал своей жизнью из за меня.
— Гунтрам, я могу вернуться...
— Ты сделал больше чем достаточно, друг мой, - сказал Гунтрам- Я не могу больше позволить тебе рисковать своей жизнью из за меня. Оставайся здесь, пожалуйста.
— Да, Антонов, вы должны остаться и отдохнуть. Я надеюсь увидеть вас в банке в течении недели, чтобы мы могли обсудить всё это более подробно, - вмешался Конрад, - Гунтрам уедет на пару дней на отдых, после его возвращения вы можете прийти к нам в гости, или Гунтрам с ребенком посетит вас в вашей квартире. Я очень доволен вашим докладом, Алексей Гргорьевич.

Еле справившись с напряжением Гунтрам вошёл в детскую и увидел там гору подарков. Они были повсюду, на партах, стульях, полках, на полу. Бригитте вошла за ним следом с ребенком на руках.
— Я его уже переодела в пижамку, сэр, - сказала она и дала ему ребенка
— Интересно, куда нам девать все эти подарки?
— Мужчины только что перенесли их все сюда, - смотрела она с удивлением на подарки
— Где нам разместить это всё?
— Господин Элзассер, приготовил комнату в этом крыле для них, но он думал, что князья скачала их посмотрят после того как они сделают домашнее задание. Дети любят играть вместе.

Клаус и Карл ворвались в комнату, за ними вошёл очень уставший Эберхард и рухнул на один из стульев.
— Гунтрам, скажи мне пожалуйста, как ты умудрялся бегать за ними целый день?- пробормотал он,- У меня был целый класс учеников и я никогда с ними так не уставал

Бригитте задохнулась смешком и вышла из комнаты, Гунтрам подошел к кузену глядя на то как мальчики восхищались большим количеством коробок.
— Это для нас?- весело спросил Клаус
— Нет, это для Курта, - сказал Карл - Это у него был день рождения, не у тебя.
— Он слишком мал, чтобы открыть их все, - ответил Клаус.
— Не думаю что не сможет, - сказал Гунтрам- видя как сын пытается ходить.
— Можно нам открыть их?- настаивал Клаус
— Уже почти 9 вечера! Знаете что это означает?
— Гунтрам! - заскулили мальчики в унисон, в надежде получить отсрочку перед сном.
— Вам завтра в школу. Если вовремя не ляжете спать, утром не сможете проснуться.
— Ну, Гунтрам, - заскулил Карл
— Эти игрушки для маленьких детей, не для вас. Хорошо, откроем шесть коробок и спать! Выберите по три коробки, раскройте и объясните Курту что там. Я не хочу слушать жалобы от Бригитте или от Эберхарда на вас.

Оба мальчика покивали головами и побежали выбирать самые большие коробки.
— Как у тебя легко с ними получается?, - сказал Эберхард, - он смотрел как малыш Конрад переставляя ножки идет к отцу, который протянул к нему руки.
Клаус первый добежал до Курта и раскрыл первую большую коробку
— Одежда? Кто дарит одежду в подарок?- сказал Клаус
— Гунтрам! Курт ест ленту- крикнул Карл указывая на Курта, - Он всегда голодный.
— Он растет, - сказал Гунтрам, - забирая ленту у Курта, - твоя очередь Карл.
Карл раскрыл подарок, в нем оказался блестящий деревянный поезд, который сразу привлёк внимание ребёнка. Клаус открыл очередную коробку, в котором было белое плюшевое животное.
— Давайте не всё сразу, пусть Курт немного поиграет с этими игрушками, - мягко сказал Гунтрам, прежде чем Клаус откроет очередную коробку

В детскую вошел уставший Конрад и обнял Карла, который подбежал к нему. Клаус воспользовавшись тем, что родители отвлеклись быстро открыл очередную коробку, в которой был зелёный, пушистый шар. Курт внимательно наблюдал за ним.
— Круто!- сказал Клаус, он взял шар из коробки и бросил его на пол. Ударившись об пол, он засветился многоцветными огнями.
— Что это? - спросил Карл, увидев что мяч подскакивает из стороны в сторону.
Курт побросал все игрушки и пополз к этому мячу с криком «Папа!» Ребенок улыбался во весь рот.
— Я понятия не имею, - сказал явно забавляющийся Конрад, - Кто его послал?
— Здесь нет карточки. Курту он понравился, - сказал Клаус, наблюдавший как Курт схватил мяч и прижал его к груди, чтобы он не ускользнул
— Да, он понравился Курту, - растеряно сказал Конрад и посмотрел на Гунтрама.
Бледный как полотно Гунтрам смотрел остекленевшим взглядом в стену. Его глаза переместились на ребенка с шаром в руках.
— Уберите это..., -прошептал он в полуобморочном состоянии.
— Почему? - спросил Конрад обеспокоенный его бледностью, - Есть проблемы? - снова спросил Конрад, не получив ответа.

— Это от Константина, - прохрипел Гунтрам, желая схватить ребенка и бежать как можно дальше, но его тело, словно парализованное не слушалось его.
— От Репина? - повторил Конрад в шоке
— Он сделал этот шар для Курта, убери его пожалуйста, - умолял он

Быстро как мог, большими шагами Конрад пересек детскую и забрал из рук ребенка шар. Курт начал громко реветь в знак протеста, к нему присоединились и мальчики.
— Молчать! - прорычал Конрад, и все дети с тревогой посмотрели на него, - Всем идти спать! Эберхард, возьмите Курта, - приказал он и вихрем вылетел из комнаты

Молодой немец предпочёл подчиниться приказу. Взял на руки плачущего ребенка и позвал Бригитте, предложив ей уложить его спать, а сам занялся старшими братьями.

Через пол часа он вышел из спальни и нашёл Гунтрама всё так же сидящего у стены и смотрящего на то место где играл его сын.
— Гунтрам, что случилось?, - тихо спросил он
— Он вернулся за моим ребенком. Он ни за что не оставит его, - тихо прошептал Гунтрам не отрывая взгляда от стены, - Он убьёт мальчиков и заставит меня заплатить за побег, чтобы я никогда больше не убегал.

Конрад слушал приглушённый голос Фридриха через дверь в своей спальне. Он вздохнул и подумал, что делать, постучать или оставить их наедине. В конце концов только Фридрих мог вывести Гунтрама из этого состояния транса. Гунтрам не реагировал больше ни на что, только голос Фридриха успокаивал его.
Я не могу позволить ему пройти через это в одиночку. Я его муж и должен быть рядом с ним. Он постучал в тяжелую деревянную дверь и вошёл. Гунтрам был в объятиях Фридриха, мягко разговаривая с ним.
Несмотря на умоляющий взгляд Гунтрама, старик разомкнул объятия, встал с кровати и тихо вышел из комнаты, ободряюще и с сочувствием посмотрев на Конрада.
— Можно мне? - спросил Конрад, показывая на освободившееся место
— Да, пожалуйста - ответил Гунтрам, потирая красные глаза, - Я прошу прощения за сцену.
— Не беспокойся об этом. Мы все были очень обеспокоены за тебя. Это впервые, когда мы так долго не могли вернуть тебя в чувство, - сказал Конрад мягким голосом, и Гунтрам кинулся в его объятья за утешением.
— Всё в порядке, Маус, Репин не сможет появиться здесь. Я разговаривал с Гораном и он сейчас расследует, как эта коробка к нам попала, - тихо сказал Конрад, обнимая свою любовь
— А если он заберет Курта, - спросил Гунтрам борясь с рыданием - Что делать, если он выкрадет его?
— Ноги Репина здесь не будет! Мы удвоим безопасность.
— Посмотри что он сделал в Буэнос-Айресе, - закричал Гунтрам
— Мы не знали что Репин жив. У него были большие ресурсы. Ты же слышал что сказал Антонов, он потерял большую часть своих денег. Его люди убиты им же самим, - перечислял Конрад
— У него всегда всё есть и более чем достаточно.
— Не достаточно, если всё что он смог сделать это послать нам свой мафиозный привет в посылке. Гунтрам, пожалуйста, не принимай всё так близко к сердцу, если бы у Репина были ресурсы, он напал бы на нас без всякого предупреждения. Я знаю его уже много лет. Это не его стиль. Репин убивает людей без каких либо предупреждений.
— Он не хочет убить Курта, он хочет забрать его.
— Может быть, а может и нет. Теперь в доме будут только люди Горана. Бригитте с нами уже 20 лет. Самые молодые сотрудники с нами уже более десяти лет. Всех остальных Горан уволил сегодня вечером. Мы не будем нанимать никого из посторонних на работу.
— Ты понятия не имеешь о его возможностях! Он был настолько уверен, что может убить мальчиков, что ты даже глазом моргнуть не успеешь.
— Ничего не случится- лгал Конрад со всей определённостью.
— Где няня мальчиков?
— Ушла. С её обязанностями справляется Эберхард. Клаус и Карл уже взрослые, они могут мыться сами. Бригитте более чем достаточно, - не отрывая взгляд от Гунтрама говорил Конрад.
— Давно она ушла?
— За несколько недель до твоего приезда- сказал Конрад.
«Я должен научить этого безмозглого Эберхарда держать язык за зубами»- подумал Конрад

— Я не заслуживаю тебя, - прошептал Гунтрам успокаиваясь, - Я не знаю, смогу ли я когда нибудь стать нормальным. Сегодня я с ума сходил от количества народа. Они все желали мне добра, а у меня была только одна мысль, уйти оттуда побыстрее. Я не могу избавится от ощущения что я куда то бегу, идут автобусы, но я не могу на них запрыгнуть, а потом проваливаюсь куда-то... Это не нормально. Я урод!
— Не беги за ними. В этом мире много автобусов. Нормальный ты или ненормальный, я всё равно люблю тебя.
— Как ты такое можешь говорить? На твоём месте я не смог бы простить себя. Я виноват. Я не должен был доверять Константину.
— Это ты должен простить меня за многие вещи. Ты ежедневно, в течении трёх лет рисковал собой, чтобы вернуться ко мне. И ты, не смотря ни на что, назвал сына в честь меня. Я всегда хотел ребенка от тебя, но я не осмелился просить, потому что ты был против этой идеи. У меня всегда были эти эгоистичные идеи, на случай, если ты когда нибудь оставишь меня, часть тебя осталась бы со мной.
— Почему ты никогда не говорил мне это?
— Я говорю это сейчас. Ты не представляешь, как я счастлив что в нашей жизни появился Курт. Ты думаешь я позволю Репину забрать его у меня? Или ты думаешь, что Горан позволит кому-нибудь приблизится к его крестнику?
— Я сделал много ужасных вещей, Конрад- прошептал Гунтрам
— Я тоже делал немало ужасных вещей в жизни. Может быть все не так уж ужасно как ты думаешь. Почему ты не расскажешь мне что случилось?
— Если я расскажу тебе, ты никогда меня не простишь.
— Испытай меня. Расскажи мне всё и ты сам почувствуешь себя лучше. Я жил с секретом о связи с твоим дядей, и страх, что ты узнаешь об этом сводил меня с ума. И когда ты узнал, ты простил и вернулся ко мне.
— То что я должен рассказать это ужасно и не красиво.
— Тогда начни с хороших моментов. Ты должен выговориться.
— С Хороших моментов!? - спросил в шоке Гунтрам
— Что ты чувствовал когда Курт родился? Каким он был в первые месяцы? Какая обстановка была в его комнате? С какими игрушками он играл? Хотя нет, младенцы ведь спят всё время...
— Я... Это был один из самых счастливых дней в моей жизни - сказал Гунтрам дрожащим голосом - Он спал в своей корзине, и когда проснулся, посмотрел прямо мне в глаза.
— А ты не влюбился в Репина тогда - спросил Конрад медленно
— Нет! Я любил тебя! Ничего не изменилось, - запротестовал Гунтрам
— Тогда мне не за что прощать тебя. Я даже могу смириться с твоим отцом, за то что он помог нам найти тебя. Ради тебя я могу даже помириться с ним.
— Это правда?
— Он сделал всё возможное в поисках тебя. Он рассказал нам о Репине, если бы не он мы бы не знали, что он жив. И если он станет одним из нас, я готов принять его.
— Как это?
— Он отказывается предоставить нам доступ к информации, которую он имеет на многие стратегические компании Ложи. Он по прежнему защищает масонов, - пожаловался Конрад обижено, - Однако я больше обеспокоен тем, что сказал мне твой американский друг
— Джон?
— Да, Алзор, - Гунтрам посмотрел на него, опасаясь ревности Конрада, но он продолжал ласкать его и Гунтрам почувствовал сухость во рту от ужаса
— Он сказал мне что ты боишься открытые окна, почему? Ты же уже знал что твой отец этого не делал, тогда почему?- спросил он Гунтрама и почувствовал, как тот почти застыл в его руках.
— Я не знаю, - сказал Гунтрам и хотел встать с кровати, но Конрад вернул его обратно.
— Я знаю почему. Но чтобы не случилось в прошлом с твоим отцом, это не было твоей виной, дорогой. Это было его решение. И ты не должен винить себя за это.. Я могу понять его точку зрения, хотя не могу оправдать его действия.
— Всё моё детство я думал о самоубийстве, - сказал он разбитым голосом, - Казалось что это просто сделать, просто выпрыгнуть из окна. Мертвым я был бы более полезен чем живой. Люди больше заботятся о мёртвых чем о живых, не правда ли?
— Нет! Ничего подобного! Самоубийство ничего не даст! Твой труп просто сгниёт! Ты будешь ценен только если ты жив!
— Теперь я это знаю. Я оставил эти мысли как только встретил тебя и они больше никогда не возвращались, пока Константин не похитил меня. Самоубийство не такое уж приятное чувство как я думал раньше. Я до сих пор не помню и не знаю почему я порезал себе вены. Вот этого я до сих пор боюсь. У меня бывают провалы в памяти, какие-то черные дыры, когда я не помню что делал. Однажды я чуть не убил Курта.
— Гунтрам, здесь этого не произойдёт. Здесь ты постоянно среди людей. Вспомни, тебя оставляли раньше одного хоть на пару минут? То горничные снуют с уборкой, то дети бегают под ногами, то предлагают кофе, то фрукты, завтрак, обед, ужин, постоянно люди, люди, люди.
— Да, точно...А после кофе Дитер приходит с новостями, - с облегчением усмехнулся Гунтрам, - И рассказывает плохой сегодня будет день или хороший в зависимости от того, в хорошем ли настроении с утра был Герцог.
— В самом деле?- спросил Конрад, - А теперь расскажи мне, как ты жил всё это время там с Куртом?
— Ты на самом деле хочешь это услышать?
— Да. Я думаю что ошибка заставлять тебя вести нормальный образ жизни и забыть то, через что ты прошел за эти три года. Это по детски думать, что теперь, когда ты вернулся, тебе нужно хорошо выспаться чтобы всё забыть и завтра жить как прежде. Я знаю, что это займёт определённое время прежде чем ты станешь самим собой.
— Я был в нормальных отношениях с Константином когда родился Курт, Конрад, и после операции тоже. И я не всё время боролся с ним, - сказал Гунтрам стыдливо.
— Я понимаю, котик
— И ты меня не ненавидишь?
— Нет. Если бы ты боролся против него всё время, ты уже был бы мертв. Ты выжидал время, чтобы вернуться ко мне. Как я могу ненавидеть или судить тебя за это? У меня нет никаких сомнений в твоей любви ко мне. Мы пройдем через все испытания вместе. Я уверен в этом.

Гунтрам долго смотрел на Конрада, потом сделал глубокий вдох, набираясь мужества перед тем что должно было произойти.« Я должен все рассказать ему», сказал он себе.

- Когда я был в Остине....

**************************
Конец 29 главы 2 книги 6 части

01:58 

Заместитель-2 (перевод)

Жизнь прекрасна!
Книга2 6 часть 28 глава
30 мая 2012 год
Лилль. Франция.

******************************************

Журнал не заинтересовал Константина.
«Господи! Какие болваны!», -подумал он, внимательно рассматривая некоторые репродукции в разделе «Пришельцы», - «Чему они учат? Гунтраму надо было учиться у настоящих мастеров и найти собственный стиль»
«Абсолютная чушь!»- подумал Константин и закрыл журнал.

Его взгляд бегло облетел магазин-кафе, как ни странно напомнив ему то место, где он впервые увидел Гунтрама.
«Нет, в Лилле более элегантно чем в Буэнос-Айресе, нечего даже сравнивать.»
«Я так скучаю по моему Конору и Ангелу, хоть он и сводил меня с ума.»
Он встал и выбрал книгу «Нормандия. Дом.Интерьеры»
«Надо посмотреть, может быть тут есть хорошие иллюстрации. Я теперь бедный эксцентричный миллионер. У меня осталось только 1.6 миллиарда долларов. И нет никакого способа увеличить состояние. Сейчас я официально на пенсии. В маленькой деревушке. Не сравнить с моей прежней жизнью. У Линтроффа должно быть сейчас уже более 20 миллиардов, если не больше, его сердце заполнилось смесью ярости и зависти. И у него мой сын и Ангел.»
«У меня нет никакой возможности атаковать его сейчас. Я должен жить всю оставшуюся жизнь как бродяга, позволяя себе лишь немного удовольствий. По крайней мере я во Франции, а не среди этих дикарей и обезьян. Лучше получить пулю в голову здесь, чем умирать стариком в компании скотов.»
«Я все равно не откажусь от своего ребёнка. Но сейчас я ничего не могу сделать. Я подожду несколько лет, а потом заберу его. Я не позволю Линтроффу лишить меня моего сына. Мой Ангел видимо при смерти, раз нуждается в пересадке сердца.»
Он открыл журнал и начал читать статью о ретроспективе Люсьена Фрейда в Вене.

— Сударь, могу я получить свой чек?- мягкий голос отвлёк Константина от статьи. Он поднял глаза и увидел перед собой юношу примерно двадцати лет. Константин потерял дар речи!
Перед ним стоял молодой человек один в один похожий на его Ангела. Лицо его имело такую же идеальную симметрию что и у Гунтрама. Маленький нос и рот и такие же светло русые волосы. Глаза были бархатисто-коричневого цвета и они светились смесью озорства и счастья. В отличии от Гунтрама, у которого был спокойный взгляд с намёком на грусть. Молодой человек был такого же роста, только немного крепче. У него были сильные руки, что говорило о том что он много работает.
— Мне очень жаль беспокоить вас,- продолжил молодой официант, - Но отец хочет закрыть кассу прежде чем начнётся концерт.
— Концерт?, - все что мог произнести Константин, до сих пор находящийся в шоке. «Он действительно прекрасно выглядит, вероятно французская кровь»- внимательно разглядывал Константин ничего не подозревающего официанта.
— У нас было объявление, - сказал юноша и подал счёт Константину, который мельком взглянул на него, - У нас это очень редко бывает, раз в месяц. Мой отец не позволил бы нам пугать клиентов чаще, - добавил он с заразительной улыбкой и подмигнул девушке идущей к роялю.
— Концерт рок-музыки? «Пора бежать», подумал Константин, - он рассчитываясь, бросил монеты на белое фарфоровое блюдце.
Не вставая с места, Константин наблюдал за очаровательным мальчиком, который добродушно разговаривал со всеми клиентами, как будто он с ними был давно знаком. Он заметил что никто из посетителей не уходил, а наоборот несколько человек вошли в книжный магазин и заняли свободные места, некоторые просто стояли. Он удивился, когда две пожилые дамы, сказав ему «Бонсуар» заняли места за его столом.
«Радости бытия среди простолюдинов»- подумал Константин и стал подниматься со стула. Он заметил ещё двух мальчиков и молодую девушку разглядывающих и оценивающих фортепиано. Быстро взглянув на вход, он увидел там скопившихся людей и просочиться мимо них не было никакой возможности. «Я в ловушке, как крыса»- подумал Константин, придется терпеть этих музыкантов-любителей.
«Бедный Гендель- он не заслужил этого»- подумал Константин, когда услышал первые аккорды «Lascia ch"io pianga"»- «Невероятно, арию исполняет девушка, неужели они не знают что это ария для мужчин?». Юноша вышел вперёд и стал петь.
«Этот голос принадлежит официанту?» - Константин был сбит с толку, он никогда не слышал альт, исполняемый с такой чистотой и силой.
«Не хватает техники и итальянский не на должном уровне, но пел он изумительно, в голосе было столько тоски и печали... Как в предрассветном пейзаже моего Гунтрама- вспомнил Константин- Как же они похожи, в его взгляде та же свирепость и любовь к жизни, смешанная с тоской и печалью и бесконечная чистота. Полная палитра оттенков серого в жизни, в черно- белом варианте.»
Он осторожно аплодирует, скрывая растущий интерес к крепкому молодому человеку.
«Нет, он не похож на моего Ангела совсем,- понял Константин,- Он больше похож на Алёшку.» Он еле скрыл отвращение на лице, когда часть зрителей начала свистеть, чтобы показать свою признательность.
Девушка исполнила две арии и Константин с трудом подавил в себе желание выстрелить ей в голову за ужасное исполнение Монтеверди и музыки Перголези. Потом еще один молодой человек, лет тридцати, спел с девушкой ещё три арии.
«Для чего это любительское пение?» - подумал Константин, печально наблюдая как его новый объект желания чинно сидит, внимательно наблюдая за своими друзьями.
«Зачем люди искусства всегда встают друг за друга горой? Неужели он не слышит, что они ужасно поют? То же самое с художниками в галереях, рисующих разный мусор.»

Когда его терпение подошло к концу, блондин поднялся со стула, обнял девушку и они запели дуэтом Pur mu Muro, pur mu Godo, - где Нерон и Порреа праздновали свою победу над своими врагами и приход его к власти.
« Он действительно понял роль- Неро желал любви, а она хотела только его власть. Он внимательно наблюдал как юноша резвился и воздух вокруг него был заряжен животной, чувственной страстью, которая не имела ничего общего с камерным исполнением, которое он видел раньше.
«Жаль что он не гей, - разочарованно подумал Константин,- Он определённо любит женщин.» Он встал из за стола и пошёл к выходу. Он прошел рядом с исполнителями и в последний раз взглянул на юношу. Их взгляды встретились и он утонул в прозрачно коричневом омуте и его сердце остановилось.
— До свидания, месье, возможно мы ещё увидимся, - и Константин заморожено застыл, как кролик перед фарами автомобиля. Юноша ему подмигнул и отвернулся к своим собеседникам.
Выходя из кафе Константин подумал: «Он мне подмигнул, или у него нервный тик?»



Нетерпеливый как подросток на первом свидании Константин стоял у входа книжного кафе в Лилле. Прошло три дня после концерта, а он все никак не мог забыть юношу, пленившего его.
«Молодые официанты- моё слабое место. Гунтрам тоже был официантом. И вот я здесь, строю из себя дурака перед поющим официантом.»
Небольшой дождь наконец разрешил его сомнение. Он вошел в кафе и пошел в раздел «новинки», делая вид что его интересуют новые романы.
— Посмотрите вот это, - услышал он знакомый баритон.
Константин поднял глаза от книги и увидел официанта, одетого в джинсы и рубашку на выпуск, который смотрел на него с улыбкой.
— Почему вы решили что меня это заинтересует?- бросил он с вызовом, чтобы скрыть свою нервозность. «По крайней мере сейчас он меня заметил»- подумал он
— Человек, который покупает у нас единственную копию Notes d"Art не будет читать разный бред под видом современной философии, - ответил он с улыбкой.
— Вы помните меня?
— Я знаю кто вы, - сказал парень с улыбкой и Константин жёстко взглянул на него, - Вы живете в Шалон-сюр-Мер?
— Как вы узнали?
— Легко. Я тоже там живу с моей семьёй. Мой брат работает у вас. Как поживает господин де Ла-Рошель? Я давно не видел его.
«Придурок, который не может вырыть обыкновенную яму, его брат?»- понял Константин, но ничего ему не сказал.
— Боюсь я не знаю господина де Ла-Рошель.
— Почему не знаете? Он бывший владелец замка Сент-Круа, который вы купили. Я часто играл там в саду, когда был ребенком. Он переехал в Париж 5 лет назад, с тех пор дом выставлен на продажу.
— Я купил дом у Мари Блиссард.
— Это его дочь. Видимо он скончался и она унаследовала замок.
— Могу себе представить. Дом стоял без присмотра в течении 5 лет.
— Да, брат говорил мне. Меня зовут Ален Жирар, - он протянул ему руку и Константин пожал её задумавшись, интересно, почему он задержал мою руку
— Франсуа Арсеньев, - представил себя Константин, - Ваш брат наверно сказать вам моё имя?
— Нет, он не говорит о своей работе, он только был расстроен из за садового пруда.

«Он вспомнил того, самого некомпетентного строителя, которого он встречал в своей жизни.»
— Кто-то должен был объяснить ему как делать правильные углы для установки дренажа, а в остальном он работает не плохо.
— Могу я предложить вам чашку кофе, в качестве компенсации за действия моего брата?- сказал юноша и Константин растерялся, он не ожидал, что мальчик будет таким смелым. Ему понравилась эта смелость.
— Да, спасибо, - юноша пошёл к кофеварке, а он сел за тот же стол где сидел накануне.
«Может быть я понравился ему, я не так уж плохо выгляжу и я имел неплохой успех до встречи с Гунтрамом. Он единственный кому я был безразличен.»
«И к твоему огромному состоянию он тоже был безразличен»- напомнил ему внутренний голос.
— Все в городе говорят что вы русский, - сказал Ален, и сел напротив Константина, поставив чашку с кофе перед ним.
— Я родился во Франции, провел здесь всё моё детство. Потом моя семья переехала в Россию. Я вернулся сюда уже после того как я ушел из компании которая была продана американцам.
— Вы вышли на пенсию? Но вам же не больше сорока!, - соблазнительно рассмеялся Ален
— Внешность обманчива. Я официально вышел в отставку. И в соответствии с договором, который я подписал, я не имею право работать в нефтяной промышленности в течении 10 лет. Я инженер-строитель.
— Это объясняет недовольство моего брата, он говорит что вы проверяете каждый дюйм его работы.
— Я спасаю свой сад, которым не занимались с прошлого всемирного потопа, - ответил Константин с натянутой улыбкой, - Кроме того, сантехнические навыки его команды оставляют желать лучшего. У меня нет претензий к электрике и столярным работам. Я скрещиваю пальцы, когда они лезут на крышу.

Смех мальчика был бальзамом на истрёпанную нервами душу.
«Мне нужно наладить отношения с местными и быть более открытым с ними. Чем больше я буду открытым, тем скорее они перестанут обращать на меня внимание.
— Ну, по крайней мере мой брат порекомендовал вам наше кафе, - сказал он с доброй улыбкой и эта улыбка затопила сердце Константина.
«Это все равно что подключение дренажа к Артезианской скважине»- подумал Константин
— Дому не хватает хорошего обслуживания и глубокой очистки. Я до сих пор не знаю куда девать старую мебель, - сказал Константин, почувствовал неловкость, что парень так пристально смотрит на него, необычная застенчивость охватила его.
«Что со мной не так?»- подумал он
— Вы можете продать мебель. Моей матери очень нравился стол, который стоял в фойе.
— Мебель находится в очень плохом состоянии и восстановление потребует больше средств, чем если купить хороший антиквариат. Ничего не делалось в течении пяти лет, дерево прогнило, полы надо менять. Я поручил поставить всю мебель в старую конюшню. Если ваша мать захочет взять что-то из мебели, пусть придет и выберет что ей нужно, - сказал Константин нежным голосом, - Если вы знаете, кого-нибудь в деревне, кому нужна мебель, они тоже могут прийти. А просто так выбрасывать всё не в моём стиле.
— Это очень щедро с вашей стороны. Я скажу маме об этом. Может быть вы знаете её, она владеет табачной лавки.
— Да, я думаю я видел её. Я остановился в гостинице в Лилле, пока дом ремонтируется. Я только хожу в дом, следить за ремонтными работами, - сказал Константин, не понимая своей застенчивости.
«Что происходит со мной?»- подумал он опять

Понимание настигло его как гром среди ясного неба!
« Чёрт! Я влюблён как подросток! Точно так же было когда я впервые встретил Гунтрама!»

— Да, мой брат сказал что вы действительно проверяете всю работу, - хмыкнул Ален
— Я инженер. Это естественно для меня. Как насчёт тебя. Ты певец?
— Нет, не совсем. Это хобби. Я изучал французскую литературу и сейчас работаю учителем в школе. Это всего лишь несколько часов утром, а потом я прихожу сюда, помогаю отцу.
— Я не плохо знаю классическую музыку и скажу тебе, что голос у тебе очень хорош. Где ты учился пению?
— Я начал учиться четыре года назад, а до этого пел басистом в группе тяжелой металлике.
— Ты?! В тяжёлой металлике?- пытаясь сдержать смех спросил Константин, - Не убивай меня!
— Да я молчал в основном! У меня баритон. Я использовал модальный голос чтобы научиться петь как альт. Альт-это не врождённый голос, а результат упорных тренировок. Мы были большими поклонниками Nightwish, но они распались, и певица Тарья Турунен, - Она из Финляндии. Потом я начал петь Эдварда Грига и эту русскую оперу «Русалка», - он усмехнулся и глотнул глоточек его кофе со взбитыми сливками.
— Таким образом ты искал вдохновение в Ютубе, - Константин закрыл глаза на богохульство.
— Да, мы подумали, почему бы и нет, давайте переделывать что-нибудь оттуда.
— Я даже не хочу знать какие были результаты
— Мы даже пытались петь что-то из Генделя и Баха но это не всем понравилось, - сказал Ален хихикая
— Интересно почему?- спросил иронично Константин?
— Это была не главная идея. Однажды случайно я увидел видео Филиппа Ярусски, и тогда я подумал что хочу так петь. Я нашел хорошего учителя музыки, но он был шокирован когда увидел меня, и послал меня к другому специалисту камерной музыки, который отправил меня в Париж, где знали как учить контртенора. Теперь я учусь там.
— Хочешь стать оперным певцом?
— Нет. Я учусь для себя. Я паникую на сцене.
— Зачем тогда учишься?
— Потому что я люблю музыку.
— У тебя хороший голос. Жаль что ты живёшь в маленьком городе.
— Это мой родной город!- решительно сказал Ален, - С меня достаточно путешествий два раза в месяц в Париж. Я не люблю большие города. Хотите я покажу вам Лилль?

«Слишком идеально, чтобы быть правдой. Талантлив как мой Гунтрам, но более разумный и рациональный чем был он»- с горечью подумал Константин.
— У вас крепкая семья?
— Пожалуй да. Мои родители женаты уже сорок два года. Моя мать испекла торт, который я подал вам к кофе, я до сих пор живу с ними.
«Отлично! -подумал Константин- самое худшее что может произойти в этой семье, если его брат захочет починить что-нибудь в доме.»
— Можно задать один вопрос? Вы случайно не связаны с программой Erasmus?
— Простите?
— Международная программа обмена для студентов и преподавателей.
— Я закончил школу несколько десятилетий назад, - сказал Константин медленно, пытаясь отойти от шока
— Отлично!- обрадовался Ален- Значит вы не уедете в Прагу, не заплатив свою долю аренды, как сделал мой бывший бойфренд?
— Извините?
— Он получил стипендию чтобы изучать Пруста в Праге, и я остался с разбитым сердцем, с долгом и бездомным, менее чем за 24 часа, - сказал Ален пожимая плечами, - С тех пор я ни с кем не снимаю жильё.

Неожиданно Ален запел на всё кафе арию на итальянском языке и Константин онемел глядя на него выпученными глазами.
— Что это?- спросил Константин, - Я не знаю итальянский
— Это из мадригала «Монтеверди»- перевод звучит примерно так:

«Ты украл моё сердце не испытывая пламя любви,
Жестокая красота очаровала мою душу
Так пусть хоть раз я испытаю счастье в твоих объятьях»- с грустной улыбкой перевёл Ален.

— Это 17 век. Но очень верно, как думаете?
Константин онемел и смог только кивнуть, Ален улыбнулся и запел опять.

Константин сглотнул и почувствовал себя как маленький мальчик перед учителем. Он решил дать себе ещё один шанс. Гунтрам в прошлом. Только это мгновение имело сейчас значение.

— У меня есть свой дом. Мне сорок семь лет. У меня были сложные отношения. Я не хочу больше никаких неприятностей в своей жизни, - сказал Константин на одном дыхании.
— Мне тридцать два, я не курю, - провозгласил Ален с лучезарной улыбкой.
— Это хорошо что мы прояснили всё с самого начала, даже если это не очень романтично. Все делим пополам и счастливы вместе!
Ален наслаждался тем как Константин смотрел на него не мигая он чувствовал влечение к нему.

«Мама была права, надо завести бойфренда инженера или юриста и забыть об этих сумасшедших художниках, от них только проблемы. Мне надоели любовники без денег и обязательств, - подумал Ален продолжая улыбаться черноволосому человеку смотрящему на него как ребёнок. Да, инженеры не настолько творческие люди как художники, но с ними надёжно».

«Очень провинциальный, но чувственный. У меня было достаточно старой аристократии или художников. Алена можно отполировать, как Алексея. Бедный Алешка, в нем не было ничего кроме интеллигентной внешности. Он был обыкновенной скотиной, пока я не взял его. Я научил его с нуля как быть джентльменом.»

— Грандиозные декларации о любви ничего не стоят, если вы признаетесь два часа спустя после знакомства.
— В точку! Доказывать свою любовь нужно не словами, а делами. Завтра в 7 часов?
— Да, в самом деле, почему нет?- Константин тайно радовался, что его новый Ангел ходил по земле, а не витал в облаках.
___*********************************
Конц 28 главы, 6части, 2книги

01:57 

Заместитель-2 (перевод)

Жизнь прекрасна!
2 книга 6 часть 27 глава
27 мая 2012 года
Цюрих.

************************************

Большой лимузин остановился на стоянке перед домом. Конрад занервничал, его сердце сильно билось, хотя не было никаких причин для беспокойства. Он еле дождался водителя, который должен был открыть ему дверь автомобиля.
Он освободил ребенка из детского сидения и с наслаждением увидел как он улыбнулся ему. Он прижал его к своей груди. Защищая его головку правой рукой, Конрад выбрался из лимузина.
Фридрих подошел к нему и посмотрел на светловолосого ребенка, сжимающего шею Конрада и стыдливо пряча голову в его плечо и в то же время он уставился на старика.
— Можно мне...?- спросил Фридрих прерывистым голосои и Конрад дал ему ребёнка
— Его тоже зовут Конрад, - тихо сказал Конрад, - он прекрасно себя чувствует
— Это сын Гунтрама?
— Я не знаю, мне это безразлично, я уничтожил анализы ДНК даже не взглянув на них. Гунтрам не хочет этого знать, так что это не должно иметь значения и для меня тоже.
— Он очень похож на него, - сказал Фридрих, ласково поглаживая его головку жесткой рукой, - Что будет, если кто-то оспорит отцовство?
— Адвокаты сохранили результаты, Фридрих. Они вскроют конверт в случае медицинской необходимости. Гунтрам сказал мне, что он не унаследовал генетическую сердечную недостаточность от своего рода. Врачи будут обследовать его на этот предмет время от времени, для страховки.
— Когда он приедет домой?
— Сегодня, если в клинике пройдет всё нормально, им нужно сделать ещё несколько тестов, но в любом случае он приедет.

Голубые глаза старика смотрели на Конрада с печалью и он ещё теснее прижал к себе ребенка.
— Даст Бог чтобы ему стало лучше, Фридрих, или мы будем искать ему донора. Он на пределе, - мягко сказал Конрад, - по словам врача, чудо что он жив.

Фридрих наблюдал, как Конрад взял у него ребёнка, улыбнувшись ему понёс на детскую площадку, где Карл и Клаус играли субботним утром.

Еберхард поцеловал на прощание свой первоначальный план отправить детей самостоятельно играть на площадку , а самому почитать книгу в тишине. Оба брата сегодня проснулись не с той ноги, и ссорились друг с другом с самого завтрака.
— Карл! Оставь своего брата в покое, вы же помирились десять минут назад. Давайте сделаем перерыв до обеда, и не таскай ведро с песком, ты рассыпаешь его везде, хочешь поиграть с песком, иди играй в песочницу, - строго сказал Эберхард
Карл с достоинством вернулся в песочницу, поглядывая на своего брата, надеясь застать его врасплох.
— Папа! - крикнул Клаус, видя что к ним приближается отец держа на руках маленького ребёнка.

Дети побежали к отцу с любопытством поглядывая на новичка. Конрад держал ребенка на руках, а тот извивался, прося отпустить его к детям.
— Как его зовут спросил Клаус, дергая отца за другую руку
— Конрад!
— Мы знаем как тебя зовут, засмеялся Карл- Его имя?- указав пальчиком на хихикающего ребенка
— Его зовут Конрад, как и меня, - с улыбкой сказал Конрад, - Как думаете, могли бы вы поиграть и поухаживать за ним после обеда?, - спросил он выпуская ребенка и видя как он быстро, своими маленькими ножками пополз к песочнице.
— Он останется здесь? - спросил Карл, видя как малыш, опрокидывает ведерко с песком, наводя беспорядок.
— Не на долго, - невинно сказал Конрад, - вы должны следить за ним, чтобы он ничего не брал в рот, - он подошёл к ребенку и забрал из его ручек розовую формочку для песка, которую тот усердно грыз.
Клаус прыгнул в песочницу, ребенок захихикал и пополз к нему.
— Он смешной, - сказал он и взъерошил волосы ребёнка, - Он умеет говорить?
— Ещё нет, но он понимает английский, вы можете научить его немного немецкому языку.
— Он надолго останется? - спросил Карл, - пытаясь привлечь внимание ребенка к себе, видя как Клаус строит ему смешные рожицы
— До сегодняшнего вечера, по крайней мере,- он отошёл от песочницы, радуясь, что дети переключили все своё внимание на ребенка
— Это ребенок Гунтрама ? - прошептал Эберхард ему на ухо
— Да. Кажется он понравился детям.
— Точно. Что мне делать с ним? Я ничего не знаю о детях.
— Бригитта будет ухаживать за ним. Она знает что делать. Кстати, я не буду нанимать другую няню, она будет занимать эту должность с этого момента и далее, мальчики уважают её.
— Я понимаю. Это хороший выбор. Когда Гунтрам возвращается домой?
— Я не знаю. Возможно сегодня вечером, но я не уверен. Всё будет зависеть от него. Сейчас я возвращаюсь в больницу.
— Передавайте ему привет.
Взглянув на детей последний раз и видя что они миролюбиво играют все вместе, Конрад пошёл к машине.

— Как всё прошло? - спросил Горан, когда Конрад вошёл в частную клинику
— Кажется они поладили, мальчики находят его забавным. Я не сказал им кто он.
— Не нужно. Гунтрам скажет им сам. Он всё ещё спит под наркозом, доктор Ван Хорн говорит, что после катетеризации он будет чувствовать себя лучше.
— Спасибо.
— Лакруа пришел ко мне вчера вечером, он принес мне все, что у него было. Ребята сейчас смотрят файлы.
— Это ничего не меняет, не так ли?
— Не для нас, но и не для него.
— Горан, не говори загадками.
— Я разговаривал с Гунтрамом. Он не хочет его видеть. Я старался как мог, но он сказал что у Лакруа на уме лишь его собственный бизнес.
— Правда?
— Он сказал, что если этот кусок дерьма приблизится ко мне или к моему сыну я пристрелю его, у меня есть навык благодаря ему.
— Должны ли мы избавится от него?- с надеждой спросил Конрад
— Нет, Лакруа готов сотрудничать, чтобы вернуть сына. Это выгодно для нас. Возможно Гунтрам успокоится в будущем, Репин всё рассказал ему о сделках своего отца.
— Есть новости от Антонова?
— Пока нет. Нет никаких контактов. Только след тел оставленный им. Это было месяц назад, с тех пор ничего.
— Алексей всегда работал в одиночку, может быть сейчас что-то пошло не так?
— Я думаю он охотится за Репиным, как я, когда убили моего брата
— Если Репин вернётся...
— Он вернётся. Он считает маленького Конрада своим сыном. Он вернётся за ним.
— У нас сильная охрана, только безумец рискнул бы...
— Репин безумец. Он уже обманул нас несколько лет назад. Он ждал семь лет чтобы похитить Гунтрама. Может через десять лет, но он вернётся за ребёнком.
— Мы должны найти его. Обломов же нашёл.
— Обломову повезло. Репин усвоил урок, он не повторит ту же ошибку. Всё что рассказал мне Гунтрам бесполезно. Курагин, его деньги и его люди исчезли, как только Обломов канул в лету. Я даже не уверен, что люди, которых Гунтрам видел в Стокгольме были люди Репина- удрученно сказал Горан- Гунтрам сделал несколько эскизов лица Репина и его людей, но это бесполезно.
— Это не может больше так продолжаться. С этим надо кончать.
— Меня это тоже приводит в бешенство, но другого выхода нет
— Так что, нам сидеть и ждать?- прошипел Конрад
— Мы продолжим поиски, но вы не должны быть вовлечены в это ради Гунтрама, для него эта война должна закончиться, иначе он не выдержит. Он должен всё забыть и продолжать жить дальше.
— Ты психиатр?
— Нет. Война- это состояние ума, а не реальное физическое событие, мой Гриффин, война начинается в нашем уме за долго как мы попадаем на поле боя. Война заканчивается, если цель достигнута.
— Что же нам делать?
— Отпустить ситуацию. Ваша война с Репиным дорого нам стоила, вы же не хотите сделать жизнь Гунтрама ещё сложней?
— Я подумаю об этом- сказал Конрад и обернулся к молодому Бреговичу - Двойная мера безопасности вокруг моего дома и продолжить искать эту женщину, она может быть полезна нам.
— Хорошо, мой Гриффин.


— Я уже подумал что ты проспишь здесь до ночи, - сказал Конрад с обожанием глядя на любовника, - Если мне не дадут чего-то посущественней кофе, доктор получит второго пациента.
— Привет, - пробормотал Гунтрам с сонной улыбкой- Где Конрад?- испугано спросил он оглядываясь по сторонам.
— Усложняет жизнь Эберхарду. Между нами говоря, твой кузен очень ленив.
— Он что, с кузеном?!- закричал Гунтрам, - Почему?
— Когда-то же он должен встретиться с Карлом и Клаусом. Они подружились и счастливы вместе. Мальчикам с ним очень весело. Даже после того как Конрад побросал все машинки Клауса в пруд, и что-то начертил в школьной тетради Карла...
— Ты оставил его с ними? - недоверчиво спросил Гунтрам, - Зачем? Я же просил вас ,ухаживать за ним.
— Привозить ребёнка в больницу не очень хорошая идея. Бригитте прекрасно за ним ухаживает, он пообедал, поспал, перевернул всё в детской с ног на голову. Он прекрасно провёл время со своими братьями. Клаус сказал, что он хочет такого братика на Рождество.
— Я...
— Доктор сказал что мы можем ехать, с тобой всё в порядке, - сказал Конрад ровным голосом, - Почему бы тебе не одеться и мы поедем домой, если ты поспешишь мы успеем пообедать вместе с детьми.
Гунтрам молча обнял скрещённые колени
— Ты не можешь вечно скрываться от своих собственных детей, Маус, - сказал Конрад сладким голосом.
— Я плохо выгляжу. Посмотри на кого я похож, - прошептал Гунтрам.
— Я смотрю на тебя и не вижу ничего плохого. Поехали домой, Маус, к тому же уже поздно везти Конрада в город.
— Я боюсь, - признался Гунтрам.
— Мне бы тоже было страшно, если бы Клаус собрался прыгнуть на меня сверху, он так вырос, - сказал Конрад и был рад заметив на губах Гунтрама улыбку.
— Я не знаю...
— Возвращайся домой, котёнок.
— Мне нужно предупредить Горана...
— Не беспокойся о нем, он уже выгнал меня из своей квартиры, ему тоже нужно побыть одному, он не любит когда нарушают его пространство
— Он мой лучший друг, - мечтательно сказал Гунтрам
— Завтра он пойдёт на службу. Я надеюсь что Патер Бруно готов крестить Конрада, потому что Горан больше не может ждать, может он сам это сделает? Я уверен, что он уже купил свечку.
— Немного сложно будет что у вас с ним одинаковые имена. А Конрад-младший звучит ужасно.
— Имя как у банкира, - хихикнул Конрад,- Как насчет «Курт»? Кон- звучит как-то не очень, на французском и на немецком означает вульгарное слово..
— Да, ты прав, я не подумал об этом когда выбирал ему имя. Курт звучит хорошо, - согласился Гунтрам, - Не будет ли это слишком запутанно для него, сначала Конор, потом Конрад, теперь Курт?
— Думаю что нет. Конрад- останется его именем, а Куртом мы будем звать его дома. Он очень умный мальчик.
— Как ты думаешь, они хотят чтобы я вернулся? Я сильно изменился, - засомневался Гунтрам
— Ты не изменился, Гунтрам. Ты немного болен и похудел, но ты быстро восстановишься. Они так давно не видели тебя и мечтают чтобы ты вернулся скорей домой. Они достаточно взрослые чтобы понять что то, что произошло было не по твоей вине.
— Я надеюсь что ты прав, - сказал Гунтрам, утешаясь в объятиях Конрада.


Выходя из лимузина припаркованного во дворе, Гунтрам сильно волновался. Не обращая внимание на дождь, он мучительно оглядывал знакомые места, по которым так страдал последние годы. Он никак не мог прийти в себя, стараясь взять себя в руки он как мантру повторял, - «Успокойся, ты у себя дома».
— Пойдем, - сказал Конрад, а то простудишься.
Гунтрам последовал за ним и остановился любуясь цветущим вишнёвым деревом.
— Господи! Сколько же я здесь не был...
Рука Конрада вывела его из задумчивости.
— Пойдём, Фридрих ждёт нас...
И Гунтрам автоматически пошел за ним.
Фридрих стоял посреди фойе разведя руки принимая в свои объятия Гунтрама.
— Мой мальчик, наконец-то ты дома!
Уткнувшись в плечо Фридриха, Гунтрам начал плакать. Дитер быстро исчез на кухне. Конрад подошёл ближе, но Фридрих жестом остановил его.
— Всё в порядке, сынок, всё кончено. Ты в безопасности дома. Мы все молились о твоем возвращении и Господь услышал наши молитвы, - приветливо шептал старик.
Гунтам не мог остановиться и Фридрих утешая, гладил его по спине.
— Это пройдет. Все кончено.
Гунтрам не мог остановиться, завывая в голос. Фридрих заметил, что Конрад начал не на шутку волноваться.
— Пойдём в библиотеку, сынок, посидим там, поговорим..
Кивнув, но не отходя от Фридриха, Гунтрам пошел с ним в библиотеку. Они сели на диван и Гунтрам уронив голову ему на грудь зарыдал в голос.
Фридрих ждал пока утихнут рыдания, ласково гладил его по голове. Он вытащил из кармана носовой платок и предложил Гунтраму.
— Мне очень жаль, Фридрих, я испортил твою куртку, сказал Гунтрам вытирая слёзы.
— Не страшно, самое главное, что ты здесь. Переоденься, мой мальчик, и мы поднимемся к вашим детям. Малыш Конрад чудесный ребёнок, я был бы счастлив стать его учителем, - сказал он.
— Я хотел бы чтобы ты был моим учителем, - печально сказал Гунтрам
— Да, я тоже бы этого хотел. Конрад был слишком энергичным, а ты более спокойный и светлый, я бы с радостью вас поменял.
— Я всё слышу...,- заговорил Конрад из своего угла. Гунтрам нервно засмеялся, - Альберт и Армин вели себя хуже чем я, но ты всё равно любил меня больше.
— Нет, мой Герцог, они были более озорными чем вы, но более послушными, вы же не могли остановиться пока не получали то чего хотели, - сказал он со смехом держа в руке правую руку Гунтрама, боясь прикоснуться к левой.
— Клевета, - сказал Конрад улыбаясь.
— Князья у себя в комнате, они уже наверно пообедали, - сказал Фридрих, - У малыша Конрада очень хороший аппетит, он поел, я раздобыл кроватку и установил её в спальне мальчиков. Они очень рады что он будет спать с ними.
— Правда?
— Почему нет? У него очень хороший характер. Он сегодня целый день с ними играл, Князья очень гордятся что им позволили ухаживать за ним. Они сегодня играли в семью, малыш Конрад конечно был их сыном. Но я думаю что их наставник, г-н Гуттенберг Саксен очень устал, десять минут назад он удалился отдыхать в свою комнату, - сказал Фридрих с игривой улыбкой, - Пойдем, Гунтрам, умоешься и навестишь Князей, для них это будет большой сюрприз.
Гунтрам кивнул, рассеяно вспоминая где пиджак и галстук.
«Я должен сказать повару, чтобы он хорошо кормил его», подумал Фридрих ведя Гунтрама в одну из ванн на первом этаже.

Бригитте пришлось задушить крик радости, когда она увидела Гунтрама в коридоре. Только суровый взгляд Фридриха остановил её.
— Я очень рада видеть вас, сэр, - сказала она
Гунтрам слабо улыбнулся ей.
— Дети спят? - спросил Конрад
— Нет, сэр, они в постели, разговаривают друг с другом, они очень взволнованы из-за молодого... принца...- сказала она нерешительно, не зная как назвать ребёнка, - Он очень устал, и заснул когда я его переодевала в пижамку.
— Спасибо, Бригитте, г-н Элзассер, поговорит позже о ваших новых обязанностях, - она склонив голову удалилась.
— У тебя тот же «любящий» метод лечения сотрудников?
— Некоторые вещи не меняются, - ответил Конрад с лукавой улыбкой, - Готов?
— Не совсем...
— Жаль, - усмехнулся Конрад, и открыл дверь в спальню к детям, где те прыгали на кроватях и с удивлением посмотрели на отца, удивляясь что он так поздно посетил их.
— У меня для вас сюрприз! Только не будите Конрада, - сказал он входя в комнату.
Конрад отошёл от двери показывая им Гунтрама, стоящего за его спиной.
Крик счастья и восторга Клауса раздался по всему крылу дома. Он подбежал к Гунтраму, обнял его, уткнувшись лицом в его живот, в то время как Карл застыл глядя на него. Он осторожно слез с кровати, тихо подошел пристально глядя ему в глаза.
— Это ты, Гунтрам? - боязливо спросил его Карл.
— Это я, Карл, - ответил он, - Я сильно изменился, дорогой?

Мальчик узнал его голос и толкнув брата в сторону, чтобы прижаться к его груди. Гунтрам опустился на колени, чтобы детям удобнее было обнимать его. Гунтрам поцеловал Клауса и тихо прошептал:
— Я не хотел так долго быть в дали от вас.
— Папа нам сказал, что тебя украли, - плача сказал Клаус.
— Это правда. Я убежал от них с Конрадом несколько недель назад. Мы долго добирались, чтобы вернуться к вам, - мягко сказал Гунтрам, - Конрад- мой сын.
— И ваш новый брат, - быстро добавил Конрад, - Он будет всегда с нами.
— Он правда останется с нами?, - спросил с надеждой Клаус.
— Конечно!- ответил Конрад с улыбкой,- Только дома мы будем называть его Курт, чтобы не путать наши имена.
— Тогда Гунтрам тоже останется с нами навсегда?- спросил с улыбкой Клаус, крепко держа Гунтрама за шею, - Ты останешься с нами?
— Да, я остаюсь с вами,- сказал Гунтрам.
— Конрад твой сын? - с любопытством спросил Карл, - Как же ты его...?
— Я...
— Уже очень поздно. Вы должны вернуться в постель, пока не разбудили своего брата. Завтра поговорите с Гунтрамом, после того как он отдохнёт. Все эти годы он находился под большим давлением, ему нужно отдохнуть и восстановиться.
— Где ты будешь спать, - осторожно спросил Карл
— Гунтрам будет спать со мной. В моей комнате, - подтвердил Конрад строгим голосом, - Вы должны успокоить Курта, если он проснётся ночью и испугается.
— Он спит как бревно, - сказал Клаус широко улыбаясь, отец растеряно посмотрел на него, - Бригитте даже не успела поменять ему памперс, а он уже уснул. Он быстро съел свой обед, пока мы крутились за столом.
— А потом снял носки зашвырнув их проч, - смеясь добавил Карл.
— Маленькие дети иногда так делают, - сказал в защиту сына Гунтрам, - Вы тоже так делали, у меня вечно болела спина подбирать ваши носки и ботинки, - пошутил он
— Он мой сын!- объявил Карл гордо, - Я теперь не самый маленький в семье!
— Он не слушается тебя, -возразил Клаус, - Он не отзывается когда ты его зовешь!
— Он не собачка, - ответил Карл, - Это на тебя он не обращает внимания!
Гунтрам с грустью и тоской смотрел на своих сыновей, когда он услышал знакомую грызню и неважно из-за чего, из-за книги или игрушки, теперь предметом спора был его сын.
— Вы должны позволить и ему быть вашим папочкой.
— Нет!- ответили братья в унисон.
— Он еще не может говорить или писать, - возразил Карл
— Точно! Он же ещё ребёнок!- поддержал его Клаус, - он может играть с нами! Он классный!
— Было бы очень КРУТО, если бы вы вернулись в постель, - вмешался Конрад, - завтра вы можете провести день с Гунтрамом, а сегодня он должен отдохнуть.
Мальчики заскулили, но строгий взгляд отца заставил их вернуться в постель. Гунтрам поцеловал мальчиков на ночь, подошёл к спящему Конраду, и погладил его по щеке. Карл попросил Гунтрама рассказать им сказку на ночь, но Конрад опередив его сказал ему- Нет!- прежде чем Гунтрам согласился.

Они вышли из спальни, тихо притворив дверь.
— Ты только что сказал «круто»? - спросил Гунтрам с недоверием, - С ума сойти! Может быть мне нужны таблетки от сумасшествия, несмотря на то что этот новый доктор думает?
— Да, набрался новых ненужных выражений, благодаря твоему кузену Эберхарду, - глумился Конрад, - Представляешь, он сказал мне, что я со своим мышлением как допотопная реликвия!
Гунтрам хихикнул, но взял себя в руки.
— Где он сейчас?
— Дезертировал с корабля, как обычно, когда дело доходит до неуправляемых близнецов.
— Кажется ты близко сдружился с ним?- едко сказал Гунтрам, чувство ревности опять кольнуло в сердце,- Константин сказал мне что он всё время с тобой, он даже показывал мне фотографии.
— Ревнивый как всегда, мой котёнок, - Конрад с ухмылкой посмотрел на Гунтрама, -Твой кузен говорит без остановки, у любого человека либидо умрёт ещё не начавшись. Он дружит с одним из моих адвокатов. Горан познакомил их, после того как Ратко под угрозой отставки отказался сопровождать его в качестве телохранителя в гей-клубы. Эберхард сказал что я тупой и древний и живу уныло. Я думаю Ланусси затыкает уши когда они занимаются любовью, чтобы не слушать его болтовню.
— Горан их познакомил?- озадаченно спросил Гунтрам, - с трудом вникая в информацию.
— В Рождество, в 2010 году. Это была его идея. И я уже не Hochmeister, меня сместили, но я сохранил свой титул, и они не подчиняются мне больше, - пожаловался ему Конрад.
— Я думал ты сам ушёл, - сказал Гунтрам тихим голосом, успокаивая его.
— Отчасти, но они не остановили меня. Они уволили меня, и теперь в моей книге стоит запись- «уволен», и это после того, сколько я сделал для этих ублюдков.
— Мне очень жаль, Конрад, всё это случилось по моей вине, - Гунтрам обнял его утешая, - Орден был твоей жизнью, - он поднялся на цыпочки и поцеловал его в лоб.
— Не всей моей жизнью, Гунтрам, но важной её частью, - сказал Конрад, тайно радуясь что его обнимают и жалеют, - Ты и мальчики моя жизнь, - сказал он с застенчиво.

Гунтрам целовал его лицо и губы прижимаясь к его груди как он делал это много раз на протяжении многих лет, чувствуя как он расслабляется.
— Ты найдешь способ всё вернуть, как делал это раньше. Я уверен в этом.

Если он так меня ласкает, значит Горан был прав, и со страстью поцеловал его.

Гунтрам подталкивал Конрада к стене целуя его более страстно.
— Подожди, врач...
— Не может запретить мне жить, - сказал Гунтрам углубляя поцелуй, - Пойдём в постель...- умолял он.
— Я думаю что сначала нам стоит поужинать с хорошим вином, чтобы ты опьянел и был более раскованным, - сказал Конрад с улыбкой.
— Как ты мне сказал однажды - «порядок факторов не изменит продукт», - ответил Гунтрам и поцеловал его.
— Если мы пропустим ужин, то утром мне попадёт от повара и Фридриха, и порядок факторов изменит продукт. Мне нужно поужинать и выпить вино, чтобы раскрепоститься, я уже не так молод как раньше, знаешь ли..

Дрожа как нетерпеливый подросток, Конрад открыл дверь в гостиную перед спальней. Он отошёл в сторону пропуская Гунтрама. Молодой человек почувствовал, что он входит сюда как в первый раз. Он смотрел на освещённую камином комнату и обнаружил, что в ней ничего не изменилось с тех пор как он был здесь в последний раз. Его картина с Конрадом и мальчиками стояла на тумбочке, тот же маленький столик на котором они завтракали, кресло у камина.
— Ничего не изменилось, - сказал он мягко.
— Я консервативен с рождения и ты любишь меня за это, - самодовольно сказал он, и Гунтрам поцеловал его с нежностью.

Гунтрам прервал поцелуй и отошел от него на два шага.
— Я много раз спал с Константином, но я никогда не испытывал с ним того наслаждения, удовольствия и волнения, оттого когда ты просто смотришь на меня. Я не слушал тебя, когда ты предупреждал меня насчёт него, и это моя вина в том что случилось.
— Я вел себя как ревнивый дурак не доверяя тебе, этим я оттолкнул тебя от себя и сожалею об этом.
— Конрад ты имел полное право злиться на меня.
— Нет, я не должен был срывать свой гнев на тебя, мне нужно было выслушать тебя и постараться понять, вот к чему привели последствия моей несдержанности..
— Я тоже был на грани всё время и сходил с ума от ревности. Я должен был поговорить с тобой прежде чем лететь в Россию. Я действительно не знаю, что мне взбрело в голову лететь в Россию.
— Маус, я никогда бы не использовал тебя в борьбе против Репина. Ты никогда не был частью этой игры.
— Сможем ли мы начать всё сначала? Что, если нам не удастся?
— У нас всё будет хорошо, любовь моя. Твой духовник, Отец Патрисио, посетил меня однажды и я с ним очень долго говорил. Он мне сказал - «...я дам тебе совет, который даю всем женатым людям, не ложись спать с гневом в сердце. Кричите, ругайтесь друг с другом, но выясните между собой всё, и исправьте, иначе обиды и недосказанность превратятся в снежный ком, который будет расти».
— Сможем ли мы вообще говорить?- боязливо спросил Гунтрам, - Мы всегда говорим что будем говорить, но не делаем это.
— Мы делаем это сейчас, любовь моя, я не могу жить без тебя. Эти годы были адом для меня и я спрашивал, за что Бог так наказал меня. Я стал терять веру. А теперь, когда ты вернулся, вера возвращается ко мне. Я сделал выводы и я не буду совершать старые ошибки.

Гунтрам улыбнулся и открыл дверь спальни. Глядя на кровать он вспомнил сколько раз они любили друг друга на ней. Окинув взглядом комнату, он увидел что здесь тоже ничего не изменилось. Его глаза остановились на тумбочке, на которой лежала его недочитанная книга, оставленная им перед переездом в свою квартиру. Он взял её в руки с нежностью гладя обложку, нервно глотая ком в горле.
— С тобой всё нормально? Мы можем отложить это на другой раз, - тихо спросил Конрад
— Она всё ещё здесь, - Конрад смотрел на него не понимая, - Моя книга. Ты не убрал её. Как будто всё время ждал моего возвращения.
— Я ждал тебя. Или может быть не хотел признавать что ты можешь не вернуться, - сказал Конрад затягивая его в свои объятья.
— У меня было время когда я не мог даже вспомнить твоё лицо, любовь моя, в памяти всплывали только фрагменты лица, глаза, нос, губы, но лицо стиралось из памяти. Я мог вспомнить многие вещи которые мы делали, но лицо ускользало от меня, - признался Гунтрам медленно
— Ты был в невероятной стрессовой ситуации, ты ничего не делал по собственной воле. Меня волнует только то, что ты вернулся ко мне.
Конрад взял в руки лицо Гунтрама и посмотрел в глаза.
— У нас трое детей, любовь моя, и у нас ещё будет достаточно стрессов до конца нашей жизни пока вырастут наши дети, - увидев слёзы в глазах Гунтрама он постарался разрядить обстановку, - Давай выпьем, нам обоим это нужно, - и повел его к столику еде стояла бутылка с двумя стаканами.
Гунтрам сразу узнал бутылку.
— Подожди, Конрад, это очень ценный экземпляр.
— Мы выпили уже одну в твою честь. Горан сказал отложить эту до твоего возвращения.
— Это последняя? Я не хочу ее пить.
— Тогда оставим её до крещения Курта, выпьем её вместе с крёстным. Он безусловно заслуживает уважения.

Гунтрам поцеловал Конрада и стал раздевать его.
— Я люблю тебя, Конрад!- сказал он застенчиво.
— Ты моя жизнь, котёнок, - Конрад опустился на кровать и поместил Гунтрама на себя.
Гунтрам лихорадочно начал целовать его. Конрад был слегка удивлен, когда котик начал кусать его шею не обращая внимания на метки. Он сорвал с него галстук и несколько пуговиц отлетели, Когда он пытался добраться до его тела. Его губы путешествовали по груди, не оставляя без внимания каждый дюйм. Он попытался стащить с него пиджак, но руки Конрада вернули его лицо обратно.
— Конрад, одежда...
— Что?
— Надо раздеться...
— Хорошо, - он быстро раздел Гунтрама и напал на него с поцелуями, забыв о своей собственной одежде, даже об обуви.
Гунтрам посмеивался над его рвением.
— Конрад, мы не на заднем сидении автомобиля, у нас впереди вся ночь.
— Три года без секса сведут любого с ума, - проклиная галстук запутавшийся о булавку.
— Ты...Все эти годы..., - Гунтрам смотрел на него в шоке.
— После того как ты ушел, я просто не мог...- признался Конрад, - Я сильно скучал...и никого не хотел..
— Иди сюда

Они упали на кровать и Гунтрам обхватил шею своего любовника руками.
— Я люблю тебя, Конрад.
— Я всегда знал это, котик, я никогда не сомневался в твоей любви, как бы мы не ссорились, ты никогда не причинял мне боль. У нас настоящая любовь.
— А в Аргентине?
— Всё было не так. Я давил на тебя, а ты упирался как сварливый котёнок. Давай забудем то время, - Конрад отчаянно стал его целовать и Гунтрам был на грани кульминации.
— Возьми меня Конрад, - пробормотал он дрожащим голосом и Конрад посмотрел на него глазами полными слёз.
— Ты совсем не изменился, Маус, эти же самые слова ты сказал мне тогда в Венеции и украл моё сердце.
Чувствуя что Гунтрам сейчас расплачется Конрад осторожно стал растягивать его пальцами с большой заботой и любовью.
«Я до сих пор могу свести его с ума как раньше»- с гордостью подумал Конрад, когда он спровоцировал первый стон Гунтрама, видя как он кусает свои губы. Это было ни с чем не сравнимое удовольствие. Их сердца бились в унисон.
«Мы должны быть вместе несмотря ни на что,- думал юноша, прильнув к своему партнёру, - Никто не должен больше стоять между нами.»
Шея Гунтрама покрылась красными пятнами, когда Конрад стал медленно проникать в него, заполнив его полностью он остановился, дав любовнику привыкнуть к себе, медленно начав движения он постепенно ускорялся. Их души соединились воспаряя к пику. «Без него я ничто!»- подумал Конрад ускоряясь.

Конрад хотел растянуть удовольствие, но Гунтрам почти принудил его достичь кульминации. Ему необходимо было отдаться возлюбленному, чтобы он почувствовал его безграничную любовь. Энтузиазм его котенка был опьяняющим напитком и он кончил затерявшись в их общей радости.
— Ни с кем мне не было так хорошо как с тобой, Конрад, - сказал Гунтрам тяжело дыша, - Как будто мы две половины одного целого.
— Я тоже ни с кем я не чувствовал того, что я чувствую с тобой, котик. Это будет между нами до конца наших дней, до последнего вздоха, - сказал серьёзно Конрад, целуя его лицо.
— Неужели это может сработать?
— Должно сработать, или наши дети будут пинать наши задницы, - подтвердил Конрад с улыбкой, - У наших детей четкое мнение, что мы должны быть вместе, любовь моя.

— Что я тебе говорил, любовь моя, -прошипел Конрад, когда два его сына прыгнули на него сверху, оттолкнув чтобы занять место рядом с крепко спящим Гунтрамом, - Осторожнее, ему нужно отдохнуть, - увещевал он мальчиков, но они проигнорировали его, прижимаясь к Гунтраму с двух сторон.
— Сейчас только 2 часа ночи! Я не хочу спать с вами! Возвращайтесь в свою постель!
— Мы не с тобой хотим спать, папа- сказал Клаус, - Мы хотим спать с Гунтрамом.
— Точно! Мы хотим спать с Гунтрамом а не с тобой!- сказал Карл, - А ты иди в нашу комнату и спи с Куртом, если хочешь, - поддержал брата Карл.

Конрад потерял дар речи, наблюдая как дети шебуршились в его постели, удобнее устраиваясь возле Гунтрама.
Завтра Гунтрам покажет им. Он никогда не позволял детям приходить в их кровать.
«Завтра у вас будет столько неприятностей, мало вам не покажется»- со злорадством подумал Конрад. Он безуспешно пытался найти удобное положение чтобы уснуть.
***********************
Конец 27 главы, 6части, 2книги.

01:49 

Заместитель-2 (перевод)

Жизнь прекрасна!
2 книга 6 часть 26 глава
Цюрих. 24 мая 2012 года.

************************************

Большой, полированный черный Майбах остановился возле Линтрофф ПриватБанка. Телохранитель открыл дверь автомобиля выпуская 64-летнего Мишеля Лакруа. Лакруа вышел из машины и пошёл по дорожке ко входу в банк. Два человека стоявшие у входа преградили ему путь.
— Пройти может только отец Консорта Гриффина!- глядя на него угрожающе, - Масонам здесь не рады!

Мишель посмотрел на телохранителей и они отступили на пару шагов, но остались стоять у входа, а сам вошёл в банк.
Мирко с отвращением смотрел на него, думая что ему придется сейчас делить лифт с этим ненавистным человеком.

Лакруа шел по коридору, думая по какой причине его вызвали в Цюрих без каких либо объяснений. Мирко открыл перед ним тяжёлую дубовую дверь, пропуская его. Лакруа зашёл в большой кабинет, увидев Конрада, Фердинанда и Горана сидевших у окна на диване. Он вошёл и встал в центр кабинета, гордо глядя на них, думая кто из них сделает первый шаг. Фердинанд поднялся, подошёл к нему.
— Мистер Лакруа, присоединяйтесь к нам. Гриффин хочет кое-что с вами обсудить.

— Спасибо, Фердинанд, - сказал он и сел в кресло напротив Конрада, Фердинанд и Горан сидели слева и справа,- Можно подумать что я нахожусь перед Советом.
— В некотором смысле так и есть, Лакруа- сказал Конрад.
— Я не вижу здесь Hochmeister, да это и неважно, я давно покинул ваши гнилые ряды.
— Я вернусь к исполнению обязанностей Гриффина в декабре или раньше, поэтому думайте, что говорите.
— Я слушаю, вас Герцог, есть новости о моём сыне?
— Да, но сначала мы должны кое что обсудить
— Я полагаю вы что-то хотите от меня?
— Вы будете допущены в наши ряды ещё раз, Лакруа, в обмен на имеющуюся у вас информацию на лидеров масонской ложи, которым вы помогали на протяжении многих лет, - сказал Конрад с удовлетворением
— У меня нет никакого желания вступать в ваши ряды, в ту минуту как мы найдём Гунтрама, наши пути разойдутся.
— В этом и вся проблема, г-н Лакруа, я полагаю что вы захотите забрать его, я же хочу чтобы он остался со мной. Разница заключается в том, что у меня больше шансов достичь цели чем у вас
— Это будет решать Гунтрам.
— Да, я тоже так думаю, остаться со мной или идти с человеком, который продал его гангстерам и инсценировал свою смерть, чтобы сохранить свои миллионы. Ему было семь лет когда это случилось, сейчас ему около тридцати, как вы объясните своё отсутствие в течении двадцати трёх лет?
— Я не могу предать своих клиентов, Линтрофф. Эти люди мои друзья и союзники.
— Вы так часто меняли своё обличье, Лакруа, что это не будет сложным для вас- глумился Фердинанд- Всё это ради вашего сына. Он заслуживает это, правда Горан?
— Конечно!- сказал Горан, - пристально разглядывая Лакруа
— Нет! - решительно сказал Мишель.
— Жаль! Хотелось бы чтобы Гунтрам увидел своего отца ещё раз- пожал плечами Конрад, я передам ему ваши пожелания.

Лакруа почувствовал как его душа покидает тело
— Вы знаете где он?
— Он в своей собственной квартире, со своим собственным ребёнком, - сказал Горан, - Гунтрам прибыл из России несколько дней назад с маленьким Конрадом. Он рисковал своей жизнью ради своего сына, находясь всё это время под жесточайшим прессингом и больше похож на труп чем на человека!
— Он здесь??!- повторил Лакруа не в силах поверить
— Мои люди охраняют его. Ему нужно восстановиться. В данный момент он живёт у меня, - мягко сказал Горан, внимательно следя за реакцией Лакруа.
— Я хочу увидеть его!
— Нет!- сказал Конрад,- Он в ужасном состоянии по вашей вине.
— Он мой сын!
— Он был твой сын! Ты отдал его мне в 1989 году! Гунтрам пришел не к тебе, а ко мне, пройдя пол Европы полуживой! Так что я советую вам пересмотреть своё отношение ко мне. Вы можете быть привлечены к ответственности за соучастие в похищение, а также за убийства и изнасилование! И я буду рад видеть вас отбывающим наказание. Вы адвокат и знаете об этом.
— Это заговор с целью совершения преступления, сэр.- поправил Горан мягко, - Только в Аргентине у нас 8 тел ждущих справедливости, сэр.
— У вас нет ни единой улики против меня!
— Нет, только ваше заявление, что вы продали своего сына Репину,- бесстрастно сказал Фердинанд- «Kеnighshalle»?
— Это ваше слово против моего.
— Ваш голос очень хорошо слышен в записи, - глумился Фердинанд
— Это незаконная запись, она не будет принята в суде!
— Скажите это Гунтраму, когда он узнает, что его собственный отец продал его в этот раз гангстеру, в сексуальное рабство,- сказал Конрад с отвращением- Он рисковал своей жизнью, спал на улице чтобы спасти своего ребёнка!
— Его дитя?!!!- спросил ошарашенный Мишель
— Конрад Горан де Лиль Гуттенберг Саксен!- с гордостью сказал Фердинанд, - Очаровательный малыш!
— Я- кум! - с гордостью объявил Горан
— Обратите внимание, он назвал сына Конрад, не Джером, - съязвил Конрад, Гунтрам сказал Репину, что хочет назвать сына Конор, и тот болван купился.
— У Гунтрама есть ребёнок?- повторил Лакруа, которому стало нечем дышать, - Ребёнок?
— Да, он копия своего отца и я горд и счастлив что у меня теперь есть третий сын! Для моей семьи это величайший подарок! Так что, не желаете ещё раз обговорить условия, если хотите их увидеть?
— Что вы хотите? - хрипло сказал Мишель
— Всё что у вас есть на масонов, доступ к файлам
— Я не могу предоставить вам это. Я буду убит в тот же день.
— Почему? Ваш союзник Мишель Лефевр- мёртв. Ложи использовали его как адвоката. Они ничего не знают о вас. Даже мы были обмануты вашим фасадом благочестивого католика.
— В ту минуту, как вы начнёте атаковать моих клиентов, я тоже буду мертв.
— Ваше убийство не входит в наши планы. Я не хочу ещё больше причинять боль Гунтраму. У вас два выхода- остаться с масонами и навсегда потерять сына и внука, а также за организацию похищения, повлекшую смерть многих людей. Или вы возвращаетесь в Орден, в нашу Церковь, и добровольное и честное сотрудничество с нами. И мы забудем вашу связь с Репиным.

— Я не буду сотрудничать с вами. Мы утонем вместе, Линтрофф.
— Я ожидал это. Как насчет хорошей работы с нами, вы продаёте юридическую фирму и уходите на пенсию, вы достаточно стары для этого. И начинаете работать на нас.
— Я вас слушаю
— Глава по правовым вопросам фонда Линтрофф. Свою кузину Гертруду мы отправим в отставку, вы займёте эту должность.
— Я не собираюсь воевать с вашей кузиной. Я хочу президентство и полный контроль над своими ресурсами.
— Нет, председателем будет моя тётя Элизабетт. Вы можете решить как потратить 15% ресурсов, после пожертвования Церкви.
— Если я должен очистить свой задний двор, я хочу хорошее воздаяние.
— Ваш сын- больше чем ты заслуживаешь!
— Ваш супруг- больше чем ты заслуживаешь! Я тоже могу предъявить обвинения против вас! Как насчёт смерти моего брата? Как насчёт смерти вашей дорогой жены, Линтрофф? Двадцать восемь процентов ресурсов!
— Двадцать! и это окончательно, Лакруа! Я буду следить чтобы каждый цент был потрачен по назначению
— Я выбираю проекты!
— Моя тётя должна будет их одобрить!
— Очень хорошо! 20% из 3.7 миллиардов евро вы всегда оставляете себе на карманные расходы- сказал Лакруа
— Что касается моих услуг...
— Вы на пенсии, помните?- перебил его Конрад с сарказмом- я готов обеспечивать безопасность Юридического руководителя, в конце концов вы отец моего Консорта
— Очень хорошо! 400 миллионов евро для моего внука. Он последний из де Лилей и заслуживает всё что вы получили от нас
— Нет!
— Давайте пойдём в суд. Я стар, уже одной ногой в могиле, если я опять потеряю сына, мне незачем жить. У вас двое детей, теперь третий, если я правильно понял.
— Я готов положить Конраду сто миллионов, ровно столько, сколько получили мои дети, когда они родились. Эти средства увеличиваются каждый год на 25 миллионов
— Таким образом 150 миллионов швейцарских франков
— Я сказал евро
— Я всего лишь скромный адвокат, мы живём в Швейцарии, и кстати, евро здесь не принимаются
— Я не буду делать различия между детьми -125 миллионов долларов и всё
— Уже долларов! Вашим сыновьям нужен хороший адвокат
— Хорошо! 125 миллионов франков всем!
— Что касается благосостояния Гунтрама...
— Он мой сын! Я буду содержать его и его ребёнка!
— Вы поздно вспомнили, что у вас есть сын, Лакруа! Он будет жить со мной и сыновьями
— Нет!
— Вы можете раз в месяц посещать его!
— Я не заинтересован в расписании, сэр! Свободный доступ к сыну и внуку!
— Я не буду принимать вас в своем доме, де Лиль!
— Разве я не будущий Генеральный директор вашего фонда? Если вы хотите, чтобы я стирал ваше грязное бельё, вы должны быть полюбезнее с отцом вашего мужа, - Мишель отошёл от первоначального шока, и пошёл в контратаку
— Вы не будете мешать бизнесу Ордена и образованию моих сыновей.
— Я буду видеть Гунтрама и своего внука столько, сколько захочу. Я перееду в Цюрих чтобы быть рядом с ними
— Нет!
— Есть хорошие виллы в Цоликконе, прямо напротив ваших владений, там хороший сад для ребенка.
— Я не позволю Гунтраму быть рядом с вами.
— Я пошлю вам проспекты домов, которые мне подходят
— Я не буду покупать вам дом
— Очень хорошо! Позвольте вам напомнить что моя прибыль в прошлом году составила 18 миллионов евро после уплаты налогов. Может ли ваш фонд удовлетворить эти условия?
— Даже у меня нет такой зарплаты!
— Тогда купите мне дом за 15 миллионов франков, чтобы заплатить за жильё вашего Консорта! Я бедный сейчас благодаря вам!
— Хорошо! Я куплю дом! Но налоги и обслуга на вас!
— Так же как и моя охрана. Шпионов держите возле себя.
— Я...
— Что касается той части, где моя юридическая фирма должна дать вам свободный доступ к файлам наших клиентов, должен сказать, что я владею только 64% информации, и так как Николя умер, многие клиенты оставили нас. Мои клиенты не заслуживают того чтобы я разрушил их жизни и средства к существованию. Тем не менее, я могу предложить что-то другое, что будет гораздо выгоднее для вас.
— Что?
— Вы хотите восстановить свой титул Hochmeister? Я могу помочь вам в этом. Ваш кузен, нынешний Hochmeister, Георг, обратился в нашу компанию, как и некоторые члены Ордена, с консультацией как можно уклониться от вкладов в Орден. С учетом количества участвующих вы потеряли 5.6 миллиардов евро в виде пожертвований. Я могу помочь вам получить обратно эти деньги.

Конрад был ошеломлён. Украли 5.6 миллиардов евро прямо у него под носом! Немыслимо! Комтурен должны узнать это!
— Комтурен умные люди, мой Гриффин, но ваши коллеги другое дело. У них нет совести. Ваши последние увеличения вкладов сборов до 20% прибыли после уплаты налогов- очень непопулярная политика. Мы устали от подделок в ваших компаниях.
— Шифр невозможно подделать!- остолбенел Фердинанд
- Если вы воспользуетесь нашими услугами, мы могли бы осторожно выявить утечку через другие юридические фирмы- сказал Мишель наслаждаясь прединфарктным состоянием Конрада, - Я мог бы подготовить информацию охватывающую за десять последних лет мутных сделок против Ордена и вернуть украденные у вас средства. Многие люди не любят вас, Конрад. Оставьте ложу в покое и займитесь собственным Королевством. Им достаточно постоянных нападок на евро.

— Вы защищаете масонов! - воскликнул шокированный Горан- Это против того чему нас учили!
— Я спасаю свою жизнь, сэр! Сражаться с масонами- это ваша проблема а не моя.
— Согласовано!- сказал Конрад, опережая ссору Фердинанда и Горана с Мишелем, - Не забывайте о вашем участии в похищении Гунтрама, в обмен вы предоставляете нам всю информацию на наших людей и вашем содействии по выявлению краж, я надеюсь что вы говорите правду.
— Хорошо. и я не блефую.
— Я тоже
— Не забудьте ту часть где вы вносите 125 миллионов франков на счёт моего внука.
— Вы не будете иметь доступ к этим деньгам, только Гунтрам!
— Безусловно!
— Я был бы признателен вам, если бы вы ваши средства теперь держали в наших банках, раз мы теперь вместе работаем, - добавил Конрад, - в доказательства вашей лояльности нам.
— В зависимости от ваших условий- евролибор +1%
— Либор- 1 год.
— Я получаю больше в коммерческом банке!
— 2%- в первый год, 2.5%- второй год, 3%- третий год, на четвертый год мы перезаключим.
— Очень хорошо, я передам вам свои средства
— Всё! Облигации и акции тоже. И конечно же вы будете платить гонорар Ордену, вы должны показать пример.
— Да, я понимаю, но имейте в виду я ещё буду подрабатывать на стороне
— Вам не хватит работы дома?
— Я не буду истощать наследство Гунтрама по твоей прихоти. Ноль целых, пять десятых вашей конечной прибыли, сэр
— Но это было бы больше чем...- начал протестовать Фердинанд
— Принято! - сказал Конрад, - Вы можете купить собственную армию на это!
— Ничего страшного! Я беру на себя пост в качестве Генерального директора, очищу его для вас и не претендую на пост президента, который занимает ваша тётя. Разве мы не должны рассмотреть на этот пост кого то помоложе, кого-нибудь вроде Сесилии фон Кляйст или Каролины фон Линтрофф?
— Нет, моя тетя идеально подходит на эту должность, Элизабетта выпустит из вас кишки, если вы сдвинетесь хоть на дюйм, у вас не будет никакого шанса обмануть её.
— Очень хорошо. Я переезжаю в Цюрих. Вы покупаете мне дом.
— Хорошо.
— Отлично! Мы обо всем договорились. А теперь я хочу видеть своего сына.
— Не всё сразу, господин Лакруа, - остановил его Горан, - Гунтрам в очень плохом состоянии, он должен отдохнуть и прийти в себя. Вы можете поговорить с ним по телефону через пару дней.
— Я хочу видеть его сейчас!
— Гунтрам страдает от посттравматического стресса, рассказать вам о его состоянии? Я расскажу вам- он предложил мне оральный секс за яблоко для своего сына. Он ничего не ест, и прячет еду для ребёнка. Он похудел на 20 килограмм, а он и так был худым. Он постоянно боится что мы заберём у него ребенка и страдает от ужасных кошмаров. Когда он был у Репина, он пытался покончить с собой и его левая рука разрушена.Пока врач не оценит его состояние, я никого не подпущу к нему. Ему нельзя сейчас сталкиваться со стрессом.. Он пришёл ко мне и я не предам его доверие вам или Герцогу, вам ясно господа?- сказал Горан чётким голосом.

Мишель посмотрел на Горана в ужасе, удручённо опустив голову
— Репин сказал что любит его и Гунтрам много раз говорил, что Репин его друг. Он выполнил только одно обещание, позволив ему иметь ребёнка.
— Репин использовал этого ребенка против Гунтрама, чтобы дать пищу ребенку, Гунтрам должен был платить своим телом, - мрачно сказал Конрад - Однажды он заставил голодать ребёнка в течении дня, чтобы сделать Гунтрама послушным, излишне говорить что ваш сын оставил мятежные мысли и действия.
— И не забывайте что ваши союзники масоны продали его нам, но сначала превратили его детство в ад- добавил Фердинанд- Я надеюсь что они горят в аду!
— Оставьте Николя и Лучано в покое- крикнул Мишель
— Да мы это уже сделали- прорычал Горан- В вечном покое, гореть им в аду!

— Вы, господин Лакруа, очень вредны для благополучия Гунтрама! Если бы у вас была капля совести, вы должны были оставить мальчика в покое! И пол часа не прошло, как вы узнали что ваш сын жив, вы опять пытаетесь его подороже продать! Он достаточно наелся вашей отцовской любви! Если я позволю тебе подойти ближе к нему и ты опять обманешь его или причинишь ему хоть какой нибудь вред я загрызу тебя сам!
И если он не захочет видеть тебя, ты просто уйдешь, или составишь компанию своим друзьям Николя и Чано!

— Что вы себе позволяете, Павичевич?- сказал Мишель спокойно

— Когда вы увидите какие повреждения оставили на нём и его теле вы и ваши бывшие союзники, вы измените свое мнение о них. Вы оставили своего беззащитного ребёнка в их руках и они использовали его чтобы добраться до нас. Кто нибудь из них задумывался над тем, что бы было с Гунтрамом, если бы мы не обнаружили его раньше? Кто-нибудь из вас на одну минуту задумывался о его благосостоянии? Ради Гунтрама, я готов дать вам второй шанс искупить себя и стать частью Ордена! -
Конрад и Фердинанд смотрели на Горана в шоке, но выражение его глаз убедило их молчать.
— У меня нет никакого интереса и желания быть в вашей декадентской организации.
— Мы не декаденты, как вы могли это заметить, мы только изменили имена, но остались теми же. Подумайте об этом. Даю вам время до завтра, чтобы дать нам всю информацию на масонов. Я не столь милосерден как Герцог, с меня достаточно ваших трюков!
— Что если я откажусь?
— Это твоя жизнь. Защищай её как считаешь нужным.

*********************************
Конец 26 главы, 6части, 2книги

01:47 

Заместитель-2 (перевод)

Жизнь прекрасна!
Книга 2 часть 6 25 глава
Цюрих. 23 мая 2012 год

*****************************

— Я благодарен вам доктор Ван Хорн, что вы нашли время для встречи со мной- сказал Конрад сидя в элегантном кабинете кардиолога, на минуту его глаза остановились на сверкающих бликах вод озера за окном
— Мой Герцог, я благодарю вас что вы так быстро откликнулись и приехали сюда
— Я так полагаю что вы должны сообщить мне не очень хорошие новости, - Конрад предпочел перейти сразу к делу
— Частично. Мы провели несколько тестов, и нам предстоит сделать ещё. Его общее состояние хуже чем раньше- сказал старый доктор и Конрад с болью прикрыл глаза, - Но тем не менее состояние его сердца стабильно, к моему большому удивлению
— Я не понимаю вас.
— Я в шоке от того, насколько успешно проведена операция, я бы никогда не подумал, что ABS может так много сделать для него. Это экспериментальная процедура и она не делается молодым людям, таким как Гунтрам, но в его случае она хорошо у него прижилась. Добавление МКБ в качестве профилактической меры значительно сократило риск внезапной сердечной смерти.
— Но?
— У него критический вес, высокое кровяное давление, поэтому сердечная ткань плохо приживается. Он чувствовал себя на много лучше после операции и не обращал особого внимания на сердце, бросив пить лекарства, особенно бета- блокаторы. Это приемлемо для пожилых людей, в его же случае представляет серьёзную опасность. Он не долечился и аритмия вернулась. Нам еще предстоит проверить результат дефибрилятора и мы вернёмся к лечению ингибиторами АПФ и бета-блокаторов
— Разве это не то что у нас было раньше?
— Да, но у него недостаточный вес, уровень катехоламина критический, страдает анемией...короче эти процедуры назначаются старикам- он должен вернуться к своим прежним лекарствам, отдыхать как можно больше, набирать вес и обратиться к психиатру
— Ему станет лучше?- спросил Конрад в недоумении, - Надеюсь он не умрёт?
— Всё к этому идет, сэр, это чудо что он жив. Но как только мы стабилизируем его, качество жизни улучшится.
— Должны ли мы рассматривать трансплантацию?
— Не сейчас, сэр, я не понимаю одного, почему он получил нитроглицерин несколько раз, он так же принимал верапамил, это нормально, но нитроглицерин- просто смертельно для него
— Может Гунтрам неправильно назвал лекарство?
— Может быть, но я не думаю. Российские врачи любят экспериментировать, проводить опыты так сказать, - разбушевался Ван Хорн, - он должен отдохнуть, набраться сил перед приемом препаратов, которые я собираюсь ему прописать.
— Нет необходимости в пересадке сердца?
— Не в данный момент. Есть риск что ткань зарастёт снова, но с бета-блокаторами это будет под контролем. Один или два года на восстановление, а потом он может вести нормальный образ жизни, в пределах разумного конечно
— Как насчет психиатра?
— Я разговаривал с доктором Фельдман, он считает что ещё слишком рано делать выводы с учётом его ситуации. Он был изолирован в течении трёх лет, вынужден был стать родителем и ответственность за ребёнка, вынужден был видеть все те ужасы и страх за ребенка, подвержен насилию. Он желает его видеть у себя два раза в неделю в течении
шести месяцев, прежде чем он даст свою оценку.


Конрад посмотрел на врача и идея сформировалась в его голове.
— Я хочу чтобы вы включили Гунтрама в лист ожидания для пересадки сердца, доктор.
— Что?! Может вы не поняли меня, мой Гриффин, он не нуждается в пересадке сердца.
— Прекрасно! Да, я понял, но тем не менее я хочу чтобы вы включили его в этот список.
— Он не...
— Нуждается! Я приказываю вам включить его в этот список!
— Простите, мой Гриффин, но это против всех правил этики, это просто безумие! Я не могу это сделать!
— То что будет сказано в этом кабинете, должно здесь и остаться, - серьёзно сказал Герцог и врач кивнул, - Я прекрасно знаю что будет с вашей карьерой, если это выплывет наружу. Вопреки тому что знает полиция, мы знаем кто похитил его и кто несет ответственность за то что произошло в Аргентине. Этот человек до сих пор жив и его ресурсы не на много уменьшились. Он до сих пор увлечен Гунтрамом, с тех пор как ему исполнилось 17 лет, и сделает все чтобы добраться до него. Вы помните, когда он вернулся в 2004 году и был очень болен до Рождества? Гунтрам не говорил вам об источнике своей нервозности, насколько я помню?
— Никогда- прошептал доктор.
— Этот человек похитил его, и был убит его телохранитель.
— Вы должны были обратиться в полицию!
— У нас не было достаточно доказательств и он очень мощный русский бизнесмен. В тот раз он его отпустил, видимо недостаточно был подготовлен. Я направил против него все свои ресурсы. Он фальсифицировал свою смерть в 2008 году и вы знаете что он сделал в последствии. Он сделал для Гунтрама ребёнка и он чуть не убил моих мальчиков в отместку за его побег. В этой клинике тестировали их.
— Жизни мальчиков ничего не угрожает, - прошептал доктор.
— Я имею в виду труп собаки, а также то что случилось с воспитателем и моими мальчиками, за несколько дней до прибытия его в Цюрих, и я не верю в совпадения.
— Нужно идти в полицию и осудить этого человека.
— Он уже подделал свою смерть в тюрьме и спасся, - фыркнул Конрад, - Единственный способ держать его подальше от него, это сделать так, чтобы он потерял интерес к Гунтраму. Если представить всё так, что он якобы находится одной ногой в могиле у него угаснет интерес к нему. Поэтому я прошу вас об этом. Используйте его старые анализы и включите его в список на трансплантацию. Гунтрам заслуживает того, чтобы вести тихую, спокойную жизнь со своими детьми и не оглядываться по сторонам каждую минуту, опасаясь того, что этот человек что то замышляет против него, или против его сыновей. Вы не согласны со мной, доктор?
— Мой Гриффин, я не могу это сделать.
— Мы не навредим никому, мы ничего не собираемся воровать, не собираемся никого лишать шанса получить донора, если вдруг появится донор, можно будет сказать, что оно не подходит по тем или иным параметрам, из-за инфекции в конце-концов.
— Почему вы думаете, что этот человек узнает об этом?
— О, он узнает, я уверен в этом. Мне нужно только, чтобы вы включите его в список.
— Я должен иметь ваше согласие, сир
— Я подпишу всё что требуется. У меня есть общая доверенность на него, я всё подпишу, никто не будет знать об этом, даже наши семьи и Гунтрам.
— Что вы собираетесь сказать ему?
— Правду. Что он должен быть очень осторожным в будущем, но ничего не скажу о трансплантации.
— Я понимаю ваши причины, сир, но это не этично, аморально!
— Вы предпочитаете сделать его жизнь несчастной?
— Мой Герцог...
— Я увеличу объём средств для клиники на 20 процентов.
— Это очень щедро, мой Герцог, но..
— И для вашего отдела в частности, мне нравится как вы справляетесь со своими обязанностями.
— Хорошо, я предприму все меры чтобы включить господина де Лиля в список ожидания, сир.
— Отлично!- ответил довольно Конрад.

Теперь у Репина будет меньше стимулов цепляться к моему котёнку. Теперь надо найти способ нейтрализовать его интерес к ребенку.

Гунтрам чуть не подпрыгнул в машине, когда Горан садился на водительское место.
— Если ты не заметил мы находимся на закрытой стоянке, внутри частной клиники, Гунтрам, не будь таким параноиком, Репина здесь нет.
— Ты не знаешь этого
— Это наша земля, головной офис, если хочешь знать.
— В Буэнос-Айресе тоже было безопасным местом, посмотри что случилось, Хейндрик погиб из-за меня.
«Вместе со многими другими, но Гунтраму пока не надо об этом знать»
— Хейндрик был хорошо осведомлён с риском связанный с этой работой, братик, он умер как воин и мы все гордимся им
— Он собирался жениться и иметь детей, - сказал безрадостно Гунтрам
— Как и многие другие, которые нанимаются на службу, кто-то заболевает, кто-то попадает в автокатастрофу, ты не должен винить себя в его смерти. Мы едем домой, думаю ты капризничаешь потому что устал в клинике.
— Знаешь что они мне сказали? Назначили мне столько лекарств, сколько я не пил до операции, опять я должен во всём ограничиваться. А этот чокнутый психиатр, не прописал мне ничего, даже для сна, ему хотелось только поболтать
— Всё это дерьмо! Тебе не нужен никакой психиатр!- зарычал Горан,- У тебя синдром бойца после боя, всё это пройдёт, занимайся ребёнком- это лучшее лекарство
— Не думаю что...
— Я уверен, Гунтрам. Да, я слышал что ты говорил раньше. Кончай барахтаться в боли и жалости к себе, начинай контролировать уже свою жизнь, сделай уже свой выбор- прорычал Горан

Они ехали молча, Гунтрам даже не смотрел на Горана, и Горан намеренно игнорировал его. Горан понял, что пора кончать с ним сюсюкаться и строгостью заставить его взять себя в руки, надо быть с ним суровее и прекратить его саморазрушение. Психиатр или нет- это должно остановиться. Он думает только о Репине и как от него спастись, так он точно скоро сойдёт с ума.

— У нас сегодня гости- беспечно сказал Горан, у Гунтрама от злости чуть не свело скулы
— Я не могу!
— Не злись, это только парень Алексея Жан-Поль и позже придёт твой американский друг, он уезжает в свою Америку, придёт попрощаться
— Имя бойфренда Алексея Жан-Жак, Горан, а другого зовут Джон Алзор- и он владелец нескольких супермаркетов
— Лавочник!- пожал плечами Горан, - он придёт на ужин в 9 вечера
— Горан! Сейчас ещё 5 вечера!
— Ага, если повезёт повар принесёт на ужин яблочный пирог, помнится ты его любил.
— Я не готов пока принимать гостей
— Вчера ты виделся с Фердинандом и Майклом, сегодня придёт французский повар, попытайся узнать у него, где ошивается этот его «бойфренд», и когда он уже появится. Меня сводят с ума эти звонки из России, причём в любое время суток. Наш Алексей уже перебил всех, даже бывших соратников Репина, которые остались в России, его метод охоты можно сравнить с минным рыболовством в бассейне, - фыркнул Горан, а Гунтрам побледнел прислонившись к стенке лифта.
— Я понятия не имел об этом.
— Теперь иди и выведай всё у француза, - Горан открыл дверь и весело крикнул, - Конрад! Твой отец пришёл!
Гунтрам не успел убежать, как Горан захлопнул за ним дверь.
Жан-Жак на всех парусах с ребёнком на руках мчался на встречу Гунтраму. За ними неслась Николетта пытаясь забрать у него ребёнка. Она подрезала Жан-Жака на повороте и выхватила у него ребёнка.
— Гунтрам! - крикнул Жан-Жак и с визгом бросился на него.
— Привет Жан-Жак, - сказал он застенчиво и был раздавлен в объятиях француза.
— Ты не представляешь как мы все соскучились! Я знал что ты вернёшься! Мы все знали это!, - кричал он чуть не плача и сильно хлопал его по плечам,- Что ты сделал со своими волосами? Выглядишь как приведение! Прежний цвет был лучше.
— Я их покрасил...
— Ну, это ерунда, мы сейчас едем к моему парикмахеру! Вернём твой цвет и он подстрижёт тебя, так что ты обалдеешь от счастья!
— Я не хочу...
— Хочешь! Господин «Павицелик» посмотрит за Конрадом, - сказал Жан-Жак.
— Павилевич...- мягко добавил Горан.
— Горан! - сказал Гунтрам, но тот быстро смылся с кухни.
— Гунтрам, быстро переоденься и едем к моему другу Гельмуту, который сделает из тебя конфетку и вернёт тебе твой цвет волос- сказал Жан-Жак
— Пожалуйста, Жан-Жак, я не могу выйти на улицу!- признался Гунтрам
— Ты едешь со мной если не хочешь выглядеть как Фридрих, выбирай Гунтрам. Гельмут лучший парикмахер и я должен пригласить его на 25-летний юбилей свадьбы своих родителей, кстати, я в ресторанном бизнесе уже!

Гунтрам молча сидел в машине рядом с ликующим Жан-Жаком, который был за рулём. Он смотрел через окно на город и подмечал, что он почти не изменился.
— Ничего не изменилось- пробормотал он
— Да,- согласился Жан-Жак,- Но теперь ты выглядишь на много лучше
— Никогда не думал, что столь тривиальное как цвет волос может так много значить для меня. Я прошу прощения за то шоу,- сказал он смущаясь, вспоминая что даже прослезился когда ему дали посмотреть результат работы.
— Хельмут был очень рад что тебе понравилось, - сказал Жан-Жак, - Сейчас ты больше похож на себя.
— Спасибо тебе за всё. Я в долгу перед тобой и Алексеем. Я знаю, что благодаря ему я освободился, - сказал Гунтрам.
— Я знаю о чем ты хочешь спросить меня, - сказал Жан-Жак,- Я не знаю где он, я послал ему сообщение на адрес электронной почты, который он дал мне, но ответа нет.
— Как ты думаешь, он...-
— Нет! Он вернётся, когда закончит свои дела. Он не глуп и знает что делает. Я доверяю Алексею, Гунтрам. Я уверен что он вернётся.
— Я не хочу чтобы он пострадал из-за меня
— Это не из-за тебя. У него свои счёты с этим человеком, который похитил тебя. Он мне всё рассказал. Он хочет расквитаться с ним. Он вернется когда придёт время. Я не беспокоюсь об этом и ты не беспокойся.

— О! Сейчас ты больше похож на себя, братик, - приветствовал Гунтрама Горан- Твой сын очень шустрый, не останавливается ни на минуту,- усмехнулся Горан- Он съел большой кусок яблочного пирога, который ты принес, Жан-ПОЛЬ
— ЖАН-ЖАК! Он съел почти весь пирог?!- раздражённо сказал повар «Этот серб знает его больше четырнадцати лет и до сих пор не может запомнить его имя», - У ребенка волчий аппетит, я смотрю- указывая на остатки пирога.
— Точно!- сказал серб не моргнув.

Гунтрам боялся, что сын не узнает его с новым цветом волос, он подошёл к нему, играющему на ковре и тихо сказал:
— Привет, детка. Это я!
Малыш озадаченно посмотрел на отца, но решил что пуговицы на его рубашке более интересны. Успокоившись, Гунтрам спросил Горана, давали ли ему его бутылочку с питанием
— Попытайся дать ему сам, если сможешь, он наелся пирогом. Скоро придет гость, я еле упросил Николетту одеть свою форму, чтобы произвести впечатление на американца, - хохотал Горан
Гунтрам проигнорировал шутку и понес малыша в комнату переодеть.

Во время обеда разговор был на нейтральные темы. Джон любезно рассказывал что он посетил в Цюрихе.
— Я должен вернуться в Штаты , встретиться с судьёй. Жена требует повысить содержание, я не могу отказать ей в этом, - кратко объяснил он.
Гунтрам не знал что делать, он чувствовал неловкость перед Джоном, за то что использовал его, ничего не рассказав о действительных мотивах его пребывания с ним. Джон принес в подарок малышу большого коричневого, плюшевого мишку. Тот ухватился за него отбрасывая прочь грязного зайца, подаренного Константином. Горан тут же воспользовался моментом, схватив зайца отправил его в мусорную корзину, потом подошел, взял на руки малыша, под предлогом, что ему пора спать унес его в комнату, оставив Гунтрама с Джоном наедине.

— Я чувствую что виноват перед тобой, Джон, я не хотел делать тебе больно.
— Князь, не беспокойся об этом. Я был увлечен тобой, мне и сейчас хочется завалить тебя. Тебе очень идёт этот цвет волос, - с улыбкой сказал Джон, - Не парься, если я смог заинтересовать такого как ты, значит у меня есть шансы встретить кого нибудь вроде тебя, - сказал Джон скрывая грусть.
— Я использовал тебя.
— Мне было неприятно, что ты не доверял мне на столько, чтобы сказать правду- сказал он серьёзно,- но поговорив с двумя твоими амбалами-телохранителями я многое понял. Мне хотелось биться головой о стену, когда вспоминаю что позволил себе в отношении тебя, я настоящий мудак!
— Нет, ты хороший человек!
— Конечно, потому что мы расстаёмся, не так ли?
— Я хотел бы с тобой дружить, но не думаю что это сработает, друзья не спят вместе.
— Особенно если у тебя есть шестифунтовый муж, принц- усмехнулся Джон,- Я познакомился с ним два дня назад, он очень цивилизованный аристократ, - я ничего не сказал ему о нас, мы выпили с ним нехило так, он очень респектабельный.
— Очень- ответил Гунтрам с грустной улыбкой- Джон...
— Позаботься о ребёнке и присылай мне его фотографии всегда, я буду скучать о нем, - прервал он Гунтрама, - Гунтрам, не переживай за меня, это не первый раз когда меня посылают, я привык к этому. За то теперь я знаю кого хочу. У тебя есть брат или кузен?- спросил он серьёзно.
— Нет. Мой кузен уже занят. Он встречается с одним из адвокатов Конрада
— Жаль, думаю что вернувшись в Сан Франциско я, пообщавшись с истинными членами королевской семьи, не смогу жить с теми снобами из Бостона.
— Я надеюсь, ты найдёшь своё место в жизни, Джон, ты заслуживаешь быть счастливым, - серьёзно сказал Гунтрам.
— Ты знаешь что мне сказал твой муж? Он предложил мне переехать в Рим. Может это не плохая идея. У меня есть несколько китайских бизнесменов заинтересованных в моём бизнесе. Он на многое открыл мне глаза, как в дальнейшем распорядиться своей жизнью.
— Конрад очень умный и проницательный.
— И корректный,- не забывай об этом, князь, -усмехнулся Джон, - Прощай, друг!
— Возможно через несколько лет мы могли бы...
— Быть друзьями? Да, может быть, если твой муж не пристрелит меня, - пошутил Джон и обнял Гунтрама медвежьей хваткой, - Ешь больше! Будешь как я!
— До свидания, друг мой!- сказал Гунтрам с тяжёлым сердцем.
Он проводил его до двери, Джон вошёл в лифт и Гунтрам вернулся в квартиру. Зайдя в гостиную он налил себе выпить и позвал Горана

— Ушёл твой друг?- растеряно спросил Горан
— Да, Джон ушёл. И я не хочу видеть его больше, потому что не хочу неприятностей. Я больше не хочу обижать Конрада, он очень ревнив.
— Конрад не любит конкуренцию. Но он не будет возражать против вашей дружбы. Отправляйся спать, Гунтрам, твой сын проснётся в 8 утра, я с утра поеду в банк, там у меня дела, Николетта уйдет по магазинам, так что вы останетесь одни с малышом.

*************************
Конец 25 главы, 6 части 2 книги.

05:15 

Заместитель-2 (перевод)

Жизнь прекрасна!
2книга. 6часть. 6глава
15 октября 2010
Ханты-Мансийск.

****************************************
Ролс Ройс Константина подъехал к дому, и Гунтрам вздохнул опустив штору на окне своей студии. Он отвернулся и стал возиться с пуговицами на его рабочем халате чтобы снять его.
««Почему он рано вернулся? Я думал что он приедет на день позже. Раз, два, три, четыре, пять, шесть,...Массаев стареет...»»

— Спускайся вниз, Курагин приехал,- сказал Массаев открыв дверь, - Но сначала хорошо вымой руки, спиртовым гелем.
— Вы не забыли что мне почти 28 лет. Я не ребенок чтобы напоминать мне об этом.
— Просто сделай то что тебе сказали. Потом поймешь. И поторопись.

Неохотно Гунтрам пошел в ванную мыть руки с гелем. ««С чего это Константин стал таким капризным? Он никогда не был столь притязательным, да и я не свинья. Михаил Петрович переусердствует как всегда.»»

Массаев с нетерпением ждал в коридоре, увидев юношу он взял его за локоть и поспешил в гостиную. Стукнув в дверь, и не дожидаясь ответа он открыл дверь.
— Добро пожаловать домой, Александр,- сказал Гунтрам
Константин обнял Гунтрама за талию и властно поцеловал его.
— Ты скучал по мне, ангел?
— Мне было одиноко без тебя,- сказал он, как можно искренне, чтобы Константин не догадался что он лжет.
««Последние месяцы прошли без каких-либо трений. Не хотелось чтобы повторилось то, что было в Парагвае, и эти постоянные упреки о том что он подарил мне здоровье и дал новую жизнь. Я должен бы полюбить его за это, но я не могу. Я только считаю дни, когда пройдет этот год.»»
— Вот я и вернулся, любовь моя,- Константин поцеловал его в лоб и подвел к дивану, на котором стояла большая корзина, украшенная оборками и кружевами.
Гунтрам ахнул и сделал шаг назад.
— Что это?
— Это твой ребенок. Это мальчик, ангел,- сказал Константин, поддерживая Гунтрама, чтобы он не упал в обморок.
— Мой ребенок?
— Да, твой. Я обещал тебе ребенка? Вот он!
— Как?
— Искусственное оплодотворение. Он родился 6 дней назад, в Москве, 9 октября, в 4 часа дня. Садись, а то упадешь,- Константин насильно усадил его рядом с корзиной,- Доктор Свердлов взял у тебя образцы, когда мы были в Парагвае, путем чрескожной аспирации спермы, если тебе интересно. Её сохранили в жидком азоте, пока мы не нашли подходящего донора.
— Он на самом деле мой?,- спросил Гунтрам в страхе, не обращая внимания на объяснения.
— Я могу тебе показать экспертизу ДНК, если хочешь. Он на 100% твой.
— Он....
— Больной? Чтобы выяснить это займет несколько лет. Тем не менее, доктор Свердлов провел генетический тест, чтобы идентифицировать ген, чтобы выяснить, унаследовал ли он болезнь сердца как у тебя. Результат будет готов через три недели. Педиатр заверил меня, что он совершенно здоров.
— Можно мне его потрогать?
— Конечно, ты можешь взять его,- сказал Константин, он отошел на пару шагов, глядя на спящего ребенка.
««Так я и думал, он уже любит этого ребенка»»,- подумал Константин.
— Ну, давай, возьми его. Он тебя тоже будет обожать.
— Ты действительно отдашь мне его?,- спросил Гунтрам чуть не плача.
— Гунтрам, это первое, что я обещал тебе, а я держу свои обещания и я никогда не лгал тебе. Ты достаточно здоров, чтобы ухаживать за ним. Возьми его на руки, можешь взять его к себе в комнату, если хочешь. Он очень похож на тебя. Этот ребенок как раз то, что нам необходимо, чтобы стать семьей. Он навсегда останется только твоим, потому что он кровь от крови, плоть от плоти твоей. Мы зарегистрируем его как твоего сына, мой ангел.

Смешок вырвался из уст Гунтрама и он прикрыл рот ладонью, чтобы заглушить его, глаза его заблестели как никогда. Неожиданно он бросился к Константину и поцеловал его в губы, посмеиваясь как ребенок. Гунтрам повернулся к корзине и осторожно отвернул кружево, чтобы посмотреть на ребенка, который крепко спал. На голове у него был чепчик. Гунтрам осторожно дотронулся до его носика и погладил его личико. Ребенок нахмурился, и начал недовольно корчиться и кряхтеть, что нарушили его сон. Гунтрам быстро убрал руку, а Константин усмехнулся:

— Нет сомнений в том, что он твой. Ты делаешь то же самое, когда я пытаюсь разбудить тебя. Ещё один соня в нашей семье, ангел. Он спит уже четыре часа, и он наверно очень голодный. Возьми его на руки, он не сломается.

Осторожно Гунтрам взял ребенка на руки и прижал его к своей груди. Ребенок поморщился и открыл глаза.
— У него синие глаза,- прошептал Гунтрам,- Такие же как у меня.
— У него такой же сладкий характер, как у тебя, но не будем злоупотреблять его добротой, Федя, ему сейчас понадобится его бутылочка с питанием,- сказал Константин, и Массаев вышел из комнаты,- Он пошел позвать его няню, она же и медсестра, она будет помогать тебе.
— Вы заберете его у меня?,- сказал Гунтрам в панике
— Нет, никогда. Но его нужно переодеть и привести в порядок, и что ещё там нужно сделать для маленького ребенка,- сказал Константин, успокаивая своего любовника.
— У нас ничего не готово для него.
— У него есть одежда, молоко и всё что нужно, даже более чем достаточно. Завтра ты перенесешь в свою комнату все что потребуется для ребенка.
— Даже не знаю что сказать тебе, - начал говорить Гунтрам, но румяная женщина с бутылкой, которая вошла в комнату прервала его. Она поставила бутылку на стол и что-то сказала на русском языке, но Константин пренебрежительным жестом приказал ей покинуть комнату.
— Это Галина Ивановна, она хорошая женщина и квалифицированная медсестра, у неё большой опыт по уходу за младенцами, правда говорит она только на русском языке.,- Константин взял бутылку и передал её Гунтраму, который приложил её к губам малыша,- Как ты собираешься назвать его?
— Я не знаю,- сказал Гунтрам, его глаза были прикованы к ребенку, который усердно сосал соску,- Он такой красивый.
— У него твои черты лица. Да, он красивый.
— Где он будет спать сегодня?
— В своей кроватке. Для него выделили комнату в конце коридора, медсестра будет жить в комнате, которая находится рядом с детской.
— Это замечательно,- сказал Гунтрам, очарованный тем как малыш пил молоко.

***

Во время обеда Гунтрам был беспокоен и почти ничего не ел. Мысли его метались в голове. У него не было сомнений, что это был его ребенок, но он всё больше и больше был обеспокоен его благополучием.
««А что если Константин не отдаст его? Что если он захочет навредить ребенку, чтобы заставить меня быть послушным? Что если ребенка будут обижать? А если я умру, что будет с ребенком? Я никогда не смогу сбежать отсюда с ним, а без него я не смогу жить.»»
— Ты решил как ты собираешься назвать его? Нам нужно зарегистрировать его в мэрии в течении пяти дней,- спросил Константин,- Не нравится обед?- спросил Константин, повысив голос, и Гунтрам быстро съел кусок мяса.
— Нравится,- солгал Гунтрам.
««Я хочу назвать его Конрадом, но это всё равно, что помахать красной тряпкой перед быком.»»
— Может быть «Гунтрам»?
— Нет, Александр, это странное имя, оно не должно быть как у меня. «Гунтрам-младший»- звучит ужасно.
— Да, оно похоже на имя коммивояжера или рыночного торговца,- хихикнул Константин, наблюдая за Гунтрамом, который продолжал есть не проявляя никаких эмоций.
««Иногда ему не помешает напомнить о границах, хотя в последнее время его отношение ко мне значительно улучшилось. Неблагодарный! Мог бы из вежливости хотя бы назвать его в честь меня.»»

— Я хотел бы назвать его «Конор». Только с одной буквой «н»,- сказал Гунтрам, увидев удивление на лице Константина.
— «Конор»? Это же ирландское имя?
— Мне это имя всегда нравилось. Но ведь он же и твой ребенок тоже, и я хочу дать ему это имя в честь тебя. «Конор», почти как Константин, от слова «Кон», ты не находишь?,- выпалил Гунтрам рискуя, что Константин может сопоставить его и с Конрадом.
— Не вижу логики, Федя
— Раньше мне нравилось имя «Константин»,- тихо сказал Гунтрам, Константин пристально смотрел на него, не веря ни на секунду, что Гунтрам так безропотно подчинился,- Я очень благодарен тебе, Александр, что ты исполнил мою мечту, и ещё за то что ты вернул мне здоровье.
— Это странный выбор имени.
— Мне кажется Конор Тарасов звучит очень хорошо.
— Конор Федорович Тарасов звучит хорошо, но это не по русски.
— Но я же не русский. Я родился в Уругвае, а они там используют разные английские имена: Вашингтон, Нельсон, Ирвинг, или Уолтер.
— Да, это правда, я помню, один знакомый в Уругвае назвал своего сына Вашингтон,- усмехнулся Константин,- Хорошо, мой ангел, если ты так хочешь, мы назовем его «Конором»,- согласился он, мягко улыбаясь и сжал руку Гунтраму.
— Спасибо,- Гунтрам поцеловал руку Константина в благодарность, а потом поднялся со стула встал перед Константином на колени, который взял руками его лицо и со страстью поцеловал.
««Я должен сделать так, чтобы Константин не ревновал меня к сыну. Конрад очень сильно ревновал меня к мальчикам, несмотря на то что он был их биологическим отцом.»»

Константин прервал поцелуй, когда услышал кряхтение в корзинке:
— Кто-то хочет свою бутылочку, ангел. Надо позвать Галину, чтобы переодела его,- Константин наблюдал, как Гунтрам взял ребенка из корзины, поцеловав его в лоб стал покачивать его в руках, а потом застенчиво предложил его Константину. Тот с легкостью взял его в руки:
— Федя, ему нужна его бутылка, а не только любовь,- сказал он с улыбкой,- Позови няньку и она придет, поверь, у меня было четверо детей, и я знаю что говорю.
— Да, у тебя больше опыта чем у меня. Ты согласен, чтобы Конор был и твоим тоже?
— Он твой ребенок, и надеюсь мой тоже, я люблю всё что связано с тобой.

Стоя у дверей детской, Константин вздохнул:
— Ангел, пусть он спит, не беспокойся за него, няня будет с ним всю ночь.
— Не могу поверить, что у меня есть ребенок,- прошептал Гунтрам, не отрывая глаз от кроватки, в которой спал малыш, правой рукой поправляя одеяльце.
— Пусть он спит, завтра ты выберешь все, что для него нужно в эту комнату. Ему тоже нужно отдохнуть. Для него это был длинный день,- Константин подошел ближе к Гунтраму и притянул его к себе,- Конор спит так же как ты.
— Ты говорил, что я тоже соня,- сказал Гунтрам игриво, и положил руки на плечи Константина.
— Теперь у нас настоящая семья, но я не думаю, что он будет таким же великолепным как ты.
— Нет, он будет в сто раз лучше меня. Я клянусь, я буду с ним пока я живу. Ты сделал то, что никто и никогда не делал для меня, и за это я тебя люблю.
— Ты простишь меня за то что я тебя похитил?
— Да. Без тебя у меня никогда бы не было Конора. Я не думал что ты правда сделаешь это,- прошептал Гунтрам и обняв Константина крепко поцеловал его, сплетая вместе их тела. Забыв обо всем, он сжег последний мост.

16 октября 2010 года.


Гунтрам стоял возле автомобиля крепко прижимая к груди малыша.
««Достаточно ли ему тепло?»»,- подумал Гунтрам, прикрывая личико Конора одеяльцем.
Шофер-охранник открыл дверь большого Land Rover и Гунтрам увидел, что детское креслице уже приделано на заднем сидении. Он осторожно поместил туда ребенка и сев рядом, увидел как Константин разговаривает с Массаевым
— Федя, не слишком ли ты его тепло одел?,- сказал Константин, когда он сел в машину,- Ещё не зима, он запарится в этой одежде.
— Снег идет, Александр,- вяло протестовал Гунтрам
— Это означает что температура равна нулю или ниже, ангел. Убери одеяло в машине, когда мы приедем в ЗАГС и выйдем на улицу, обернешь опять.
— Ты уверен?
— Да, я уверен,- сказал он устало, Гунтрам посмотрел на него, но решил подчиниться, чтобы избежать неприятностей. Конор продолжал спокойно спать.
— Так гораздо лучше. Если бы ему было холодно, он бы плакал.
Константин переключил внимание на дорогу.
««Он уже обожает ребенка, но почему-то очень боится холода. Совсем ведь не холодно. Конор замечательный ребенок и очень похож на него.»»

— Александр, я не могу писать кириллицей,- начал паниковать Гунтрам,- Как я буду подписывать бумаги? Они поймут, что я не русский!
— Нет, ты русский, но из Уругвая, и у тебя рабочая виза. Я твой работодатель. Я буду сам подписывать и говорить вместо тебя. Конор тоже не гражданин России, он из Уругвая. Мы зарегистрируем сейчас только его рождение, а потом я получу все документы на него, в консульстве в Санкт-Петербурге. Он тоже получит визу и станет страшным врагом России,- пошутил Константин.
— Почему он не русский?
— Потому что в нем вообще нет русской крови. А мать всего лишь донор.
— А это законно?
— Да. Конор полностью принадлежит тебе. Ты являешься единственным родителем.


Оставшийся путь они ехали молча. Подъехав к зданию, Константин и Гунтрам с ребенком вышли из автомобиля и Гунтрам последовал за ним. Там их встретила услужливая женщина, она поприветствовала их, похвалив ребенка.
— Иди за мной, Федя, мы сейчас оформим быстро все бумаги,- сказал Константин и женщина повела их в офис, где она дала несколько форм для заполнения Константину и задала ему несколько вопросов. Константин предъявил ей поддельные паспорта и принялся заполнять анкеты. Он подписал все анкеты и ему выдали Международное Свидетельство о рождении, написанное на нескольких языках, о том что Конор Тарасов родился 9 октября 2010 года, и что он является единственным его родителем. В графе "мать", был прочерк.

Гунтрам поблагодарил её, но она проигнорировав его ещё раз, сосредоточила всё свое внимание на Константине, который прикоснувшись к его руке, попросил покинуть комнату.
Когда он вышел из кабинета, к нему подошел Дима, который был с ними ещё в Парагвае. Он улыбнулся и спросил:
— Зарегистрировали ребенка?
— Предполагаю что да,- ответил Гунтрам застенчиво
— Прекрасный ребенок,- сказал Дима, посмотрев на ребенка, - Этой женщине сейчас отвалят приличную сумму,- сказал он, показывая головой в сторону закрытой двери.
— Почему?
— За то что быстро всё провернули. Не волнуйся, всё будет нормально. Как вы назвали его?
— Конор.
— Хорошее имя. Босс сказал мне, отвезти вас в торговый центр, чтобы вы выбрали всё для детской комнаты. Неограниченный лимит, так что купите всё что надо.
— Спасибо,- сказал Гунтрам, гладя ребенка по голове.
— Садитесь на стул, вы выглядите усталым, это займет некоторое время.


Прошло много времени, пока Константин вышел из офиса в радостном настроении.
— Боюсь, я опаздываю на встречу в компании. Ты остаешься с Димой. Вы поедете в Торговый центр. Купите там все что надо. Мы увидимся в пять часов и поедем домой вместе,- сказал он,- Не волнуйся, всё в порядке.
— Ты....?
— Я сделал то, что было необходимо. Это русский способ решения проблем, ангел, я не думаю что ты поймешь меня. Конор на 100% твой, и никто не сможет по закону отобрать его у тебя.

***

К концу дня, Гунтрам был очень уставшим, но он наслаждался свой свободой. Дима вытащил из машины детскую коляску и он поместив «Конрада» в коляску, заметил что она была почти такой же как у его первых детей.
В большом торговом центре было пять детских магазинов. Детское питание, одежда, детская мебель. Все было очень дорогое и эксклюзивных брендов. Все продавцы прекрасно говорили на английском языке. И хорошо обслужили его, когда он отдал им список покупок, написанный няней. Они так же купили хорошую одежду для ребенка.

— Я не ожидал такое обслуживание и ассортимент товаров в Сибири,- сказал он Диме.
— Мы похоронили коммунизм в 1991 году, Федя. В этом городе нефтяная промышленность. У людей большие заработки, они должны же где-то их тратить. Посмотрите пока магазин игрушек, а я посмотрю где тут можно купить мебель.
— Я хотел бы чтобы мебель была из натурального дерева, вишня или орех, и без всяких излишеств.
— Здесь все из натурального дерева. И я рад что ты не просишь ничего сумасшедшего,- сказал Дима.
««Как и сказал Массаев, парень действительно оказался без проблемным, а когда появился ребенок, вообще стал шелковым.»»

Гунтрам наконец-то выбрал простой дизайн мебели, темно-вишневого дерева. Два шкафа и чейнджер.
— Это не то что я ожидал,- сказал Дима
— Почему? Вы же сказали что это хорошее дерево? Или это слишком дорого?
— Что? Нет! Я имел в виду, что это будет что-то типа Микки Мауса или ещё что-то в этом роде.
— Нет. Ничего от Диснея. Это разрушает детский эстетический вкус. Я потом нарисую несколько иллюстраций и повешу на стены,- сказал Гунтрам, с грустью вспоминая первые инструкции Конрада и элегантный вкус к вещам, который он привил.
— Делай как считаешь нужным. Твои рисунки намного лучше, чем те, которые можно купить здесь.
— Спасибо,- застенчиво сказал Гунтрам, продолжая выбирать постельное белье и полотенца,- Как думаешь, какие выбрать, с лягушкой или с медведем?

Уговорить парня пообедать было большой проблемой, он забывал это делать. И только рычание Димы напомнило ему, что надо кормить сына и он покорно последовал за ним в ресторан. Как всегда Гунтрам заказал один салат, но даже не закончил его, когда сын потребовал бутылочку. Дима вздохнул и невозмутимо сказал:
— Эй, парень, если ты будешь так мало есть, ты заболеешь. Кто тогда будет ухаживать за ребенком? - От этих слов, сердце Гунтрама заледенело.

***

— Как провел время, мой ангел?,- спросил Константин.
Он взял только что проснувшегося ребенка из коляски и поцеловал его.
— Как он провел свой первый день вне дома?,- спросил он садясь за столик в кафе, куда Дима повел его после покупок.
— Конор вел себя хорошо. С ним вообще не было никаких проблем,- ответил Гунтрам, он нервно смотрел как Константин взял ребенка одной рукой, едва придерживая его за головку, он чуть не крикнул ему, чтобы он был осторожнее, но страх ревности со стороны Константина остановил его. Но у Константина было больше опыта чем у него, он профессионально держал его, придерживая головку.
— Не надо так нервничать, у меня было четверо детей, и все они живы и здоровы,- сказал он улыбаясь на французском языке.
— Извини, Александр
— Ничего, это логично. Это твой ребенок, просто срабатывает чувство самосохранения. Не беспокойся.
— Наверно я через-чур реагирую.
— Возможно. Но это хорошо,- сказал Константин играя пальцами перед лицом ребенка, пытаясь заставить его сфокусировать взгляд,- Они пока видят не далее чем на 20 см и в основном сосредоточены на лицах.
— Я не знал этого.
— Они пока не различают цвета. Только с 3-х месяцев начнут различать. Первым они видят красный цвет.
— Не понял?
— Эволюция, дорогой. Мы ходим в вертикальном положении и срываем яблоки с деревьев, но наши детеныши как молодые деревца. Тазовые кости женщин устроены таким образом, что детеныш не может стоять всю продолжительность беременности, по сравнению с другими млекопитающими. Вот почему дети такие хрупкие в начале. Они просто не готовы еще быть вне матки.
— Я не знал об этом.
— Мы не можем оставаться в матке более чем 42 недели, иначе мать умрет.
— Я родился преждевременно,- тихо сказал Гунтрам,- Может быть поэтому я был почти карликом в школе.
— Это не имеет ничего общего с тем что я сказал. Это генетика,- беспечно сказал Константин,- Когда Конор ел в последний раз?
— Три часа назад.
— Ты должен дать ему ещё бутылочку в ближайшее время, перед тем как поедем домой.
— Он не просил пока.
— В этом возрасте они едят каждые три часа, и ты должен быть готов к этому времени, иначе он будет кричать. Он пока не понимает тебя, так что единственный способ показать ему свою любовь, это вовремя исполнять все потребности малыша, прежде чем они криком начнут требовать от тебя этого. Смотри, он уже начинает крутиться в моих руках, менее чем через 10 минут начнет кричать,- сказал Константин с улыбкой и нежностью наблюдая за Конором. Гунтрам внимательно наблюдал за ним,- Федя, быстро готовь бутылку,- он прижал малыша к груди, а Гунтрам достал из сумки бутылку и быстро приготовив смесь, дал её Константину, который дал её ребенку и тот стал жадно сосать смесь через соску.
— Боже мой, какой он голодный! Я не знал этого,- сказал Гунтрам виновато.
— Дети хорошо чувствуют запах,- сказал он, глядя с улыбкой как Конор с энтузиазмом сосет смесь.
— Давай мне его,- застенчиво спросил Гунтрам, видя что «Конрад» закончил есть и прислонил головку к плечу Константина. Если он срыгнёт на него, он убьет нас.
— Нет, пусть будет у меня,- сказал Константин,- Не волнуйся, это не в первый раз, когда ребенок срыгивает на меня. Я привык к этому. Я могу запросто поменять подгузник и не упаду в обморок в процессе. Этот малыш очень активен для своего возраста,- сказал он с гордой улыбкой,- Вы купили большой ковер? Мне кажется что он понадобится нам раньше чем мы планируем.
*******************************************
Конец 6 главы, 6 части, 2 книги.

moydnevnichok-57

главная